Симонов монастырь

Симонов: самый грозный и самый забытый монастырь Москвы

В Симонов монастырь я приехал делать интервью с человеком, который организовал уникальную общину – слепоглухонемых, глухонемых и слабослышащих христиан. Ей в этом году исполнится 25 лет. Еще до беседы с протоиереем Андреем Горячевым – настоятелем храма Тихвинской иконы Божией Матери Патриаршего подворья в Симоновом монастыре – я немного заблудился. Пришлось обойти все уцелевшие стены древней обители. Хочу поделиться тем, что узнал, увидел и услышал.

Башни и стены Симонова монастыря

От прежнего величия и грандиозного замысла, который воплощался веками, практически ничего не осталось – только три башни из красного кирпича. Они в больших трещинах и нуждаются в срочной реставрации. Обновленный в начале 2000-х шатер еще больше подчеркивает запущенность древних стен: черепица новая – кирпич держится на честном слове.

«Солевая» башня – это первое, что бросается в глаза, если идти по Восточной улице. Она покрыта древней черепицей. С царских времен шатер «Солевой» башни не обновляли. Башня связана массивной южной стеной с двумя остальными. Все это – остатки самого могучего форпоста юга Москвы.

Из-за стен показываются ветхие бесформенные постройки промзоны, складские помещения. Но это по ту сторону. А по эту – аккуратный сквер с детской площадкой и дорожками. На месте бывшего кладбища.

Останавливаюсь у другой башни – «Кузнечной». Она самая маленькая. Пятиугольная. Такая маленькая громадина. Видимо, пару лет назад ее хотели отремонтировать. Но жидкие строительные леса, кажется, скоро сами рухнут. Ее, как и круглую «Солевую», в 1640-е построил архитектор Константинов. В это время обитель активно перестраивали: укрепляли оборонительные сооружения, которые пострадали в Смутное время.

Панорама на Москву с высокого и крутого берега впечатляет до сих пор. Не случайно здесь поставили самую высокую в Москве колокольню. Оценить вид, который открывался с пятого яруса знаменитой и утраченной звонницы, мы теперь можем только по старинным фотографиям.

Подхожу к самой мощной из уцелевших – башне «Дуло». Ее возвел «государев мастер» Федор Савельевич Конь. «Дуло» – это прозвище или имя татарского предводителя. Его убило стрелой, пущенной с этой башни.

Федор Савельевич строил и стены. Высота сохранившейся каким-то чудом южной стены кое-где достигает 7 метров. Но то, что осталось, – это скорее тихий привет из прошлого.

Башня «Дуло» имеет 16 граней. Конь строил с размахом и на века. Ребра башни украшены лопатками. Они придают величавому сооружению стройный вид. Это если говорить языком исторического справочника. А если говорить, как есть, вся башня, несмотря на свою величавость, потихоньку оседает и разваливается.

Стены обители не раз держали оборону, изматывали противника и первыми встречали огонь неприятеля. А неприятелей хватало

Но будем справедливы и аккуратны в выводах: стены и башни Симонова монастыря – настоящий шедевр русской фортификационной мысли. Они не раз держали оборону, изматывали противника и первыми встречали огонь неприятеля. А неприятелей хватало. В 1591 году Симонов монастырь принимал участие в отражении нападения хана Казы-Гирея. Осенью 1606 года монастырь помешал, и весьма небезуспешно, продвижению войск Ивана Болотникова. В 1610–1613 годах был разорен – «едва не до основания» – польско-литовскими интервентами и пришел в упадок. А в 1812 году монастырь пострадал от французов. Тогда были разграблены храмы и ризница, погибли драгоценные рукописи.

Но в XX веке огромный по замыслу и по строительным меркам памятник почти угробили… свои же.

Протяженность монастырских стен составляла 825 метров, высота 7 метров. Подведем итог: в современном архитектурном ансамбле монастыря из пяти башен сохранились три: «Дуло», «Кузнечная» и «Соляная».

Глубокая история поверхностными мазками

А начиналось все в 1370 году. Ученик и племянник Сергия Радонежского Феодор основал Симонов Успенский мужской монастырь. Место для будущей обители выбрано было на живописной возвышенности, расположенной вниз по течению Москвы-реки. Эти земли пожертвовал боярин Степан Васильевич Ховрин. В постриге он получил имя Симон – отсюда и название монастыря. Но это лишь версия.

Из стен монастыря вышла целая плеяда подвижников и патриархов: преподобный Кирилл Белозерский, преподобный Ферапонт Можайский. Еще были святитель Иона, митрополит Московский и всея Руси, святитель Геронтий – тоже митрополит, и патриарх Иосиф… Кстати, Иона стал первым митрополитом, поставленным на Руси без Константинопольского патриарха. Случилось это в 1448 году. И конечно, нельзя не сказать, что из Симонова монастыря вышел первый патриарх Московский и всея Руси Иов.

Примечательно, что некоторые насельники Симонова монастыря попали сюда по воле государя. Около 1510 года по прямому царскому указу в обитель был определен Василий Косой Патрикеев (в иночестве Вассиан) 1 . И конечно, здесь жил известный Максим Грек.

Преподобный Кирилл именно в Симоновом монастыре услышал голос Божией Матери, приказавшей идти на Белоозеро

Первый в этом списке преподобный Кирилл именно в Симоновом монастыре услышал голос Божией Матери. А чудо случилось так. Он стал архимандритом Симонова монастыря, но вскоре оставил настоятельство и затворился в келье. Однажды ночью за акафистом он и услышал голос Божией Матери: «Кирилл, выйди отсюда и иди на Белоозеро. Там Я уготовала тебе место, где можно спастись».

Симонов монастырь был одним из богатейших на Руси. До 1764 года он владел около 12 тысячами крестьян. К монастырю было приписано несколько мелких монастырей и пустыней.

Известно, что патриарх Филарет в 1624 году написал указную грамоту в Осташков Григорию Васильевичу Замыцкому: он требовал разрешить крестьянам Рожковской слободы, вотчины Симонова монастыря, ловить рыбу в озере Селигер. В документе говорится, что такая практика существовала и раньше, а оброк платился в приказ Большого дворца 2 .

Ловля рыбы крестьянами Симонова монастыря в озере Селигер за оброк не устраивала осташковских (видимо, государевых) крестьян, поэтому симоновским крестьянам было запрещено ловить рыбу в озере 3 . Вот такой конфликт интересов случился четыре века назад.

Еще в Симоновом монастыре собственную келью имел старший брат Петра Великого – Федор Алексеевич. А известный собиратель рукописей и русских древностей граф Алексей Мусин-Пушкин в 1795 году ходатайствовал перед Екатериной II, чтобы Симонов монастырь открыли после упразднения по случаю косившей население чумы. Так чумной изолятор вновь превратили в обитель.

В прошлые века эти пейзажи и эта местность манили больших писателей, великих поэтов и знаменитых художников.

В пруду, который находился недалеко от монастыря, Николай Карамзин утопил свою Лизу. Здесь работал Аполлинарий Васнецов, творил Константин Тон. Был здесь и Александр Пушкин, но это уже грустная история, о которой речь пойдет ниже…

Высокая классика и роскошное барокко

Окончательно ансамбль Симонова монастыря сложился к середине XIX века. Но уже в 1685 году известный московский зодчий Осип Старцев ставит в обители знаменитую Трапезную палату.

Открытый сегодня Тихвинский храм – это и есть та самая Трапезная.

Первоначально за работу по ее сооружению взялся архитектор Парфен Петров. Но заказчик работу мастера не оценил: не понравились мотивы древнемосковской архитектуры. Дошло до суда. Уже через три года другой зодчий, Осип Старцев, переделывает то, что построил Петров, и создает самый внушительный по своим формам и размаху памятник московского барокко.

Архитектор дал волю фантазии и соорудил просторную смотровую площадку. По размерам она не уступала большому четверику церкви. А вот что написал об этом архитектурном решении Михаил Юрьевич Лермонтов:

«Далее к востоку на трех холмах, между коих извивается река, пестреют широкие массы домов всех возможных величин и цветов; утомленный взор с трудом может достигнуть дальнего горизонта, на котором рисуются группы нескольких монастырей, между коими Симонов примечателен особенно своею почти между небом и землей висящею платформой, откуда наши предки наблюдали за движениями приближающихся татар» 4 .

До наших дней сохранилось еще одно смелое архитектурное решение – ступенчатый щипец

Северный фасад был украшен окнами с наличниками замысловатой формы. Это и по дошедшим до нас фотографиям видно. Но до наших дней сохранилось еще одно смелое архитектурное решение – ступенчатый щипец. Его оформление выдержано в духе западноевропейского маньеризма.

Упомянутый выше Аполлинарий Васнецов изобразил как раз описываемую часть здания на полотне «Симонов монастырь. Облака и золотые купола». Это 1927 год. Едва успел.

Даже на черно-белом снимке все сказочно красиво. А так выглядел Тихвинский храм со знаменитым щипцом в советские годы.

А западноевропейский маньеризм, который чудесным образом проник за толстые крепостные стены Симонова монастыря, имеет блестящие образцы во Флоренции. Взять, например, замечательную Библиотеку Лауренциана. Ее строил Микеланджело с учениками – Джорджо Вазари и Бартоломео Амманати. Отголосок той волны в архитектуре теперь застыл на крыше Тихвинского храма. Так до конца, кстати, и не отреставрированного. В этом смысле он недалеко ушел от башен-сестер.

Знаменитой колокольне Симонова монастыря повезло меньше. Точнее – совсем не повезло. А возвел эту пятиярусную колокольню в 1839 году Константин Тон. Говорят, он очень любил Симонов. Колокольня была на 9 метров (а по некоторым данным, и на 12) выше «Ивана Великого». Выдержанная в русско-византийском стиле, она стала самой высокой в Москве: 90 метров. Симонов монастырь превратился в настоящую архитектурную жемчужину.

Теперь можно только представить, что за звон проносился над излучиной Москвы-реки, когда монахи звали людей на богослужения. Кстати, самый большой колокол весил более 1000 пудов – это 16 тонн. Безбожники эту махину сняли и переплавили. Но даже старинные фотографии передают всю грандиозность колокольни. Есть на что посмотреть. Это, к примеру, самый первый ее снимок. Его сделали в 1852 году.

Колокольню взорвут и разберут на кирпич. А потом и уничтожат и некрополь

А вот старинная открытка Симонова монастыря. Автор – художник-гравер Луи-Пьер-Альфонс Бишбуа.. Луи-Пьер-Альфонс, к слову сказать, красоту и масштаб прекрасно понимал и ценил. Благодаря его работам мы знаем, как поднимали Александровскую колонну на Дворцовой площади в Санкт-Петербурге.

Колокольню взорвут и разберут на кирпич. А через год и уничтожат и знаменитый монастырский некрополь.

Похороненный некрополь

Душа сказала мне давно:
Ты в мире молнией промчишься!
Тебе всё чувствовать дано,
Но жизнью ты не насладишься.

Это строчки замечательного московского поэта Дмитрия Веневитинова. Он умер в 21 год. Но успел состояться как великолепный романтик.

В 1826 году Веневитинов написал блестящее стихотворение, в котором находим строчки:

Вот час последнего страданья!
Внимайте: воля мертвеца
Страшна, как голос прорицанья.
Внимайте: чтоб сего кольца
С руки холодной не снимали; –
Пусть с ним умрут мои печали
И будут с ним схоронены.

«Завещание» Веневитинова не исполнили. Кольцо действительно было. Точнее – перстень из Геркуланума. Его умирающему поэту надел славянофил Алексей Хомяков. На его похороны в Симонов монастырь приехал и Александр Сергеевич Пушкин. После «молниеносной» жизни прах Дмитрия Владимировича потревожили. Страшную «волю мертвеца» нарушили в 1930 году. Кольцо забрали, и теперь оно хранится в Литературном музее.

Потревожили и прах Сергея Тимофеевича Аксакова – автора «Аленького цветочка». Тела обоих литераторов эксгумировали и перезахоронили на Новодевичьем кладбище. А вот родственникам Веневитинова повезло меньше. Их могилы были уничтожены. Как и сотни других. Их не стали переносить. Все останки смешали с землей. Классовые враги – представители старинных дворянских русских фамилии: Загряжские, Оленины, Дурасовы, Вадбольские, Соймоновы, Муравьевы, Исленьевы, Татищевы, Нарышкины, Шаховские, которые были здесь похоронены, – новой большевистской «России» оказались не нужны. А еще под фундаментом библиотеки Дома культуры «ЗИЛ» находится захоронение сподвижника Петра Великого, первого кавалера ордена святого Андрея Первозванного – Федора Головина. Этот Дом культуры был выстроен на фундаменте пятиглавого Успенского собора Симоновой обители.

Вместе с надгробьями навсегда исчезли и Успенский собор, и другие церкви – перед революцией в обители действовали шесть храмов с 22 престолами, – и Сторожевая башня, и Тайнинская.

Приход слепоглухонемых и новая жизнь Симонова монастыря

Симонов монастырь стал оживать в 90-е годы прошлого века. Благодаря огромной энергии и нечеловеческим усилиям протоиерея Андрея Горячева – настоятеля храма Тихвинской иконы Божией Матери. Он начал восстанавливать и разрушенный монастырь, и утраченный некрополь.

Уже проведена большая экспертиза по отделению человеческих останков и останков животных: кости были беспорядочно разбросаны по территории монастыря и засыпаны землей и строительным мусором. После небольшой экскурсии по монастырю мы с отцом Андреем спустились в усыпальницу Мусиных-Пушкиных. Валентина Платоновича, родственника того самого Алексея Ивановича Мусина-Пушкина, который уговорил Екатерину II открыть Симонов монастырь. Валентин Платонович построил два двухэтажных придела храма.

В глаза бросилось еще одно надгробье с фамилией «Толоконников». Из черного гранита. Оно лет 60, как и сотни других, лежало под землей. А прямо напротив входа в Тихвинский храм лежат еще несколько могильных плит. Видимо, чтобы память не отшибло.

Сюда на богослужения приходят люди с ограниченными возможностями: кто-то не слышит, а кто-то не видит и не слышит одновременно

Я пришел в Симонов монастырь, чтобы поговорить с отцом Андреем Горячевым об общине слепоглухонемых. Сюда уже больше 20 лет на богослужения приходят люди с ограниченными возможностями: кто-то не слышит, а кто-то не видит и не слышит одновременно. И здесь очень крепкая община.

Уже после интервью отец Андрей провел небольшую экскурсию по храму. Само интервью об уникальном приходе слепоглухонемых появится позже. Прежде захотелось познакомить читателей с этим удивительным местом, где чудом дошедшие до наших дней стены, башни и храм готовы рассказать много историй. Было бы желание их послушать.

pravoslavie.ru

МОСКОВСКИЙ СИМОНОВ МОНАСТЫРЬ

Симонов монастырь.24 сентября 2016

Московский Симонов монастырь в честь Успения Пресвятой Богородицы, 1 класса, ставропигиальный (недейств.)

  • Адрес : Россия, 109280, Москва, ул. Восточная, 4 (м. «Автозаводская»)
  • На карте: Яндекс.Карта, Google-карта

    Основан в 1370 году по благословению преподобного Сергия Радонежского его учеником и племянником — преподобным Федором, уроженцем Радонежа.

    Свое название монастырь получил по имени инока Симона, в миру боярина Стефана Васильевича Ховрина, пожертвовавшего землю для монастыря. На этих землях — к югу от Москвы, в десяти верстах от Кремля — и был заложен монастырь.

    Первоначально Симонов монастырь располагался несколько ниже по Москве-реке, у большой дороги в Москву, и святой Феодор, стремясь найти большее уединение, выбрал для монастыря другое место, неподалеку от старого. В 1379 году монастырь был перенесен на его нынешнее место. На старом месте осталась только приходская церковь Рождества в Старом Симонове, сохранившаяся и поныне.

    Тогда же была заложена каменная церковь Успения Божией Матери. Церковь была освящена в 1405 году. В 1476 году купол собора сильно пострадал от удара молнии. В конце XV века храм перестраивался одним из учеников Фиораванти по образцу Успенского собора в Кремле.

    Московский Симонов монастырь. Картина XIX века

    Преподобный Сергий Радонежский считал Симонов монастырь «отраслью» своей Троицкой обители и всегда останавливался здесь во время приездов в Москву. Из стен Симонова монастыря в XV-XVII веках вышла целая плеяда выдающихся подвижников и церковных деятелей: преподобный Кирилл Белозерский, святитель Иона, митрополит Московский, святитель Геронтий, митрополит Московский, патриарх Московский и всея Руси Иосиф, архиепископ Ростовский Иоанн, знаменитый деятель нестяжательства инок Вассиан, в миру князь Василий Иванович Косой-Патрикеев. В монастыре жил и работал преподобный Максим Грек.

    В 1383 году Симонова обитель первой на Руси сделалась ставропигиальной, войдя под непосредственное управление патриарха Константинопольского. Монастырь вскоре прославился по всей России, и сюда стекались огромные вклады. Симонов монастырь особенно любил посещать царь Феодор Алексеевич. Специально для него здесь были устроены кельи, где царь молился во время Великого поста.

    В конце XVII века собор был расписан артелью московских царских мастеров. Тогда же был выполнен резной золоченый иконостас, в котором находилась главная реликвия монастыря — Тихвинская икона Божией Матери, которой св. Сергий Радонежский благословил Дмитрия Донского на Куликовскую битву. Здесь же хранился золотой крест, осыпанный алмазами и изумрудами — дар царевны Марии Алексеевны.

    Трапезная Симонова монастыря сооружена в 1680 году на средства царя Федора Алексеевича артелью каменщиков во главе с Парфеном Петровым. В ее состав вошли фрагменты предыдущей постройки 1485 года. При строительстве нового здания Парфен Петров, вероятно, уже человек немолодой и строивший в традициях первой половины XVII века, использовал детали раннемосковской архитектуры, которые не понравились монастырским властям. Они возбудили против мастера судебную тяжбу, и три года спустя трапезная была перестроена заново. На этот раз работами руководил известный московский мастер Осип Старцев, много строивший в Москве и в Киеве. Наряду с Яковым Бухвостовым он является самым выдающимся зодчим конца 17-го столетия. Имена Старцева и Бухвостова часто стоят рядом в документах того времени: это были своего рода «друзья-конкуренты», работавшие в стиле московского барокко, но обладавшие ярко выраженной индивидуальностью.

    Новая трапезная Симонова монастыря стала одним из самых значительных сооружений конца XVII века. Пышно украшенное здание было ярко раскрашено «в шахмат» — стиль росписи, имитирующий каменную ограненую кладку. Церковь Сошествия Св. Духа при трапезной построена в 1700 году на средства царевны Марии Алексеевны, сестрой Петра I. В XIX веке к ней были пристроены два придела.

    В 1771 году, при Екатерине II, монастырь был упразднен и по случаю распространившейся в ту пору эпидемии чумы превращен в чумной карантин.

    В 1795 году по ходатайству графа Мусина-Пушкина обитель была восстановлена.

    Вид Симонова монастыря

    По выражению летописца, Симонов монастырь неоднократно служил «щитом Москвы против врагов». За долгие годы своего существования Симонов монастырь не раз принимал на себя натиск вражеских полчищ, подвергался татарским набегам, в Смутное время был разорен и разрушен едва не до основания.

    Башни и стены монастыря строились в XVI веке. Как считают, их возводил «государев мастер» Федор Савельевич Конь — строитель Смоленского кремля. Укрепленный при Борисе Годунове, монастырь отразил в 1591 году набег крымского хана Казы-Гирея.

    Новые стены монастыря и часть башен были сооружены в 1630 году, при этом в состав новой крепости вошли фрагменты старой крепости, построенной Федором Конем. Окружность монастырских стен составляла 825 метров, высота 7 метров. Из сохранившихся башен особенно выделяется угловая башня «Дуло», увенчанная высоким шатром с двухъярусной дозорной башенкой. Две другие уцелевшие башни — пятигранная Кузнечная и круглая Солевая — построены в 1640-е годы, когда велась перестройка оборонительных сооружений монастыря, пострадавших в Смутное время.

    В монастырь вели трое ворот: восточные, западные и северные. В память об отражении нападения крымского хана Казы-Гирея в 1591 году была сооружена надвратная церковь Всемилостивого Спаса. Над восточными воротами в 1834 году была возведена надвратная церковь Св. Николая Чудотворца.

    в 1812 году подвергся разорению от французов.

    В 1832 году было принято решение о постройке новой колокольни Симонова монастыря. Средства для строительства дал купец Иван Игнатьев. Первоначальный проект в стиле классицизма составил известный архитектор Н.Е. Тюрин. Колокольня была заложена в 1835 году, но затем ее проект был изменен, и возводилась она уже в «русском» стиле по проекту К.А. Тона. Строительство завершилось в 1839 году. По своему силуэту и местоположению — близ монастырской ограды — колокольня повторяла колокольню Новодевичьего монастыря. Ее высота составляла более 90 метров. Огромная пятиярусная колокольня Симонова монастыря зрительно замыкала перспективу излучины Москвы-реки и была видна на много верст вокруг. Самый большой из висевших на колокольне колоколов весил 1000 пудов. На четвертом ярусе были установлены часы.

    В 1896 году Успенский собор монастыря был реставрирован и освящен.

    фото Симонова монастыря. Конец ХIХ в.

    В монастырском соборе были похоронены Симеон Бекбулатович — крещеный касимовский царевич, по прихоти Ивана Грозного венчанный в 1574 году «царем и великим князем всея Руси» и через два года свергнутый. Ослепленный в 1595 году по проискам Бориса Годунова, в 1606 году он был пострижен на Соловках и умер в Симоновом монастыре под именем схимника Стефана. Здесь же погребен сын Дмитрия Донского Константин Дмитриевич (во иночестве Кассиан), князья Мстиславские, Темкины-Ростовские, Сулешевы, бояре Головины и Бутурлины.

    На территории Симонова монастыря находился обширный некрополь, где были похоронены поэт Д.В. Веневитинов (1805-1827), писатель С.Т. Аксаков (1791-1859), его сын Константин Сергеевич Аксаков |1817-1860), композитор А.А. Алябьев (1787-1851), известный библиофил и коллекционер А.П. Бахрушин (1853-1904), дядя А.С. Пушкина — Николай Львович Пушкин, а также многочисленные представители старинных русских дворянских фамилий — Загряжские, Оленины, Дурасовы, Вадбольские, Соймоновы, Муравьевы, Исленьевы, Татищевы, Нарышкины, Шаховские.

    Живописное местоположение монастыря вдохновляло многих поэтов, писателей и художников. Около монастыря находился пруд, по преданию, выкопанный Сергием Радонежским.

    Монастырь в советское время

    С 1923 года в части монастыря размещался музей, занявший Тихвинскую церковь с трапезной. Был выпущен путеводитель и проектировались реставрационные работы в 1927 году.

    В мае 1929 года был закрыт последний храм монастыря.

    В ночь на 21 января 1930 года, в 6-ю годовщину смерти В. И. Ленина, Успенский собор Симонова монастыря (на то время одно из древнейших зданий Москвы) и стены вокруг него были взорваны, также погибли колокольня, надвратные церкви, башни Сторожевая и Тайнинская, были уничтожены все могилы на территории обители.

    От монастыря уцелела лишь южная стена с башнями, трапезная палата с обезглавленной церковью Тихвинской иконы Божией Матери, и хозяйственная постройка — «солодежня» или «сушило».

    С 1931 г. в трапезной монастыря находился киноклуб. Трапезная реставрировалась с 1955 по 1966 гг. и с 1982 по 1990 гг.

    В 1932-1937 гг. на месте большей части монастыря архитекторами Л.А., В.А. и А.А. Веснинами был построен Дворец культуры автомобильного завода им. И.А. Лихачева.

    Московский Симонов монастырь, 2008 г. Фотография Иванова Дмитрия с сайта sobory.ru

    В 1992 году была зарегистрирована община глухих и слабослышащих Тихвинского храма бывшего Симонова монастыря.

    В 1995 году остатки монастырского ансамбля были переданы Церкви.

    К 1990 году в монастыре сохранились следующие здания:

    • крепостные стены (три прясла): были сооружены в 1630 г., при этом в состав новой крепости вошли фрагменты старой крепости, построенной Федором Конем. Окружность монастырских стен составляла 825 м, высота — 7 м.
    • Солевая башня (угловая, юго-восточная), построена в 1640-е гг.;
    • Кузнечная башня (пятигранная, на южной стене), имеет пятиугольную форму и расположена на южной единственной сохранившейся стене монастыря. Это самая малая башня монастыря была возведена в 1640-е гг., а ее высокий шатер достраивался в течение последующих 40 лет. Башня имеет одноярусный наблюдательный пункт, в отличие от других башен, где он двухярусный
    • «Дуло» (угловая, юго-западная башня), увенчана высоким шатром с двухъярусной дозорной башенкой
    • «Водяные» ворота (1/2 XVII в.);
    • «Келарский корпус» (или «Старая» трапезная, 1485 г., XVII в., XVIII в.); Старая трапезная — название XX века, Келарский корпус — название XIX в., Хлебная палата — название XVIII в. В 1485 году построили «келарский» корпус — двухэтажное здание у южного участка стены, бывшее старой трапезной. Оно — одно из самых старых зданий не только самого монастыря, но и вообще Москвы.
    • «Новая» трапезная (1677-1683 гг., зодчие П. Потапов, О. Старцев);
    • «Сушило» (солодежня, XVI в., 2/2 XVII в.); Согласно сохранившимся документам, оно предназначалось для хранения продовольственных запасов и сушки солода и зерна. Здание сооружено одновременно с трапезной палатой зодчим Парфеном Потаповым (по другим данным Парфеном Петровым) и первоначально было окружено галереей на столбах. Первый этаж здания занимают две одинаковые палаты, на втором и третьем этажах располагаются большие бесстолпные зальные помещения.
    • Казначейские кельи (1/3 XVII в.).

    Утраченные храмы

    Успенский собор Московского Симонова монастыря. Фотограф К.Фишер

    Собор Успения Пресвятой Богородицы

    Успенский собор был заложен в 1379 году, когда был основан Симонов монастырь, и освящен 1 октября 1405 года.

    В 1476 году в грозовую ночь молния ударила в крест главного купола собора, и купол загорелся. Занимаясь его ремонтом, стали перестраивать и весь собор, для чего великий князь Иван III разрешил пригласить ученика архитектора Аристотеля Фиорованти.

    Еще через семьдесят лет собор перестраивался вторично, а рядом с ним возвели шатровую колокольню. В результате переделок к XVII веку собор превратился в высокое крестово-купольное здание с входом в центре западной стены, с трех других сторон его окружала невысокая галерея. На галерею с востока вели две лестницы, и это особо подчеркивало симметричность и торжественность постройки. Почти квадратный в основании, собор стоял на высоком подклете из белого камня. Верх завершался крестовым сводом на четырех столбах. Торцы сводов образовывали закомары. В плане собор имел форму восьмиконечного креста. В световом барабане были устроены щелевидные оконные проемы, у его основания – небольшие килевидные кокошники. Когда переделывали сгоревшую главу, закомары закрыли, по углам поставили декоративные барабаны. Собор стал о пяти главах луковичной формы. Изменилась также форма портала главного входа.

    В 1832 г. к собору с левой стороны пристроили ризницу, а с правой – придел Казанской иконы Божией Матери. В приделе находилась икона Господа Вседержителя, принадлежавшая преподобному Сергию Радонежскому. По преданию, именно этим образом преподобный благословил великого князя Дмитрия Ивановича и его дружину перед Куликовской битвой. В ризнице находился трехстворчатый складень, которым преподобный Сергий благословил иноков Пересвета и Ослябю перед сражением. В соборе находился великолепный пятиярусный вызолоченный иконостас, в котором помещались Владимирская и Тихвинская иконы Божией Матери начала XVI века. В конце XIX века собор обновили снаружи и внутри по проекту архитектора К.А. Тона. Позакомарное покрытие переделали на четырехскатное, окна растесали, застеклили галерею. В 1891 году храм обновляли.

    В январе 1930 года Успенский собор вместе частью других монастырских построек был взорван. Историки и реставраторы пытались спасти этот памятник, указывая на его древность и обнаруженные в соборе фрески XV в., но – безуспешно.

    Церковь Николая Чудотворца Московского Симонова монастыря

    Церковь Николая Чудотворца

    В 1834 году над восточными воротами была возведена надвратная церковь св. Николая Чудотворца.

    Церковь уничтожена в начале 1930-х годов.

    Колокольня с храмом Иоанна Постника и Александра Невского Московского Симонова монастыря

    Церковь Иоанна Постника и Александра Невского в колокольне

    В 1832 году было решено построить новую колокольню монастыря на средства, которые пожертвовал купец Иван Игнатьев. По первоначальному проекту колокольня должна была быть построена в стиле классицизма по проекту Н.Е. Тюрина, однако в те времена уже набирало силу движение за возврат к более традиционной для России архитектуре. В итоге к 1839 году была возведена пятиярусная колокольня высотой 90 м в «русско-византийском стиле» по проекту К.А. Тона. Звонница, вдохновленная «Иваном Великим», превосходила его высотой на 9 м. Самый большой из висевших на колокольне колоколов весил 16,4 т (1000 пудов). На четвёртом ярусе были установлены часы. Колокольня была одной из архитектурных доминант Москвы своего времени и зрительно формировала завершённую картину живописной излучины Москва-реки вниз по течению от города.

    В 1929 году была взорвана и разобрана на кирпич.

    Церковь Спаса Всемилостивого Московского Симонова монастыря

    Церковь Всемилостивого Спаса

    В 1591 году монастырь оказался на пути войск крымского хана Казы-Гирея, и огнем стоявших на стенах пушек участвовал в отражении набега. В память этого события в 1593 году над древними западными вратами был сооружен небольшой Спасский храм.

    Ежегодно 1 августа, в день Происхождения (изнесения) Честных Древ Животворящего Креста Господня, из храма совершался крестный ход на Москву-реку для освящения воды. Храм и его иконостас подвергались поновленням, но были сохранены старинные царские врата и некоторые иконы, в том числе образ Успения Пресвятой Богородицы XVI века.

    Храм был закрыт вскоре после Октябрьской революции 1917 года.

    Его взорвали с большей частью построек древней обители в январе 1930 года.

    Церковь прп. Александра Свирского Московского Симонова монастыря. Фото с западной стороны

    Церковь Александра Свирского

    В конце XVIII века у северной стены Симоновой обители появилась пристройка – монастырская больница. Вскоре при ней была устроена церковь преподобных Ксенофонта и Марии. В 1774 году при церкви устроили трапезную с приделом Сошествия Святого Духа. В середине XIX века в монастыре проводились крупные строительные работы. Была перестроена и больничная церковь, которую в 1853 году переосвятили во имя преподобного Александра Свирского.

    Храм закрыли в 1929 году, а на следующий год он со многими другими монастырскими постройками был взорван.

    Настоятели

    • свт. Феодор (1370 — 1386) .
    • cвт. Геронтий (упом. 1447 — 1453)
    • свт. Вассиан (Санин) (ок. 1502 — 1506)
    • Иоанн (1514 — 9 февраля 1520)
    • Филофей (1560 — 1562)
    • Павел (сентябрь 1612 — август 1613)
    • Левкий (1620 — 6 июля 1634)
    • Иосиф (Дьяков) (1639 — 1642)
    • Павел (май 1671 — 15 сентября 1674)
    • Рафаил (Краснопольский) (нач. 1704 — 1708)
    • Иосиф (Туробойский) (1708 — 1710 [1])
    • Дорофей (Короткевич) (1710 — 1712)
    • Кирилл (Флоринский) (? — июль 1741)
    • Павел (Пономарев) (27 ноября 1783 — 13 октября 1785) .
    • Аполлоний (Матвеевский) (1851 — 1861)
    • Иоанн (Митропольский) (26 марта 1881 — 12 августа 1889)
    • Андрей (Садовский) (1889 — 1893)
    • Александр (Закке-Заккис) (16 апреля — 3 сентября 1893) .
    • Иоанн (Кратиров) (12 марта 1903 — 5 декабря 1908)
    • Мисаил (Крылов) (4 декабря 1908 — ?)
    • Филипп (Перов) (не ранее 1912 — 1917)
    • Иаков (Пятницкий) (1921 — март 1922)
    • Петр (Руднев) (1923 — 1927 [2])

    Использованные материалы

    [1] Евгений (Болховитинов), митр. Словарь исторический. О бывших в России писателях духовного чина греко-российской церкви, М: Троицкая Сергиева Лавра, 1995, с. 172.

    drevo-info.ru

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

×
Рекомендуем посмотреть