Мария Стюарт

Краткая биография Марии Стюарт, Королевы Шотландской

Мария Стюарт родилась в декабре 1542 года. Относительно точной даты ее рождения существуют некоторые расхождения во мнениях. Известны данные натальной карты, составленной астрологом шотландского королевского двора. В этом документе указано время появления Марии на свет: 7 декабря 1542 года, 13 часов 15 минут. Однако возможно, что подлинность этой карты вызывает сомнения у современных исследователей. Некоторые источники свидетельствуют, что Королева родилась в ночь с 7 на 8 декабря. Вероятно, с этим связан тот факт, что большое количество книг и энциклопедий в итоге указывают дату 8 декабря.

Мария Стюарт была дочерью шотландского короля Иакова V и французской принцессы Марии Лотарингской. Кровь Гизов и Бурбонов по линии матери, кровь Тюдоров по линии отца – роковые дары, полученные Королевой от родителей. Царский венец достался ей с колыбели: Иаков V умер через несколько дней после рождения дочери, оставив наследнице престол и царство.

Шотландия носила титул независимого феодального государства с XI века. Внешние и внутренние враги постоянно угрожали ее монархии. В стране бурлила беспрерывная война между представителями короны и дворянскими кланами. За пределами границ могущественная и хищная Англия стремилась к поглощению маленького соседа. Даже союзничество с сильной Францией приносило многие беды. Маленькая Шотландия вынуждена была с великим трудом лавировать в бурных волнах внешней политики двух сильнейших держав. Эти жернова перемалывали человеческие судьбы, как песок, диктуя свою неуемную волю. Судьба Марии Стюарт не стала исключением.

С первой минуты своего рождения Королева стала ставкой в дипломатической игре. В стране образовались две партии, предъявлявшие права на царственную особу и ее трон. Одна партия добивалась брачного договора между Марией Стюарт и наследником английского престола Эдуардом Тюдором. Вторая партия, возглавляемая королевой-матерью Марией де Гиз, искала поддержки у Франции. Для этой страны Мария Стюарт тоже представляла интерес – английский престол мог стать вакантным, тогда родство с Тюдорами обеспечило бы шотландской королеве вторую корону. Франция предложила заключить брак между Марией Стюарт и сыном правящего короля — Франциском Валуа. Мария де Гиз подписала договор, и 29 июля 1548 года Мария Стюарт покинула свою родину, чтобы пристать к изобильным берегам Франции.

Французский королевский двор имел в то время репутацию самого блистательного и утонченного двора Европы. В культуре его сочетались традиции средневекового рыцарства и идеалы ренессанса. Правящая чета – Генрих II и Екатерина Медичи – восхищались античным искусством, были увлечены музыкой, литературой, живописью. Придворные уделяли внимание не только охоте и рыцарским турнирам, но также балам и концертам, поэтическим состязаниям и интеллектуальным беседам.

В этой атмосфере росла и воспитывалась Мария Стюарт. Она изучала историю, музыку, классические и современные языки – латынь, греческий, итальянский, испанский, английский. Обучение раскрыло природные способности Королевы: она музицировала и писала стихи, отличалась умением грациозно двигаться и изящно танцевать, вести изысканную беседу и проявлять ораторские способности. Благородная красота, природный ум, лоск светского воспитания помогли Марии Стюарт обрести популярность при французском дворе и стать объектом восхищения для творческих его представителей. Художники писали ее портреты, литераторы сочиняли оды в ее честь. Одним из поклонников Королевы (а также ее наставником и учителем в поэзии) был крупнейший поэт французского Возрождения — Пьер де Ронсар.

Свадьба Марии Стюарт с дофином Франциском состоялась 24 апреля 1558 года. День пышной и торжественной церемонии стал днем триумфа для Королевы, которой восхищалась вся Франция. Однако события, последовавшие за свадьбой, были печальны.

В июле 1559 года умер король Генрих II и престол перешел к Франциску II. Мария Стюарт стала королевой Франции, сразу получив возможность ощутить бремя царского венца. Франциск, едва вышедший из детского возраста, был слаб здоровьем. За влияние на молодого короля боролись родственники Марии по линии матери, семья де Гиз, и властная Екатерина Медичи. Для Гизов эта борьба была удачной – они смогли проводить свои интересы через Марию Стюарт, которая подчинила себе супруга. Правление Франциска II оборвалось неожиданно через год после воцарения, — в ноябре 1560 года король тяжело заболел и через месяц умер. Вместе с мужем Мария Стюарт потеряла французскую корону и возможность оставаться в стране. Екатерина Медичи настояла на возращении Марии в Шотландию. 15 августа 1561 года Королева была вынуждена покинуть любимый край своего детства и отплыть к берегам родного царства.

Какой предстала перед правительницей Шотландия? Нищей, разоренной войнами страной. Ее мрачные замки менее всего напоминали пышные дворцы Франции, а дворяне не отличались утонченностью нравов. В стране властвовала Реформация, возглавляемая проповедником Джоном Ноксом. Католическая религия была запрещена.

В эту страну вернулась законная Королева – верующая католичка, изнеженная французским двором и воспитанная в духе идеалов Ренессанса. Отношение к монархине в среде дворян было неоднозначным. Консерваторы, возглавляемые графом Хантли, были готовы оказать Марии Стюарт поддержку. Протестанты во главе с Джоном Ноксом требовали отказа от католической веры и брака с протестантом — графом Арраном. Проанглийские интересы представлял сводный брат Королевы, незаконнорожденный сын Иакова V — Джеймс Стюарт.

В этой ситуации Мария Стюарт выбрала осторожную тактику. Она официально признала протестантизм в качестве государственной религии, но оставила за собой право исповедовать католицизм. Функции административного управления были отданы Джеймсу Стюарту, получившему титул графа Меррея, и государственному советнику Уильяму Мейтленду. Сама Мария прекрасно справлялась с представительскими обязанностями. Она создала свой маленький двор, окружив себя привычным изысканным интерьером и образованными людьми. Королева любила охоту и гольф, балы и придворный театр. В ее свите были поэты и музыканты. Двор обладал чертами куртуазной культуры, которая позволяла повелительнице принимать рыцарское восхищение подданных. Этот «фривольный» образ жизни постоянно вызывал критику Джона Нокса и протестантов. Встал вопрос о новом браке Королевы.

Выбор нового претендента на руку Марии Стюарт был тесно связан с внешней политикой государства. Лидеры правительства, граф Меррей и советник Уильям Мейтленд, действовали в интересах англо-шотландского сближения.

Отношения с могущественным соседом были сложными. Мария Стюарт как правнучка Генриха VII имела кровные права на английский престол. Однако этот трон занимала Елизавета I — дочь Генриха VIII, которую отец признал бастардом и лишил права наследования короны. Елизавета сумела достичь власти, однако о «незаконности» ее положения постоянно напоминало присутствие «официальной» претендентки на английский трон – Марии Стюарт. Отношения между двумя королевами были враждебными и соперническими. Елизавета стремилась к усилению своего влияния в Шотландии, поддерживая партию шотландских протестантов. Мария пыталась обрести поддержку католического мира. Эти задачи нашли отражение в брачных интригах шотландского двора.

Мария Стюарт рассматривала возможность брака с наследником католической империи, Филиппом II Испанским. Елизавета предлагала сопернице союз с подданным Англии — своим фаворитом графом Лестером. Это предложение было достаточно оскорбительно для Марии, и она ответила ударом на удар: в мужья был избран Генрих Стюарт, лорд Дарнли (Дарнлей), правнук английского короля Генриха VII и ревностный католик. Этим браком Мария пыталась укрепить влияние в стране и расширить свои права на английский трон. Кроме того, ею двигали вполне человеческие, женские чувства: желание досадить сопернице, стремление родить наследника и любовь к избраннику. Генрих Дарнли был молод и красив. В июле 1565 года состоялась свадьба.

Брак Марии Стюарт с лордом Дарнли усложнил отношения с Англией. Также он вызвал негодование протестантской партии и оттолкнул от Королевы ее ближайшего сподвижника, графа Меррея. Он попытался поднять восстание против монархини, но потерпел поражение и бежал в Англию. Мария же стала проводить свою политику, укрепляя связи с католицизмом и окружая себя верными подданными из числа иностранцев – французов и итальянцев. Королева рассчитывала на помощь супруга, но ошиблась. Генрих Дарнли оказался тщеславен, труслив, эгоистичен и вероломен. Разочарованная, Мария позволила себе показать свое пренебрежение к супругу. Через несколько месяцев отверженный муж встал во главе заговора, направленного против Королевы. 9 марта 1566 года участники заговора ворвались в царские покои и на глазах у Марии Стюарт жестоко убили Давида Риччо, ее личного секретаря. Королева сумела выйти из ситуации, помирившись с мужем и этим шагом внеся раскол в ряды врагов. Однако это примирение было временным. Королева не смогла простить мужу предательство. 19 июня 1566 года Мария Стюарт родила наследника шотландской короны, Иакова VI, и после этого события окончательно удалила от себя его отца, Генриха Дарнли. В поисках надежной опоры она обратила внимание на сильного и преданного человека – Джеймса Хепберна, графа Босуэлла.

История отношений Марии Стюарт и графа Босуэлла является спорной страницей в биографии Королевы. Согласно наиболее известной версии, Мария была страстно влюблена в этого человека и ради брака с ним согласилась пойти на убийство мужа. Подтверждением этой версии являются так называемые «письма из ларца» — письма и стихи, предположительно написанные Марией Стюарт к Босуэллу. Эта корреспонденция дошла до наших дней только в копиях, и подлинность переписки является сомнительной. Споры исследователей вокруг «писем из ларца» не утихают уже несколько столетий.

Вторая версия исключает мотив страстного влечения Королевы к Босуэллу. Отчаянно нуждаясь в сильной поддержке, Мария Стюарт привлекла его к помощи в управлении страной. Честолюбивый граф решил добиваться захвата полной власти, составив заговор против короля и рассчитывая на руку монархини. В осуществлении убийства ему помогли опальные шотландские лорды, которым был неугоден супруг Королевы.

Третья версия отрицает участие Босуэлла и Королевы в убийстве, полностью возлагая вину на группировку лордов с графом Меррем во главе. Согласно этой теории, заговор был направлен не только на короля, но и на его царственную супругу.

Четвертая версия гласит, что Генрих Дарнли подготовил собственный заговор против Марии Стюарт, но попался в свою же ловушку.

Факты же таковы: 10 февраля 1567 года Генрих Дарнли, король-консорт Шотландии, был убит в уединенном доме, а здание взорвано. 15 мая 1567 года Мария Стюарт вышла замуж за Джеймса Хепберна, графа Босуэлла. Общественное мнение безоговорочно сочло ее виновной в смерти мужа, но Королева не предприняла никаких действий к тому, чтобы оправдаться. Этим шагом она лишила себя поддержки в стране, чем воспользовались дворяне-протестанты и сторонники графа Меррея. Военные силы, возглавляемые лордами, изгнали королевскую чету из Эдинбурга. 15 июня 1567 года в битве у Керберри Хилл войска Марии Стюарт и войска лордов встретились. Королева проиграла это сражение. Босуэлл, при ее содействии, сумел бежать, а Мария Стюарт сдалась в плен, вынуждена была отречься от престола в пользу сына и назначить регентом графа Меррея.

После отречения Марию заточили в замок Лохливен, стоящий на острове. Там она вторично разрешилась от бремени. Согласно официальному сообщению, написанному секретарем при ее личном участии, Королева «произвела на свет двух нежизнеспособных младенцев». Она признала, что отцом детей является Босуэлл.

Тем временем дружный союз повстанцев распался. Регентство Меррея вызвало недовольство некоторых лордов, и они были готовы перейти на сторону низложенной монархини. 2 мая 1568 года Мария Стюарт бежала из плена и получила военную поддержку. Однако эта маленькая армия была разбита 13 мая 1568 года войсками Меррея в битве при Лангсайде. Мария Стюарт решила отбыть в Англию и просить помощи у королевы Елизаветы.

Едва ступив на английскую землю, Мария сделалась пленницей. Елизавета I инициировала расследование обстоятельств смерти Генриха Дарнли и свержения королевы Шотландии. В ходе расследования сторонники свергнувшей стороны в лице графа Меррея предъявили в качестве доказательства вины Марии Стюарт в убийстве мужа уже упомянутые «письма из ларца». По всей видимости, абсолютная подлинность этих писем не была установлена. Елизавета вынесла расплывчатый вердикт, который позволил утвердить власть регента в Шотландии и сделать невозможным возвращение Марии Стюарт на родину.

В английском плену Мария провела девятнадцать лет. У нее были личные покои, свой штат прислуги и охрана, которая бдительно следила за пленницей. Елизавета по-прежнему видела в сопернице опасного претендента на английский трон. Мария Стюарт была надеждой заговорщиков, посягавших на власть Елизаветы и желавших восстановления католичества в Англии. Было раскрыто несколько заговоров, в которых фигурировало имя Королевы. Мария Стюарт получила обвинение в подготовке покушения на жизнь Елизаветы I и была приговорена к смерти.

8 февраля 1587 года Мария Стюарт была казнена путем обезглавливания в замке Фотерингей. Свою смерть Королева встретила мужественно и благородно. Она отказалась отречься от своих прав на английский престол даже во имя жизни, хотя Елизавета предлагала ей свободу в обмен на титул. Мария Стюарт предпочла умереть королевой.

www.maria-stuart.ru

Елизавета I и Мария Стюарт: противостояние длиною в жизнь

В фильме «Две королевы» режиссер Джози Рурк продемонстрировал, как две великие правительницы под влиянием обстоятельств и мужчин превращаются из союзниц в соперниц. На самом же деле их отношения были более сложными.

Две королевы, три короны

Мария, королева Шотландии, возвышалась над своими современниками во многих отношениях. Кроме того, что она стала одной из немногих женщин-монархов в эпоху, когда доминировали мужчины, так еще и ее рост составлял практически шесть фунтов (более 180 сантиметров). Напомним, что во времена Тюдоров средний рост мужчин был 172 сантиметра, женщин – 158, так что Мария Стюарт была на голову выше почти всего своего окружения. Но, увы, ни величественная стать, ни королевская осанка правительницы не помешала тем, кто был ниже ее и по росту, и по титулам, приложить руку к трагическому концу несчастной.

Рожденная 8 декабря 1542 года, юная Мария потеряла своего отца через 6 дней после того, как появилась на свет. После смерти короля судьба как целой страны, так и новорожденной наследницы оказалась в руках у регентов. Не успел исполниться девочке год, как был заключен Гринвичский договор, в котором было прописано имя ее будущего супруга. Им должен был стать принц Эдуард (сын короля Англии Генриха VIII). Разумеется, в те времена о чувствах самой принцессы никто не заботился, этот брак имел лишь политическую цель – объединение Шотландии и Англии. Но и этому не суждено было сбыться. Между двумя странами-соседками вновь вспыхнула война, и сильные мира того переиграли свои планы. Мария в возрасте 5 лет была отправлена во Францию, чтобы впоследствии стать законной женой наследника французского престола Франциска.

Теперь дочь короля Шотландии отделял от своей родины пролив Ла-Манш. И все же принцесса ни в чем не нуждалась. Ей было обеспечено прекрасное образование и воспитание в католических традициях. В апреле 1558 года Мария, про красоту которой при французском дворе говорили «la plus parfaite» (больше, чем совершенство), обвенчалась со своим суженым. А уже через год, когда Франциск стал королем Франции, она фактически стала правительницей двух государств одновременно – родной Шотландии и воспитавшей ее Франции. Две короны на голове у 17-летней девушки – вовсе недурно, не правда ли?

В то же самое время по другую сторону пролива новая английская королева, ее кузина, Елизавета Тюдор консолидировала свою власть. В отличие от своей родственницы из Шотландии, чье положение единственной законной наследницы закрепило за ней королевский статус, путь Елизаветы к престолу был более тернистый. Ее мать Анна Болейн в 1536 году была казнена по приказу своего законного мужа. После этого Генрих VIII, отец Елизаветы, начал менять женщин как перчатки. Всего жен у него было 6, при чем 2 из них завершили свои земные дни насильственно – от руки палача. Такая любвеобильность родного папы, граничащая с крайней жестокостью и непредсказуемостью, вероятнее всего и стала причиной того, что во взрослом возрасте Елизавета избегала романтических контактов с мужчинами.

Генрих VIII, который впоследствии нередко появлялся в литературных произведениях под именем «Синяя борода», умер в 1547 году – в тот момент его дочь от брака с Анной Болейн еще далека от короны. Елизавета была третьей в очереди на престол и получила бы право управлять государством только в том маловероятном случае, если бы ее брат и сестра – Эдуард VI и Мария I – умерли бы раньше нее, не оставив после себя наследников. Но удача улыбнулась ей (если можно так сказать), ведь именно так и произошло.

С самого начала своего правления Елизавета отчетливо осознавала, что право носить корону ей придется еще не раз доказывать. Будучи протестанткой, она столкнулась с угрозой со стороны католической фракции Англии, которая была бы рада видеть на престоле католическую королеву – Марию Стюарт. В глазах своих противников Елизавета была незаконнорожденным ребенком, плодом порочной страсти (ее мать казнили по обвинению в предательстве мужа – якобы она изменяла ему со своим родным братом). Другое дело – Мария, являющаяся внучкой по отцовской линии сестры законного короля Генриха VIII.

Развязка их борьбы за власть известна каждому, кто хоть немного знаком с историей Великобритании. 8 февраля 1587 года свергнутая шотландская королева опустилась на колени, чтобы произнести последнюю молитву перед тем, как палач исполнит жестокий приговор. Казнь Марии Стюарт была тяжелой. По свидетельствам современников, палач смог окончательно лишить ее жизни только с третьего удара топора, после чего поднял свой кровавый трофей и произнес: «Боже, храни королеву». И, казалось бы, в день развязки многолетней борьбы за власть Елизавета наконец вышла победительницей, но ни радости, ни облегчения она не испытала. Как и прочие свидетели казни Марии Стюарт, которые разошлись по домам в подавленных и смешанных чувствах. Мучительные страдания, которые пришлось пережить несчастной из-за того, что палач никак не мог справиться со своими нервами и завершить начатое, остались в их памяти на долгие годы.

История, которая обрела вечную жизнь

Неудивительно, что рассказ об этих двух королевах до сих пор резонирует с нами – даже спустя 400 лет после их жизни. Как объясняет биограф Антония Фрейзер, история Марии – это история «убийства, секса, страсти, религии и неподходящих любовников». Добавим к этому соперничество шотландской королевы с Елизаветой и ее ужасающий конец – и образ архетипической трагической героини готов.

За последний век многие великолепные актрисы – от Кэтрин Хепберн и Бетт Дэвис до Кейт Бланшетт и Ванессы Редгрейв – подарили миру кинематографа свои интерпретации образов двух английских королев. И все же, несмотря на бесспорный талант каждой из исполнительниц, ни одна из кинолент, посвященных борьбе Елизаветы с Марией, не имеет большой исторической ценности. Раз за разом режиссеры жертвовали достоверностью в угоду красивому художественному вымыслу.

Теперь же Джози Рурк представил свое видение той истории, которое основано на книге британского историка Джона Гая «Моя жизнь принадлежит мне: настоящая история Марии – королевы Шотландии». В его фильме роли легендарных правительниц исполнили молодые, но уже достаточно известные актрисы Сирша Ронан и Марго Робби. Стоит признать, что обе артистки действительно постарались, чтобы воплотить на экране легендарных героинь. А для внешней схожести с Елизаветой I актрисе даже пришлось пойти на жертвы. Гример фильма, Дженни Ширкор рассказала, что как только она начала работать с Марго Робби, то поняла, что для перевоплощения голливудской красавицы в сравнительно менее привлекательную королеву Англии необходимо будет с помощью грима изменить все – от формы носа до внешнего вида кожи лица. И тогда она обратилась к режиссеру с вопросом: «Ты хочешь, чтобы я это сделала, или ты хочешь, чтобы зритель все-таки видел в персонаже красоту Марго Робби?». «Меняй», – решительно заявил Джози Рурк. Робби поддержала его решение.

И все же интерпретацию Джози Рурка этой важной главы в истории Великобритании трудно назвать безупречной. Как мастер киноискусства, он не смог обойтись без режиссерских приемов, призванных растрогать зрителя до глубины души, и предпочел закрыть глаза на некоторые исторические детали (что не умаляет красоты фильма с художественной точки зрения). Но обо всем по порядку.

Очень часто представления о Марии Стюарт и Елизавете I сводятся к упрощенным стереотипам. Как пишет Джон Гай в книге «Моя жизнь принадлежит мне: настоящая история Марии – королевы Шотландии», Марии обычно приписывается образ невинной жертвы политических махинаций мужчин – женщины, которая совершила роковую ошибку, потому что прислушивалась к зову сердца, а не к доводам рассудка. Кристен Пост Уолтон, профессор Университета Солсбери и автор книги о шотландской королеве, утверждает, что излишняя драматизация жизни Марии, как правило, превращает ее в «мыльную оперу». Да и Елизавета I благодаря литературе и кинематографу сегодня больше известна как Королева-девственница, чьи травмы детства наложили отпечаток на всю историю ее правления. Гораздо реже вспоминают о том недовольстве, которые многие подданные испытывали к ней, особенно в ее поздние годы. Романтизация образов двух королев, дозволенная деятелям искусства и неодобряемая большинством историков, безусловно, облегчает восприятие сюжета давно минувших лет. Но не раскрывает всей правды о правительницах (какой бы она ни была).

Католики и протестанты: ссоры и компромисы

Жизнь первого мужа Марии Стюарт Франциска II оборвалась через 1,5 года после его восхождения на трон. И овдовевшая дочь шотландского короля в один миг оказалась никому не нужна в заморском государстве, ведь претендентов на французскую корону хватало и без нее. Через 13 лет разлуки со своей родиной Мария возвращается в Шотландию.

Во время ее отсутствия в стране произошла Протестантская революция, лидером которой стал проповедник и ярый противник женского правления Джон Нокс. Его пламенные проповеди помогли ему быстро обрести сторонников не только среди простого люда, но и аристократии. В скором времени его движение поддержала Англия, отправившая свои войска на территорию Шотландии. В 1560 году в стране восторжествовало протестантство.

Обойти стороной такую яркую личность как Джон Нокс, разумеется, не смогли и создатели фильма «Две королевы». Одним из переломных моментов в фильме, после которого брат Марии Стюарт покидает сестру, стал разговор членов совета, выявивший непримиримые противоречия действующей королевы Шотландии и протестантского проповедника. На самом же деле, в этой сцене кроется одна историческая неточность. Даже несмотря на то, что принято считать, что Нокс несколько раз беседовал с королевой, он не мог занимать никакой должности в совете – то есть присутствовать на собраниях ее ближайшего окружения. Однако мы возвращаемся к истории.

Итак, к приезду Марии Стюарт в Шотландии был официально объявлен разрыв Шотландской Церкви с Римом и запрещена католическая месса. Тем не менее, королева-католичка была готова пойти на компромиссы, которые позволили ей сохранить свою власть, не ущемляя ни одну из религий. Освоившись в новой роли, Мария решила укрепить отношения со своей южной соседкой – королевой Англии.

«Они уже устремляют глаза в сторону того человека, который смог бы занять мое место. »

Однако Елизавета I, которой была свойственна осторожность и подозрительность, не спешила сближаться с вернувшейся соседкой. Прежде всего она потребовала от Марии отказаться от претензий на английский трон (в соответствии с условиями Эдинбургского договора, принятого в 1560 году между Францией и Англией, без участия представителей Шотландии). Королева Шотландии отказалась это сделать и решила изменить стратегию поведения. Она попыталась действовать через чувственную женскую линию, напомнив Елизавете, что они с ней – две королевы, которые являются «ближайшими родственницами, живущими на одном острове и говорящими на одном языке». Она просила лишь одного – назвать Елизавету ее своей преемницей. Однако для правительницы соседнего государства семейные связи не имели большого значения, поэтому попытки Марии воззвать к родственным чувствам оказались тщетны

Учитывая ненадежное положение Елизаветы I на королевском троне и возрастающую с каждым годом паранойю, основанную на опасении лишиться своего положения, у нее не было особой мотивации назвать имя своего преемника, который мог бы угрожать ее правлению. Признав за Марией право на английский престол после собственной смерти, она оказалась бы уязвимой для вероятных заговоров католической фракции Англии. Эта управляемая навязчивым страхом логика распространялась даже на потенциальное потомство королевы. Однажды она сказала шотландскому государственному секретарю Уильяму Мейтленду: «Те, в чьих жилах течет королевская кровь, не могут любить своих собственных детей. Думаешь, что я смогла бы полюбить свой восковой саван (от англ. «winding sheet»; выражения, обозначающего струйки воска на оплывшей свече – т.е. предзнаменование смерти)?».

«Я знаю непостоянство народа Англии и то, как они недолюбливают нынешнее правительство, и то, как уже устремляют глаза в сторону того человека, который смог бы занять мое место. Большинство мужчин предпочитает восходящее солнце тому, которое уже заходит», – добавляла Елизавета, говоря о Марии Стюарт. Но несмотря на все свои опасения, разумеется, королева Англии должна была просчитать все преимущества и риски объявления королевы Шотландии своей наследницей. Она не была готова сделать этого публично, но тщательно присматривалась к родственнице-претендентке. Это подтверждает и тот факт, что две королевы регулярно обменивались теплыми письмами и даже планировали личную встречу.

Впрочем, некоторые историки сходятся во мнении, что такое поведение Елизаветы наглядно иллюстрирует народную мудрость: «Держи своих друзей близко, а врагов еще ближе» – так что мотивация Елизаветы в данном случае неоднозначна. И, кстати, встреча королев с глазу на глаз так никогда и не состоялась. Этот исторический факт стал еще одним моментом, которым пренебрегли создатели кинокартины «Две королевы» (зато какой трогательный эпизод получился в фильме). Да и если говорить откровенно, не только они – сцены разговора Елизаветы I и Марии Стюарт уже не раз появлялись на страницах произведений известных авторов – например, у Шиллера в пьесе «Мария Стюарт» и у Г. Доницетти в одноименной опере.

По словам Джанет Дикинсон из Оксфордского университета, в случае личной встречи между шотландской и английской королевами они были бы вынуждены поднять вопрос о престолонаследии. Елизавете пришлось бы ответить на вопрос, станет ли Мария Стюарт ее наследницей или нет. К тому же, как добавляет Кристен Пост Уолтон, факт того, что две королевы никогда не стояли лицом к лицу, практически полностью исключает возможность очень личной и живой динамики их взаимоотношений, которую часто стремятся изобразить писатели и режиссеры. В конце концов, трудно поддерживать сильные чувства к кому-то, известному только по переписке. Так что, вероятнее всего, изменения в отношениях Елизаветы и Марии Стюарт были продиктованы лишь сменой обстоятельств.

Мужчины и женщины в борьбе за любовь и корону

Королева-девственница Елизавета I соответствовала образу целомудренной женщины только в последние годы своего правления. Когда же королева Англии была еще молода, она охотно шла на контакт с иностранными правителями-мужчинами и другими высокопоставленными лицами. При этом она умела очень мудро вести себя с ними, не теряя головы и не раскрывая истинной природы своих намерений. И главное, Елизавета I всегда избегала того, чтобы попасть под власть мужчины. Если говорить в масштабе всего ее правления, то по большей части ей это удавалось. Вот только она так и не произвела на свет наследника, чем, по сути, ознаменовала начало конца династии Тюдоров, которая очень скоро прервалась.

Мария Стюарт выходила замуж трижды. Как она сказала послу Елизаветы незадолго до своей свадьбы с лордом Генри Дарнли в 1565 году: «Не выходить замуж – это, должно быть, вовсе не про меня». Одновременно с заключением этого брака портятся отношения шотландской королевы с английской. Елизавета I была раздосадована вестью о соединении двух ближайших претендентов на английский престол (Дарнли имел королевские корни: по матери он был правнуком Генриха VII Тюдора). Не теряя времени, королева Англии продемонстрировала свое недовольство – она отдала приказ арестовать мать Дарнли Маргариту Дуглас и бросить ее в Тауэр.

Однако, как вскоре стало очевидно, новый муж Марии Стюарт оказался для нее крайне неподходящей парой. Мало того, что он демонстрировал стремление заниматься государственными делами наравне с супругой (если не вместо нее), так еще и вступил в заговор с протестантами. Возможность нетрадиционной сексуальной ориентации лорда Генри на протяжении веков обсуждалась историками. Некоторые объясняют ее тем, что муж королевы Шотландии провел молодые годы во Франции, где была распространена мода на бисексуальность среди придворных. В частности, автор книги, по которой был снят фильм «Две королевы», настаивает на том, что интимная связь между Дарнли и итальянцем Риццио – достоверный факт, а не спекуляция. Однако существует и другая версия, согласно которой их отношения были лишь слухами, которые намеренно распустили при королевском дворе, чтобы дискредитировать молодого супруга Марии в глазах общественности. Но в любом случае, даже если мужчин связывали интимные отношения, крайне маловероятно, что начались они именно в праздничную ночь после королевской свадьбы (как показано в новой экранизации).

9 марта 1566 года Дэвид Риццио был действительно умерщвлен. И участие в подготовке этого коварного плана принял лорд Генри. Заговорщики ворвались в комнату беременной Марии Стюарт и на ее глазах закололи итальянца, несмотря на мольбы и плач королевы. Со стороны ее мужа, по всей видимости, убийство ее ближайшего друга было лишь политическим устранением неугодного ему лица, с которым королева сблизилась в те годы. Так что слезы, которые роняет актер, исполнивший роль Дарнли, над умирающим итальянцем, возможно, также стоит списать на художественное преувеличение. В реальном историческом прототипе второго мужа шотландской королевы было гораздо больше холодного расчета, алчности и подлости – о его романтичности и податливости современники как-то умалчивают.

«Мария была королевой для всех, но только в течение первых шести дней своей жизни. »

К февралю 1567 года напряженность вокруг королевского престола в Шотландии достигла такого высокого уровня, что Мария вновь обратилась к Елизавете, попросив ее стать «защитницей» своего новорожденного сына Якова. Мария Стюарт приняла еще одно мудрое решение, которое могло бы сыграть ей на руку: она сделала вид, что простила мужа, подготовившего заговор. Приблизив его к себе, она сумела внести раскол в ряды заговорщиков. Но тучи над головой шотландской королевы продолжали неумолимо сгущаться. В ночь на 10 февраля 1567 года л орд Генри Дарнли погиб, пытаясь спастись из горящего дома. Народная молва обвинила в его убийстве Марию Стюарт. Это стало первым шагом к свержению королевы.

Затем роковую ошибку совершила сама Мария – спустя три месяца после смерти супруга она вышла замуж за человека, который был вторым подозреваемым в убийстве лорда Генри. Вопреки тому, что показали нам в фильме «Две королевы», эксперты сходятся во мнении, что Марии была без памяти влюблена в Джеймса Хепберна, графа Ботвелла еще при жизни Дарнли. Красноречивым тому доказательством является эпизод, который описывает современник Марии Стюарт, историк и гуманист Джордж Бьюкенен. Согласно его словам, поздней осенью 1566 года, когда королева узнала о ранении Ботвелла, она немедля покинула заседание королевского суда и помчалась в его замок на английской границе.

Так что как только брак Марии Стюарт с Джеймсом Хепберном был оформлен официально, гнев народных масс уже невозможно было сдерживать. В адрес королевы все громче звучали обвинения в убийстве, предательстве и неверности. Этим немедленно воспользовались лорды-протестанты, собрав войско, которое изгнало Марию Стюарт из Эдинбурга. Летом 1567 года все более непопулярная королева была заключена в тюрьму и вынуждена отречься от престола в пользу своего сына. Ботвелл бежал в Данию, где он и умер в плену 11 лет спустя.

«Она была королевой для всех, но только в течение первых шести дней своей жизни, – пишет Джон Гай в своей книге. – Кроме нескольких коротких, но опьяняющих недель в грядущие годы [у власти], всю свою жизнь она проведет в плену».

После отречения разгромленная королева бежала в Англию, ожидая, что Елизавета I окажет ей теплый прием и, возможно, даже поможет вернуть шотландский трон. Вместо этого правительница Англии поместила Марию – королеву по крови, над которой она не имела реальной юрисдикции, – под домашний арест де-факто. 18 лет Мария Стюарт провела под наблюдением в Шеффилдском замке, практически не имея возможности контактировать с внешним миром. Но это не помешало Елизавете I обвинить ее в участии в тайной переписке с представителями европейских держав, целью которой было свержение действующей королевы Англии. За это Марию приговорили к смерти. Около 8 часов утра 8 февраля 1587 года 44-летняя бывшая шотландская королева встала на колени в большом зале замка Фотерингхей и обратилась к своему палачу со словами благодарности за то, что он, наконец, «положит конец всем ее страданиям». Утратившая былую красоту и сильно постаревшая (в отличие от ее героини в фильме «Две королевы») Мария Стюарт в платье из «темно-коричневого бархата, отделанном куньим мехом, со стоячим белым воротником и пышно ниспадающими рукавами» была готова принять свою смерть с достоинством.

Не все так однозначно, а история полна полутонов

Сегодня оценки Мэри Стюарт варьируются от достаточно резкой характеристики, которую правительнице дал историк Дженни Вормальд (королева, по которой можно составлять пособие по провалам), до мягких и сочувственных слов, которыми ее описывает Джон Гай («самая несчастливая правительница в британской истории» и «сверкающая и харизматичная королева», которой очень сильно не повезло с самого рождения). Кристен Пост Уолтон предпочитает придерживаться золотой середины между этими крайностями. Она отмечает, что Марию постепенно привели к трагическому концу два основных фактора – гендерная принадлежность и католическая вера: «Неудачи [Марии] были продиктованы по большей части обстоятельствами, нежели чем ее политикой, – говорит она. – Я думаю, если бы она была мужчиной… Она бы смогла добиться гораздо большего успеха и никогда бы не потеряла трон».

Джанет Дикинсон описывает отношения шотландской королевы с Елизаветой аналогичным образом, утверждая, что они были продиктованы обстоятельствами, а не их собственным выбором. В то же время она акцентирует внимание на том, что считать Марию и Елизавету полными противоположностями также неверно. Конечно, противостояние двух королев обретает драматичный тон, если одна из них страстная католичка с трагической судьбой, а другая – Королева-девственница и заступница протестантства. Однако реальность не бывает окрашена исключительно в контрастные тона. Как говорит Дикинсон, обе королевы были удивительно подвижны в своих религиозных убеждениях. Самые пикантные подробности беспорядочной репутации Марии Стюарт были придуманы ее противниками, да и правление Елизаветы I было наполнено достаточным количеством слухов о ее предполагаемых романах.

Кстати, несмотря на то, что Мария была лишена жизни насильственно, окончательную победу в борьбе с Елизаветой I за английский престол одержала именно она. Если быть точнее, ее династия. После того, как Елизавета умерла бездетной в 1603 году, сын Марии Яков взошел на престол и стал первым государем, правившим одновременно обоими королевствами Британских островов.

Как утверждает Джон Гай, «Если Елизавета победила при жизни, то Мария стала триумфатором после смерти». Но лучше всего этот удивительный исторический поворот невольно предсказала сама Мария Стюарт в юности: «В моем конце – мое начало». Приограв бой, она выиграла войну.

www.marieclaire.ru

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.