Княжна Тараканова

Княжна Тараканова – самозванка, превратившаяся в призрак

О ней слагали легенды, она становилась героиней романов и фильмов. Надо сказать, что, хотя эта особа являлась, без сомнения, ловкой авантюристкой, многие были преисполнены сочувствия к хрупкой девушке, павшей жертвой интриг императрицы Екатерины II, опасавшейся за свою власть. Между тем, даже настоящее имя княжны Таракановой осталось тайной.

Об Алексеевском равелине знаменитой Петропавловской крепости говорили: «Отсюда не выходят, отсюда только выносят». Со времен Екатерины II здесь находилась особая тюрьма — так называемый Секретный дом, куда преступников помещали «по особому царскому повелению», обычно без всякого суда и следствия. Именно сюда в 1775 году доставили женщину, которая вошла в историю под именем княжны Таракановой.

До сих пор нет никакой достоверной информации о том, кто была эта девушка, утверждавшая, что она дочь императрицы Елизаветы Петровны и ее тайного супруга — графа Алексея Разумовского.

Княжна Тараканова (кстати, этим именем ее стали называть много позже, и, похоже, она сама о нем не знала) жила в Европе под разными именами. То она выдавала себя за некую девицу Франк или Шель, то за госпожу Тремуйль, то называлась дочерью турецкого султана Али-Эмете, то принцессой Элеонорой Азовской, то русской княжной Елизаветой Владимирской.

Она появлялась то в Генте, то в Лондоне, то в Париже, и везде находила себе поклонников, готовых ссужать ее деньгами в счет мифического будущего наследства. Никто даже не знал толком, сколько ей лет: одни давали двадцать, другие — тридцать. Наконец, она объявилась в Польше и назвалась дочерью императрицы Елизаветы. У той действительно была дочь от Разумовского, рожденная в 1744 году, которая долго жила за границей как княжна Августа Дараган (в России ее перекрестили в Тараканову!) и умерла в Ивановском монастыре под именем инокини Досифеи. Но самозванку многие и впрямь находили похожей внешне на Елизавету.

Тогдашняя русская императрица Екатерина II повелела старшему брату своего фаворита Григория Орлова — графу Алексею Орлову-Чесменскому доставить «княжну Тараканову» в Россию, пообещав ей восстановление на троне. У Орлова с самозванкой вспыхнул роман, но это не помешало графу «сдать» свою любовницу Екатерине, немедленно заточившей ее в каземат, где она и скончалась. По слухам, «Тараканова» была даже беременна от Орлова: ребенок не то умер, не то его сразу после рождения забрали от матери.

Есть версия, что «княжна» погибла при наводнении, когда затопило камеры Петропавловки. В пользу этой версии говорит и известная картина художника Константина Флавицкого «Княжна Тараканова»: она изображает молодую женщину, стоящую на койке и в ужасе прижимающуюся к стене, так как из окна хлещет струя воды.

Вот как родилась эта легенда. В 1777 году во время очередного наводнения на Васильевском острове смыло острог с тремя сотнями арестантов. Тут же поползли слухи, что затопило и Петропавловскую крепость. Однако ничего подобного не было, а та, кого называли княжной Таракановой, умерла от чахотки за два года до наводнения.

Ныне у Трубецкого бастиона Петропавловской крепости в дождливую сырую погоду якобы является призрак княжны Таракановой. Обычно ее видят отвернувшейся к стене и плачущей.

Вот рассказ Максима К.: «Была поздняя осень, и, несмотря на относительно ранее время, было уже совершенно темно. Мы, прогуливаясь, обходили крепость, когда мой младший сын, убежавший вперед, вернулся и сообщил, что «там плачет какая-то тетя». Я пошел быстрее, вскоре около стены увидел женскую фигуру и услышал всхлипывания. Было довольно темно, рассмотреть ее толком было невозможно.

Но я обратил внимание, что одета женщина необычно, во что-то старинное. Я решил, что, быть может, здесь проводились какие-то киносъемки, недалеко «Ленфильм», и это актриса. Но, когда я к ней направился, фигура исчезла, мне показалось, что просто вошла в стену. Мои сыновья перепугались, они тоже это видели и стали просить меня быстрее идти домой. Я согласился, мне, не верящему в призраков, стало не по себе».

Впрочем, если еще при жизни княжна Тараканова была легендарной личностью, то неудивительно, что и после кончины про нее рассказывают легенды. Трудно примириться с тем, что знаменитая авантюристка вот так просто взяла и канула в вечность.

www.yoki.ru

Мельница заблуждений: княжна Тараканова

Зигзаги российской истории XVIII столетия с ее постоянными дворцовыми переворотами, самый дух авантюрного галантного века, помноженные на талант писателей и живописцев, создали легенду о «княжне Таракановой». Подлинное имя и происхождение этой дамы так и остались тайной, что, собственно, и не удивительно, поскольку эта красавица ничего не совершила. Вот только имя, под которым ее запомнили в истории, — она никогда не употребляла сама. И не было свадьбы с Алексеем Орловым, который якобы из-под венца отдал свою невесту на растерзание коварной российской самодержице Екатерине Великой. И вопреки известной картине — «княжна» не погибла во время наводнения в каземате Петропавловской крепости.

Первое упоминание о таинственной принцессе (без упоминания ее имени) встречается на страницах книги французского дипломата и писателя Жана Анри де Кастера «Жизнь Екатерины II, императрицы России» (Vie de Catherine II, impératrice de Russie), которая вышла в 1797 году. Естественно, по стародавней российской привычке, книга была запрещена у нас, хотя ее читали все образованные русские современники. За отсутствием собственных исторических книг и потому, что запретный плод сладок, книга де Кастера, который сам никогда не был в России и только пересказывал полученное из вторых, а то и третьих рук, пользовалась популярностью. Откуда бы обыватель смог узнать о тайном браке и незаконных детях императрицы Елизаветы Петровны?

По российским городам и весям ходили зачитанные до дыр переводы труда французского писателя. Из тогдашнего «самиздата» читатели узнавали, что военачальник Александр Суворов лично рубил головы турецким янычарам, чтобы высыпать их из мешка у ног своего командира князя Григория Потемкина. Вот из такого сочинения, где правда причудливо перемешалась с неправдой, полуправдой и ложью, можно было узнать о плоде любви императрицы Елизаветы и ее фаворита Алексея Разумовского.

Сначала принцесса стала игрушкой в политических играх польского магната Радзивилла, а потом в Италии обманом была схвачена Алексеем Орловым, от которого родила ребенка, а сама погибла в каземате Петропавловской крепости во время наводнения. Автор имел в виду сильное наводнение 10 сентября 1777 года, во время которого рухнула часть стены Петропавловской крепости, и по столице ходили слухи, что утонули заключенные.

Бывший секретарь саксонского посольства при дворе Екатерины II Георг Адольф фон Гельбиг в своей нашумевшей книге «Русские избранники со времен Петра I (1680) до Павла I (1800)» объявил загадочную персону дочерью императрицы Елизаветы и ее другого фаворита Ивана Шувалова. Возможно, он был первым, кто присовокупил к титулу княжны фамилию Тараканова, которую она никогда не носила. Кроткая княжна тихо жила в Италии и вовсе не мечтала о престоле, а лишь страдала от отсутствия средств. Коварные русские офицеры уплатили ее долги, чтобы заманить девушку в ловушку. Варвары отправили княжну в Россию, где бедняжка скончалась в шлиссельбургской тюрьме. Несчастный отец не посмел открыться дочери.

В 1859 году в московском журнале «Русская беседа» появились выдержки из писем итальянского аббата Роккатани (составлены в 1820-х годах) о пребывании в Риме в начале 1775 года «неизвестной принцессы Елизаветы», именовавшей себя дочерью российской императрицы Елизаветы Петровны и искавшей поддержки у польского посла и папской курии. В конце своего сообщения аббат, лично знакомый с этой дамой, сообщал, что она выехала в Ливорно, где стоял на якоре русский военный флот. В журнале публиковались копии донесений командующего русским флотом в Средиземноморье графа Алексея Орлова об установлении контактов с самозванкой и рапорт от 14 (25) февраля 1775 года о ее аресте. О судьбе «принцессы» составители не знали и предполагали, что она умерла в заключении.

В том же году историк русской литературы Михаил Лонгинов писал о «жизни Елизаветы Алексеевны Таракановой», о которой ему мало что было известно. Автор цитировал одно «предание», гласившее, что она погибла во время наводнения в тюрьме, а по другому — была погребена в Новодевичьем монастыре. Были и другие публикации, но настоящую славу этому имени принесла, выставленная в 1863 году, картина молодого живописца Константина Флавицкого «Княжна Тараканова в Петропавловской крепости во время наводнения». Именно художник дал красавице, величавшей себя десятком имен и титулов, фамилию Тараканова.

Отметив мастерство, с которым написана картина, и «прекрасный сюжет» полотна, Михаил Лонгинов первым опроверг «ложное событие». Он основывался на рассказе к тому времени уже покойного сановника — председателя Государственного совета и по совместительству президента Академии наук графа Дмитрия Николаевича Блудова. В первой половине XIX века он готовил для Николая I обзор многих секретных политических дел екатерининской эпохи. Он и назвал точную дату смерти пленницы от чахотки — 4 декабря 1775 года, задолго до наводнения 1777 года. Писатель к тому времени уже не сомневался в самозванстве безвестной пражской трактирщицы, не знавшей русского языка и никогда не носившей фамилию Тараканова. В связи с этой историей появилась информация о существовании еще более загадочных «брате и сестре Таракановых», якобы имевших прямое отношение к роду Разумовских и безвыходно пребывавших в монастыре. Несмотря на то что в 1867 году был опубликован большой корпус прежде секретных документов, проливающих свет на личность самозванки и сведения о ней, образ прекрасной авантюристки продолжал притягивать к себе беллетристов.

Жертва самодержавия в романе Григория Данилевского «Княжна Тараканова» (1883). Двадцатиминутный фильм, снятый в 1910 году по драме И.В. Шпажинского «Самозванка (княжна Тараканова)», иллюстрирующий картину Флавицкого. В 1990 году выходит лента «Царская охота» по одноименной пьесе Л.Г. Зорина и многочисленным постановкам Театров имени Моссовета и имени Вахтангова, где фаворит императрицы Орлов, пользуясь любовью к нему красавицы Таракановой, выполняет приказ Екатерины II по пленению преступницы.

Словом, образ жертвы гнусного самодержавного режима готов к применению, пусть уже и не в политических целях. Хотя почему бы лишний (лишний ли?!) раз не опорочить Россию и ее государственные институты. Лучше всего сделать это можно на примере жизни неотразимо красивой молодой женщины. Для литераторов тут тоже поле, на котором уже кто только не повалялся, включая Зорина и Радзинского: интриги сильных мира сего, любовь, обманутая красавица, государственный муж, мужчина-подлец и т.д.

Кому охота заглядывать в давно опубликованные архивные документы или прочитать все версии, чтобы отделить истину от вымыслов и мифов. Такую неблагодарную работу проделал писатель и историк Игорь Курукин, давший интересный обзор всевозможных гипотез и реальный срез событий. По его мнению, женщина, которая именовала себя госпожа Франк, Шелль, Тремуйль, Али Эмете, княжна Элеонора де Волдомир, принцесса Азовская, графиня Пиннеберг и просто Елизавета, но никогда «княжна Тараканова», была обыкновенной авантюристкой, а не ребенком от морганатического брака дочери Петра Великого с кем-либо из фаворитов.

Точная дата рождения «принцессы Елизаветы», которая не знала ни русского, ни польского языков, но хорошо говорила по-немецки и предпочитала писать по-французски, неизвестна. Сама она на следствии в 1775 году утверждала, что ей 23 года. Получается, она родилась в 1752 году. «Однако эта дата ничем не подтверждена, и похоже, что, указывая возраст, узница Петропавловской крепости лукавила, — замечает Курукин. — В письме 1773 года к министру трирского курфюрста-архиепископа она сообщила, что родилась в 1745 году; следовательно, тогда ей было от роду 28 лет, а ко времени начала следствия — и все тридцать. Так что сейчас мы можем лишь говорить, что ей было от 20 до 30 лет».

Генерал-майор Алексей Иванович Тараканов действительно существовал, но мог ли он взять на воспитание ребенка императрицы и дать ему свое имя? Он был послан в Кизляр, где пробыл до ноября 1742 года, после этого служил в Москве, потом получил отпуск на два года, а в 1750-х годах не состоял на действительной службе.

«Побродяжка», или «авантюриера», как ее аттестовала в письмах к следователю Голицыну сама Екатерина, не имела ничего общего с реальной «принцессой Елизаветой». Автор биографии «княжны Таракановой» делает вывод: «Пленница Петропавловской крепости затмила своей персоной ту, в отношении которой власти и исследователи, пожалуй, имели больше оснований для волнения: таинственную монахиню Досифею — предполагаемую дочь императрицы Елизаветы и Алексея Разумовского, родившуюся около 1746 года, проживавшую в почетной изоляции в московском Ивановском монастыре и похороненную в родовой усыпальнице бояр Романовых в Новоспасском монастыре. Но история законопослушной затворницы не столь авантюрна, нет в ней ни бурных страстей, ни приключений, ни уголовного дела — вот и не сложилась красивая легенда».

Читайте самое интересное в рубрике «Наука и техника»

www.pravda.ru

Княжна Тараканова

Если вы бывали в Третьяковской галерее, то вероятно, обратили внимание на картину художника Флавицкого «Княжна Тараканова». …Мрачная тюремная камера. В глубине ее, почти под самым потолком, зарешеченное окно, через которое потоками хлещет вода. На деревянном топчане, спасаясь от воды, уже подступившей к ее ногам, стоит женщина. Взгляд ее выражает страх и отчаяние… Что это за княжна с таким неаристократическим именем?

Мало кто знает, что в своей картине художник Флавицкий запечатлел образ одной из выдающихся авантюристок восемнадцатого столетия. Личность ее до сих пор считается невыясненной. Впервые на нее обратили внимание в 1772 году в Париже, где она выдавала себя за знатную черкешенку. Через несколько лет загадочная княжна вновь появляется на горизонте, на этот раз во Франкфурте.

Затем она каким-то образом оказалась обладательницей таинственного ларца с документами, из которых явствовало, что она не знатная черкешенка и не принцесса Азовская, а дочь императрицы Елизаветы. Все это она сообщила жившему тогда неподалеку от Лимбургского замка польскому изгнаннику князю Радзивиллу. Магнат, все еще не потерявший надежд на то, что ему удастся занять польский трон, решает действовать. Вместе с мнимой княжной он отправляется в Италию, а затем в Турцию, намереваясь заручиться поддержкой турецкого султана. Но их планы внезапно рушатся. Между Россией и Турцией заключен мир. Ну что ж,— решает Радзивилл.— сделаем еще одну попытку. Он хочет привлечь на свою сторону графа Орлова, который находится с русским флотом в Средиземном море, и, по слухам, чем-то обижен императрицей.

Но на руках у Орлова имеется тайный приказ арестовать княжну. Он делает вид, что согласен с предложением Радзивилла, заявляет, что готов помочь княжне, оказывает ей всяческие знаки уважения и даже просит ее руки. Когда русский флот прибывает в Ливорно, он заявляет, что хочет устроить в ее честь показательное морское сражение. Княжна отправляется на адмиральский корабль, с бортов кораблей в ее честь гремит салют. Но едва она вступает на палубу, как ее берут под стражу. Орлов вместе со своей добычей спешит в Петербург.

Княжна заключена в один из бастионов Петропавловской крепости, и специальная правительственная комиссия начинает вести следствие по ее делу. Однако ее пребывание в тюрьме длилось недолго — в мае 1775 года она умерла и была погребена на тюремном кладбище.

Ее личность интересовала многих людей того времени, о ней ходило множество легенд, одной из которых и воспользовался художник Флавицкий, приурочивший ее смерть к большому петербургскому наводнению 1777 года.

P. S. Старинные летописи рассказывают: Ех не повезло княжне Таракановой, что в то время когда она жила не было всей нынешней юриспруденции. Зато сейчас добро пожаловать:коллективные трудовые споры law29.ru юрист поможет, а тогда закрыли в казематы и пиши пропало.

travel-in-time.org

Княжна Тараканова

Зигзаги российской истории и дух авантюризма галантного века создали настоящую легенду о княжне Таракановой. Но подлинное происхождение барышни так и осталось под завесой тайны. Это и неудивительно, ведь, по сути, красавица ничего не совершила. Вопреки популярной картине, девушка не погибла во время наводнения, у неё не было свадьбы с Орловым, и имя «княжна Тараканова» девушка никогда сама не использовала.

Детство и юность

Биография такого персонажа, как княжна Тараканова, до настоящего момента доподлинно неизвестна. Некоторые говорят, что она и сама не была осведомлена о собственном происхождении, зная только, что родилась между 1745 и 1753 годами. Сведения о точной дате рождения и родителях отсутствуют.

Картина «Княжна Тараканова», художник Константин Флавицкий

Важно, что прозвищем княжны Таракановой барышня сама никогда не пользовалась, так её охарактеризовал французский дипломат Жан Анри Кастера, а вслед за ним Гельбиг и другие писатели. Под этим ярким псевдонимом она фигурирует в художественной литературе.

Исходя из архивных записей, по внешнему облику княжна была худощавого телосложения, имела темные волосы и напоминала итальянку. Обладая необыкновенной красотой, которую не портило даже косоглазие, и острым умом, она всегда пользовалась популярностью у мужчин. Но авантюристка, обладая неуёмной тягой к роскоши, просто доводила поклонников до разорения, пользуясь их средствами.

По словам Алексея Орлова, Тараканова была небольшого роста, с карими глазами и веснушками на лице. Хорошо говорила на французском, немецком и английском языках. Уверяла, что хорошо знает арабский и персидский.

Мраморный барельеф княжны Таракановой

По мнению маркиза Томмазо д’Античи, который встречался с девушкой в Риме, по национальности Тараканова – немка. А английский посланник объявил, будто княжна — дочь нюрнбергского булочника. Историк Дьяков, исходя из переписки Таракановой и немецкого графа Лимбурга, которая велась на французском языке, считает девушку француженкой.

Сама авантюристка рассказы о собственном происхождении постоянно меняла. Очевидно, эту информацию она каждый раз подстраивала в соответствии с очередным «образом». Предположение о том, что княжна произошла из низов, противоречит незаурядному образованию, а также манерам, такту и знанию языков. Девушка рьяно интересовалась искусством, отлично разбиралась в архитектуре, рисовала и играла на арфе.

В первый раз будущая самозванка появилась в Киле примерно в 1770 году, откуда перебралась в Берлин. Там она жила непродолжительное время под именем фройляйн Франк. Девушка вынуждено уехала в Гент после неприятной истории, подробности которой неизвестны. Здесь княжна познакомилась сыном купца по фамилии ван Турс, доведя молодого человека почти до разорения.

Современный портрет княжны Таракановой

Из-за преследований кредиторами плутовка перебралась в Лондон с возлюбленным, который бросил ради неё законную жену. Девушка называлась госпожой де Тремуйль, а ван Турс помог ей получить заём у купцов. Когда начались проблемы с новыми и старыми кредиторами, мужчина сменил имя и бежал в Париж.

Спустя пару месяцев туда же отправилась княжна, назвавшись принцессой де Волдомир (в литературе это имя часто заменяют на принцессу Владимирскую или Елизавету Владимирскую), но уже в сопровождении нового поклонника – барона Шенка. Девушка утверждала, что родом из Персии, где её воспитывал дядя, а приехала она искать российское наследство.

Было видно, что дама обладает знатным происхождением: в подтверждение этому говорило прекрасное воспитание, разносторонняя развитость и владение языками.

Предполагаемый портрет княжны Таракановой

В Париже девушка обрела новых воздыхателей, а Рошфор де Валькур оказался особенно настойчивым и сделал красавице предложение. Но скоро княжну настигли неприятности с кредиторами, её бывшие любовники отправились в долговую тюрьму.

Она бежала во Франкфурт, но скрыться от правосудия так не удалось: Тараканову выдворили из гостиницы, ей грозило заключение. Но в этот раз на помощь пришел Филипп Фердинанд де Лимбург, который с первого взгляда влюбился в княжну: он уладил все дела с кредиторами и пригласил переехать к нему в замок.

Княжна согласилась, в очередной раз сменив имя и назвавшись султаншей Али-Эмете, или Алиной (Элеонорой), принцессой Азовской. Девушка свободно распоряжалась доходами с владений графа и заводила всё новые знакомства с важными людьми. Княжна отдалилась от прежних поклонников, всерьёз решив стать женой графа Лимбурга, который выкупил графство Оберштейн, где девушка стала неофициальной хозяйкой.

Алексей Григорьевич Разумовский

Чтобы окончательно привязать к себе мужчину, Тараканова объявила о беременности, поэтому граф вскоре сделал девушке официальное предложение. Но тут понадобились документы, которые подтвердили бы происхождение невесты, а также княжне предстояло перейти в католическую веру. Авантюристка и тут вывернулась, придумав легенду о своей жизни.

Примерно в это время граф Лимбург оказался в затруднительной финансовой ситуации из-за трат возлюбленной, а также к нему стала поступать информация о ранних похождениях княжны. Наведя справки, выяснилось, что Алина врала, называя Александра Голицына опекуном, поэтому Лимбург потерял терпение и решил порвать с невестой. В ответ на этот поступок жениха княжна объявила о поездке в Петербург, дабы официально удостоверить происхождение.

Императрица Елизавета Петровна

Однако Тараканова перебралась в Оберштейн, поменяла прислугу и затеяла выгодное дело, окончательно охладев к графу. Как выяснилось в будущем, княжна направила силы на притязания на российский престол. В декабре 1773 года распространился слух, будто под именем принцессы Волдомир скрывается дочка Елизаветы Петровны и Алексея Разумовского – великая княжна Елизавета.

В мае следующего года девушка покинула Оберштейн, чтобы добраться до Стамбула, но остановилась в Рагузе. Тараканова планировала опубликовать поддельное завещание Екатерины I, в котором княжна выступала наследницей империи, но её идея провалилась. Оставшись в долгах и без поддержки, княжна вовлекла в свою игру Алексея Орлова. Она написала мужчине письмо, всё с той же «басней», а он передал информацию Екатерине II. Было принято решение заманить самозваную принцессу на корабль и отправить её в Россию.

Граф Алексей Орлов

Однако к тому времени Тараканова уже поселилась на Марсовом поле и вела замкнутый образ жизни. Здоровье княжны было подорвано, но она продолжала тайно вербовать приверженцев и рассылать письма. Лишившись средств и оказавшись в отчаянии, Тараканова просила займа у Гамильтона, открывшись ему. Но по цепочке эта бумага пришла к Алексею Орлову, безрезультатно ищущему принцессу-самозванку.

Чтобы не спугнуть княжну, ей обещали погасить долги и зазывали в Пизу на переговоры. Сначала Тараканова отказала, но из-за долгов ей грозила тюрьма, поэтому она вынуждено согласилась. Женщина говорила о намерениях постричься в монахини и отойти от политических дел.

Княжна Тараканова в Петропавловской крепости

Находясь в кратковременной поездке на корабле по направлению в Ливорно, княжну Тараканову арестовали. Уже под стражей женщина написала письмо Орлову, поскольку ей сказали, что он также задержан, где просила его помочь выйти на свободу.

Арест персоны вызвал возмущение в мире, тем не менее русский корабль с арестованной снялся с якоря. До прибытия в английский порт женщина вела себя спокойно, но во время стоянки с ней произошел нервный срыв и обморок. Когда пленницу вынесли на палубу, она вскочила и попыталась выпрыгнуть в проплывавшую рядом лодку, но ее удалось задержать.

Альтернативная версия

Имеется и другая версия развития событий: якобы пленница Петропавловской крепости затмила собой ту, в отношении которой были более существенные основания для тревог. Ею была таинственна монахиня Досифея, предполагаемая дочь Елизаветы и Разумовского, появившаяся на свет около 1746 года.

Монахиня Досифея

Она жила в изоляции при монастыре и была похоронена в родовой усыпальнице бояр Романовых в Новоспасском монастыре. Однако жизнь затворницы не так увлекательна и авантюрна, в ней отсутствуют бурные страсти и приключения, поэтому она не столь захватывающая.

По правосудию княжне Таракановой положено было пожизненное заключение. Но в обмен на признание виновности и правду о происхождении ей обещали свободу. Отказавшись от предложения, она уже не претендовала на родство с царской семьёй. Тем не менее, отойти от истории благородного рода женщина не могла, ведь будоражащий ореол тайны – это единственное, что возбуждало к ней интерес.

План Петропавловской крепости времен княжны Таракановой

Княжна унесла эту загадку в могилу: заключенная скончалась естественной смертью от туберкулёза 4 декабря 1775 года, так и не открыв завесу тайны происхождения и не признав преступлений даже на исповеди. Княжну Тараканову похоронили во дворе Петропавловской крепости, обряды не проводили.

Спутников женщины освободили в январе следующего года, слугам и горничным выдали жалование. Подчиненных тайно вывезли за границу в составе нескольких групп.

24smi.org

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.