Марш немецких пленных по Москве

Марш немецких пленных по Москве

17 июля 1944 года в Москве, в разгар войны прошел парад военнопленных нацистов, захваченных силами 1го, 2го и 3го Белорусских фронтов. Этот парад был и остается беспрецедентной спецоперацией НКВД, не имеющей аналогов по масштабу. Операция получила название «Большой вальс», в честь американского фильма 1938 года.

Предыстория

«Парад побежденных» стал возможен благодаря крупнейшей победе советской армии – операции «Багратион», в ходе которой была уничтожена немецкая группа армий «Центр». Силы вермахта понесли потери (возвратные и невозвратные) в количестве 400 000 солдат и офицеров. Из 42 генералов в плену оказались 21.

Тогда в Кремле было принято решение использовать захваченных пленных в качестве демонстрации военной мощи Красной армии.

За две недели июля в Москву были перевезены порядка 57 тысяч немцев. «Парад побежденных» был на 17 июля.

О параде объявили только на утро. О прохождении немцев сообщили по радио и в свежих выпусках газет.

Пленные были собраны на московском ипподроме и стадионе «Динамо». Для парада были отобраны самые здоровые, которые могли ходить самостоятельно, однако и они выглядели весьма жалко: измученные и голодные, грязные, в рваной одежде. Перед маршем им выдали сытный паек — каша и хлеб с салом. В дальнейшем это сыграло злую шутку. Желудки многих пленных были истощены, и большое количество еды нанесло по ним серьезный удар. Захваченные нацисты испытывали недомогание по дороге, и, так как покидать строй было запрещено под страхом расстрела, были вынуждены справлять нужду на ходу. За колоннами пленных следовала поливальная машина, которая, по официальным данным, «символически смывала нацистскую грязь с земли». На деле же Красную площадь действительно пришлось серьезно отмывать от отходов и грязи пленных.

Все участники «парада» были обвешаны пустыми консервными банками, которые страшно гремели при ходьбе. Многим пленным не хватало одежды: кто-то шел без обуви, кто-то шел в изорванной форме.

Всех нацистских солдат раздели на две группы и построили по 600 человек по рангам. Согласно условиям капитуляции, пленные офицеры не лишались формы, званий и наград. Руководил парадом командующий войсками МВО генерал-полковник П. А. Артемьев.

Первая колонна, в составе которой были 19 генералов, прошла по часовой стрелке по Садовому кольцу в сторону Киевского вокзала. Вторая колонна прошла к тому пункту против часовой стрелки. На вокзале пленные были размещены по вагонам и отправлены в места заключения. На протяжении всего марша колонны сопровождали всадники с шашками и конвоиры с винтовками.

В рядах пленных были не только немцы, но и представители других национальностей, служащих в нацистской армии: румыны, украинцы, белорусы. Как пишет один из участников парада, красноармейцы на месте расстреливали русских добровольцев – к предательству не было терпимости.

Отдельной колонной шли французские –коллаборационистов. Проходя мимо французского генерала Пети, они начали кричать «Вива ля Франс» и уверять, что они были втянуты в войну силой. Однако генерал остался глух к их крикам и просьбам.

Цели «Большого вальса»

Парад военнопленных преследовал сразу несколько целей. Первая и главная цель – это разрушение мифа непобедимости нацистских войск. Разумеется, в СССР (как и во всем мире) слышали о громких победах советской армии и об огромном количестве военнопленных. Однако слышать и видеть – это две разные вещи. Зрелище бесконечного потока из пленных сработало лучше, чем тысяча сообщений по радио. Представление было жалким, жестоким и торжественным одновременно. После этого парада ни у кого не осталось сомнений – победа неизбежна, и она близка.

Была у «Большого вальса» и международная цель. Союзники, которые уже строили планы относительно послевоенного устройства мира, не верили в столь масштабные успехи советских войск. На «парад побежденных» были приглашены высокопоставленные политики и военные из стран-союзников. Парад произвел на них неизгладимое впечатление и показал реальную мощь Советского Союза.

После «Большого вальса»

Выступивший одним из организаторов парада Лаврентий Берия доложил Сталину о том, что зрители выражали жгучую ненависть к военнопленным, кричали «Смерть Гитлеру!» и «Смерть фашизму!». Однако на деле москвичи пребывали в состоянии шока от увиденного. Женщины увидели, что это такие же люди, как их мужья и сыновья.

В 1949 г. Советский Союз наконец подписал Третью Женевскую конвенцию об обращении с военнопленными. Согласно условиям документа, подобные парады были запрещены.

Московский «парад побежденных» был не единственным в истории. Подобный парад проводился в Киеве, однако он ни в какое сравнение не шел с московским.

russian7.ru

«Русские нарушили законы войны»

Как в Германии комментируют марш пленных немцев 17 июля 1944 года

70 лет назад, 17 июля 1944 года десятки тысяч немецких военнопленных прошли по улицам Москвы. В СССР к «шествию побежденных» относились, как к политически важной акции Сталина. Но что об этом думают современные немцы?

Шанс на спасение

Влиятельная немецкая ежедневная газета Die Welt, которая пользуется популярностью у представителей немецкой бизнес-элиты, накануне 17 июля напомнила о событиях, которые произошли 70 лет назад.

«Советский диктатор Сталин показал миру результаты своего белорусского блицкрига. Около 55 тысяч измученных пленных немецких солдат прошли по улицам Москвы, — пишет исполнительный директор Die Welt Бертольд Зеевельд (Berthold Seewald). — Их сопровождали красноармейцы со штыками и конные казаки. Были попытки нападения на пленных, которые предотвратили конвоиры». Далее Die Welt приводит слова немецкого историка Карл-Хайнц Фризера о том, что это публичный показ противоречил законам войны. Но при этом Фризер как-то забыл сказать, что во-первых, во время еще Первой мировой войны, в 1914 году, сами немцы провели по Кенигсбергу пленных солдат армии генерала Самсонова. А во-вторых — и это главное, «парад побежденных» спас жизнь большинству его участников. Дело в том, что шанс у германских солдат выжить на фронте летом 1944 года был мизерный. В ходе операции «Багратион» вермахт потерял убитыми и попавшими в плен около 400 тысяч солдат и офицеров. Историки говорят, что это больше, чем в Сталинградской битве.

Пленники из Крыма и Белоруссии

Журнал Spiegel также связывает шествие пленных немцев с катастрофическим положением вермахта в русской кампании 1944 года. Издание ссылается на немецких военных историков, которые утверждают, что унижение немцев в Москве началось с Крымской операции в апреле и мае 1944 года.

Гитлер считал Крым неприступным «последним бастионом готов», пишет Spiegel. Но полуостров был взят в считанные дни. Гитлер был убежден, что 50-тысячная группировка вермахта сможет вечно защищать Севастополь. «Русские в 1941—1942 году удерживали этот город 250 дней в гораздо худших условиях, чем имеются у немецких солдат в мае 1944 года, — говорил Адольф Гитлер, — значит, и у вермахта есть все шансы повторить «Севастопольскую Легенду». Журнал Spiegel считает, что разгром немцев связан с потерей боевого духа, а также со слабостью румын. После Крыма последовала операция «Багратион», а затем и унижение немцев в Москве.

Таким образом, участники «парада побежденных» в основном составляли солдаты 17-й армии и 4-й армии вермахта.

«Шествие 57 тысяч немцев по улицам Москвы имело незабываемое зрелище, — пишет Spiegel. — Во главе шли высокие должностные лица. Многие солдаты страдали от диареи, поскольку были накормлены после нескольких дней голодания. За ними ехали поливальные машины. Особенно было удивительно, как вели себя москвичи на обочине улиц. Мальчишки и подростки свистели и бросали в немцев камнями. Мужчины смотрели мрачно. Но многие женщины, особенно старые, были полны сострадания. У некоторых были даже слезы на глазах, когда они увидели этих несчастных «фрицев». Один из участников того «парада» вспоминал: «Я слышал, как старуха бормотала: «Такие же, как наши бедные дети … И кто же погнал их на войну».

Из воспоминаний немецких солдат

«В Москве мы все испытывали смешанные чувства. Это всё равно, что после триумфа упасть на самое дно, — вспоминает немецкий ефрейтор Карл Хофман. — Но самым главным чувством было всеобщее оцепенение. Даже голод притупился, хотелось только пить. Разговаривали мало и тихо. Какой-то парень, в одних кальсонах, задавался вопросом, почему наша авиация не прикрыла мост через реку Березино. Всего один русский штурмовик разрушил его, и огромный обоз из трех колон остановился. Пришлось взрывать наши танки и машины. Когда пришли русские, всюду лежали изуродованные тела наших товарищей и убитых полуголых русских женщин. Мне почему-то вспомнилось, что солдаты Красной Армии искали среди нас русских добровольцев и сразу же их расстреливали. Они ненавидели их во много раз сильнее, чем нас. Как ни странно, но нам повезло, что мы были немцами».

«Те, кто шел по краям колонны, смотрели на москвичей, а они смотрели на нас, — вспоминает еще один участник „парада побежденных“ Берхард Браун. — Я задался вопросом, испытывал ли я унижение? Наверное, нет. На войне случаются гораздо худшие вещи. Мы привыкли выполнять приказы, поэтому, когда шли по московским улицам, просто выполняли приказ наших конвоиров».

«Защита от любопытства толпы»

В целом отношение к параду «пленных» в Германии до сих пор связывают с нарушением Женевской Конференции (1929 года) о «защите военнопленных от оскорблений и любопытства толпы». Между тем, в феврале 1944 года в Риме фашисты организовали шествие пленных американских солдат, которых «фашиствующие римляне» забрасывали мусором. А непосредственно перед освобождением Парижа такой же «парад пленных солдат коалиции» состоялся во французской столице. На пленке было заснято, как американских солдат били ногами французы. Справедливости ради, в основном парижане относились к пленным доброжелательно

Немцев перед маршем по улицам Москвы собрали на стадионе «Динамо» и на Московском ипподроме. Их накормили кашей с салом и выдали по порции хлеба. Построением руководил генерал-полковник П. А. Артемьев, который распорядился организовать группы по 600 человек. В ряду насчитывалось по 20 пленных. В параде «побежденных» участвовали 19 генералов в форме, а также 6 полковников и подполковников.

Фактически было два шествия. Наиболее значительная часть немцев (порядка 42 тысяч человек) двигалась по маршруту, пролегающему по Ленинградскому шоссе и улице Горького (ныне Тверской) к площади Маяковского. Далее до Курского вокзала по Садовому кольцу. Второе шествие начиналось от площади Маяковского до станции Канатчиково Окружной железной дороги. Четырем пленным была оказана медпомощь.

По линии НКВД для охраны порядка были привлечены 4,5 тыс. человек. Плюс более 12 тыс. военных.

Снимок в открытие статьи: Александр Лесс /Фотохроника ТАСС/.

svpressa.ru

Время узнать правду!

Популярные публикации

Последние комментарии

Они возомнили себя сверхчеловеками! Марш пленных немцев по Москве «Парад побеждённых»

ПАРАД ПОБЕЖДЕННЫХ.

Они устраивали грандиозные шоу-парады, они возомнили себя сверхчеловеками и объявили, что завоюют весь мир!

Для того, чтобы завоевать весь мир им нужно было уничтожить СССР и Советский народ. Они мечтали пройти по Москве парадом победителей, но прошли «Парадом побежденных»!

Марш пленных немцев по Москве (также «Парад побеждённых», «Большой вальс») состоялся 17 июля 1944 года. Колоннами по Садовому кольцу и другим улицам столицы прошли около 57 000 немецких солдат и офицеров, в основном захваченных в плен в Белоруссии войсками 1-го, 2-го и 3-го Белорусского фронтов.

В ходе операции «Багратион» летом 1944 года была разгромлена немецкая группа армий «Центр». Были уничтожены или попали в плен около 400 000 солдат и офицеров. Эти потери были намного выше сталинградских. Из 47 генералов вермахта, воевавших в качестве командиров корпусов и дивизий, 21 были взяты в плен. Союзники засомневались в столь грандиозном поражении немцев в Белоруссии. Представилась хорошая возможность продемонстрировать успехи СССР в войне, поднять дух москвичей и жителей других городов. Было решено провести пленных немцев во главе с их генералами по улицам Москвы и Киева. Операцию проводил НКВД, её назвали по имени музыкальной комедии «Большой вальс». О ней было объявлено по радио утром 17 июля, а также напечатано на первой полосе «Правды».

Пленные были собраны на московском ипподроме и стадионе «Динамо». К 11 часам утра 17 июля их разделили на две группы и построили в соответствии со званием по 600 человек (20 человек по фронту). Руководил прохождением колонн командующий войсками МВО генерал-полковник П. А. Артемьев.

Первая группа (42 000 чел.) прошла за 2 часа 25 минут по Ленинградскому шоссе и улице Горького (ныне Тверской) к площади Маяковского, затем по часовой стрелке по Садовому кольцу до Курского вокзала. Среди этой группы были 1 227 пленных с офицерскими и генеральскими званиями, в том числе 19 генералов, шедших в оставленных им орденах и форме, 6 полковников и подполковников.

Вторая группа (15 000 чел.) прошла по Садовому кольцу против часовой стрелки, начиная от площади Маяковского, за 4 часа 20 минут дойдя до станции Канатчиково Окружной железной дороги.

Колонны сопровождали всадники с обнаженными шашками и конвоиры с винтовками наперевес. За пленными следовали поливальные машины, символически смывая грязь с асфальта. Парад закончился к семи часам вечера, когда все пленные разместились по вагонам и были отправлены в места заключения. Четырём пленным была оказана медицинская помощь.

В рапорте в Государственный комитет обороны на бланке НКВД СССР Л. П. Берия докладывал, что во время шествия «со стороны населения было большое количество антифашистских выкриков:

„Смерть Гитлеру!“ и „Смерть фашизму!“».

Однако в целом, по словам свидетелей, агрессивных или антинемецких выпадов было очень мало.

Относительно провода военнопленных… Унижения человеческого достоинства, как и солдатского достоинства в этом конкретном мероприятии — не было. Видно, что офицеры шли со своими боевыми орденами и знаками различия, как и солдаты…

Вот выдержки из документов:

Совершенно секретно
экз. № 1
15 июля 1944 г.
№ 756/Б

Товарищу СТАЛИНУ И.В.

Конвоирование военнопленных через Москву будет начато в 11 часов утра 17 июля с Ипподрома по Ленинградскому шоссе, улице Горького через площадь Маяковского, по Садово-Каретной, Садово-Самотечной, Садово-Сухаревской, Садово-Черногрязской до площади Курского вокзала. По этому маршруту пройдет всего 18 эшелонов.

От площади Маяковского по Большой Садовой, Садово-Кудринской через Крымскую и Калужскую площади и по Большой Калужской пройдет 8 эшелонов.

Руководство движением колонн осуществляет командующий войсками МВО генерал-полковник АРТЕМЬЕВ.

Поддержанием порядка на улицах и организацией движения транспорта и пешеходов руководят комендант города Москвы генерал-майор СИНИЛОВ и начальник милиции города Москвы комиссар милиции 2-го ранга РОМАНЧЕНКО.

Представляю при этом проект извещения от начальника милиции города Москвы, которое предполагается напечатать в «Правде» от 17 июля на 1-й странице и передать по Московской закрытой городской радиосети в 7-8 часов утра 17 июля.

Прилагается схема движения колонн.

Народный комиссар внутренних дел Союза ССР Л. БЕРИЯ

От начальника милиции гор. Москвы

Управление милиции гор. Москвы доводит до сведения граждан, что 17 июля через Москву будет проконвоирована направляемая в лагери для военнопленных часть немецких военнопленных рядового и офицерского состава в количества 57.600 человек из числа захваченных за последнее время войсками Красной Армии 1-го, 2-го и 3-го Белорусских фронтов.

В связи с этим, 17 июля с 11 часов утра движение транспорта и пешеходов по маршрутам следования колонн военнопленных: Ленинградское шоссе, ул. Горького, площадь Маяковского, Садовое кольцо, по улицам: 1-й Мещанской, Каланчевской, Б. Калужской, Смоленской, Каляевской, Ново-Слободской и в районе площадей: Колхозной, Красных Ворот, Курского вокзала, Крымской, Смоленской и Кудринской будет ограничено.

Граждане обязаны соблюдать установленный милицией порядок и не допускать каких-либо выходок по отношению к военнопленным.

НАЧАЛЬНИК МИЛИЦИИ ГОР. МОСКВЫ
Комиссар милиции 2 ранга РОМАНЧЕНКО
АП РФ. Ф.3. Оп.58. Д.500. Л.54-55. Подлинник.

17 июля 1944 г.
№ 763-Б
Совершенно секретно
экз. № 1
ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ ОБОРОНЫ
товарищу СТАЛИНУ И. В.

НКВД СССР докладывает о результатах конвоирования через город Москву немецких военнопленных, захваченных войсками Красной Армии 1-го, 2-го и 3-го Белорусских фронтов.

Движение колонн военнопленных с Московского ипподрома началось ровно в 11 часов утра сегодня, 17 июля, по маршруту: Ленинградское шоссе, улица Горького, площадь Маяковского, Садово-Каретная, Садово-Самотечная, Садово-Черногрязская, улица Чкалова, Курский вокзал и по улицам: Каляевской, Ново-Слободской, 1-й Мещанской. По этому маршруту прошло 42.000 военнопленных, в том числе колонна военнопленных генералов и офицеров численностью 1.227 человек, из них 19 генералов и 6 старших офицеров (полковники и подполковники).

Движение колонн военнопленных на этом маршруте продолжалось 2 часа 25 мин.

Вторая часть колонн военнопленных прошла от площади Маяковского по улицам: Большая Садовая, Садово-Кудринская, Новинский бульвар. Смоленский бульвар, Зубовская площадь, Крымская площадь, Большая Калужская улица, станция Канатчиково, Окружной железной дороги. По этому маршруту прошло 15.600 военнопленных и движение колонн продолжалось 4 часа 20 минут.

Колонны шли по фронту 20 человек.

Движением колонн руководил командующий Московским военным округом генерал-полковник АРТЕМЬЕВ.

По прибытии к пунктам погрузки военнопленные немедленно погружались в железнодорожные эшелоны для отправки в лагери военнопленных.

К 19 часам все 25 эшелонов военнопленных были погружены в вагоны и отправлены к местам назначения.

Из общего количества проконвоированных через город 57.600 военнопленных 4 человека были направлены в санлетучку ввиду ослабления.

Военнопленные генералы по прибытии на Курский вокзал были погружены на автомашины и доставлены по назначению.

При прохождении колонн военнопленных население вело себя организованно.

При прохождении колонн военнопленных со стороны населения были многочисленные восторженные возгласы и приветствия в честь Красной Армии, нашего Верховного Главнокомандования и в честь генералов и офицеров Красной Армии. Было большое количество антифашистских выкриков:

«Смерть Гитлеру», «Смерть фашизму», «Сволочи, чтобы они подохли», «Почему вас не перебили на фронте» и т.д.

Никаких происшествий в городе во время прохождения колонн военнопленных не было. Улицы города по прохождении колонн военнопленных были соответствующим образом очищены и промыты.

НАРОДНЫЙ КОМИССАР ВНУТРЕННИХ ДЕЛ
Союза ССР Л. БЕРИЯ
АП РФ. Ф.3. Оп.58

Идею провести парад военнопленных подсказала немецкая пропаганда. Среди трофейной кинохроники были обнаружены фильмы, где под марш фашистских частей диктор говорил, что солдаты рейха прошли по улицам многих столиц, а скоро пройдут и по Москве. Большой парад обещали и немецкие листовки, которые сбрасывали на Москву летом 1941 года. Проведение вместо парада победителей парада побежденных, казалось, могло стать эффектнейшим пропагандистским ходом.

Шествие назначили на 17 июля 1944 года, но чтобы собрать к этой дате в одном месте десятки тысяч пленных, требовалось время. Первые 11 эшелонов прибыли в Москву еще 1 июля, а последний — лишь вечером накануне парада. Пленных выгружали на станции Москва-Товарная Западной железной дороги. Большинство из них ожидали парада на Московском ипподроме, где был организован специальный концентрационный лагерь. В подписанной Берией записке о проведении этого мероприятия говорилось, что

«в период 12-15 июля военнопленным выдавать горячую пищу один раз в день, 16 июля горячая пища выдается 2 раза, 17 июля перед выступлением колонн выдается горячий завтрак».

17 июля в 11 часов утра 57 600 человек, в число которых входили более тысячи офицеров и 18 генералов, должны были тронуться в путь. С ипподрома колонны двигались по Ленинградскому шоссе и улице Горького.

На площади Маяковского шествие разделялось: одни шли по Садово-Каретной, Садово-Самотечной, Садово-Сухаревской, Садово-Черногрязской до площади Курского вокзала, а другие — по Большой Садовой, Садово-Кудринской, через Крымскую и Калужскую площади и далее по Большой Калужской.

В составленном для Сталина отчете о параде побежденных говорится, что «при прохождении колонн военнопленных со стороны населения были многочисленные восторженные возгласы и приветствия в честь Красной Армии, нашего Верховного главнокомандующего и в честь генералов и офицеров Красной Армии. Было большое количество антифашистских выкриков:

‘Смерть Гитлеру!’, ‘Смерть фашизму!’, ‘Сволочи, чтоб они подохли!’, ‘Почему вас не перебили на фронте?’ и т. д.».

Улицы города, сказано в отчете, после прохождения колонн военнопленных были соответствующим образом очищены и помыты.

Поливальные машины, которые шли непосредственно вслед за колоннами.

«Сейчас же за последними шеренгами пленных,— писал Борис Полевой,— шли колонны поливочных и моечных машин, которые сейчас же, по горячим следам, мыли и чистили московский асфальт, уничтожая, кажется, и самый дух недавнего немецкого шествия».

Парады побежденных были не единственным видом патриотического воспитания широких слоев населения. В Москве действовала своеобразная выставка под открытым небом, где каждый желающий мог взглянуть на трофейное немецкое оружие. Кстати сказать, мимо этой выставки проходил маршрут одной из колонн. Газетчики в связи с этим писали, что «пленный враг встретился со своей, тоже пленной, техникой».

Агитационный эффект этих мероприятий был настолько велик, что месяц спустя аналогичное мероприятие провели в Киеве. Вот как описан киевский парад побежденных в докладной записке, адресованной Сталину, Молотову, Маленкову и Щербакову:

«Для конвоирования военнопленных через г. Киев было сосредоточено 36 918 человек, в том числе 540 чел. офицеров… Движение колонн военнопленных по городу проводилось по плану и маршруту, подготовленным нами и одобренным тов. Хрущевым. Общая длина маршрута по городу от места сосредоточения до места погрузки в эшелоны составила 21 километр. Колонны военнопленных проходили по наиболее оживленным центральным улицам Киева… Общая длина колонны военнопленных при движении по городу составила 5 километров…

Колонны военнопленных проходили по улицам города в течение 5 часов, т. е. с 10 часов утра до 15 часов дня. При движении колонн военнопленных по улицам города окна и балконы домов были заполнены местными жителями. По самым скромным подсчетам, число жителей составило 170 тыс. человек. Движение колонн по городу прошло организованно и никакими эксцессами не сопровождалось. Однако при прохождении военнопленных мимо госпиталей со стороны бойцов, находящихся на излечении, а также инвалидов Отечественной войны имели место многочисленные попытки проникнуть через цепь конвоя и нанести удары военнопленным. Охраной и конвоем такие попытки настойчиво пресекались. Только четыре человека военнослужащих, инвалидов Отечественной войны, в разных местах маршрута нанесли удары костылями и палкой четырем военнопленным, однако особого вреда им не причинили»

Список немецких генералов участников марша по Москве:

strah.mirtesen.ru

«Поносный марш»: как провели колонну пленных фашистов в июле 1944-го

Ровно 74 года назад, 17 июля 1944 года по Москве прошёл крупнейший за всю Великую Отечественную войну марш военнопленных фашистов. После него улицы столицы пришлось в буквальном смысле слова отмывать от фекалий и вони.

Этот марш часто называют маршем немецких пленных, но это не совсем точно — в колоннах, прошедших под конвоем по Москве, были представители разных стран, воевавших на стороне фашистской Германии (хотя немцев и было большинство), — сообщают «Новые Известия».

Известен, в частности, такой эпизод: на марше в кузове автомобиля на возвышении стоял и смотрел на проходящие колонны один из командиров антинацистских Свободных французских сил — бригадный генерал Эрнест Пети. Когда мимо него проходили французские коллаборационисты, воевавшие за Гитлера, те стали кричать: «Да здравствует Франция, мой генерал! Мы не добровольцы, нас призвали насильно!»

Пети, впрочем, лишь презрительно сплюнул: «Мерзавцы! Кто не хотел — тот с нами. «

Колонны пленных двумя частями шли по столице более четырёх часов. Советские журналисты, снимавшие тогда это действо, написали:

«Гитлеровцы мечтали о том, как пройдутся по улицам Москвы, — Красная Армия дала им такую возможность».

Примечательно, что на марше присутствовали корреспонденты десятков стран мира. И хотя страшная война закончится только через год, именно в июле 1944-го ни у кого уже не было сомнения, что дни нацизма сочтены, а победу эту принесли именно советские воины.

Колонны пленных шли в гробовой тишине: только звякали пустые консервные банки. Много позже, уже в 90-х, «либеральная пресса» напишет, что это якобы специально НКВД тогда заставляло привязывать такие «погремушки» — дабы ещё больше унизить поверженных фашистов. Это, конечно, не так — пустые банки несли сами пленные, так как использовали их вместо посуды. Более того, охранникам колонн был дан строжайший приказ не допускать насилия со стороны местного населения по отношению к пленённым. Собственно, за все четыре часа марша эксцессов почти не было: пару раз были попытки мальчишек кинуть в колонну камни (ребятню тут же разгоняли), да изредка летел отборный матерок в сторону «гитлеровских сволочей».

Ещё один момент, попавший во все учебники истории и материалы по Второй мировой войне: после марша пленных улицы Москвы до блеска отмывали со специальных коммунальных машин.

Борис Полевой тогда писал: «За последними шеренгами пленных шли колонны поливочных и моечных машин, которые сейчас же, по горячим следам, мыли и чистили московский асфальт, уничтожая, кажется, и самый дух недавнего немецкого шествия».

Полевой не разворачивает мысль, но «дух» приходилось смывать в буквальном смысле этого слова. Опять-таки, позже некоторые западные СМИ обвинят организаторов марша в позорнейшем акте — якобы пленным перед выходом дали солёную рыбу и молоко. Из колонн же охрана НКВД выходить запретила категорически: под страхом немедленного расстрела. Вот якобы и приходилось «несчастным» справлять нужду прямо на ходу. И после прохода 57 тысяч пленных мостовые Москвы действительно были в неприглядном, мягко говоря, виде.

В истории этой лишь половина правды. Действительно, очевидцы марша вспоминали, что улицы были загажены после прохода пленных. Однако умысла в том не было, скорее наоборот — перед выходом немцев и их союзников решили хорошенько покормить, так как пройти четыре часа пешком было само по себе занятием физически непростым. Пленным выдали по солидной порции каши, хлеба и сала — подкрепится. Но вышло всё это в буквальном смысле не лучшим образом: отвыкшие от жирной сытной пищи желудки многих солдат и офицеров, что называется, дали слабину.

Недавно на страницах Die Welt немецкий историк Карл-Хайнц Фризер так и написал: мол, публичный показ пленных противоречил законам войны! Была нарушена Женевская конвенция 1929 года об обращении с военнопленными. Историк, правда, почему-то умолчал, какие зверства с пленными творила фашистская армия — и как соблюдалась вышеуказанная конвенция самими немцами.

Что же касается «поносного марша» 1944-го, то тут мнение однозначное — по заслугам!

56orb.ru

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

×
Рекомендуем посмотреть