Бинтование ног в Китае

47 шокирующих снимков ног китайских «женщин-лотосов»

Истоки китайского «бинтования ног», как и традиции китайской культуры в целом, восходят к седой древности — к 10-му веку. В Древнем Китае девочкам начинали бинтовать ноги с 4-5-летнего возраста (грудные младенцы еще не могли терпеть муки от тугих бинтов, калечивших их стопы). В результате этих мучений где-то к 10 годам у девочек формировалась примерно 10-сантиметровая «лотосовая ножка». Позже они начинали учиться правильной «взрослой» походке. А еще через два-три года они уже были готовыми девицами «на выданье». Благодаря этому занятие любовью в Китае называлось «прогулка между золотых лотосов».

Институт бинтования ног расценивался как необходимый и прекрасный, практикующийся аж десять веков. Редкие попытки «освобождения» ступни все же предпринимались, однако противившиеся обряду были белыми воронами.

Бинтование ног стало частью общей психологии и массовой культуры. При подготовке к браку родители жениха сначала спрашивали о стопе невесты, а уж затем о ее лице.

Ступня считалась ее главным человеческим качеством.

Во время процесса бинтования матери утешали своих дочерей, рисуя им ослепительные перспективы брака, зависевшего от красоты перевязанной ноги.

Позже один эссеист, по-видимому большой ценитель данного обычая, описал 58 разновидностей ног «женщины-лотоса», каждую оценив по 9-балльной шкале. К примеру:

Типы: лепесток лотоса, молодая луна, стройная дуга, бамбуковый побег, китайский каштан.

Особые характеристики: пухлость, мягкость, изящество.

Классификации:

Божественная (А-1): в высшей степени пухлая, мягкая и изящная.

Дивная (А-2): слабая и утонченная…

Неправильная: обезьяноподобная большая пятка, дающая возможность карабкаться.

Даже обладательница «Золотого лотоса» (А-1) не могла почивать на лаврах: ей приходилось постоянно и скрупулезно следовать этикету, налагавшему целый ряд ограничений:

1) не ходить с поднятыми кончиками пальцев;

2) не ходить с хотя бы временно ослабленными пятками;

3) не шевелить юбкой при сидении;

4) не двигать ногами при отдыхе.

Этот же эссеист завершает свой трактат наиболее разумным (естественно, для мужчин) советом: «Не снимайте повязки, чтобы взглянуть на обнаженные ноги женщины, удовлетворитесь внешним видом. Ваше эстетическое чувство будет оскорблено, если вы нарушите это правило».

Хоть это и трудно представить европейцам, «лотосовая ножка» была не только гордостью женщин, но и предметом высших эстетических и сексуальных вожделений китайских мужчин. Известно, что даже мимолетный вид «лотосовой ножки» мог вызвать у мужчин сильнейший приступ сексуального возбуждения.

«Раздевание» такой ножки было верхом сексуальных фантазий древнекитайских мужчин. Судя по литературным канонам, идеальные «лотосовые ножки» были непременно маленькими, тонкими, остроносыми, выгнутыми, мягкими, симметричными и… ароматными.

Бинтование ног нарушало также естественные очертания женского тела. Этот процесс вел к постоянной нагрузке на бедра и ягодицы — они отекали, становились пухлыми (и именовались мужчинами «сладострастные»).

Китайским женщинам приходилось платить за красоту и сексапильность очень высокую цену.

Владелицы идеальных ножек были обречены на пожизненные физические страдания и неудобства.

Миниатюрность ступни достигалась за счет ее тяжелого увечья.

Некоторые модницы, желавшие предельно уменьшить размеры своих ножек, доходили в своих стараниях до костоломства. В итоге они теряли способность нормально ходить и стоять.

Появление уникального обычая бинтования женских ног относят к китайскому средневековью, хотя точное время его зарождения неизвестно.

По преданию, одна придворная дама по фамилии Ю славилась великим изяществом и была отличной танцовщицей. Однажды она сделала себе туфли в виде золотых цветков лотоса, размером всего в пару вершков.

Чтобы уместиться в эти туфельки, Ю забинтовала ноги кусками шелковой ткани и танцевала. Ее мелкие шажки и покачивания стали легендарными и положили начало многовековой традиции.

Создание с хрупким сложением, тонкими длинными пальцами и мягкими ладошками, нежной кожей и бледным лицом с высоким лбом, маленькими ушами, тонкими бровями и маленьким округлым ротиком — вот портрет классической китайской красавицы.

Дамы из хороших семей сбривали часть волос на лбу, чтобы удлинить овал лица, и добивались идеального очертания губ, накладывая помаду кружком.

Обычай предписывал, чтобы женская фигура «блистала гармонией прямых линий», и для этого девочке уже в возрасте 10-14 лет грудь стягивали холщовым бинтом, специальным лифом или особым жилетом. Развитие грудных желез приостанавливалось, резко ограничивались подвижность грудной клетки и питание организма кислородом.

Обычно это пагубно сказывалось на здоровье женщины, но зато она выглядела «изящной». Тонкая талия и маленькие ножки считались признаком изящества девушки, и это обеспечивало ей внимание женихов.

Иногда женам и дочерям богатых китайцев настолько уродовали ноги, что они почти совсем не могли самостоятельно ходить. О таких женщинах говорили: «Они подобны тростнику, который колышется от ветра».

Женщин с такими ножками возили на тележках, носили в паланкинах, или сильные служанки переносили их на плечах, словно маленьких детей. Если же они пытались передвигаться сами, то их поддерживали с обеих сторон.

В 1934 году пожилая китаянка вспоминала свои детские переживания:

«Я родилась в консервативной семье в Пинг Си, мне пришлось столкнуться с болью при бинтовании ног в семилетнем возрасте. Я тогда была подвижным и жизнерадостным ребенком, любила прыгать, но после этого все улетучилось.

Старшая сестра терпела весь этот процесс с 6 до 8 лет (это значит, потребовалось два года, чтобы размер ее ступни стал меньше 8 см). Был первый лунный месяц моего седьмого года жизни, когда мне прокололи уши и вдели золотые сережки.

Мне говорили, что девочке приходится страдать дважды: при прокалывании ушей и второй раз при бинтовании ног. Последнее началось на второй лунный месяц. Мать консультировалась по справочникам о наиболее подходящем дне.

Я убежала и спряталась в доме у соседей, но мать нашла меня, выбранила и притащила домой. Она захлопнула за нами дверь спальни, вскипятила воду и достала из ящичка повязки, обувь, нож и нитку с иголкой. Я умоляла отложить это хотя бы на день, но мать сказала: «Сегодня благоприятный день. Если бинтовать сегодня, то тебе не будет больно, а если завтра, то будет ужасно болеть».

Она вымыла мне ноги и наложила квасцы, а затем обрезала ногти. Потом согнула пальцы и обвязала их материей трех метров в длину и пяти сантиметров в ширину — сначала правую ногу, затем левую. После того как все закончилось, она приказала мне пройтись, но, когда я попыталась это сделать, боль показалась невыносимой.

В ту ночь мать запретила мне снимать обувь. Мне казалось, что мои ноги горят, и спать я, естественно, не могла. Я заплакала, и мать стала меня бить.

В следующие дни я пыталась спрятаться, но меня снова заставляли ходить. За сопротивление мать била меня по рукам и ногам. Избиения и ругательства следовали за тайным снятием повязок. Через три или четыре дня ноги омыли и добавили квасцы. Через несколько месяцев все мои пальцы, кроме большого, были подогнуты и, когда я ела мясо или рыбу, ноги разбухали и гноились.

Мать ругала меня за то, что я делала упор на пятку при ходьбе, утверждая, что моя нога никогда не приобретет прекрасные очертания. Она никогда не позволяла менять повязки и вытирать кровь и гной, полагая, что, когда из моей ступни исчезнет все мясо, она станет изящной. Если я по ошибке сдирала ранку, то кровь текла ручьем. Мои большие пальцы ног, когда-то сильные, гибкие и пухлые, теперь были обернуты небольшими кусочками материи и вытянуты для придания им формы молодой луны.

Каждые две недели я меняла обувь, и новая пара должна была быть на 3-4 миллиметра меньше предыдущей. Ботинки были неподатливы, и влезть в них стоило больших усилий. Когда мне хотелось спокойно посидеть у печки, мать заставляла меня ходить. После того как я сменила более 10 пар обуви, моя ступня уменьшилась до 10 см. Я уже месяц носила повязки, когда тот же обряд был совершен с моей младшей сестрой. Когда никого не было рядом, мы могли вместе поплакать.

Летом ноги ужасно пахли из-за крови и гноя, зимой мерзли из-за недостаточного кровообращения, а когда я садилась около печки, то болели от теплого воздуха. Четыре пальца на каждой ноге свернулись, как мертвые гусеницы; вряд ли какой-нибудь чужестранец мог представить, что они принадлежат человеку. Чтобы достичь 8-сантиметрового размера ноги, мне потребовалось два года.

Ногти на ногах вросли в кожу. Сильно согнутую подошву невозможно было почесать. Если же она болела, то было трудно дотянуться до нужного места хотя бы для того, чтобы просто его погладить. Мои голени ослабели, ступни стали скрюченными, уродливыми и неприятно пахли. Как я завидовала девушкам, имевшим естественную форму ног!»

«Мачеха или тетя при бинтовании ног проявляли куда большую жесткость, чем родная мать. Существует описание старика, которому доставляло удовольствие слышать плач своих дочерей при наложении повязок…

В доме все должны были пройти этот обряд. Первая жена и наложницы имели право на послабления, и для них это было не таким уж страшным событием. Они накладывали повязку один раз утром, один раз вечером и еще раз перед сном. Муж и первая жена строго проверяли плотность повязки, и те, кто ослаблял ее, подвергались избиениям.

Обувь для сна была настолько мала, что женщины просили хозяина дома потереть их стопы, чтобы это принесло хоть какое-то облегчение. Еще один богач славился тем, что сек своих наложниц по их крошечным ступням, пока не появлялась кровь».

Сексуальность забинтованной ноги основывалась на ее скрытости от глаз и на таинственности, окружающей ее развитие и уход за ней. Когда повязки снимались, ноги омывались в будуаре в строжайшей тайне. Частота омовений колебалась от одного раза в неделю до одного раза в год. После этого использовались квасцы и парфюмерия с различными ароматами, обрабатывались мозоли и ногти.

Процесс омовения способствовал восстановлению кровообращения. Образно говоря, мумию разворачивали, колдовали над ней и снова заворачивали, добавляя еще больше консервантов.

Остальные части тела никогда не мыли одновременно со ступней из-за боязни превратиться в свинью в следующей жизни. Хорошо воспитанные женщины могли умереть со стыда, если процесс омовения ноги видели мужчины. Это объяснимо: вонючая разлагающаяся плоть ступни стала бы неприятным открытием для неожиданно появившегося мужчины и оскорбила бы его эстетическое чувство.

В 18-м веке парижанки копировали «лотосовые туфельки», они были в рисунках на китайском фарфоре, мебели и прочих безделушках модного стиля «шинуазри».

Поразительно, но факт — парижские дизайнеры нового времени, придумавшие остроносую женскую обувь на высоких каблуках, именовали их не иначе как «китайские туфли».

Чтобы хотя бы приблизительно почувствовать, что это такое:

Инструкции:

1. Возьмите кусок материи примерно трех метров длиной и пяти сантиметров шириной.

2. Возьмите пару детских туфель.

3. Подогните пальцы ног, кроме большого, внутрь стопы. Оберните материей сначала пальцы, а затем пятку. Сведите пятку и пальцы как можно ближе друг к другу. Плотно оберните оставшуюся материю вокруг стопы.

4. Засуньте ногу в детские туфли.

5. Попробуйте прогуляться.

6. Представьте, что вам пять лет…

7. …и что вам придется ходить таким образом всю жизнь.

travelask.ru

10 фактов о китайской практике бинтования ног

1. Бинтование ног — варварская традиция, которая практиковалась в Китае на протяжении 1000 лет — с X до начала XX века. Исследователи и сегодня спорят о происхождении обычая, существует несколько разных легенд. Самая популярная — история об императоре Ли Юе, который попросил свою наложницу Яо Нян забинтовать ноги белым шелком. Правитель хотел, чтобы ступни девушки напоминали полумесяц, и Яо Нян танцевала, двигаясь на носочках. Благородные дамы стали подражать Яо Нян, и вскоре практика бинтования стала нормой, а такие ноги получили название «золотых лотосов».

2. Со временем бинтование ног стало маркером, по которому можно было идентифицировать положение женщин в обществе. Чем меньше размер ноги, тем благороднее ее обладательница. Муж такой женщины считался очень знатным человеком: его состояния достаточно, чтобы содержать членов семьи, которые не могут передвигаться самостоятельно.

3. Традиции предписывали начинать процедуру как можно раньше, пока стопа ребенка не сформировалась окончательно. Процесс включал в себя 4 этапа, а «правильной формы» стопы добивались через 4−5 лет после начала бинтования.

4. Первым делом ноги омывали травяными отварами, чтобы кожа стала мягче и податливей. Затем пальцы вдавливали в стопу так, чтобы кости сломались. Ноги плотно перебинтовывали повязками, и какое-то время девочкам предстояло ходить и привыкать к нескончаемой боли. Смысл первого этапа состоял в том, чтобы уменьшить размер ноги за счет сломанных пальцев. Второй этап состоял в удалении лишних тканей, омовении пальцев и более сильном затягивании повязок. Далее носок ноги следовало как можно сильнее притянуть к пятке. В финале происходило формирование такого подъема, чтобы стопа выглядела как на иллюстрации снизу. К процессу бинтования старались не привлекать матерей, ведь они не могли проявить должного хладнокровия и затянуть повязки как следует.

Кто такая 16-летняя Грета Тунберг и за что ее номинировали на Нобелевскую премию

На Техас обрушилась стена песка: видео

5. Несмотря на то, что ноги регулярно омывались, а ногти срезались, некроз тканей начинался практически всегда. Но это считалось благоприятным явлением: в ряде случаев некроз способствовал полному отпаданию пальцев, а следовательно, уменьшению размеров ноги. Если же некроз не возникал самостоятельно, его провоцировали, втыкая в стопы осколки стекла.

6. Девочкам благородного происхождения уделялось ежедневное внимание, поэтому форма их стоп достигала «идеала». Такой идеал навсегда лишал аристократок самостоятельности. Неспособные ходить, эти женщины проводили всю жизнь в сидячем положении. Девочки из более простых семей также проходили через муки бинтования, но их ноги были больше похожи на естественный вариант (как на фотографии снизу).

7. В зависимости от размера ноги женщины в Китае делились на несколько групп. Самыми непривлекательными считались те, чьи ноги длиннее 10 см. Такие девушки вызывали презрение и оставались одинокими до конца жизни. Чуть более предпочтительный размер — менее 10 см. Но идеалом считались лотосы, близкие к 7 см в длину. Обладательницы таких «красивых ног» гарантировано выходили замуж.

8. Некоторые бедняки пытались дать своим дочерям «билет в жизнь» и обеспечить им замужество через бинтование ног. Стремление достичь идеальных размеров было очень затратным делом: нетрудоспособные женщины в бедных семьях, конечно, были большой обузой. Но затея оправдывала себя, если девушкам удавалось достичь нужной формы.

9. К счастью, к началу XX века прогресс пробрался и в Китай. Практика бинтования ног постепенно стала ассоциироваться с отсталостью и феодализмом, и многие ученые умы подвергли эту традицию жесткой критике. К середине прошлого века бинтование и вовсе запретили.

10. Производство специфической обуви продолжалось вплоть до 1999 года, поскольку еще оставались живы некоторые женщины с деформированными ступнями. Сейчас бинтование ног воспринимается в Китае как жуткая практика, о которой неловко вспоминать.

www.popmech.ru

Сотворение «золотых лотосов»: страшный сексуальный фетиш бинтования ног Китая

« Женщины , не прошедшие обряда бинтования ног , выглядят как мужчины , поскольку крошечная нога и является знаком различия». Именно такого взгляда на протяжении тысячи лет придерживались в Китае вплоть до начала XX века. Чудовищный и калечащий тело и жизнь обычай сохранялся в стране так долго , что врос в плоть ее культуры.

Cosmo рекомендует

Обвели вокруг пальца: модные сандали с перемычкой на лето

Как в сказке: 8 волшебных платьев-миди для выпускного бала

Существует множество легенд , откуда пошел обычай бинтования ног в Древнем Китае. Самая распространенная из них гласит , что у императора Сяо Баоцзюань была наложница с крохотными ногами. Она танцевала босиком на золотом помосте , украшенном жемчугом , где были изображены цветы лотоса. Восхитившись , император воскликнул: «От каждого прикосновения её ножки расцветают лотосы!»

Вероятно , именно после этой легенды в обиход вошло выражение « нога-лотос», то есть очень маленькая перебинтованная ступня.

Деформированные стопы , по мнению китайцев , подчеркивали слабость и хрупкость женщины , а вместе с тем придавали ее телу чувственность. Чудовищная практика была не только мучительна , но и смертельно опасна. Женщина , по сути , становилась заложницей собственного тела — без возможности свободно передвигаться , ее жизнь была полностью подчинена прихотям мужчин.

Сам ты обезьяна с гранатой! Как мужчины на самом деле водят машину

Идеальная нога не должна была превышать 7 сантиметров в длину — именно такие ноги назывались « золотыми лотосами».

Кровь и сломанные кости

Бинтование ног было не просто болезненным , но и очень долгим процессом. Оно проходило в несколько этапов , первый из которых начинался , когда девочке было лет 5−6. Иногда дети бывали старше , но тогда кости были не так податливы.

Бинтовали ноги мать или другая старшая женщина в семье. Считалось , что мать в таких делах не очень хороша , потому что жалеет собственное дитя и оттого недостаточно сильно стягивает ножку.

Сначала девочкам подрезали ногти , чтобы предотвратить их врастание , обрабатывали ступни настоями трав и квасцами. Затем брали ткань метра 3 в длину и 5 см в ширину , подгибали все пальцы , кроме большого , и перебинтовали ноги таким образом , чтобы пальцы стремились к пятке , а между ними и пяткой образовывалась арка.

Вот как вспоминает процесс своего бинтования пожилая китаянка в 1934 году:

« После того как все закончилось , она приказала мне пройтись , но , когда я попыталась это сделать , боль показалась невыносимой.

В ту ночь мать запретила мне снимать обувь. Мне казалось , что мои ноги горят , и спать я , естественно , не могла. Я заплакала , и мать стала меня бить. Мать никогда не позволяла менять повязки и вытирать кровь и гной , полагая , что , когда из моей ступни исчезнет все мясо , она станет изящной. Если я по ошибке сдирала ранку , то кровь текла ручьем. Мои большие пальцы ног , когда-то сильные , гибкие и пухлые , теперь были обернуты небольшими кусочками материи и вытянуты для придания им формы молодой луны.

Каждые две недели я меняла обувь , и новая пара должна была быть на 3−4 миллиметра меньше предыдущей. Ботинки были неподатливы , и влезть в них стоило больших усилий. Летом ноги ужасно пахли из-за крови и гноя , зимой мерзли из-за недостаточного кровообращения , а когда я садилась около печки , то болели от теплого воздуха. Четыре пальца на каждой ноге свернулись , как мертвые гусеницы; вряд ли какой-нибудь чужестранец мог представить , что они принадлежат человеку. Мои голени ослабели , ступни стали скрюченными , уродливыми и неприятно пахли — как я завидовала девушкам , имевшим естественную форму ног».

Конечной , самой большой опасностью была инфекция ног. Хотя ногти девочкам постригали , они все равно врастали , это приводило к воспалению. В результате временами возникал некроз тканей. Если инфекция перекидывалась на кости , пальцы отпадали — это считалось хорошим знаком , потому что позволяло забинтовать ноги еще туже. Значит , ступня уменьшится и приблизится к заветным 7 сантиметрам.

Неспособность женщин передвигаться и постоять за себя провоцировала зверства со стороны мужчин.

Андреа Дворкин в своей работе « Гиноцид , или китайское бинтование ног» пишет: «Мачеха или тетя при „бинтовании ног“ проявляли куда большую жесткость , чем родная мать. Существует описание старика , которому доставляло удовольствие слышать плач своих дочерей при наложении повязок…»

Там же приводится еще один случай. Если деревня подвергалась опасности , то женщины с искалеченными ногами не могли убежать: «Около 1931… разбойники напали на семью , и женщины , прошедшие обряд „бинтования ног“, не смогли убежать. Бандиты , раззадоренные неспособностью женщин быстро двигаться , заставили их снять повязки и обувь и бегать босиком. Те кричали от боли и отказывались , несмотря на избиения. Каждый бандит избрал жертву и заставлял ее танцевать на острых камнях… Еще хуже относились к проституткам. Их руки пробивали гвоздями , ногти заталкивали внутрь тела , они кричали от боли в течение нескольких дней , после чего умирали. Формой пытки было привязывание женщины таким образом , чтобы ее ноги висели в воздухе , причем к каждому пальцу ноги привязывали по кирпичу , пока пальцы не вытягивались или даже отрывались».

«Сладострастные бедра»

Забинтованные ноги были одним из мощнейших сексуальных фетишей китайцев. Рядом со слабой , неспособной на самозащиту женщиной любой мужчина чувствовал себя « героем» — на этом и строилось притяжение. Мужчины безнаказанно могли делать с женщинами все , что им захочется , и те не могли убежать или спрятаться. Вседозволенность искушает.

Впрочем , ирония была в том , что , несмотря на возбуждающее действие деформированных стоп , мужчины никогда не видели их без обуви — вид голой женской ноги считался в высшей степени неприличным. Даже на так называемых « весенних картинках», китайских эротических изображениях , женщины были изображены обнаженными , но в обуви.

Одним из сильнейших эротических переживаний было , к примеру , созерцание следов женских ног на снегу.

Представления китайцев о последствиях такого увечья были двойственными: с одной стороны , они якобы делали женщину целомудренной , с другой — чувственной. Из-за постоянного нагрузки на небольшую площадь ноги бедра и ягодицы отекали , становились полнее , и мужчины называли их «сладострастными».

Вместе с тем мужчины были убеждены , что женщины с маленькими ногами своей походкой укрепляли мышцы влагалища , а прикосновения к ним приносило женщине наслаждение. Ноги считались слишком крупными , если они были устойчивыми — к примеру , если женщина могла противостоять ветру. Китайская сексуальная эстетика рассматривала искусство походки , искусство сидения , стояния , лежания , искусство поправления юбки и искусство любого движения ног.

Маленькую ступню идеальной формы сравнивали с молодым месяцем и с весенними побегами бамбука.

Один из китайских авторов писал: «Если вы снимете обувь и повязку , то эстетическое наслаждение будет навеки разрушено». Перед сном женщина могла лишь слегка ослабить бинты , меняя уличную обувь на домашние туфли.

В 1915 году один китаец написал сатирическое эссе в защиту обычая:

« Бинтование ног есть условие жизни , при котором мужчина обладает рядом достоинств , а женщина всем довольна. Поясню: я китаец , типичный представитель своего класса. Я слишком часто был погружен в классические тексты в юности , и мои глаза ослабели , грудная клетка стала плоской , а спина сгорбленной. Я не обладаю сильной памятью , а в истории прежних цивилизаций есть еще много такого , что надо запомнить перед тем , как познавать дальше. Среди ученых я невежда. Я робок , и голос мой дрожит в разговоре с другими мужчинами. Но по отношению к жене , прошедшей обряд бинтования ног и привязанной к дому ( за исключением тех моментов , когда я беру ее на руки и несу в паланкин), я чувствую себя героем , мой голос подобен рыку льва , мой ум подобен уму мудреца. Для нее я целый мир , сама жизнь».

А если не бинтовать?

Женщина с забинтованными ногами была показателем статуса мужчины. Считалось , что чем меньше она способна двигаться , чем больше времени проводит в праздности , тем состоятельнее ее муж.

Долгое время считалось , что бинтование ног существовало только среди китайской элиты , но это было не так. Забинтованные ноги могли « проложить дорогу» к лучшей жизни. Крестьяне , чьи женщины были вынуждены работать в поле , бинтовали ноги не так туго , как девочки из хороших семей , но старшей дочери , на которую возлагали большие надежды в плане замужества , доставалось больше других.

Женщин с обычными ногами презирали , над ними смеялись , издевались , они были исключены из общества с его зверскими законами. Шансов на удачный брак у таких девушек почти не оставалось. Они даже не могли устроиться прислужницами в богатый дом , потому что даже прислуга оттуда была с забинтованными ногами. Так , девочки предпочитали пройти через пытки , но не остаться незамужними.

Это была чудовищная практика порабощения женщин. Девочек калечили собственные матери в угоду эротическим фантазиям мужчин.

Полного запрета на бинтование ног удалось добиться только к приходу коммунистов в 1949 году , хотя указ императора о запрете вышел еще в 1902 году.

Последняя пара туфелек для « золотых лотосов» была сшита в 1999 году. После этого состоялась торжественная церемония закрытия обувной фабрики , а товар , оставшийся на складе , был передан в дар этнографическому музею.

www.cosmo.ru

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

×
Рекомендуем посмотреть