Царь Михаил Фёдорович Романов

Михаил Фёдорович

Первый русский царь из династии Романовых, был избран на царствование Земским собором 21 февраля 1613 года.

Будущий царь родился в 1596 году в семье боярина Федора Никитича и его супруги Ксении Ивановны. Отец Михаила Федоровича был относительно близким родственником последнего царя из династии Рюриковичей, Федора Иоанновича. Однако старший Романов, Федор Никитич, был пострижен в монашество и потому не смог претендовать на царский престол.

С возведением архимандрита Филарета (в миру Федор Никитич Романов) в сан ростовского митрополита его жена Ксения была пострижена в монахини под именем Марфа и вместе с сыном Михаилом жила в костромском Ипатьевском монастыре, который принадлежал к Ростовской епархии.

С приходом поляков в Москву Марфа с Михаилом оказались в их руках и в полной мере ощутили на себе все тяготы осады города нижегородским ополчением. С окончанием осады они вновь переехали в Ипатьевский монастырь.

Избрание на царство

21 февраля 1613 года в Москве собрался Великий Земский собор для избрания царя. Выборы были очень сложными, с большим количеством разногласий, интриг и предложений. Помимо того, что в качестве кандидатов на престол предлагались представители русской знати (например, Д. Пожарский), были претенденты и из-за рубежа. Особенно рвались к русской власти польский королевич Владислав и принц Швеции Карл Филипп. После долгих споров предпочтение было отдано Михаилу Федоровичу. В народе бытовало мнение, что наиболее правильным решением будет, если выбор падет на лицо, тесно связанное родством с прекратившейся династией. А русским боярам был больше по нраву Михаил Федорович. Их устраивал его юный возраст, кроткий и мягкий характер. 1 июля 1613 года в Москве состоялось венчание Михаила Романова на царство.

Правление царя Михаила Федоровича

Молодой царь в первую очередь озаботился умиротворением государства. Несмотря на то что Смута вроде закончилась, страну все также терзали шайки казаков, беглых крестьян, литовские и польские отряды, которые действовали больше на свой страх и риск. Постепенно удалось уничтожить большинство из них.

Оставались проблемы с «официальными» захватчиками. Шведы все еще удерживали Новгород, а поляки претендовали на московский престол.

Новую страницу в царствовании Михаила Федоровича открыл его отец, митрополит Филарет. Он долгое время удерживался поляками и в 1619 году окончательно вернулся в Москву. Царь очень быстро возвел его в сан московского патриарха с титулом «великий государь». Его влияние на сына было очень значительным. Многие государственные решения принимались только с одобрения патриарха. Подобное двоевластие существовало до смерти Филарета в октябре 1633 года.

В 1623 году молодой царь женился на княжне Марье Владимировне Долгорукой, которая вскоре умерла. В 1626 году состоялась свадьба с Евдокией Лукьяновной Стрешневой, которая была дочерью незнатного дворянина.

Михаил Федорович вел не очень активную внешнюю политику. Старался не ввязываться в большие военные кампании. Неудачей закончилась Вторая Польская война, и поляки сумели сохранить все ранее захваченные русские земли. Бесславно закончился и поход казаков. Они захватили турецкую крепость Азов, но царь, не желая ссориться с турками, не стал ее отстаивать.

Внутренняя политика Михаила Федоровича

Внутренние проблемы государства волновали царя гораздо больше. Его усилия были направлены на подъем экономики и упорядочивание финансов. Были созваны выборные люди из российских городов, которые информировали правительство о состоянии земель и предлагали способы улучшения их положения.

За время правления Михаила Романова прошло 12 Земских соборов, которые в значительной мере облегчили работу правительства.

В стране был произведен разбор военно-служилого класса и начат новый кадастр.

При Михаиле Федоровиче страна стала более открытой для иностранцев. Начало практиковаться приглашение иноземных ученых, исправление церковных книг. В Москве создается первая правительственная школа.

Михаил Федорович Романов, основатель династии, скончался 13 июля 1645 года, оставив трех дочерей и сына Алексея Михайловича, который и сменил его на престоле.

histrf.ru

Первый из рода: как Михаил Романов оказался во главе Русского царства

Трудное детство

Будущий основатель династии российских правителей родился в 1596 году в семье московских бояр Романовых: Фёдора Никитича (впоследствии — патриарха Филарета) и его жены Ксении Ивановны. Михаил Фёдорович доводился внучатым племянником Ивану Грозному и двоюродным племянником последнему русскому царю из московской ветви династии Рюриковичей — Фёдору Ивановичу.

В Смутное время Борис Годунов рассматривал Романовых как своих главных соперников, желающих занять московский престол. Поэтому очень скоро всё семейство подверглось опале. В 1600 году Фёдор Никитич вместе с супругой насильно приняли постриг и покинули мирскую жизнь под именами Филарет и Марфа. Это лишало их права на корону.

В 1605 году к власти пришёл Лжедмитрий I. Стремясь подтвердить свою принадлежность к царскому роду, самозванец приказал вернуть из ссылки Романовых. По стечению обстоятельств освобождённый Филарет занял при Лжедмитрии главный церковный пост. Когда же самозванца сверг Василий Шуйский, Филарет с 1608 года взял на себя роль «наречённого патриарха» нового самозванца Лжедмитрия II, расположившего свой лагерь в Тушине. Однако перед неприятелями «тушинского вора» Филарет называл себя его пленником.

Спустя некоторое время Филарет наотрез отказался подписывать составленный поляками договор о передаче русского престола польскому королевичу, католику Владиславу. За непослушание поляки арестовали Филарета и освободили лишь в 1619 году, когда с Польшей было заключено перемирие.

Тем временем Михаил Романов несколько лет провёл во Владимирской области в поместье своего дяди. В Москве он оказался в разгар польско-литовской оккупации, после того как был свергнут Василий Шуйский и установилась Семибоярщина. Зимой 1612 года инокиня Марфа с сыном укрывались в своём поместье под Костромой, а затем спасались от польско-литовского преследования в Ипатьевском монастыре.

Лишь с освобождением столицы в 1613 году стало возможным возрождение российской государственности. Поэтому в начале того же года был созван первый всесословный Земский собор, в котором приняли участие как посадское население, так и сельские обыватели. Путём голосования предстояло избрать нового правителя.

«Консолидирующая фигура»

«Воцарение Михаила Фёдоровича на престоле стало возможным после очень тяжёлых испытаний Смуты, самоорганизации земских миров, образовавших первое и второе ополчения для освобождения Москвы в 1612 году. Именно Земский совет всея земли созвал собор для избрания царя, а после выборов Михаила Романова 3 марта 1613 года он получил власть от всех чинов Русского государства. Важным было первоначальное общее согласие с кандидатурой Михаила Романова как родственника последнего до Смуты легитимного царя — Фёдора Ивановича», — сказал в беседе с RT доктор исторических наук, профессор Рязанского государственного университета имени Сергея Есенина Вячеслав Козляков.

На Земском соборе было выдвинуто более десяти кандидатур, в том числе князей Дмитрия Трубецкого и Дмитрия Пожарского. «Иностранных принцев» в качестве претендентов на русский престол уже не рассматривали.

«Михаил Фёдорович оказался консолидирующей фигурой для многих. После Смутного времени, когда ополчения освобождали Москву, царь Фёдор Иванович воспринимался как последний законный царь, после чего появлялись цари избранные, не имевшие прямого отношения к этой традиции, самозванцы. Михаил же был ближайшим родственником последнего законного московского царя из династии Рюриковичей», — рассказал в интервью RT заведующий кафедрой вспомогательных и специальных исторических дисциплин Историко-архивного института РГГУ Евгений Пчелов.

Эксперт также подчеркнул, что Михаил Фёдорович всё время находился вне политической борьбы, которая развернулась во времена Смуты, он лично не заявлял о притязаниях на престол, не принимал участия в заседаниях Собора. Но именно его фигура символизировала преемственность власти.

Тяжёлое «наследство»

«После выборов царя сразу началось восстановление власти, сводившееся к порядку «как при прежних государях бывало». Никто никому не мстил, бояре, сидевшие в Москве во время её осады земскими ополчениями, остались у власти и снова вошли в Боярскую думу. И тем не менее первые годы правления царя Михаила Фёдоровича оказались очень трудными, но в это время были грамотно расставлены приоритеты: восстановление государства, усмирение бунтовавших казаков, возвращение утраченных территорий», — говорит Козляков.

После заключения с Польшей перемирия поляки в 1619 году освободили из плена Филарета. Распространено мнение, что вплоть до кончины патриарха в 1633 году вся власть фактически находилась именно в его руках.

«Несмотря на большую роль Филарета, Михаил Фёдорович был вполне самостоятельным государем, но он неизбежно должен был опираться на чью-то поддержку и помощь в течение нескольких лет первого периода своего царствования. Земский собор оказывал большую поддержку Михаилу Фёдоровичу», — считает Пчелов.

Эксперты говорят, что первые годы царствования Михаила Фёдоровича, когда новый государь оказался в окружении родственного круга бояр Романовых, князей Черкасских, Шереметевых и Салтыковых (родственников матери царя), вроде бы дают основание утверждать, что царь был слабым и безвольным правителем.

«В то же время основные проблемы царства, связанные с войной или сбором чрезвычайных налогов, по-прежнему решались с помощью Земских соборов. При преобладании в Думе родственников царя там оставались и представители других родов княжеской аристократии. И никто в «романовской» партии не мог бы усилиться настолько, чтобы заменить собою царя. Даже с возвращением царского отца, будущего московского патриарха Филарета, в 1619 году понятия о первенстве царской власти не поменялись», — объяснил Козляков.

По словам эксперта, историки могут долго рассуждать о своеобразном «двоевластии великих государей» — царя и патриарха. Но роль Михаила Фёдоровича и Боярской думы во всех делах оставалась определяющей. Поддерживал его в этом и патриарх Филарет, после возвращения которого прекратили созываться Земские соборы. Царь Михаил Романов шёл на компромиссы, чтобы учесть мнение отца, но в основе этого были не безволие и страх, а тёплые отношения между отцом и сыном, о которых свидетельствует сохранившаяся переписка царя и патриарха.

После кончины Филарета Михаил на протяжении 12 лет правил самостоятельно. И народ его запомнил как праведного и честного государя. Михаил Фёдорович не был сторонником строгих правил. К примеру, для руководства городами он внедрил институт воевод, однако после прошений горожан ему не составило труда заменить их выборными представителями земской знати. Молодой правитель регламентировал взимание податей. Единицей обложения стали доля земли и специальные предприятия (хлебопекарни, мельницы, ремесленные лавки). Для достоверного учёта были оформлены писцовые книги, что сдерживало самоуправство налоговых сборщиков.

При Михаиле Фёдоровиче начались работы по поиску природных богатств, строились чугуноплавильные, оружейные, кирпичные и многие другие заводы. Именно он основал Немецкую слободу в Москве — места поселения заграничных инженеров и военных, которые в эпоху Петра I сыграют большую роль.

«Будь царь Михаил Фёдорович таким слабым правителем, не случилось бы преображения во второй части его царствования (после ухода из жизни его родителей) в 1630—1640-е годы. Не смогла бы утвердиться и династия Романовых», — подчёркивает Козляков.

Но самое важное, что удалось сделать Михаилу Фёдоровичу, — это вывести страну из глубочайшего кризиса, в который её повергла Смута.

«Расцвет Московского царства времён Алексея Михайловича, его сына, был заложен ещё при Михаиле Фёдоровиче. Была закончена война с Речью Посполитой, был заключён мирный договор со Швецией. Конечно, Смоленская война 1630-х годов была не очень удачной. Тем не менее страна восстановилась после Смуты и стала уверенно двигаться вперёд», — заключил Пчелов.

russian.rt.com

Царь Михаил Фёдорович

Об этом царе Россия вспоминает нечасто. По существу – раз в сто лет, когда отмечаются юбилеи династии Романовых.

Итак, 21 февраля (как считается по новому стилю – 3 марта) Земский собор избирает нового царя – Михаила Фёдоровича Романова. Избраннику было шестнадцать лет. Царствовать ему довелось долго, как в сказке – тридцать лет и три года. То были трудные годы повторного укрепления Московского государства. Та Святая Русь, которую мы знаем по фольклору – с теремами, храмами, с торжественным царским и боярским облачением – это как раз эпоха первых Романовых, Михаила и Алексея. Московская эстетика стала для нашей страны классической, заветной.

Пышное облачение Иоанна Грозного и Феодора Иоанновича надели на безусого молодого человека, несколько растерянного…

Робость, нерешительность, столь естественная для юноши, оказалась своевременной для политической реальности. В годы преодоления смуты излишние амбиции государя непременно пошли бы во вред. Иногда нужно уметь, стиснув зубы, сдавать позиции, сдерживая гордость и честолюбие. Русь получила такого царя, который не мог навредить государству, приходящему в себя после смуты.

Считается, что в первые годы царствования Михаил Фёдорович пребывал под влиянием матери – властной инокини Марфы.

Царь действительно на удивление редко демонстрировал своенравие, а компромиссы давались ему, на первый взгляд, легко. Историк Николай Костомаров сетовал, что вокруг молодого царя не было ярких личностей – сплошь ограниченные неучи. «Сам Михаил был от природы доброго, но, кажется, меланхолического нрава, не одарен блестящими способностями, но не лишен ума; зато не получил никакого воспитания и, как говорят, вступивши на престол, едва умел читать». Ну, у Костомарова оптика извечно уничижительная по отношению к Руси. Из его сочинений невозможно понять – как такое варварское государство выстояло и усилилось?

А ведь царь Михаил начал править в отчаянном положении: казна расхищена, города разорены. С чего взимать подати? Чем кормить войско? Собор признал необходимость экстренного (помимо податей) сбора пятой деньги и даже не с доходов, а с каждого имущества по городам, с уездов же – по 120 рублей с сохи. Этот обременительный для народа маневр за годы правления Михаила пришлось повторять ещё дважды. И, хотя народ потихоньку обогащался, всякий раз денег в казну приходило меньше. По-видимому, состоятельные люди наловчились прятаться от этого убийственного налога.

Присяга народа царю Михаилу Романову. Миниатюра из «Книги об избрании на царство великого государя, царя и великого князя Михаила Федоровича»

В 1620 году правительство разослало грамоты, в которых под страхом жесткого наказания запрещало воеводам и приказным людям брать взятки, а городским и уездным жителям давать их. Своевременная мера!

Всячески пытался царь поддерживать русских деловых людей, смело вводил протекционные меры. Но русское купечество за годы войн обнищало: для больших проектов пришлось приглашать иностранцев. Голландский купец Виниус устроил подле Тулы заводы для литья пушек, ядер и выделывания разных других вещей из железа. Правительство строго следило, чтобы иностранцы не скрывали от русских секретов мастерства. Нравы при этом сохранялись строгие: скажем, за употребление табаку резали носы – совсем, как в наше время. При царе Михаиле вызывали из-за границы не одних ратных людей, не одних мастеров и заводчиков: понадобились люди ученые, и в 1639 году вызван был в Москву известный ученый голштинец Адам Олеарий – астроном, географ и геометр.

В личной жизни молодой царь считал за благо подчиняться матери – и напрасно… Это трагически проявилось в истории его несостоявшейся женитьбы с Марией Хлоповой, которую Михаил любил, но дважды расстроил свадьбу, поддавшись интригам родственников. Марфа нашла сыну более подходящую, как ей казалось, невесту – Марию Долгорукую. Но та смертельно заболела через неделю после свадьбы – и в этом увидели Божью кару за жестокую обиды, нанесённую безвинной Хлоповой…

Патриарх Филарет (в миру Феодор Никитич Романов; 1554 — 1633).

В 1619-м году на Русь из польского плена вернулся Филарет (Фёдор) Романов – патриарх и «великий государь». Он стал соправителем сына – и возрождение Руси после смуты было в значительной степени заслугой патриарха Филарета.

Как ни был миролюбив юный Михаил, но войны Русь вела беспрестанно. Нужно было и шведов утихомирить, и разбушевавшееся казачество успокоить, и Смоленск вернуть у поляков.

Сперва против поляков были посланы войска под руководством Д. М. Черкасского, против шведов под Новгород направился Д. Т. Трубецкой, а на юг под Астрахань, против Заруцкого — И. Н. Одоевский. Главную задачу решить не удалось: Смоленск так и остался во власти поляков.

У самого Михаила душа не лежала к ратным подвигам. Зато, подобно царю Феодору Иоанновичу, он ежедневно посещал богослужения, несколько рад в год ездил на богомолье, объезжал монастыри, участвовал в публичных церковных церемониях.

Английский король взял на себя роль посредника в переговорах России со Швецией, и в феврале 1617 г. был подписан Столбовский мирный договор. По нему Россия теряла все балтийское побережье, за которое шла борьба на протяжении всего XVI века, но получала назад исконно русские земли, в том числе и Новгород – жизненно важный для царства.

При этом, когда англичане обратились к Михаилу с просьбой разрешить ездить через территорию России в Персию для торговли, он, посовещавшись с торговыми людьми, ответил отказом… Выплачивать пошлину англичане не хотели: и у царя хватило выдержки, чтобы проявить непреклонность. Торговля с Персией интересовала и французов, и голландцев. Французские послы обратились к Михаилу Фёдоровичу с таким предложением:

“Царское величество начальник над восточною страною и над греческою верою, а Людовик, король французский, начальник в южной стране, и когда царь будет с королем в дружбе и союзе, то у царских недругов много силы убудет; император немецкий с польским королем заодно – так царю надобно быть заодно с королем французским. Король французский и царское величество везде славны, других таких великих и сильных государей нет, подданные их во всем им послушны, не так как англичане и брабантцы; что хотят, “то и делают, что есть дешевых товаров скупят в испанской земле да и продают русским дорогой ценой, а французы будут продавать все дешево”.

Несмотря на эти хорошо сформулированные посулы, бояре отказали послу в персидской торговле, заметив, что французы могут покупать персидские товары у русских купцов.

Такой же отказ получили голландские и датские послы. Такова была политика царя Михаила.

Продолжалось освоение Сибири. В 1618-м году русские люди дошли до Енисея и основали будущий Красноярск. В богатевшем Тобольске в 1622 году была учреждена архиепископия.

В 1637-м году казаки под руководством атамана Михаила Татаринова захватили Азов – стратегически важную турецкую крепость в устье Дона. Казаков было изначально всего три тысячи человек при четырех фальконетах (разновидность малокалиберной пушки), в то время, как гарнизон Азова насчитывал четыре тысячи янычар, имел мощную артиллерию, большие запасы продовольствия, пороха и прочего, необходимого для длительной обороны. После двухмесячной осады казаки, числом немногим более трех тысяч, пошли на приступ и штурмом овладели крепостью, полностью уничтожив турецкий гарнизон.

Казаки быстро обосновались в Азове, восстановили постройки, организовали оборону крепости, а в Москву направили послов бить челом Государю всея Руси и просить Его принять Азов-град под свою высокую руку.

Но Москва не спешила радоваться: взятие Азова неизбежно вело к войне с Турцией, которая в то время была самым мощным государством в мире. „Вы это, атаманы и казаки, учинили не делом, что турецкаго посла со всеми людьми побили самовольством. Нигде не ведется, чтобы послов побивать; хотя где и война между государями бывает, то и тут послы свое дело делают, и никто их не побивает. Азов взяли вы без нашего царского повеленья, и атаманов и казаков добрых к нам не прислали, кого подлинно спросить, как тому делу вперед быть”, – таков был царский ответ.

Несомненно, для Москвы было выгодно завладеть Азовом: отсюда можно было держать в страхе крымских татар, но войны с султаном царь не хотел и поспешил отправить ему грамоту. В ней, между прочим, говорилось: „Вам бы, брату нашему, на нас досады и нелюбья не держать за то, что казаки посланника вашего убили и Азов взяли: это они сделали без нашего повеленья, самовольством, и мы за таких воров никак не стоим, и ссоры за них никакой не хотим, хотя их воров всех в один час велите побить; мы с вашим султанским величеством в крепкой братской дружбе и любви быть хотим”.

На требование турецких послов вернуть Азов Михаил Федорович ответил, что казаки, это хоть и русские люди, но вольные, ему не подчиняются, и власти над ними у него нет, и, если султан захочет, то пусть сам их накажет, как сможет. С 24 июня 1641 года по 26 сентября 1642 года, то есть, больше года осаждали турки Азов. Десятки тысяч турок нашли под Азовом свой конец. Обессилев от отчаянных попыток одолеть казаков, они сняли осаду и убрались восвояси.

На Земском соборе выборные люди выразили намерение принять Азов. Но решающее слово осталось за политической элитой и, конечно, за самодержцем.

И всё-таки царь Михаил Федорович, желая избежать войны с Турцией, вынужден был отдать славную крепость. Царь послал 30 апреля 1642 года казакам приказ покинуть Азов. Они разрушили его до основания, не оставили камня на камне и с высоко поднятыми головами отступили. Когда громадное турецкое войско пришло отнимать Азов у казаков, то увидело лишь груды развалин. Русским послам, отправленным в Константинополь, наказано было сказать султану: “Вам самим подлинно известно, что донские казаки издавна воры, беглые холопи, живут на Дону, убежав от смертной казни, царского повеленья ни в чем не слушаются, и Азов взяли без царского повеленья, помощи им царское величество не посылал, вперед за них стоять и помогать им государь не будет, — ссоры из-за них никакой не хочет».

На что только ни шёл самодержец, чтобы удержать равновесие в стране, чтобы не ввергнуть царство в кровопролитную войну. Жаль, что страна не могла поддержать подвиг казаков, но, в стратегическом смысле царь не ошибся. А в народной памяти взятие Азова и героическое «сидение» под осадой осталось как самое яркое событие времён царя Михаила. Подвиг!

Новая война с поляками за Смоленск началась в 1632-м году с успехов: двадцать городов сдались войску, которое возглавил Михаил Шеин. В этой армии насчитывалось немало иностранных наемников. Но поляки вскоре пришли в себя и, с помощью крымских орд, деморализовали русское войско. Длительную осаду войско не выдержало: начались болезни, дезертирства, кровавые склоки между офицерами – в том числе иностранными. Полякам удалось ударить в тыл, уничтожить обозы в Дорогобуже…

В конце концов Шеину и второму воеводе Измайлову отрубили головы: незадачливых полководцев обвинили в предательстве. На новых переговорах поляки вспомнили о давней присяге русских бояр королю Владиславу… По новому договору поляки отказались от претензий на московский трон. Война ни к чему не привела: Русь отвоевала лишь один город – Серпейск. Правда, в боевых действиях неплохо показали себя полки нового строя – и их формирование было продолжено.

Про царя Михаила Фёдоровича говорили: «Без боярского совету не может делать ничего». События смутного времени привели Русь к осознанию простой истины: невозможно управлять царством в одиночку. Вот первый Романов и пробовал насаждать коллективное управление. В первую очередь – с помощью бояр. Но и о дворянах, и о торговых людях он не забывал. И Земской собор собирал неоднократно… Словом, пытался опираться на подданных, а не держать их в зажатом кулаке.

В третьем браке царь обрёл личное счастье и стал многодетным отцом. Главным событием в его семейной жизни стало рождение наследника – старшего сына Алексея. Жизнь царя проходила в обстановке старорусского двора – своеобразно утончённого.

Во дворце стоял орган с соловьем и кукушкой, певшими своими голосами. Органисту Ансу Луну повелено было научить русских людей делать такие “стременты». Развлекали царя гусляры, скрипачи, сказочники. Любил он посещать зверинец и псаренный двор, заботился о садах.

В апреле 1645 года Михаил Федорович тяжко занемог. Его лечили иностранные лекари. В июне больному стало легче. Наступало 12-е июня, день памяти святого Михаила Малеина и царских именин. Набожный государь хотел отстоять заутреню в Благовещенском соборе, но во время службы с ним сделался обморок, и его на руках отнесли в опочивальню. На следующую ночь, “уразумев свое к Богу отшествие”, царь позвал царицу, сына Алексея, патриарха и ближних бояр. Простившись с царицей, он благословил царевича Алексея на царство и, причастившись святых тайн, тихо скончался. Похоронен, как и почти все московские государи, в кремлёвском Архангельском соборе.

www.pravmir.ru

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

×
Рекомендуем посмотреть