Почему Гитлер проиграл войну Сталину?

Почему Гитлер проиграл войну Сталину?

Поражение Третьего Рейха во Второй мировой войне было вызвано множеством причин, мы же хотим обозначить главные стратегические ошибки, допущенные Германией в ходе конфликта.

Переоценка мощностей

Главной стратегической ошибкой Третьего Рейха была переоценка собственных сил. За основу при расчетах количества оружия, снабжения и живой силы при нападении на СССР брались результаты победоносной кампании во Франции. Германские военачальники были окрылены этой победой — армия Франции считалась сильнейшей сухопутной армией. К началу Второй мировой войны Франция была третьей по числу танков и самолетов и четвертой по мощи флота. Общая численность французских войск насчитывала более 2 млн. человек.

Но война с СССР оказалась тотальной, расчет на молниеносный блицкриг -ошибочным. Осуществить его оказалось непосильной задачей.

Когда к осени 1941 года план «Барбаросса» провалился, это означало стратегическую катастрофу Третьего Рейха.

Перенос высадки на Британские острова

15 августа 1940 года был совершен первый налет немецкой авиации на Лондон. Этот день считается началом Битвы за Британию. За один день люфтваффе потеряло в два с лишним раза больше машин, чем противник — 75 немецких самолетов против 34 английских.

Во время последовавших налетов отрицательная статистика сохранялась. В итоге, 17 сентября 1940 года Гитлер приказал перенести предполагавшуюся операцию «Морской лев» (высадка на Британские острова) на неопределенное время, 12 октября — перенес её на зиму. Весной уже 1941 года началась Балканская кампания вермахта, а летом Гитлер напал на СССР. Весной 1942 года Гитлер окончательно отказался от «Морского льва».

Лондон он оставил «на потом», что по нынешним оценкам экспертов было главной стратегической ошибкой фюрера.

Непоследовательные союзники

Воевать Гитлер хотел и, как сам полагал, умел, а вот дружить у него получалось плохо, ему так и не удалось сделать из Германии и её союзников единую силу. Союзники Третьего Рейха имели во Второй мировой войне цели, которые были отличны от целей фюрера.

Япония не желала нападать на СССР и воевала с США. Испания отдала на Восточный фронт отдала всего одну дивизию, не считал СССР своим главным врагом Муссолини. Был раздор и между самими союзниками — Венгрия и Румыния считали друг друга противниками.

Союзничество с Третьим Рейхом было выгодно странам ОСИ только до той поры, пока немцы одерживают победы. Дипломат из Гитлера оказался слабый.

Слабая логистика

В Третьем Рейхе во время войны постоянно возникали проблемы со снабжением. Это было вызвано несколькими факторами. Во-первых, немецкое вооружение было очень разномастным (французские пушки, чешские танки), то есть требовало миллион уникальных запчастей.

Логистика Третьего Рейха была слабой по причине кадров. Работа в стратегическом снабжении считалась повинностью — славы не добьешься. Поэтому так оказывались второсортные и третьесортные офицеры. Честолюбивые и одаренные офицеры, если занимались снабжением — то оперативным.

Нерешенный вопрос снабжения на Восточно фронте проявил себя в полной мере. В немецких танковых дивизиях только малая 10-я часть техники имела гусеничный ход. Остальные машины были колесными, то есть предназначались для дорог.

А в СССР их не было. На всю страну в 1941 году было меньше ста тысяч километров асфальтированных дорог. Машины вязли в грязи и снеге, технику даже приходилось оставлять. Снабжение тормозилось.

«Табуизация поражения»

Немецкий историк Бернд Вегнер из Университета бундесвера в Гамбурге среди стратегических факторов, приведших к поражению Германии, называет «табуизацию поражения», которая властвовала на всех системных уровнях и государства в целом, и армии в частности. И Черчилль, и Сталин важные решения принимали на советах, предполагали в своих расчетах даже варианты поражения.

Третий Рейх в своих расчетах не мог себе этого позволить. Любые пораженческие настроения пресекались на корню. Из-за этого, из-за системной ошибки в просчетах Германия не могла выстроить надежную военно-политическую концепцию войны. Тот же Вегнер писал: «Это звучит неожиданно, но большую часть войны Германия вела в импровизационном режиме».
Даже во время Берлинской наступательной операции Гитлер продолжал верить, что к Берлину идут армии Венка, Буссе, армейской группы Ф. Штайнера, которые разобьют Красную армию. Как мы знаем из истории — не разбили.

russian7.ru

Дмитрий Винтер — Почему Сталин проиграл Вторую мировую войну?

Дмитрий Винтер — Почему Сталин проиграл Вторую мировую войну? краткое содержание

Почему Сталин проиграл Вторую мировую войну?

Почему сам он считал победу над гитлеровской Германией недостаточной, неполной, пирровой?

Почему сорвался его «освободительный поход в Европу»?

Кто разгадал его тайный замысел и противодействовал его «ледокольным» планам?

Кто стравил Гитлера и Сталина, заставив тоталитарные режимы обескровить друг друга в самоубийственной борьбе?

И главный вопрос: если Сталин проиграл войну за мировое господство, то кого следует считать настоящим победителем во Второй мировой?

Эта сенсационная книга — новый взгляд на причины и итоги самой страшной войны от начала времен, радикальный пересмотр прошлого, решительная ревизия истории XX века.

Почему Сталин проиграл Вторую мировую войну? — читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

Почему Сталин проиграл Вторую мировую войну?

Необходимыми ресурсами для мирового лидерства обладают две страны — СССР и США. Именно эти страны решат исход войны.

(И.В. Сталин. Секретная речь перед выпускниками военных академий 5 мая 1941 г.)

Так кто же победитель?

24 июня 1945 года.

Красная площадь. Парад Победы — величайший военный парад в истории человечества. Почему, вопреки всем ожиданиям участников парада, вопреки всем принятым правилам Верховный Главнокомандующий И.В. Сталин не принимал парад? Почему присутствовал на нем как простой зритель?

Виктор Суворов (он же В.Б. Резун), автор целого ряда произведений из серии «Ледокол», дает объяснение, которое очень хорошо вписывается в его концепцию: Вторая мировая война была затеяна Сталиным как война за установление мирового господства коммунистов. Ради этого Сталин провел коллективизацию, индустриализацию, создал невиданный по мощи военно-промышленный комплекс. Ради этого Сталин помог Германии восстановить свою военную мощь, уничтоженную Версальским договором. Ради этого Сталин готовил лучших генералов Вермахта в советских академиях (а Гудериана — в Казанском танковом училище). Ради этого Сталин запретил в 1932 г. немецким коммунистам создавать коалицию с социал-демократами и тем самым обеспечил нацистам относительное большинство в Рейхстаге и расчистил Гитлеру дорогу к власти. Наконец ради этого был подписан пакт с Германией 23 августа 1939 г., давший Гитлеру возможность начать войну (точнее, Сталину возможность начать войну гитлеровскими руками).

Цель, однако, не была достигнута — когда все было готово для начала «освободительного» похода в захваченную Гитлером Европу, Гитлер в последний момент нанес удар первым и все сорвал. В результате войны Советскому Союзу достались лишь меньшая и худшая половина Европы, северная половина Ирана (и ту через год под давлением американцев пришлось оставить), северная половина Кореи и кое-какие территории в Китае. О том, что благодаря недооценке роли Китая американцами весь он в 1949 г. достанется коммунистам, тогда еще как-то не думалось. Впрочем, есть основания думать, что Сталин уже тогда понимал: если коммунисты и победят в Китае, то надежным союзником для СССР эта страна все равно не станет. Но об этом — ниже.

Такой исход войны был для Сталина не победой, а поражением. Дальше мог наступить только крах коммунистической системы — рано или поздно. И Сталин вел себя в 1945 г. не как победитель, а как побежденный — в частности, просился в отставку. Не затем просился, разумеется, чтобы действительно уйти, а затем, чтобы приближенные просили остаться (Суворов В. Последняя республика. М., 1995. С. 5–28, 45–47, 96). Это — общий тактический прием побежденных диктаторов. Также вел себя Иван Грозный в начале 1580-х гг., проиграв Ливонскую войну (Костомаров H.H. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. М., 1995. Т. 1. С. 410), президент Египта Насер в 1967 г., после проигрыша войны Шестидневной, Саддам Хусейн в 1991 г.; также вел себя и Сталин в 1952 г. (Симонов K.M. Глазами человека моего поколения. М., 1989. С. 244–245), когда стало ясно, что затеянная им война в Корее не приведет к новой мировой войне и к победе коммунистов во всем мире.

Итак, все вроде бы сходится. Но в версии Суворова есть по крайней мере два пункта, вызывающих вопросы.

Во-первых, в своих более поздних работах — «Последняя республика», «Очищение» и «Самоубийство» — Суворов многократно дает читателю понять (и подкрепляет эту точку зрения фактическим материалом): все политики 1930–1940-х годов — дураки, один Сталин — гений. Возникает вопрос: как же это он при всем при том проиграл?

Во-вторых, если Сталин проиграл, то кто же тогда выиграл? Не Гитлер же! А у Суворова получается примерно так: мудрый Сталин все так тщательно в течение многих лет подготовил, а глупый Гитлер в последний момент чуть ли не случайно все испортил (Суворов В. День-М. М., 1993. С. 248–249; Суворов В. Ледокол. М., 1992. С. 332–333).

Вот и сегодня кое-кто из демократически вроде бы мыслящих людей полагает, что только благодаря Гитлеру Европа избавилась от необходимости хлебать сталинскую баланду, но что коммунизм-де снова вскоре кинется покорять планету, поскольку-де демократии не способны ему противостоять, «и тогда надеяться снова придется на какого-нибудь ефрейтора» (Станилов В. На кого надеяться?// Правда Виктора Суворова. М., 2007. С. 288–291).

Однако такие разговоры сразу прекратятся и ответ на вопрос о победителе станет ясен, если мы обратимся к трудам англо-американских геополитиков. Англоамериканская геополитическая концепция предполагает деление мира на три большие части: Хартленд (территория бывшего СССР и сопредельных государств Восточной Европы и Северной Азии), Римленд (приокеанские части Европы и Азии от Норвегии до Японии) и Мировой океан (обе Америки плюс страны, входившие ранее в состав Британской империи).

Так вот, английские геополитики полагали, что тот, кто владеет «Хартлендом», рано или поздно овладеет всем миром. А у их американских коллег была несколько иная точка зрения: для того чтобы одержать победу над «Хартлендом», «Мировой океан» должен, по американским геополитическим выкладкам, установить контроль над «Римлендом». Судя по тому, чем окончилась «холодная» война, американские геополитики были ближе к истине.

Рузвельт у Суворова изображен чуть ли не дурачком, пляшущим под сталинскую дудку. Возникает вопрос: почему же тогда война завершилась реализацией американского геополитического сценария? Ведь такая благоприятная для англо-американцев ситуация в мире, которая сложилась к 1945–1946 годам, к началу «холодной войны», не возникла сама собой. Ее создали, причем в основном в ходе Второй мировой войны, и уж наверное, главную роль в ее создании сыграли именно те, кому она была выгодна, — американцы и англичане. Сравним теперь американские геополитические штудии (в первую очередь принадлежащие перу адмирала Мэхэна) с фактическим итогом Второй мировой войны — и вопрос о том, кто ее выиграл, отпадет сам собой.

…К тому моменту, когда Сталин отказывался принимать Парад Победы и просился в отставку, главного победителя уже третий месяц как не было на свете. Да, главного победителя звали Франклин Делано Рузвельт. А чтобы понять, как и почему он переиграл Сталина, нам придется вернуться от 1945 года назад. Очень далеко назад. Сначала надо понять, зачем Сталину было нужно затевать войну за мировое господство.

libking.ru

Почему Гитлер проиграл войну Сталину?

Почему Гитлер проиграл войну? Немецкий взгляд

(Вторая Мировая война. Жизнь и смерть на Восточном фронте).

Предисловие Алексея Исаева

«Сумеречное состояние души», временное или постоянное помутнение рассудка является одним из удобных и распространенных объяснений принятия военных и политических решений неочевидной целесообразности. Часто журналисты и историки, подобно сценаристам посредственных голливудских фильмов, предлагают своим читателям душевные расстройства в качестве объяснений тех или иных ходов с катастрофическими последствиями. Мемуаристы еще чаще похлопывают по плечу или даже постфактум щедро раздают подзатыльники лидерам, перед которыми они трепетали в их бытность у кормила власти. Однако чаще всего это не более чем попытка найти простой ответ на сложный вопрос и стремление избежать глубокого анализа ситуации. В наибольшей степени увлечение личностным фактором принятия решений затронуло историю Третьего рейха. Местами действительно эксцентричное поведение Адольфа Гитлера, многократно усиленное пересказами из третьих рук, давало огромные возможности для перекладывания груза ответственности с факторов объективных на факторы субъективные. При этом критики решений «бесноватого фюрера» не всегда достаточно критически подходили к вопросу реализуемости теоретически правильных вариантов приказов и распоряжений. Тем более сложным оказывается понимание причинно-следственных связей событий для иностранцев, в том числе отечественного читателя.

Представляемый сборник статей в какой-то мере восполняет этот пробел, освещая военные и политические аспекты взлета и падения Третьего рейха глазами немецких специалистов. В нем собраны исследования по широкому кругу вопросов: от производства вооружений до стратегических и политических аспектов Второй мировой войны.

Открывает сборник статья X. Хембергера об экономике и промышленности Германии накануне и в ходе Второй мировой войны. Статья описывает ту титаническую работу, которая была проделана в 30-е годы с целью превращения Третьего рейха в автаркию, способную обходиться без импорта отдельных видов сырья и продовольствия. Вскоре после прихода Гитлера к власти был предложен и начал реализовываться план по замене нескольких стратегически важных видов сырья на синтетические аналоги. В первую очередь это касалось каучука и углеводородного топлива. В Третьем рейхе за счет масштабных государственных инвестиций в химическую промышленность было развернуто производство синтетического каучука и синтетического бензина. Хембергер прослеживает систему экономических и политических решений руководства Германии, позволивших сделать большой шаг к созданию способной существовать в условиях блокады автаркии.

Одновременно разрушается образ Германии как страны, испытывавшей тотальную нехватку всех видов природных ресурсов. Полное обеспечение внутренних потребностей углем позволяло тратить большие объемы этого топлива на производство синтетического горючего. Кроме того, ситуация значительно изменилась в сравнении с Первой мировой войной, не в последнюю очередь благодаря прогрессу технических средств ведения войны. В отличие от СССР, Германия не только покрывала свои потребности в алюминии и магнии, но даже имела возможность экспортировать эти важнейшие для авиапромышленности материалы. Напротив, в Советском Союзе нехватка месторождений бокситов привела к широкому использованию дерева в качестве материала для производства самолетов. В 1930–1940 годах авиация стала одним из важнейших инструментов ведения войны. Природные ресурсы Германии создавали все возможности для производства высококачественных боевых самолетов. И терроризировавшие европейские города «хейнкели», и ставшие символом блицкрига пикирующие бомбардировщики «Ю-87» «Штука», и «мессершмитты» были построены из «крылатого металла».

Цельнометаллические самолеты обладали несомненными преимуществами перед советскими машинами, в конструкции которых базовым материалом было дерево. Например, попадание 20-мм снаряда авиапушки в металлическое крыло не приводило к повреждениям, грозящим разрушением всей конструкции. Напротив, для деревянного крыла отечественного самолета времен войны такое же попадание грозило куда более серьезными последствиями. Деревянное крыло оказывалось тяжелее сопоставимого по прочности металлического, в условиях военного времени было тяжело выдерживать его геометрию и качество отделки. Все эти факторы сыграли свою роль в воздушной войне на Восточном фронте.

Более того, немецкие конструкторы могли позволить себе роскошь в виде использования алюминиевых сплавов не только в самолетостроении, но даже заменять ими сталь в лафетах орудий (в частности, на 150-мм тяжелом пехотном орудии «sIG-ЗЗ») и производить из «крылатого металла» массивные понтоны для строительства наплавных мостов. Всем этим фактам не уделялось должного внимания в отечественной историографии. СССР объявлялся неисчерпаемой кладовой природных ресурсов, хотя это в целом не соответствовало действительности. Месторождений основного источника алюминия — бокситов — в СССР было очень мало, и страна испытывала жесточайший дефицит алюминия, который даже поставлялся по ленд-лизу из США.

Взгляд немецких историков также полезен с точки зрения понимания роли Советского Союза как субъекта большой европейской политики. Характерной чертой советской исторической школы было преувеличение значения СССР для Германии в качестве объекта для военной операции. «Молодое советское государство», вокруг которого подобно планетам вокруг Солнца с 1917 года вращались мировые сверхдержавы, стремившиеся во что бы то ни стало с ним расправиться, — это сильно искаженная картина мировой политики.

Другой немецкий историк, Ганс-Адольф Якобсен, работа которого включена в этот сборник, пишет: «Однако отнюдь не «жизненное пространство на Востоке», насильственное завоевание которого уже с 20-х годов пронизывало политические расчеты Гитлера, служило главным активизирующим моментом; нет, главным импульсом являлась наполеоновская идея разбить Англию, разгромив Россию».

Такой подход к проблеме возникновения плана «Барбаросса» не был характерен для отечественных историков, больше акцентировавших внимание на долгосрочных планах завоевания «жизненного пространства» и захвата природных ресурсов. Однако сам Адольф Гитлер сформулировал причины нападения на СССР в выступлении на секретном совещании в штабе оперативного руководства вермахта 9 января 1941 года следующим образом: «Англичан поддерживает надежда на возможность вмешательства русских. Они лишь тогда откажутся от сопротивления, когда будет разгромлена эта их последняя континентальная надежда. Он, фюрер, не верит в то, что англичане «безнадежно глупы»; если они не будут видеть никакой перспективы, то прекратят борьбу. Если они проиграют, то никогда не найдут в себе моральных сил сохранить империю. Если же они смогут продержаться, сформировать 30–40 дивизий и если США и Россия окажут им помощь, тогда создастся весьма тяжелая для Германии обстановка. Этого допустить нельзя.

До сих пор он [Гитлер] действовал по принципу наносить удар по важнейшим позициям противника, чтобы еще на один шаг продвинуться вперед. Поэтому теперь необходимо разгромить Россию. Тогда либо Англия сдастся, либо Германия будет продолжать борьбу против Англии при самых благоприятных условиях. Разгром России позволит также и Японии обратить все свои силы против США. А это удержало бы последние от вступления в войну.

Особенно важен для разгрома России вопрос времени. Хотя русские вооруженные силы и глиняный колосс без головы, однако точно предвидеть их дальнейшее развитие невозможно. Поскольку Россию в любом случае необходимо разгромить, то лучше это сделать сейчас, когда русская армия лишена руководителей и плохо подготовлена и когда русским приходится преодолевать большие трудности в военной промышленности, созданной с посторонней помощью.

www.litmir.me

Почему Сталин проиграл Гитлеру начало войны

Великая Отечественная война началась для СССР катастрофически. Потери убитыми и пленными Красной Армии за неполные первые два года войны составили 6 миллионов человек. Одной из главных причин такого провала стали просчеты Генштаба. Историки и военачальники Великой Отечественной войны практически единодушны во мнении, что наиболее существенным просчетом, предопределившим трагедию 1941 года стала устаревшая доктрина ведения войны, которой придерживалась Красная Армия. Исследователи В. Соловьев и Ю. Киршин, возлагая ответственность на Сталина, Ворошилова, Тимошенко и Жукова отмечают, что они «не поняли содержание начального периода войны, допустили ошибки в планировании, в стратегическом развертывании, в определении направления главного удара немецких войск».

Несмотря на то, что стратегия блицкрига была успешно опробована войсками вермахта в европейской кампании, советское командование ее игнорировало и рассчитывало на совершенно иное начало возможной войны между Германией и СССР. «Нарком обороны и Генштаб считали, что война между такими крупными державами, как Германия и Советский Союз должна начаться по ранее существовавшей схеме: главные силы вступают в сражение через несколько дней после приграничных сражений», – вспоминал Жуков. Командование РККА предполагало, что немцы начнут наступление ограниченными силами, и только после приграничных сражений будет завершено сосредоточение и развертывание главных войск. Генштаб рассчитывал, что пока армия прикрытия будет вести активную оборону, изматывая и обескровливая фашистов, страна сможет провести полномасштабную мобилизацию. Тем не менее, анализ стратегии ведения войны в Европе немецкими войсками показывает, что успех вермахта прежде всего был связан с мощными ударами бронетанковых войск, поддерживаемых авиацией, которые быстро рассекали оборону противника. Главной задачей первых дней войны был не захват территории, а разрушение обороноспособности подвергшейся вторжению страны. Просчет командования СССР привел к тому, что немецкая авиация в первый же день войны уничтожила более 1200 боевых самолетов и фактически обеспечила себе господство в воздухе. В результате внезапного нападения сотни тысяч солдат и офицеров были убиты, ранены или взяты в плен. Немецкое командование добилось своей цели: управление войсками РККА на какое-то время было нарушено.

Неудачное расположение войск

Как отмечают многие исследователи, характер расположения советских войск был очень удобен для нанесения удара по территории Германии, но пагубен для проведения оборонительной операции. Дислокация, сложившаяся в начале войны, была сформирована ранее в соответствии с планом Генштаба о нанесении превентивных ударов по территории Германии. Согласно сентябрьской версии 1940 года «Основ развертывания» произошел отказ от подобной дислокации войск, однако только на бумаге. В момент нападения немецкой армии войсковые формирования РККА находились не с развернутыми тылами, а были разделены на три эшелона вне оперативной связи друг с другом. Такие просчеты Генштаба позволили армии вермахта достаточно легко добиваться численного перевеса и по частями уничтожать советские войска. Особенно тревожная ситуация была на «Белостокском выступе», на многие километры уходившем в сторону противника. Такое расположение войск создавало угрозу глубокого охвата и окружения 3-й, 4-й, и 10-й армий Западного округа. Опасения подтвердились: буквально в считанные дни три армии были окружены и разгромлены, а 28 июня немцы вошли в Минск.

22 июня в 7 часов утра вышла директива Сталина, в которой говорилось: «войскам всеми силами и средствами обрушиться на вражеские силы и уничтожить их в районе, где они нарушили советскую границу». Такой приказ свидетельствовал о непонимании верховным командованием СССР масштабов вторжения. Через полгода, когда немецкие войска были отброшены от Москвы Сталин требовал контрнаступления и на других фронтах. Возражать ему мало кто мог. Несмотря на неготовность советской армии вести полномасштабные военные действия, было предпринято контрнаступление на всем протяжении фронта – от Тихвина до Керченского полуострова. Более того, войска получили приказ расчленить и уничтожить главные силы группы армий «Центр». Ставка переоценила свои возможности: Красная Армия на данном этапе войны оказалась неспособна сосредоточить достаточные силы на главном направлении, не могла массированно применять танки и артиллерию. 2 мая 1942 года в районе Харькова началась одна из запланированных операций, которая, по мнению историков, проводилась при игнорировании возможностей противника и пренебрежении осложнениями, к которым мог привести неукрепленный плацдарм. 17 мая немцы ударили с двух сторон и через неделю превратили плацдарм в «котел». Около 240 тыс. советских солдат и офицеров в результате этой операции оказалось в плену.

Недоступность материально-технических запасов

Генеральный штаб считал, что в условиях надвигающейся войны материально-технические средства необходимо подтянуть ближе к войскам. 340 из 887 стационарных складов и баз РККА находились в приграничных округах, в том числе более 30 млн. снарядов и мин. Только в районе Брестской крепости хранилось 34 вагона боеприпасов. Кроме этого большая часть артиллерии корпусов и дивизий находилась не в прифронтовой зоне, а в учебных лагерях. Ход военных действий показал опрометчивость такого решения. В короткий срок военную технику, боеприпасы и горюче-смазочные материалы вывести было уже невозможно. В результате они были либо уничтожены, либо захвачены немцами. Еще одной ошибкой Генштаба оказалось большое скопление на аэродромах самолетов, при этом маскировка и прикрытие средствами ПВО были слабые. Если передовые части армейской авиации базировались слишком близко к границе – 10-30 км., то части фронтовой и дальней авиации располагались слишком далеко – от 500 до 900 км.

В середине июля 1941 года группа армий «Центр» устремилась в брешь в советской обороне между реками Западная Двина и Днепр. Теперь путь на Москву был открыт. Предсказуемо для немецкого командования Ставка основные силы разместила на московском направлении. По некоторым данным, на пути группы армий «Центр» оказалось сосредоточено до 40% численности личного состава РККА, столько же артиллерии и около 35% от общего количества самолетов и танков. Тактика советского командования оставалась прежней: встретить врага в лоб, измотать его, а затем всеми имеющимися силами перейти в контрнаступление. Главная задача – любой ценой удержать Москву – была выполнена, однако большая часть сосредоточенных на московском направлении армий попала в «котлы» под Вязьмой и Брянском. В двух «котлах» оказались 7 полевых управлений армий из 15, 64 дивизии из 95, 11 танковых полков из 13 и 50 артиллерийских бригад из 62. Генштаб осознавал возможность наступления немецких войск на юге, однако большую часть резервов сосредоточил не в направлении Сталинграда и Кавказа, а под Москвой. Такая стратегия привела к успехам немецкой армии на Южном направлении.

xexe.club

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.