Царь Давид

История царя Давида

авид, согласно Ветхого Завета, второй царь объединенного царства Израиля и Иудеи. Правил предположительно с 1010 г. по 970 г. до нашей эры. Изображается как доблестный воин, талантливый поэт и музыкант, сочинитель многих (или всех) псалмов, содержащихся в Псалтири. Согласно Библейским источникам, царь Давид – праведный и мудрый правитель, сведущий в области гражданского и уголовного правосудия. В Библии о нем говорится:

Господь найдет Себе мужа по сердцу Своему, и повелит ему Господь быть вождем народа Своего… (Первая книга Царств, глава 13)

Еврейские пророки воспринимали его как предка будущего Мессии. В Новом Завете царь Давид упоминается как предок Иисуса.

Семья царя Давида

Первая книга Царств рассказывает о семье царя Давида. Он был младшим из восьми сыновей Иессея из Вифлеема (в Первой книге Паралипоменон – младший из семи сыновей). Его мать не называется по имени ни в одной книге Библии, но Талмуд определяет ее как Ницевет, дочь Адаэля. В книге Руфь просматривается его родословная до моавитянки Руфи.

Жены царя Давида.

У царя Давида было множество жен. Посредством брака Давид укреплял свои отношения с различными политическими и национальными группами. Весьма вероятно, что у него было 8 жен:

  • Михаль, вторая дочь царя Саула;
  • Вирсавия, изначально жена одного из военачальников Давида6
  • Ахиноама;
  • Авигея Кармилитянка, ранее жена Навала;
  • Маахи, дочь Фалмая, царя Гессурского;
  • Аггифа;
  • Авитала;
  • Эгла.

Дети царя Давида.

У Давида было множество сыновей и дочерей от жен и наложниц. В Хевроне у Давида было шесть сыновей: Амнон от Ахиноамы; Даниил, Абигел, Авессалом от Маахи; Адоний от Аггифы; Сафатия от Авиталы; Иефераам от Эглы. От любимой жены Вирсавии – Шима, Шовав, Нафан и Соломон. Сыновья Давида, родившиеся в Иерусалиме – Евеар, Елисуа, Елифалеф, Нафек, Иафиа, Елисам и Элиада. Иеримоф, который не упоминается ни в одной из родословных, также упомянут как сын Давида во Второй книге Паралипоменон.

Родословие царя Давида

Царствование царя Давида

Бог гневается, когда Саул, царь Израиля, не исполняет Его волю, а потому он посылает пророка Самуила помазать юного Давида, младшего сына Иессея из Вифлеема, на царство. Так Господь проявил Свое намерение.

…Он был белокур, с красивыми глазами и приятным лицем. И сказал Господь: встань, помажь его, ибо это он. И взял Самуил рог с елеем и помазал его среди братьев его, и почивал Дух Господень на Давиде с того дня и после…

После этого случая ничего не изменилось в жизни Давида, он все также пас скот и играл на лире своим стадам.

Давид и Саул

Дух Господень отступил от Саула, и возмущал его злой дух от Господа. Царедворцы Саула рекомендуют ему найти талантливого музыканта, чтобы тот музыкой своей успокаивал Саула. Так Давид, который прекрасно играл на лире, становится придворным музыкантом и музицирует, чтобы успокоить царя, которого время от времени беспокоит злой дух.

Идет война между Израилем и Филистимлянами, и великан Голиаф бросает вызов израильтянам, предлагая поединок один на один. Давид заявляет, что он сможет победить Голиафа. Отказавшись от предложения надеть царские доспехи, он убивает Голиафа пращей. Подробнее о Давиде и Голиафе.

Саул назначает Давида командующим над армией. Весь Израиль любит Давида, но его популярность вызывает у Саула страх и ненависть. Он планирует убийство Давида, однако сын Саула Ионафан предупреждает Давида о коварных планах своего отца и Давиду удается сбежать. Сначала он бежит в Номву, где ему помогает священник Ахимелех, затем бежит в филистимский город Геф, намереваясь искать убежища у царя Анхуса. Спустя некоторое время Давид понимает, что снова находится в опасности, и скрывается в пещере Одоллама со своей семьей.

Давид планировал искать убежище у царя Моава, но пророк Гад передает ему Божье веление отправиться в лес Херет, а затем в Кеиль, где Давид принимает участие в дальнейшей битве с Филистимлянами. Саул планирует завоевать Кеиль и захватить Давида, поэтому Давид покидает город, чтобы защитить его жителей. Давид укрывается в горах, а затем в пустыне Негев.

Местные жители рассказывают Саулу, где скрывается Давид. Саул входит в пещеру, где укрывался Давид со своими людьми. Давид понимает, что он имеет возможность убить Саула, но он этого не делает. Вместо этого он тайно срезает угол одежды Саула и, когда Саул вышел из пещеры, Давид вышел на поклон к Саулу и продемонстрировал кусок отрезанной одежды, тем самым дав Саулу понять, что не имеет претензий на Царство и не собирается воевать с Саулом. Таким образом, двое помирились, а Саул признал Давида в качестве своего преемника. Теолог Дональд Спенс-Джонс считает, что, «одна из самых красивых особенностей многогранной природы Давида – преданность Саулу и дому Саула».

У Давида была возможность убить царя Саула и впоследствии, однако он ей также не воспользовался. Этот случай описан в Первой Книге Царств, глава 26. Давид застал Саула спящим, но не послушал совета Авесса и не стал поражать спящего Саула копьем и не дал этого сделать Авессе.

После смерти Саула и его сына, старейшины Израиля пришли в Хеврон к Давиду, считавшемуся Божьим помазанником. Вскоре Давид завоевывает Иерусалим и делает его своей столицей. Он переносит Ковчег Завета в Иерусалим, намереваясь построить здесь храм, но пророк Нафан (Натан) запрещает ему, пророчествуя, что Храм должен быть построен одним из сыновей Давида. На протяжении всей своей жизни, Давид готовил все необходимое для строительства Храма, чтобы упростить задачу своему сыну.

Натан также пророчествует, что Бог заключил Завет с домом Давида:

Давид регулярно одерживал победы над Филистимлянами. Моавитяне, Идумеяне, Амаликитяне и Аммониты платили ему дань. Практически все войны, которые вел Давид, носили изначально оборонительный характер: Давид в первую очередь защищал свое Царство. Однако эти войны закончились созданием империи Давида, которая простиралась по обе стороны реки Иордан, аж до Средиземного моря.

Давид разделил страну на двенадцать округов, каждый со своими гражданскими, военными и религиозными институтами. Он также утвердил Иерусалим в качестве светского и религиозного центра двух Царств. Люди из других округов начали совершать паломничества в Иерусалим каждый год на праздники.

Давид и Вирсавия.

Давид соблазняет Вирсавию, жену своего военачальника, и желает смерти ее мужу. В ответ, Натан пророчествует наказание, которое падет на Давида.

… этим поступком ты дал повод врагам Бога хулить Его, умрет родившийся у тебя сын…

Сын Давида Авессалом восстает против отца. Давид подавляет восстание, но приказывает воинам, которые преследовали Авессалома в лесу Ефремовом, сохранить жизнь его сыну. Авессалом цепляется за деревья своими длинными волосами и падает жертвой трех стрел Иоава. Давид долго оплакивает смерть своего любимого сына.

Греховная связь Давида с Вирсавией считается также причиной многих горестных событий в семье царя Давида. К примеру, изнасилования его дочери Фомарь его старшим сыном Амноном, а также убийства Амнона от руки его же брата Авессалома.

Старость и смерть царя Давида.

В старости Давид был прикован к постели. Он постоянно чувствовал холод и никак не мог согреться. Свой трон он завещал Соломону, сыну от Вирсавии. Адония, старший сын Давида, объявил себя царем. Однако в ответ на это Давид публично помазал на царство Соломона. Опасаясь возмездия, Адония бежал к жертвеннику в Иерусалиме, однако Соломон его помиловал. Давид умер в возрасте 70 лет после 40 лет правления. На смертном одре Давид наставляет Соломона ходить путями Бога и отомстить врагам.

Похоронен царь Давид был на горе Сион. Согласно Новому Завету, именно на этом месте проходила Тайная вечеря.

Царь Давид в истории и археологии

Вопрос о том, является ли царь Давид реальной исторической фигурой актуален до сих пор. До недавнего времени не было никаких подтверждений историчности Давида. Однако, некоторые, найденные не так давно, археологические артефакты говорят о том, что Давид, вероятно, действительно реальный исторический персонаж.

Стела Тель-Дан

Стела Тель-Дан (покрытый надписями камень), воздвигнутая в Дамаск в конце 9 — начале 8 века до н. э. в ознаменование победы правителя над вражескими царями, содержит фразу bytdwd, которую большинство ученых переводят как «дом Давида». Вполне вероятно, что это отсылка к династии Иудейского Царства.

Стела Меша

Стела Меша из Моава, датируемая примерно тем же периодом, также содержит имя Давид в двух местах. Кроме двух стел, имя Давида также встречается на барельефе в Египте. Все остальные свидетельства о жизни и царствовании Давида исходят из библейской литературы. При этом многие библеисты считают, что библейское повествование о единой израильской монархии – есть всего лишь идеологическая пропаганда, созданная в VI век до н. э. и что фигура Давида не исторична.

Археологические данные свидетельствуют, что в 10 веке до нашей эры (во времена Давида), Иудея была мало населена, а Иерусалим был небольшой деревней. В следующем столетии наблюдался расцвет Иудейского Царства. Иудея постепенно переросла из места, населенного различными племенами, в небольшое государство. Эти факты не подтверждают, но и не опровергают возможность существования царя Давида как реальной исторической персоны.

Некоторые исследователи верят в историчность Давида, однако не в его статус. К примеру, Барух Халперн считает, что Давид был пожизненным вассалом Анхуса, Филистимского царя. Израиль Финкельштейн и Нил Ашер Зильберман описывают Дэвида, как харизматичного лидера шайки разбойников, которые захватили Иерусалим и сделали его своей столицей. Израиль Финкельштейн и Нил Ашер Зильберман отвергают идею о том, что Давид правил двумя Царставами. Они предполагают, что он был небольшим вождем Южного Царства (Иудеи). При этом они подчеркивают, что во времена Давида Иудея была политеистическим государством, а библейские сюжеты о Давиде были созданы по легендам намного позже и являются попыткой изобразить прошлое как золотой век монотеистической монархии лишь для того, чтобы утвердить современные им интересы.

Стивен Маккензи, автор биографии царя Давида, полагает, что Давид на самом деле происходил из богатой семьи и был «амбициозным и безжалостным» тираном, который на пути к власти убил своих противников, включая собственных сыновей.

Псалмопевец Давид

Давид считается автором всех или большинства псалмов Псалтыри. По другой версии, он он только редактировал Псалтырь. Многие псалмы связаны с конкретными событиями в жизни Давида (напр., псалмы 3, 7, 18, 34, 51, 52, 54, 56, 57, 59, 60, 63 и 142).

Фигура Давида в Христианстве

Концепция Мессии — главная в христианстве. Первым земным царем, правящим по божественному назначению («помазанником») был царь Давида. История Давида является предысторией к понятию Мессианства в раннем христианстве. Так Давид в качестве лидера и царя был посредником между Богом и народом. В ранней Церкви считали, что жизнь Давида предвещала жизнь Христа: они родились в одном месте, Давид был пастухом, что указывает на Христа.

Память Давида.

В Римско-католической церкви и лютеранской церкви память Давида празднуют 29 декабря. В Восточной Православной Церкви отмечают День Святого праведного пророка и царя Давида в воскресенье святых Праотцев (за два воскресенья перед великим праздником Рождества Христова). Память Давида также отмечают в воскресенье после Рождества Христова, вместе с Иосифом и Иаковом, братом Господа.

bibliya-online.ru

Житие праведного царя Давида

Память: 31 декабря / 13 января

Святой пророк Давид — младший из восьми сыновей старейшины города Вифлеема Иессея, потомка Иуды, которому его отец Иаков обещал управление еврейским народом до пришествия Христа Спасителя. Святой Давид — первый царь из колена Иудина и второй царь народа израильского.

Он родился и жил в Вифлееме, где до помазания на царство пас овец своего отца. Святой Давид отличался послушанием и кротостью, не любил праздности: в свободное от работы время играл на псалтири, слагая под ее звуки славословия Богу. Впоследствии песнопения, сложенные Богодохновенным Давидом, стали известны под названием псалмов. Наделенный прекрасной внешностью, юноша отличался необычайной физической силой, храбростью, ловкостью, без оружия справлялся с хищными зверями, похищавшими овец.

Праведный царь Давид между Мудростью и Пророчеством. Миниатюра их псалтири, первая половина X века

За недостойное царствование Господь через пророка Самуила возвестил царю Израильскому Саулу, что Бог «отнимет у него царство. и отдаст его ближнему его, лучшему его» (1 Цар. 15:28).

Господь возлюбил юного Давида за кротость. «Братия моя добри и велицы, и не благоволи в них Господь» (Пс. 150). «Мене же за незлобие приял, и утвердил мя еси пред Тобою в век» (Пс. 40:13).

По велению Божиему в Вифлеем пришел пророк Самуил, взял рог с елеем и помазал святого Давида. «И почивал Дух Господень на Давиде с того дня и после. А от Саула отступил Дух Господень, и возмущал его злой дух от Господа» (1 Цар. 16:13, 14).

Слуги Саула пригласили к царю святого Давида, чтобы игрой на гуслях он облегчил ему припадки тоски и раздражительности.
Вскоре началась война с филистимлянами. 40 дней великан Голиаф, облаченный в медные доспехи, вызывал на поединок воина из израильтян; никто не решался сразиться с исполином. Голиаф насмехался над оробевшими израильтянами. Возмущенный высокомерием филистимлянина, святой Давид отказался от воинского снаряжения, взял пастушеский посох, пращу и сумку с пятью камнями и вышел на единоборство. На насмешки Голиафа юноша отвечал: «Ты идешь против меня с мечом, копьем и щитом, а я иду против тебя во Имя Господа Саваофа, Бога воинов израильских. » Вера святого Давида в помощь Божию принесла ему победу, решившую исход войны. «Изыдох в сретение иноплеменнику, и проклят мя идолы своими. Аз же, исторгнув меч от него, обезглавих его и отъях поношение от сынов Израилевых» (Пс. 150).

Давид поражает Голиафа. Гравюра. Юлиус Шнорр фон Карольсфельд

Саул приблизил к себе святого Давида и сделал начальником всех войск. Израильские женщины встречали их после победы с песнями и плясками: «Саул победил тысячи, а Давид — десятки тысяч!» Зависть и ненависть овладели Саулом. Слушая музыку, он дважды бросал в святого Давида копье, чтобы пригвоздить его к стене, но тот уклонялся. Чтобы погубить юношу, он посылал святого Давида в самые опасные сражения, обещая выдать за него свою дочь. Нарушив обещание, он вынужден был отдать за него другую дочь — Мелхолу. Но преследования не прекращались. Начались странствования святого Давида по гористым, лишенным растительности пустыням. Наконец, он покинул родину. «И собрались к нему все притесненные, и все должники, и все огорченные душею, и сделался он начальником над ними; и было с ним около четырехсот человек» (1 Цар. 22:2).

После возвращения святого Давида Саул продолжал преследовать его. Дважды святой Давид мог убить спящего царя, но только взял копье и отрезал край одежды его. «С ненавидящими мира бех мирен» (Пс. 119,6). Он старался убедить Саула, что в душе его нет злого умысла и коварства против помазанника Божия. «Изми мя от враг моих, Боже, и от востающих на мя избави мя» (Пс. 58:2),- взывал пророк. «Вскую прискорбна еси, душе моя? И вскую смущаеши мя? Уповай на Бога, яко исповемся Ему, спасение лица моего и Бог мой» (Пс. 41:12).

«Многи скорби праведным, и от всех их избавит я Господь» (Пс. 33:20). Филистимляне обратили в бегство войско израильтян и убили царя и его сыновей.

Колено Иудино провозгласило царем святого Давида. Другие одиннадцать колен избрали царем сына Саула Иевосфея. Через 7 лет военачальники Иевосфея убили спящего царя. Голову его они принесли святому Давиду, но он приказал казнить изменников.

После смерти Иевосфея святой Давид был провозглашен царем над всеми двенадцатью коленами Израильскими. Через 5 лет столицей Израильского государства стал Иерусалим (город мира). Святой Давид перенес туда Ковчег Завета, установил торжественное Богослужение, в котором участвовали певцы и музыканты, и хотел построить величественный храм. Но Господь через пророка Нафана объявил святому, что это сделает его сын Соломон, так как святой Давид пролил много крови.

Благословляемый Богом, святой царь Давид преуспевал во всех делах. Он счастливо вел войны с врагами. Всё добытое у побежденных народов посвящал Богу, заготовляя материал для постройки храма.

Обличение Давида пророком Нафаном. Гравюра. Юлиус Шнорр фон Карольсфельд

Святой Давид не превозносился среди благоденствия, творил суд и правду над своим народом. Но, увлекшись красотой Вирсавии, царь приказал послать ее мужа Урию в самое опасное место сражения. Урия погиб, а царь Давид женился на Вирсавии. Для обличения преступного царя Бог послал пророка Нафана. С глубокой скорбью взывал раскаявшийся: «Помилуй мя, Боже, по велицей милости Твоей. » (Пс. 50:1). Господь простил пророка. Но в искупление вины бедствия не отходили от него. Сын Давида Авессалом восстал против отца, и ему пришлось покинуть Иерусалим и скрываться. Все скорби и испытания святой царь Давид принимал со смирением как воздаяния за свои согрешения.

Святой пророк и псалмопевец Давид постоянно находился в молитвенном общении с Творцом. Царь и полководец, обремененный заботами по управлению государством, он возносил свои молитвы даже ночью.

Прославился Давид не только своим бесстрашием, героическими подвигами, тем, что был самым любимым царем, но и талантом поэта, музыканта и певца. Он сложил много хвалебных песен — псалмов, которые пел, аккомпанируя себе на музыкальном инструменте — псалтири. Этот струнный инструмент был похож на арфу или лиру с 10-12 струнами.

Благодатью Святого Духа святой пророк Давид составил Псалтирь. В песнях-молитвах Давид обращался к Богу. Как пророк святой царь Давид явлен в третьей части Псалтири, где содержатся подробные предсказания о пришествии на землю Господа Иисуса Христа, Спасителя, о Его страданиях, Воскресении из мертвых, Вознесении, а также о Пресвятой Деве Марии — Матери Божией. Сейчас в Псалтири 150 псалмов. Большая часть из них принадлежит Давиду, некоторые написаны Соломоном и другими историческими лицами Ветхого Завета. Псалмы широко используются в Богослужении и личной молитве верующих.

Святой Василий Великий говорит: «Никакие другие книги так Бога не славят, как Псалтирь» — и называет ее общей врачебницей душ. А блаженный Августин пишет, что «пение псалмов души украшает, Ангелы на помощь призывает, демоны прогоняет, отженет тмы, содевает святыню, человеку грешному укрепление ума есть, заглаживает грехи, подобно есть милостыням святым». В древних монастырях был обычай выучивать всю Псалтирь наизусть. Псалом 50 является образцом покаянной молитвы.

На славянский язык Псалтирь была переведена св. Кириллом и Мефодием в Х веке.

В старости святой пророк царь Давид приказал провозгласить и помазать в преемники себе своего сына Соломона, о котором клялся Вирсавии, что он будет царствовать после него. Передав Соломону материалы, приготовленные для строительства храма и самый план, он завещал приближенным содействовать построению храма. Затем, призвав Божие благословение на весь народ иудейский и прославив Господа за все милости Его, святой царь и пророк Давид мирно почил около 1048 года до Рождества Христова и погребен был в Иерусалиме. Могила царя Давида находится на Сионской горе, рядом с Сионской горницей, в которой Господь Иисус Христос совершил Тайную Вечерю со своими учениками.

В стихире дня, на «Господи воззвах» о пророке Давиде поется: «Богоотца вси восхвалим Давида царя, из него бо пройде жезл дева, И из нея возсия цвет Христос, и Адама со Евою от тли воззва, яко благоутробен».

www.k-istine.ru

Царь Давид и вся кротость его

Читатели нашего журнала уже знакомы с протоиереем Леонидом Грилихесом — ученым-семитологом, заведующим кафедрой библеистики МДА, преподавателем древних восточных языков, поэтом и переводчиком. Продолжая наши беседы о Ветхом Завете, мы поговорим сегодня о Давиде — царе Израиля, псалмопевце, воине, одной из самых замечательных личностей ветхозаветной истории.

Пророк Нафан обличает Давида. Парижская псалтирь

— В Ветхом Завете очень много незабываемых людей, ярких, мощных личностей — что отличает Давида от всех прочих, в чем его особенность? Почему именно он, точнее, его голос, его псалмы стали совершенно неотъемлемой частью православного богослужения и нашей христианской жизни?

— Давид — удивительная личность не только в библейской, но и в мировой истории. Во-первых, с его именем связано все, что мы видим сегодня в Иерусалиме. Именно Давид дал Иерусалиму тот духовный толчок, который сделал его священным городом трех религий. В начале X века до Рождества Христова Давид завоевал эту небольшую крепость у подножия горы Сион и сделал ее столицей объединенного под его властью Израиля. И с этого момента началась история Иерусалима как священного города — города, который не только принадлежал царю, но стал местом пребывания Господа. Духовная мощь этого города, мощь, которую и сегодня ощущают все приезжающие в Иерусалим, заквашена на личности Давида.

Во-вторых, к Давиду восходит гимнографическая традиция Церкви. Следует помнить, не все псалмы, содержащиеся в Псалтири, написаны Давидом; но именно Давид — родоначальник такого рода поэзии. Вся библейская поэзия и в конечном счете вся церковная гимнография восходит к песням, которые слагал Давид. Вся она выросла на его слове, на его преданности Богу, доверии к Богу, уверенности, что с Богом он пройдет сквозь стену, если это будет необходимо.

И третье, что особенно важно и что, может быть, важнее всего прочего,— то, что к Давиду восходит мессианская линия; Христос — потомок Давида, еще при жизни царя пророк Нафан сказал ему, что от него произойдет Мессия (см.: 2 Цар. 7, 14–16). Таким образом, и город, посвященный Богу, и гимнография, обращенная к Богу, и, наконец, сам Господь, воплотившийся и родившийся в роде Давидовом,— все это сходится в одной личности.

— Давид — царь, второй царь в истории Израиля; первый из царей, Саул, оказался недостойным помазания, и его сменил Давид. Кончилась эпоха Судей, началась эпоха Царств. Хотелось бы спросить о духовном смысле царствования, помазания на царство. Почему Господь велит пророку Самуилу дать израильтянам царя, как бы снисходя к их неспособности без царя обойтись? Получается, что это вовсе не великое событие в жизни Израиля, а, наоборот — свидетельство некоего падения, слабости.

— Это действительно совершенно уникальное событие, по своей уникальности оно не уступает единобожию. Во всех восточных и не только восточных религиях царская власть превозносится и обожествляется, и только в Библии говорится, что династическая царская власть — это снисхождение Бога к слабости людей, к их маловерию, малодушию. Обращаясь к пророку Самуилу с просьбой: поставь над нами царя (1 Цар. 8, 5), израильтяне отвергают судей, которые избирались непосредственно Богом, и хотят иметь более стабильный, как им кажется, институт власти. Господь нисходит к их просьбе (см.: 1 Цар. 8, 7–9) и в конце концов по Своей милости ставит Израилю такого царя, который сам становится символом преданности Богу. Первый Израильский царь Саул теряет власть именно потому, что не был покорен Богу, он не хочет подчиниться словам пророка Самуила. Но Господь увидел подлинного царя в Давиде, мальчике-пастухе, музыканте, младшем из восьми сыновей Иессея.

— Читая историю Давида (1, 2 и начало 3 книги Царств), мы то и дело видим, что он ведет себя странно и неразумно в глазах современников; нам же эта неразумность все время что-то напоминает. Саул преследует Давида и хочет его убить; Давид же сохраняет его жизнь, отказываясь поднять руку на помазанника Божия, и оплакивает Саула, когда тот погибает. Давид отказывается покарать Семея, публично его, царя, оскорблявшего, потому что Господь повелел ему злословить Давида. Кто же может сказать: зачем ты так делаешь? (2 Цар. 16, 10). Давид прощает, любит, ждет и наконец оплакивает своего сына Авессалома, хотя тот его предал и хотел убить (см.: 2 Цар. 18)… И все это заставляет нас обратить взор не к Ветхому уже, а к Новому Завету.

— Бог ведь всегда один и тот же. И в Ветхом Завете, и в Новом — один и тот же Бог. Просто люди не одинаково близки или далеки от Него. Новый Завет открывает эпоху предельной близости между Богом и человеком. В Ветхом же Он не открывается в такой полноте. Но в тех, к кому Он приближался, кому открывался — в Аврааме, Иакове, Моисее, Давиде,— мы действительно находим немало новозаветного. Это проблески грядущего Нового Завета. Давид очень мужественный человек, воинственный, он страшен для тех, с кем он воюет, но почему-то мы по сей день читаем: Помяни, Господи, Давида и всю кротость его (Пс. 131, 1). В чем кротость Давида? В том, что на первом месте у него то, что открывает ему Бог, и вот здесь Давид, действительно, кротчайший человек. Кроток он был — перед словом Божиим, которое было для него непререкаемым указом, даже если никак не сочеталось с его интересами в земном понимании. И именно потому Давид двигался в самом правильном направлении. Заметьте, в отличие от других древних владык, которые видели себя земными богами, Давид всегда знал, что он всего лишь человек. Что дни его — яко цвет сельный (Пс. 102, 15). Он никогда не надмевался. Не терял правильного, трезвого видения самого себя. Власть и слава меняют человека, много ли найдется в истории человечества людей, способных выдержать испытание властью и славой? Давид — один из немногих.

— Всегда ли, однако, он это выдерживает? А история с Урией Хеттеянином и женой его, Вирсавией (см.: 2 Цар. 11)?

— Давид совершил преступление. И мы должны быть благодарны библейским хронистам, что они так откровенно об этом пишут, не пытаются это замаскировать. Давид взял жену Урии, человека, чье поведение, как оно изображается на страницах Библии, совершенно безупречно и благородно, и кроме того он предельно предан царю Давиду. Но Давид послал Урию на смерть. В этой ситуации Давид выглядит негодяем. Библия показывает нам, как низко он пал. И к нему приходит пророк Нафан (см.: 2 Цар. 12) и говорит ему это. И здесь мы снова видим отличие Давида от большинства земных владык, от Иоанна Грозного, например, который убил митрополита Филиппа; Давид готов услышать обличающие его слова, он знает, что голос пророка — это голос Божий. Раскаяние Давида столь же глубоко, сколь и его падение. Потому-то оно и поднимает его оттуда, из бездны, потому-то мы и слышим 50-й псалом каждый день за богослужением. И мы должны извлечь для себя из этой ситуации урок, иначе говоря, вывести для себя такой закон раскаяния: чтобы нас поднять, оно должно быть так же глубоко, как грех в нас.

— Есть такая метафора судьбы и личности Давида: солнце прорывается сквозь плотные тучи то здесь, то там и слепит людей своими лучами. Она отражает истину?

— Давид очень противоречив. И здесь мы вновь должны поблагодарить древнеизраильских хронистов: обычно придворные хроники выглядят совершенно иначе, перечисляют лишь великие заслуги царя. Мы говорили о том, что он отказался покарать Семея, публично его оскорблявшего, но ведь перед смертью своей он все-таки велел Семея казнить (см.: 3 Цар. 2, 8–9). А Давид эпохи Саула, молодой Давид — это командир такого отряда из беглых людей, по сути, скрывающейся в горах вооруженной банды, и то, что он делает, каким образом он выживает — это очень похоже на современный рэкет, практику «крышевания» богатых людей, вспомним хотя бы историю с Навалом и супругой его Авигеей (см.: 1 Цар. 25). Более того, какое-то время Давид служит исконным врагам Израиля филистимлянам, Анхусу, царю Гефскому (см.: 1 Цар. 27). Давид вынужден жить по законам того времени, которые, впрочем, мало отличаются от сегодняшних. Но в Давиде при этом бьется совершенно удивительное сердце, в нем живет удивительная душа, нечто такое, что опережает его самого. Бог выбрал Давида, и Давид оказался отзывчивым. Причина его противоречивости — именно в том, что он не тождествен самому себе, в том, что Бог как бы приподнимает его над ним же самим. Люди, которые записали хронику Давидова царствования, это чувствовали, и для них это было наиболее значимым. И это осталось в веках.

— Многим памятны ахматовские строчки: «Во мне печаль, которой царь Давид По-царски одарил тысячелетья». Но ведь он еще и радостью одарил нас по-царски — радостью о Господе…

— Да, действительно, многие псалмы являются выражением радости, ликования, хвалы. Это ликование порой захлестывает Давида. Библия изображает, как, забыв о своем царском достоинстве, Давид плясал перед Ковчегом Завета, когда Ковчег переносили в Иерусалим (см.: 2 Цар. 6, 5). За что, кстати говоря, он удостоился презрения со стороны своей собственной жены Мелхолы, которая слышит от него ответ: пред Господом играть и плясать буду (2 Цар. 6, 21).

— Почему Архангел Гавриил предрекает Младенцу Христу престол Давида, отца Его (Лк. 1, 32)? Казалось бы, что общего между престолом (властью) Давида, земного царя, племенного вождя — и Престолом Сына Божия?

— Нужно понимать, что в эпоху Второго Храма сложился особый богословский язык, и выражение «престол Давида» нельзя понимать буквально. Ожидали Мессию из рода Давида. И поэтому выражение «престол Давида» служило указанием на мессианское достоинство.

— Образ царя Давида, по всей видимости, очень много значил для наших предков; храмы Владимирской Руси, Димитриевский собор, Покров на Нерли украшены барельефами царя Давида с псалтирью. Это ведь не случайно?

— В понимании наших предков Давид — это идеальный царь, который, с одной стороны, сохраняет верность Богу, а с другой — объединяет народ. Для князей эпохи разобщенной Руси, для Андрея Боголюбского и Всеволода Большое Гнездо, Давид был прежде всего царем-объединителем, ведь под властью Давида объединились два царства, северное и южное. Израиль времен Давида, а затем Соломона был большой, крепкой, мощной империей, объединяющей не только израильские колена, но и соседние племена. Вот почему на западном фасаде Димитриевского собора мы видим у ног Давида двух львов. Князь Всеволод, воспитывавшийся в Греции, мог воспринимать Давида как своего покровителя еще и вот почему: он — младший из сыновей Юрия Долгорукого, от второй уже его жены, и он, тем не менее, был призван на княжение. Поэтому Давид, младший из сыновей Иессеевых, Давид, которому поклонились братья его, много значил для Всеволода. На северном фасаде Димитриевского собора есть еще одно изображение: сидит человек, и на коленях у него маленький мальчик в сапожках, это говорит о княжеском достоинстве, а перед ним еще по два отрока с двух сторон — кланяются ему. По всей видимости, это изображение Иессея и Давида. Для князя Всеволода это было своего рода парадигмой — избранность Богом вопреки человеческим установлениям.

— Почему нет ни одного православного храма, освященного во имя Давида? Ведь память Давида совершается Церковью (10 января), и Псалтирь читается и поется в каждом храме.

— Не знаю. Почему-то нет такой традиции. Я был в Грузии, встречался со Святейшим Патриархом Илией, и первое, что он сказал мне: во всей России нет ни одного храма во имя Давида Псалмопевца, а мы освятили такой храм. Патриарх пригласил меня в этот маленький храм на берегу Куры, чтобы я читал там псалмы на языке Давида — по-древнееврейски.

— Но Вы ведь еще и переводите псалмы на современный русский язык. Зачем это Вам — священнику? Церковный, церковнославянский вариант Вас не удовлетворяет?

— Мне очень нравится, как звучит Псалтирь по-церковнославянски. Этот текст очень удобен для церковной рецитации. И я знаю, что многие, кто читает, особенно кто начинает читать псалмы в церкви, получают огромное удовольствие от этого чтения. Но я думаю, что в первую очередь — именно от звучания. Потому что смысл остается не совсем внятным. Обычно ухо выхватывает отдельное словосочетание или фразу, затем смысл куда-то уходит, отступает, связь теряется, потом опять наше восприятие выхватывает другую фразу… и в итоге у нас в голове сохраняются лишь отдельные предложения, которые только со временем, при наличии постоянной практики чтения Псалтири, может быть, начнут складываться в определенные образы. Я говорю, конечно, о себе, о своем восприятии, но думаю, что нечто подобное ощущают почти все, кто читает церковнославянскую Псалтирь. Что касается Синодального перевода на русский язык — определенно, он яснее передает значение псалмов (хотя надо иметь в виду, что в нем очень много неточных или даже совсем неверных чтений), но тяжеловесность, безыскусность языка, отсутствие даже намека на поэзию (на ту благозвучность, которой отличается наш славянский текст) отпугивают читателя, который каким-то интуитивным образом понимает, что псалмы должны быть поэзией.

Таким образом, славянский текст звучит красиво, но сложен для понимания, а Синодальный перевод хотя и яснее, но не звучит. В своих переводах я пытаюсь соединить две задачи: предельно точно и понятно передать смысл оригинала, но при этом добиться также и красоты звучания, ориентируясь на богатую традицию русской поэзии. Хотя я стараюсь сохранить характерное для библейской поэзии тоническое стихосложение и предпочитаю внутренние рифмы. Конечно, эти переводы не предназначены для чтения за богослужением, но скорее для домашнего чтения, с целью приблизиться к лучшему пониманию богатого мира псалмической поэзии.

Переводы псалмов протоиерея Леонида Грилихеса

Псалом 41

1 Начальнику хора.
Учение сынов Кореевых.

2 Словно лань, что стремится
в долину к воде
Душа моя, Боже, стремится к Тебе.

3 Бога жаждет душа моя —
Бога живого.
Когда же приду и увижу зрак Божий?

4 Слезы мои днем и ночью —
мне хлеб.
Целый день мне твердят:
«Бог твой где?»

5 Но душа моя тает во мне
Лишь припомню, как шел я в толпе
Как вошел я в дом Божий
с поющей толпой
С криком радости и хвалой

6 Почему же поникла душа?
Почему же ты плачешь во мне?
Понадейся на Бога, я буду еще
Славословить Его за спасенье своё,
Он — моё Божество.

7 Душа моя, Боже, поникла
Потому что я вспомнил Тебя
В земле Иорданской,
На кряжах Хермонских,
С вершины горы Мицар

8 Бездна взывает к бездне,
Струи грохочут Твои,
Все Твои волны и валы
Надо мною прошли.

9 Днем мне Господь явит милость,
Песнь Ему ночью сложу —
Богу жизни моей мольбу —

10 Скале моей, Богу скажу:
Почему позабыл Ты меня?
Почему я под гнетом врага?
Почему я угрюмый хожу?

11 Словно кости ломают мне
Когда дразнят меня враги
Целый день мне твердят:
«Бог твой где?»

12 Почему же поникла, душа
Почему же ты плачешь во мне
Понадейся на Бога, я буду еще
Славословить Его за спасенье своё
Он — моё Божество.

Псалом 42

1 Рассуди меня, Боже,
Мой спор разреши,
От жестоких, от лживых,
От подлых спаси!

2 Боже мой, Ты — опора моя!
Почему Ты покинул меня?
Почему я под гнетом врага?
Почему я угрюмый хожу?

3 Свет Твой и правду пошли,
Пусть направляют меня,
Приведут меня в гору святую Твою,
Туда, где скиния Твоя.

4 И когда я достигну
жертвенник Божий,
Под кифару хвалу я Тебе вознесу,
Богу радости и веселья —
Богу и Божеству.

5 Почему же поникла, душа
Почему же ты плачешь во мне
Понадейся на Бога, я буду еще
Славословить Его за спасенье своё
Он — моё Божество.

pravoslavie.ru

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.