Жёны Мао Цзэдуна

Жёны Мао Цзэдуна

Мао Цзэдун (1893–1976) являлся председателем ЦК КП Китая с 1943 года. Мао также считается одним из основателей Коммунистической партии Китая. По всему миру имя Мао Цзэдуна известно и тем, что он организовал так называемую культурную революцию (1966–1976), которая нанесла огромный ущерб Китаю.

Мао Цзэдун, как истинный представитель свободного китайского народа, не любил все иностранное. Единственное, от чего не мог отказаться «великий кормчий», – это танцы под ритмы западной музыки. С именем Мао Цзэдуна связана целая эпоха развития Китая. На данный момент китайцы стараются не вспоминать «большой скачок», в результате которого от голода погибло 20 миллионов граждан, и «великую пролетарскую культурную революцию», – в ходе нее страна потеряла еще несколько миллионов соотечественников. Сегодня его имя ассоциируется со значительными событиями в истории Китая – провозглашением Китайской Народной Республики, созданием национальной промышленности и атомной бомбы, а также выдвижением Китая в ряды первостепенных мировых держав.

Мао родился 26 декабря 1893 года в провинции Хунань в крестьянской семье. Отец, «семейный деспот, прибегавший к кулакам», настаивал, чтобы мальчик обучался ремеслам и торговле, но тот предпочитал проводить время за книгами. В возрасте 14 лет Мао женили на 20-летней девице по фамилии Ло. Об этом Мао всегда вспоминал неохотно, а иногда и вообще отрицал сам факт женитьбы на Ло. По свидетельствам некоторых биографов, такая ненависть к первой жене объясняется тем, что между отцом Мао и Ло существовали интимные отношения.

В 1911 году, оставив жену, Мао отправился в уездную школу, а затем и в среднюю школу в провинциальном центре Чанша. Учеба в педагогическом училище способствовала знакомству Мао с прогрессивной молодежью, которая придерживалась некого сплава толстовских, коммунистических и анархических идей, неокантианства и младогегельянства. Неудивительно, что и свою первую любовь Мао нашел среди этих увлеченных молодых людей. Его городская подруга Тао Сыюн принимала участие в создании просветительского общества «Синьминь сюэхуэй».

К середине 1920 года между девушкой и Мао произошел разрыв отношений, по мнению многих биографов из-за политических разногласий. Однако существует предположение, что причиной стала привязанность Мао к дочери любимого учителя Ян Кайхуэй. Познакомились молодые люди еще в 1919 году, когда Мао, приехав в Пекин, некоторое время жил в семье наставника. Постепенно отношения с Тао совсем разладились, и Ян, которая потеряла отца, переехала в Чаншу. Мао взял на себя роль покровителя и защитника осиротевшей девушки. Вскоре они стали мужем и женой.

Уже в первые годы супружества Мао сделался отцом троих детей. На первый взгляд семейная жизнь проходила гладко, поговаривали, правда, что Мао иногда заходит к соседке по дому в Чанше – жене молодого провинциального политика Лин Лисаня. Ян была для Мао хорошей помощницей: она одновременно выполняла роли казначея и связной. Мао быстро делал партийную карьеру, участвуя в создании КПК, переговорах с буржуазно-демократическим Гоминьданом – партией националистов, оформлении Единого фронта.

После мятежа Чан Кайши в 1927 году в Китае прошли реакционные мероприятия, в ходе которых арестовали Ян Кайхуэй и старшего сына Мао. Ян можно было освободить при условии, если она подпишет отречение от супруга. Ян отказалась и в скором времени была расстреляна.

Сыновья Мао и Ян после казни матери оказались на улице. Младший, Аньлун, погиб, а Аньин и Аньцин после многих страданий переправили в 1937 году в Москву, где их разместили в подмосковном Монине, а потом в интернациональном детском доме в Иванове. Когда в конце 1941 года Аньину предложили принять советское гражданство, он с гордостью отказался. При содействии Сталина Аньин учился в военно-политической академии, а в 1943 году он вступил в ВКП(б) и стал лейтенантом. В составе Советской армии он прошел всю Великую Отечественную войну, по окончании которой был принят Сталиным и получил из его рук именной пистолет. Погиб Аньин в Корее во время налета американских бомбардировщиков.

Спустя многие годы после гибели второй жены Мао сказал: «Кайхуэй была хорошим человеком». А в стихах, известных каждому китайцу, председатель признался: «Я потерял гордячку Ян, благородный муж остался без своего прямого тополька. »

В июне 1979 года стали известны имена трех новых членов Всекитайского комитета Народного политического консультативного совета Китая, который представлял собой совещательный орган при парламенте республики. В списке имен оказалась и Хэ Цзычжэнь, опальная жена Мао.

Впервые Хэ и Мао встретились в 1927 году у подножия горы Цзинганшань, после крестьянских восстаний Осеннего урожая. Ей тогда было 17 лет. Хэ возглавляла организацию местных комсомольцев, поддерживавших связь с командирами полубандитских отрядов крестьянской самообороны. Ее слово не обсуждалось: она была непререкаемым авторитетом для местной молодежи, поэтому как нельзя кстати подходила на роль подруги вождя.

Один из свидетелей так описывал эту встречу: «В середине седьмого месяца Мао прибыл во главе нашего полка в уезд Юнсинь, где мы поселились в помещениях волостной управы. Местные юнсиньские товарищи часто приходили посмотреть на председателя Мао. Была среди них и женщина-товарищ Хэ, красивая и живая. Она особенно много беседовала с председателем. В первый же вечер она прислала пару гусей и две фляжки водки. Председатель пригласил ее остаться ужинать. За трапезой они очень сблизились. На второй день председатель созвал собрание юнсиньской партячейки, и эта женщина-товарищ выступала больше всех. Собрание закончилось только в одиннадцать вечера. Председатель сказал, что ему еще нужно обсудить очень важный вопрос с женщиной-товарищем Хэ. Они работали долго. Наутро, встав с постели, председатель заявил: „Мы с товарищем Хэ полюбили друг друга, у нас товарищеская любовь переросла в супружескую. Это начало совместной жизни в революционной борьбе“. При этом смеющаяся женщина-товарищ Хэ стояла рядом, по правую руку».

Хэ была верной спутницей Мао целых 10 трудных лет. В это время создавались первые советские районы, для покорения которых Мао предпринял «великий поход» протяженностью более 10 тысяч километров. В результате от 100-тысячного войска КПК осталось 5—6 тысяч бойцов и командиров. Хэ везде следовала за Мао. В этот период она родила шестерых детей, судьба которых неизвестна до сих пор: либо они погибли в невыносимых условиях, либо их оставили в крестьянских семьях. Столицей коммунистов стал городок Яньань на северо-западе Китая. Здесь, по словам биографов, Хэ уже не выглядела той задорной красавицей, которой была 10 лет назад. К тому же многочисленные беременности и ранения сделали свое дело: у Хэ испортился характер, в результате чего начались ссоры, а иногда даже драки. «Мао плохо ко мне относится, мы все время спорим, потом он хватается за скамейку, я – за стул!» – жаловалась супруга партийного лидера.

Семейная жизнь с Хэ закончилась невероятным скандалом. Хэ заподозрила Мао в измене, причем сразу с двумя женщинами: студенткой из Пекина У Гуанхуэй и американской журналисткой Агнес Смэдли, которая в течение нескольких вечеров интервьюировала вождя коммунистического Китая.

Вне себя от гнева, Хэ намеревалась расправиться с обидчицами. Мао ничего не оставалось, как выслать из страны всех троих. Хэ поместили в одной из московских клиник, где она родила мальчика. Зима 1938 года в Москве выдалась на редкость холодная, с морозами ниже 30° С. Сын Хэ заболел воспалением легких и умер. Ко всем просьбам супруги вернуться Мао оставался глух. Затем наконец он нашел, как ему казалось, прекрасное средство, с помощью которого Хэ могла скрасить свое одиночество: отправил к ней обнаруженную в крестьянской семье маленькую дочку – Цяо Цяо, единственного уцелевшего ребенка от их брака.

В предвоенной Москве с Хэ Цзычжэнь обращались как с простой советской гражданкой. Цяо Цяо, которую Хэ оформила в ясли, тяжело заболела, и ее отвезли в больницу. Врач, которому не было дела до больного ребенка, велел отнести девочку в морг, где ее и нашла мать. Дочка была еще жива. После того как ей стало лучше, Хэ бросилась к заведующей детским учреждением выяснять отношения. Та не пожелала выслушивать причитания всклокоченной азиатки и вызвала «скорую помощь», которая отвезла визжащую Хэ в сумасшедший дом. Прибывший в Москву в 1947 году представитель КПК Ван Цзясян, освободил соотечественницу и попросил Мао Цзэдуна пустить измученную болезнями Хэ в страну. Мао сменил гнев на милость, однако велел не пускать Хэ далее Харбина.

В 1949 году Хэ Цзычжэнь удалось приехать в Тяньцзинь, который находится всего в 100 километрах от Пекина. Но в столицу Хэ не попала, ее задержали и отправили в Шанхай «для продолжения лечения». Чудом спасенная Цяо Цяо вернулась к отцу, Хэ дала ей свою девичью фамилию Ли и новое имя – Минь. В Шанхае Хэ Цзычжэнь жила в изолированном особняке. В Пекин она смогла вернуться лишь в конце 1976 года, после смерти Мао и ареста Цзян Цин.

Цзян Цин – четвертая жена Мао Цзэдуна – обладала на редкость склочным характером, поэтому супружеские отношения ее с Мао фактически прекратились в начале 1950-х годов. Официально развод не был оформлен, поэтому Цзян Цин можно считать последней женой «Великого кормчего».

Мао, если верить слухам, отличался гиперсексуальностью. Среди его любовниц немало признанных красавиц, поэтесс, актрис. Однако ближе всех великому вождю была Чжан Юйфэн, простая уроженка Дунбэя, где женщины, по китайским меркам, не отличаются ни красотой, ни утонченностью.

Во второй половине 1950-х годов, когда в Китае под воздействием доклада Хрущёва на ХХ съезде КПСС начались масштабные мероприятия по укреплению власти, Мао познакомился с проводницей Чжан, обслуживавшей спецпоезд. Чжан Юйфэн внезапно срочно вызвали в Пекин, в государственную резиденцию Чжуннаньхай. Там ей предложили стать новой сотрудницей в штате прислуги вождя.

Частная жизнь Мао Цзэдуна не обсуждалась, более того – было недопустимо даже намекнуть на какие-либо отношения вождя с женщинами. Когда один из секретарей Мао, отстраненный им и попавший в опалу, в разговоре с приятелем стал рассказывать о сексуальном поведении хозяина, вождь отдал приказ расстрелять его за клевету. Благодаря ходатайству других руководителей незадачливый болтун был спасен от смертной казни.

К концу жизни подозрительность Мао стала приобретать маниакальные формы. Совершая поездки по стране, он останавливался в специально построенных домах. Мао никогда не купался в бассейнах, опасаясь, что вода в них отравлена. Если Мао путешествовал железнодорожным транспортом, то в стране сбивался график движения, а на станциях, на которых останавливался вождь, могли появляться только сотрудники охраны и приближенные.

Мао, который проповедовал аскетизм и скромность, не отказывал себе ни в чем. Во время поездок по стране специальные агентства выбирали девушек для его плотских удовольствий. После его смерти многие женщины обращалось в ЦК КПК с просьбой выдать им пособия на воспитание детей, отцом которых был «великий кормчий».

После знакомства с Юйфэн Мао затосковал. Он потерял интерес к делам. Грустный, молчаливый бродил он по вагону спецпоезда. На данный момент не выяснено, было ли это так на самом деле, но никому не известная девушка вдруг стала личным секретарем Мао, а затем – секретарем политбюро «по важным делам». Работать с Мао, по словам Юйфэн, было нелегко: днем он спал, а ночью работал.

Мао Цзэдун умер в ночь на 9 сентября 1976 года, за 3 месяца до своего 83-летия. Среди пришедших почтить память «великого кормчего» не было только Дэн Сяопина и Вань Ли, которые в то время находились под домашним арестом. Цзян Цин возложила на гроб белые (цвет траура в Китае) бумажные цветы. К одному из венков она прикрепила черную ленту с надписью: «Моему учителю, председателю Мао Цзэдуну, от ученицы и товарища Цзян Цин».

Для Китая кончина вождя представляла собой поворотный пункт в истории развития. Да и во всем мире это событие вызвало резонанс. На Западе стали строить предположения по поводу того, кто станет преемником Мао. Взоры многих обращались к Цзян Цин. В жизни председателя она появилась вскоре после того, как он расстался в 1937 году с Хэ Цзычжэнь.

Высшие чины тогда высказывались против развода Мао с Хэ Цзычжэнь, находившейся на лечении в СССР. Дело в том, что Цзян Цин обладала довольно сомнительной репутацией, к тому же она была из Шанхая. Однако Мао настоял на своем, заявив, что личную жизнь будет устраивать по собственному усмотрению. Так честолюбивая Цзян Цин стала четвертой супругой первого человека в освобожденном районе на северо-западе Китая. Однако ее постигла участь предыдущих жен Мао: сумасшедший дом, жизнь в охраняемом особняке и самоубийство.

www.e-reading.mobi

Жёны Мао Цзэдуна

« –З наешь, кто это? — показал Коля на портрет Мао.

— Знаю: вождь компартии Китая.

— Правильно, он — вождь компартии Китая. А знаешь ли ты, что он ещё и наш папа?

— Ты с ума сошёл, что ты говоришь?! — возмутилась Цзяоцзяо.

— Хорошо, хорошо, не будем говорить об этом. »

Диалог этот случился в 1946 году в России в Ивановском интернациональном детдоме. А год спустя, уже в Китае, девочка Цзяоцзяо пишет письмо: «Председатель Мао! Все говорят, что Вы — мой отец, что я Ваша родная дочь. Но в Советском Союзе я не видела Вас и не знаю, правда ли это.

Вы на самом деле мой родной папа, я на самом деле Ваша родная дочь?»

Письмо пришло в деревушку Сибайпо, где тогда помещался аппарат ЦК КПК. Текст перевели на китайский, вручили вождю — и полетела телеграмма:

«Ты — моя родная дочь, я — твой родной отец. Хочу, чтобы ты как можно быстрее ко мне приехала. Мао Цзэдун».

Однако быстрее чем за два года добить Чан Кайши не удалось. Лишь когда фронт откатился далеко на юг, Мао увидел наконец Цзяоцзяо и Колю — своих новообретённых родных детей, с коими общался поначалу через переводчика, так как он не владел русским, а они — китайским.

Это необычное воссоединение необычной семьи описано в книге Ли Минь (она же Цзяоцзяо), с которой я познакомился, работая в Китае. О его политических деяниях она судит понаслышке, зато приоткрывает подробности личной жизни.

Право на любовь

Если не считать брак с крестьянской девушкой (старшей по возрасту), в юности навязанный родителями — в трактовке Ли Минь фиктивный, — Мао женился трижды, дав жизнь пятерым сыновьям и пяти дочерям, из коих лишь трое дожили до наших дней — от каждой жены по одному: Мао Аньцин (упомянутый Коля), Ли Минь и Ли На.

Жёны китайского «кормчего» были — каждая по-своему — женщины незаурядные. А история каждого из трёх браков подтверждает слова Ли Минь: «Отец был великим революционером и великим политиком. Но, в конце концов, он был человеком из плоти и крови — человеком, которому нужны были любовь и внимание, нужна была семейная жизнь. Никому не дозволено отнимать у революционеров право на любовь!»

Первой его женой была Ян Кайхуэй. Дочь педагога (у которого учился Мао), она и собой была хороша, и образованна, и талантами не обделена, и преданна беззаветно (и мужу, и революции). В парткоме КПК провинции Хунань Ян отвечала за секретные документы и партийные связи, что не помешало ей родить троих сыновей. Но как досаждали частые разлуки!

Машу рукой на прощанье,

С печалью обращаю взор назад,

И горькие слова опять звучат в душе.

Тоска в твоих глазах, в дуге бровей застыла,

Дождинки слёз вот-вот прольются.

И море облаков несётся надо мной.

О небо! Что тебе известно?

Везде в мире так близки — она и я,

И нет других на свете.

Так откликнулся Мао, скрывавшийся от полиции, на первую разлуку с женой. А вот стихи жены, сложенные в разлуке, что стала последней (октябрь 1928-го):

В пасмурном небе дует холодный ветер,

Мороз до костей проникает.

Далеко от меня мой любимый,

Преграды нас разделяют.

Как ты — зажили ли ноги?

Сшил ли одежду на зиму?

Кто твой сон бережёт,

Кто печаль разделяет?

Письма к тебе не ходят,

Мне никто не носит.

Жаль, у меня нет крыльев.

Полетела б к тебе, любимый.

Но сердцем Мао уже владела другая. Шёл 1927 год, на юге Китая вспыхнуло «восстание осеннего урожая». После его разгрома Мао перебрался с остатками бойцов на партизанскую базу в горах Цзинганшань. Когда знакомился с тамошними активистами, ему, по словам Ли Минь, представили миловидную девушку: мол, кадровый работник одного из здешних уездов.

— А я думал, это чья-то жена, — сказал Мао. — Замечательно! Теперь будем воевать вместе!

Свадьбу с Хэ Цзычжэнь они сыграли в мае 1928 года. Значит, когда Ян Кайхуэй слагала своё поэтичное послание мужу, тот уже полгода как «воевал вместе» с новой, 19-летнсй женой (восемь лет назад, когда Ян Кайхуэй выходила за него, ей тоже было 19). Мао же теперь пошёл 35-й год, революционная карьера быстро продвигалась — он некоторое время даже возглавлял правительство Центрального Советского района Китая!

До образования КНР оставалось полтора десятилетия, но и тогда главным в жизни Мао было противоборство с Чан Кайши, шедшее поначалу с преимуществом последнего. Ценой тяжких потерь китайская Красная армия отразила за пять лет пять масштабных карательных походов, пока, наконец, не предприняла свой собственный «Великий поход» — масштабную передислокацию за тысячи километров на север, в ходе которо Мао вышел на ведущее место в партии.

Молодая жена и секретарём ему была, и быт обеспечивала, и в боях сражалась(в одном из них получила 17 осколочных ранений!). Да ещё частые роды! В 1929 году родила первенца — девочку, следы которой, пишет Ли Минь, затерялись. Такая же судьба постигла второго ребёнка, оставленного во время Великого похода родственникам. Ещё двое умерли после рождения. Цзяоцзяо (явившаяся на свет по завершении Великого похода) — единственная из пятерых, кого удалось сберечь благодаря тому, что отец переправил кроху в СССР. Там уже находилась на лечении и её мать. Впрочем, вторая семья Мао к тому моменту фактически распалась.

Судьба первой семьи оказалась драматичней. В 1930 году чанкайшисты напали на след Ян Кайхуэй. «В тюрьме, — пишет Ли Минь, — её принуждали отказаться от моего отца, но она резко отвергла такое предложение». Ян казнили, сыновья стали бродяжничать. Младший пропал, а двух старших подпольщики спрятали и тайком переправили в СССР. Таким образом, в Ивановском детдоме проживало трое детей Мао Цзэдуна от двух жен. Тем временем в Яньани (столице Особого административного района, образованного после Великого похода) созрел роман Мао с третьей, наиболее знаменитой из его жён — киноактрисой Цзян Цин.

«Не пугайте моим именем людей»

Вскоре после возвращения из СССР, когда Цзяоцзяо пришлось поступать в китайскую среднюю школу, отец сообщил, что придумал для неё новые имя и фамилию. На вопрос «зачем?» поведал, что некогда «Ли» был его любимый псевдоним. Но подлинную причину раскрывают содержащиеся в книге факты: Мао не хотел, чтобы дети использовали родство к собственной выгоде.

Когда Ли На, сводная сестра Ли Минь (дочь Мао и Цзян Цин, родившаяся в 1940году), попала в больницу, отец велел записать её там под именем Шэнь Цзюань, а ей наказал, чтобы выдавала себя за дочь его охранника Шэня.

При поступлении Ли Минь на работу отец строго предупредил: «Не говори, что ты дочь Мао Цзэдуна». Мао запрещал домочадцам пользоваться услугами персонала своей резиденции в Чжуннаньхае (повара, парикмахера и пр.).

В книге цитируется его наказ: «Не опирайтесь на меня, Мао Цзэдуна, — нужно опираться на собственные усилия, самим всего добиваться. Не пугайте моим именем людей».

Историки, публицисты любят сравнивать Мао и Сталина. Да, формальное сходство налицо: оба возглавляли главные коммунистические державы мира, оба были подозрительны. В книге Ли Минь обнаруживаются и иные черты сходства: Мао, как и Сталин, оказывается, был неприхотлив в быту, трудился по ночам. Наконец, был категорически против каких-либо льгот для своих детей, против тенденции пестовать детей как «наследных принцев».

Один из самых драматичных эпизодов книги — рассказ о гибели Серёжи (Мао Аньина, старшего сына Мао Цзэдуна). 25 ноября 1950 года американский самолёт сбросил напалмовые бомбы на штабное помещение, где в тот момент находился Сергей, переводчик генерала Пэн Дэхуая, командовавшего частями китайских народных добровольцев.

«В новом помещении Генерального штаба китайских народных добровольцев стояла тишина, полная скорби и гнева, — пишет Ли Минь. — От такой тишины перехватывало дыхание, застывала кровь в жилах. Пэн Дэхуай, навалясь на небольшой квадратный стол, составлял телеграмму: «Сегодня во время вражеского налёта на штаб китайских народных добровольцев погиб товарищ Мао Аньин».

— Председатель, я не уберёг Аньина, это моя вина. Прошу наказать меня, — сказал Пэн Дэхуай по прибытии в Пекин. Последовавший ответ Мао сопоставим с реакцией Сталина на предложение обменять его пленённого сына Якова на Паулюса: мол, он «лейтенантов на фельдмаршалов не меняет».

— Погиб простой боец, — заявил Мао, — и не надо делать из этого особое событие только потому, что это — мой сын. Неужели оттого, что он — мой сын, сын Председателя партии, он не может погибнуть во имя общего дела народов Китая и Кореи!

Какая же это логика?

Приведены в книге и такие слова Мао: «Шестеро моих родных погибли. Кайхуэй была замечательным человеком, Аньин был замечательным сыном! Нелегко досталась нам победа революции».

Выправление «заморских» привычек

От «ивановцев» (китайцев — воспитанников Ивановского интердома) мне известно, что Серёжа — Аньин был общепризнанным лидером, так сказать, «звездой», возглавлял сводную комсомольскую организацию детского дома. Заботливо опекал младшего брата (Колю — Аньцина) и сводную сестрёнку Цзяоцзяо. Но именно с ним, с Сергеем, Мао был особенно строг.

Ли Минь приводит занятный рассказ брата. «Когда я только что приехал в Яньань, мне всё было непривычно: быт, общение с людьми, обстановка кругом казались такими чуждыми. В детстве я бродяжничал, привык к вольнице, потом в Советском Союзе воспринял многие русские привычки.

Отец однажды сказал: «Ты сейчас в Китае — в Яньани, а не в Советском Союзе. Ты должен следовать традиционным привычкам восточных людей».

Переодев сына в залатанный ватник, Мао сказал: «Раньше ты ел хлеб, пил молоко, а теперь ты — в Китае и нужно попробовать шаньбэйскую чумизу. Ты должен жить, питаться и трудиться вместе со всеми сельчанами. Начнёшь со вспашки земли и вернёшься после сбора урожая».

Когда Серёжа вернулся из деревни, на нём, повествует Ли Минь, была одежда из серого домотканого полотна, голова повязана полотенцем — загорелый дочерна, он теперь не отличался от крестьян Се — верной Шэньси. Мао был удовлетворён.

«Наш бледный толстячок, — констатировал он, — превратился в загорелого крепыша!» Но в том-то и дело, что его сын приехал из СССР отнюдь не белоручкой и не «толстячком». Сама же Ли Минь жалуется на скудость интердомовского питания военных лет: «На завтрак давали полкусочка хлеба и тарелку каши; на обед и ужин — по кусочку хлеба и тарелке картошки. Этого даже мне не хватало, не говоря уже о братьях».

Здесь будет уместно процитировать документ, вошедший в книгу, выпущенную несколько лет назад силами «ивановского землячества»: «Дорогой товарищ Сталин! Я — китайский юноша. В руководимой Вами Стране Советов проучился 5 лет. СССР я люблю так же, как люблю Китай. Я не могу смотреть, как германские фашисты топчут Вашу страну. Я хочу мстить за миллионы убитых советских людей. Я полон решимости идти на фронт. Пожалуйста, поддержите мою просьбу».

Автор — Мао Аньин (Серёжа), дата — май 1942 года.

Ответа не получил, но приходит январь, и его приглашают в Московскую военно-политическую академию имени Ленина. Когда Мао Аньин её окончил, война уже была на излёте, но он всё же успел побывать на фронте. При возвращении в Китай Серёжа — Аньин хотел, видимо, щегольнуть советской военной формой перед отцом, Мао Цзэдун форму приказал снять. Не советский ли мундир вызвал предубеждение Мао, стал первопричиной многих «домашних строгостей» вождя, его внутрисемейной кампании за выправление «заморских привычек» старшего сына? И его будущих кампаний с антисоветской начинкой («большого скачка» и «культурной революции»), военных столкновений на острове Даманский (Чжэньбаодао). Эти предположения, конечно, из сферы психологии, но.

Тридцать лет одиночества

Ли Минь настойчиво повторяет, что Мао Цзэдун был добрый, заботливый отец, но он был одинокий. В резиденции Чжуннаньхай, что расположена в центре Пекина близ императорского дворца Гугун, она прожила вместе с ним до 1963 года — 14 лет, включая первые годы после замужества. Не с даты ли её вынужденного (под нажимом мачехи) отъезда началась фаза одиночества китайского вождя?

Судя по книге, его в те годы никто не любил (и не любит сегодня) столь беззаветно, как Цзяоцзяо — Ли Минь. В свою очередь, и Мао был к ней искренне привязан. С неё не требовалось выправлять «заморские привычки». В отличие от безвременно погибшего Серёжи (человека умного и волевого), от Коли — Аньцина (живущего по сей день, но психически нездорового), Ли Минь была для Мао (пользуясь одним из им же придуманных терминов) «чистым листом бумаги».

Он помогал дочери осваивать китайский язык, приобщал к культурным ценностям Китая (хотя ей, похоже, по сей день чужды и пекинская опера, и классический китайский роман. Кстати сказать, все китайские «ивановцы» до сих пор владеют русским лучше, чем китайским). А между ней и Мао неизменно стояла Цзян Цин, которая в 1976-м, пользуясь своей тогдашней властью, даже препятствовала Ли Минь навещать умиравшего отца.

«Что касается личных чувств Цзян Цин и моего отца, то это всё отошло в прошлое и меня больше не волнует, что Цзян Цин была моей мачехой и что она плохо относилась ко мне. Для меня осталось важным только её отношение к отцу.

По идее, Цзян Цин должна была дать моему отцу счастье, по меньшей мере позаботиться о том, чтобы отец на старости лет не чувствовал себя одиноким. Но в реальной жизни получилось наоборот».

В другом месте Ли Минь пишет: «Трагедия заключалась ещё и в том, что Цзян Цин, всё время преследовавшая мою маму, сама не дала моему отцу счастья и, главное, что её амбиции принесли столько бед всей стране».

Ли Минь детально прослеживает перипетии политического самоутверждения Цзян Цин. В 1938 году, согласившись на брак Мао Цзэдуна с Цзян Цин, руководство КПК потребовало, чтобы последняя не вмешивалась в политическую работу супруга. И полтора десятилетия их совместной жизни это условие соблюдалось: Цзян Цин занимала рядовую должность заместителя заведующего сектором литературы и искусства в Отделе пропаганды ЦК КПК. Первые (ещё робкие) попытки её вмешательства в партийно — политические дела относятся к середине 1950-х годов. А в 1966-м её имя прогремело на весь мир: жена Мао стала запевалой «культурной революции», обернувшейся для страны экономическим хаосом, раздуванием антисоветизма (все «ивановцы» и все, кому довелось учиться в СССР, попали в «чёрные списки»).

Послесловие к мемуарам содержит такую констатацию: «В октябре 1976 года была разгромлена «банда четырёх». Цзян Цин начала отбывать срок в тюрьме, своей свободой поплатившись за те десять лет смуты, которые она принесла Китаю и всему народу. Свет победил тьму, и тюрьма явилась для неё наилучшим местом пребывания. Не одна я такого мнения о ней, и эти мысли родились не на по — чве личных обид. »

Остаётся добавить, что в июне 1991 года, в 78 лет, Цзян Цин окончила жизнь самоубийством.

dictatorband.ru

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.