Александра Коллонтай

Александра Коллонтай: любовный треугольник с революцией и мужчинами помоложе

Лилит Мазикина, журналистка

Для начала, легенда о том, что Коллонтай была именно первой женщиной-послом — миф. Она стала второй, после армянки Дианы Абгар. Но главное её достижение было вовсе не в порядковом номере. Во время войны СССР с финнами Коллонтай убедила Швецию сохранить нейтралитет — шведы, конечно, собирались оказать Финляндии военную помощь. Потом, в годы Второй мировой, Коллонтай добилась выхода Финляндии из союза с Гитлером, и по крайней мере один фронт СССР смог свернуть.

Потомков, впрочем, куда больше карьеры Коллонтай интересует её личная жизнь. Вокруг неё ходит множество мифов. Мол, она провозгласила, будто половой акт должен быть чем-то вроде стакана воды. Почувствовал жажду, без церемоний выпил воду и больше не думаешь ни о воде, ни о стакане. Рассказывали, что она устраивала групповые оргии с матросами и поощряла комсомольцев двадцатых насиловать девушек, которые от буржуазной несознательности сами удовлетворять половые нужды товарищей не спешили.

Дорогу крылатому Эросу

До сих пор многих эпатирует название одной из статей Коллонтай — «Дорогу крылатому Эросу». Что она могла пропагандировать в ней? Порнографию и разврат? Но по меркам людей, получивших до революции классическое образование, название более чем невинное. Эрос — божок не только половых отношений в их самой животной форме, но и любви между мужчиной и женщиной как таковой. Сама статья и посвящена, в общем-то, тому, что отношения между строителями коммунизма не должны ограничиваться физической стороной. Душа требует влюблённости, чувства, нежности, волнений…

В других своих работах Александра призывала женщин не давать относиться к себе потребительски, не считаясь с желаниями и чувствами. А фразы про стакан воды Коллонтай не произносила и не писала от своего имени никогда. Самой радикальной из её идей был призыв отказаться от всякой ревности. Такие мысли она исповедывала до революции и отказалась, на своём опыте испытав, каково делить своего любимого с другой.

Александра-сердцеедка

Уже в шестнадцать лет Александра, только начав посещать балы, постоянно оказывалась в центре каких-то страстей. Ей делали предложение видные мужчины, например, генерал Тутомлин, личный адъютант императора Александра III. Из-за холодности Шурочки, по слухам, кончали жизнь самоубийством. А Шурочка твёрдо была намерена полюбить искренне и замуж выйти по любви. Когда, наконец, это случилось, родителям осталось только ахать. Дочь небедной семьи, дворянка, которая могла бы сделать блестящую партию — то есть, выйти замуж максимально выгодно — выскочила за своего бедного дальнего родственника, Владимира Коллонтая.

С Владимиром Коллонтаем

Но после рождения ребёнка любовь поутихла. Быт оказался Шурочке ненавистен. Затосковав, Александра стала искать новую любовь. И нашла. Новый выбор пал на друга мужа, офицера Александра Саткевича. Роман с Саткевичем протекал более, чем странно: Шурочка обоим мужчинам откровенно говорила, что вот так, обоих, и любит. А ревность, мол, мещанские предрассудки. Она даже была не одинока в таком поведении, на предреволюционные времена приходится немало подобных любовных треугольников. Но у Шурочки был не треугольник, а фигура посложнее. Кроме мужа и Саткевича, она пламенно любила революцию и проводила много времени на подпольных собраниях или выполняя тайные поручения. Ей даже приходилось скрываться от полиции.

Создание нового мира и необразованность в сознании Шуры Коллонтай сочетаться не могли. Так что в двадцать шесть лет она оставила мужа, сына и любовника и уехала учиться в Швецарию, изучать экономику. Профессор Геркнер, наставник Коллонтай, рекомендует Шуре съездить в Англию для знакомства с основателями Лондонской школы экономики. Едет Шура и в Англию.

Когда семья мешает

По возвращении в Россию Шура завела новый интерес, влюбилась безоглядно в экономиста Петра Маслова. Никто не мог понять этого романа. Маслов был неказист собой, пухленький, лысеющий. Но Шура по нему словно с ума сходила. Правда, недолго. Она была гордой, и то, что после свидания Маслов, поджав хвост, бежит скорее к жене, к семье, находила для себя и скучным, и унизительным. Пётр некоторое время и слышать не хотел о прекращении отношений. Коллонтай уехала в Париж — и тут вдруг он бросился следом, прямо вместе с семьёй, и, не особенно стесняясь жены в том же городе, осаждал Александру.

Но в Париже Коллонтай уже нашла новую любовь, революционера намного младше себя, Александра Шляпникова. В то же время муж попросил у Александры развода. Она подписала бумаги, даже не задумываясь. Но со Шляпниковым снова заедал Коллонтай быт. Семейная постель для неё не была ложем любви. И со Шляпниковым она рассталась.

Революция застала Коллонтай в Норвегии. Она немедленно примчалась на родину. Здесь Александра получила задание от Ленина: вести агитацию среди матросов. Коллонтай была искусным оратором, а матросы считались трудным элементом. И новая любовь: Коллонтай на всех кораблях сопровождал председатель Центробалта, матрос Павел Дыбенко, огромный, светлоглазый, с бородой, совсем как сказочный богатырь. Он был, как и Шляпников, намного моложе Александры, и отношения развивались очень медленно.

Их считали красивой парой. И такой символичной: революционный матрос и одна из валькирий революции. Немыслимо, но Коллонтай захотелось стать его женой! Правда, хватило её только на заявление вслух. Она так и не расписалась со своим богатырём, и к счастью. Его любовь угасла первой. Она нашла у него в кармане письмо к другой женщине. Особенно оскорбило Коллонтай то, что ласковое прозвище он использовал то же самое, что для неё. Будто и разницы нет…

Нет, Коллонтай не была создана для семьи. Она объявила Павлу о разрыве. А он в ответ… застрелился. Словно не революционный матрос, а экзальтированный дореволюционный буржуй. Но выстрел был неудачным, пуля попала в орден, так что жизнь Дыбенко спасли. В отличие от его отношений с Коллонтай.

Последней любовью Александры стал Марсель Боди, французский коммунист, секретарь советской миссии, на двадцать лет младше Коллонтай. Они работали вместе в Норвегии. Но… эту любовь Коллонтай буквально запретили. Не годится живой легенде революции крутить романы с представителем капиталистической страны. Даже коммунистом.

Дыбенко, Саткевича и Шляпникова расстреляли незадолго до войны. Маслов умер своей смертью, Коллонтай скончался ещё в 1917 году. За Александрой прислали самолёт из СССР в марте 1945 года. Семидесятитрёхлетнюю дипломата ждала почётная пенсия. В 1952 году Коллонтай умерла. Не покинув уже ни одного возлюбленного.

www.goodhouse.ru

Александра Коллонтай

русская революционерка, советский государственный деятель, дипломат

Александра Коллонтай

Александра Михайловна Коллонтай, урожденная Домонтович, появилась на свет (19) 31 марта 1872 года в Петербурге, в обеспеченной дворянской семье, своими корнями уходящей к средневековому князю Довмонту Псковскому.

С юных лет Александра пользовалась огромным успехом у мужчин и отличалась разборчивостью в них. Она отказалась выйти замуж за адъютанта Александра III Тутомлина, который сделал ей предложение в первый же вечер знакомства. Один из воздыхателей Александры, Иван Драгомиров (сын известного генерала), не выдержал её обращения и застрелился. Впоследствии это же сделал один из её поклонников, когда узнал о том, что она «спуталась с матроснёй».

Выступив против решения родителей выдать её за адъютанта императора, она вышла замуж за дальнего родственника, выпускника Военно-инженерной академии, бедного военнослужащего Владимира Коллонтая (1893). Через пять лет она была вынуждена оставить семью, чтобы участвовать в революционном движении.

После начала Первой мировой войны, находясь в Швеции, Коллонтай отошла от меньшевиков и правого крыла европейской социал-демократии, поддержавшего войну. Осуждение империалистического характера войны сблизило Коллонтай с большевиками, к которым она окончательно присоединилась в 1915 году.

В Россию Александра вернулась после Февральской революции 1917 года, вскоре став членом Исполкома Петроградского совета. С 1922 года вплоть до победного 1945 года Коллонтай находилась с редкими интервалами на дипломатической службе.

Бытует мнение, что Коллонтай была первой в мире женщиной-послом, хотя на самом деле еще в 1918 году этой чести удостоилась венгерская пацифистка Розике Швиммер.

Норвегия, Мексика, Швеция, почет и уважение сильных мира сего, комфорт старой доброй Европы, красивые, добротные туалеты – все эти, столь ценимые ею составляющие жизни, помогали сохранять душевное равновесие. А это было нелегко – в Советской России бушевал террор. Ее друзей и знакомых выкашивали не старость и болезни, а лагеря и «вышки». В годы войны она получила похоронку на сына.

С 1945 года Александра Михайловна была советником Министерства иностранных дел СССР. Она является автором ряда книг и статей, главным образом по вопросам женского революционного движения.

Умерла Александра Михайловна Коллонтай 9 марта 1952 года в Москве.

www.calend.ru

Роковая женщина. Коллонтай Александра Михайловна

Роковая женщина. Коллонтай Александра Михайловна

Ваня Драгомиров, молодой человек лет восемнадцати, пустыми глазами смотрел в окно, за которым тихо накрапывал теплый майский дождик. Вечерело. «Она меня не любит… Нет, не любит… Она отдает предпочтение этому жалкому типу, этому филистеру, пижону… Пусть так. Ах, Александра, зачем Вы так жестоки? Мне нет жизни без Вас, нет света, нет солнца, лишь Ваша благосклонная улыбка – один лишь мимолетный взгляд Ваш – радуют меня. Я готов, как щенок, бегать за вами, радостно повизгивая и виляя хвостом, когда Вы обращаете на меня свой взор, а Вы… Нет, определенно жизнь закончена».

Потянув на себя ящик стола, Драгомиров извлек из него пистолет и положил рядом с собой.

«Зачем мне жизнь без нее? – спросил он себя. – Никчемная, пустая жизнь. Будь счастлива с ним, Александра, а я… Я более не встану на пути вашего парадиза».

Глубоко вздохнув, как перед прыжком в холодную воду, Ваня схватил пистолет и приставил его ствол к своей груди. «Прощай», – шепнули его губы, и Драгомиров нажал на спусковой крючок.

А за окном буйно расцветала весна и зеленели молодые майские листья. Дождь усилился. Смеркалось.

Причину раннего ухода из жизни Вани Драгомирова звали Александра Домонтович, и была она в свои 16 лет чудо как хороша. Дочь генерала Генштаба Михаила Домонтовича, богатая наследница родового имения старинного дворянского рода, красавица и умница, она была завидной невестой. Ее постоянно окружали воздыхатели, один другого лучше, что, несомненно, льстило ей, однако взбалмошная девчонка дарила надежду многим, ничего не обещая никому.

Она не была бессердечна и тяжело переживала смерть Драгомирова. Чтобы дочь забылась и отвлеклась, отец отправил ее с матерью в Ялту. Там девушка продолжала блистать и на одном из балов поразила сердце 40-летнего адъютанта Александра III Тутомилина до такой степени, что вечером он уже просил ее руки. Александра отказала, шокировав родителей и весь свет безразличием к столь блестящей партии. Чуть позже она повергла родителей в шок еще раз, заявив, что влюблена в своего двоюродного брата и выйдет замуж за него, и ни за кого иного.

Владимир Коллонтай, молодой офицер, едва начавший службу, по мнению родителей, никоим образом не подходил на роль опоры, покровителя и, главное, узды для их ненаглядной дочери (история показала, что они были совершенно правы). Генерал Домонтович вызвал родственника для беседы и прямо ему заявил: «Простите и забудьте. Вы Александре Михайловне не пара».

И все же их свадьба состоялась. Через два года, но состоялась. Противодействие родителей только подстегнуло Александру Михайловну, и она добилась своего. Правда, под венец она шла вся в слезах: за несколько дней до свадьбы ее бывший учитель словесности, тайно влюбленный в Александру Михайловну, попытался покончить с собой. Его, правда, в отличие от Драгомирова, удалось спасти.

Брак Александры и Владимира был счастливым. Муж боготворил ее, отец помогал деньгами, вскоре после свадьбы родился сын, Михаил, но… Как всегда, есть «но». Александру Михайловну заел быт. Ведение домашнего хозяйства ничего, кроме скуки и раздражения, ей не приносило, а нянчиться с маленьким ребенком было просто выше ее сил. Конечно, можно было блистать в свете, ходить в театры и на концерты, если бы Коллонтай не была к подобному времяпровождению абсолютно безразлична.

Нет, музыку она любила, но далеко не всякую. Как и многие интеллигентные люди того времени, Коллонтай рассматривала музыку с точки зрения ее целесообразности для «бедного, угнетенного русского народа», как его, совершенно непонятно с какой стати, называли революционерствующие нигилисты из хороших семей. «А будут ли будущие поколения любить Шопена? Люди воли, борьбы, действия, смогут ли они наслаждаться размагничивающей лирикой Шопена, этим томлением души интеллигентов конца XIX и начала XX века? Полюбят ли 17-ю прелюдию и 4-й вальс те, кто победит капитализм и культуру эксцентричного буржуазного мира? Едва ли. Мне не жалко Шопена, пусть его забудут, лишь бы дать трудовому человечеству возможность жить, как подобает человеку с большой буквы».

В общем, скучно ей было. Однако же, одержимая жаждой самореализации и наделенная неуемной энергией, Александра Михайловна просто не могла не найти выхода из сложившегося тупика. Для начала, как и многие, Коллонтай завела любовника – Александра Саткевича, бывшего товарищем ее мужа. И не было в этом ничего аморального. Легче назвать тех из представительниц высшего общества, что не имели хотя бы одного воздыхателя, довольствуясь только мужем, чем тех, количество любовников которых перевалило за десяток. Все было в пределах нравов и существующей морали.

Затем Александра Коллонтай познакомилась с дочерью одного из крупнейших адвокатов города Петербурга – Еленой Дмитриевной Стасовой. Отец ее специализировался на политических процессах, кроме того, сей достойный муж предоставлял свой дом для собраний нелегалов-марксистов, в круг которых входила и его дочь.

Коллонтай с головой ушла в революционную деятельность, наконец-то найдя свою цель – борьба с социальным неравенством. Конечно, супружеская жизнь не могла соперничать в ее сердце с жизнью общественной, и Александра Михайловна постаралась объясниться с мужем. Владимир Коллонтай понял или сделал вид, что понял «души прекрасные порывы» своей благоверной, согласился с тем, что пока она не может быть ни женой, ни хозяйкой в доме. Взяв сына и няню, Александра переехала в Питер, где снимала квартиру.

Она пыталась писать статьи, но, обладая пусть и неплохим образованием и развитым интеллектом, Коллонтай не имела достаточных познаний в специализированной области, каковой являлось учение Маркса.

Тогда она убедила родителей в необходимости продолжения образования за границей и осенью 1898 года уехала в Европу, оставив своего сына на отца и мать. Перед отъездом она написала письмо мужу. «Ночью, – вспоминала она позже, – я горько плакала, обливая слезами твердую вагонную подушку, и мысленно звала мужа. За что я наношу ему такую обиду и такой удар. Я знала, что еду не на время и что мой отъезд означает действительно конец нашего брака».

Отличное знание языков и материальная обеспеченность помогли ей легко адаптироваться. В Цюрихе она ходила на лекции профессора Геркнера – известного в то время экономиста, что дало ей возможность разрабатывать серьезные темы.

Очень скоро статьи Коллонтай начали печатать солидные и влиятельные журналы. Молодая, эффектная, общительная, энергичная Александра Михайловна умела добиться своего. Помогали и новые знакомства. В Берлине она познакомилась с Розой Люксембург, Карлом Либкнехтом и Карлом Каутским, в Париже – с супругами Лафарг, а также с Георгием Плехановым.

Одной из основных тем ее работ было соединение темы революционной с темой освобождения женщин от социального гнета, неравенства с мужчинами. Коллонтай считала нужным изменить, а то и отменить институт семьи. Она полагала, что женщины, не стесненные обязанностями по отношению к мужу и детям, могли бы направить освободившуюся энергию на переустройство общества, став едва ли не локомотивом революции. О детях, рожденных в «свободной любви», по ее мнению, должно заботиться государство, воспитывая их в духе идей победившего пролетариата. В том, что прекрасная половина человечества желает этого освобождения, Александра Михайловна не сомневалась: «Не думайте, что женщина так крепко держится за свои ложки, плошки и горшки». Не держится, верно. Однако и по себе людей судить не стоит.

Выступая на VIII съезде РКП(б), она убеждала: «Не бойтесь, будто мы насильно разрушаем дом и семью… Если мы разъясняем значение социалистического воспитания, говоря, что такое детские колонии, трудовые коммуны, матери спешат к нам с детьми, несут их к нам в таком количестве, что мы не знаем, куда их поместить…» Такой радикализм озадачивал даже Ленина. Он не только не поддержал Александру Михайловну, но и настоял на том, чтобы поправка к новой программе партии о борьбе «за исчезновение замкнутой формы семьи», которую предлагала Коллонтай, была отклонена.

Кто знает, может быть, это являлось одной из причин, что толкнули Александру в объятия оппонента Ленина, экономиста-аграрника Петра Маслова. Он был умным и интересным собеседником, к тому же, несмотря на то что был женат, Маслов безумно влюбился в Коллонтай. Их связь продолжалась до 1911 года, когда Александра Михайловна решила сменить Маслова на будущего члена ВЦИК Александра Шляпникова. То, что он был моложе Коллонтай на 13 лет, ни его, ни ее абсолютно не волновало.

В тот же период она дала развод мужу, который давно уже жил с другой женщиной, воспитывавшей сына Александры Михайловны.

После смерти родителей она, не умея, да и не желая заниматься имением в Малороссии, продала его и начала зарабатывать на жизнь чтением лекций. Красавица, умница, умеющая себя подать, эффектная женщина, она произвела фурор. Ее обожали и ненавидели – из Швеции вообще выслали за пропаганду, но равнодушным она не оставляла никого.

В 1917 году, после отречения Николая II, Ленин вызвал Коллонтай в Петроград. Для нее это был еще и повод избавиться от поднадоевшего Шляпникова. «. Меня прямо пугает мысль о физической близости. Старость, что ли? Но мне просто тяжела эта обязанность жены. Я так радуюсь своей постели, одиночеству, покою. Если бы еще эти объятия являлись завершением гаммы сердечных переживаний. Но у нас это теперь чисто супружеское, холодное, деловое. если бы он мог жить тут как товарищ. Но не супружество! Это тяжело», – так записала она в своем дневнике. И тут же добавила: «17 мая 1917 года (4 мая по русскому стилю). 26 лет назад в этот день я пережила первое горе. В этот день застрелился Ваня Драгомиров».

В Петербурге пламенную революционерку арестовали – не сразу, конечно, она еще успела поагитировать – и поместили в Кресты, а затем в Выборгскую женскую тюрьму. Ненадолго. Выпущенную под залог «героиню» избрали в ЦК ВКП(б).

Исполком Петроградского совета направил Коллонтай на агитацию матросов Балтийского флота, где она встретила новую любовь – председателя Центробалта Павла Дыбенко. Любовь была горячая, страстная и взаимная (узнав о том, что она «спуталась с матросней», один из партнеров по балам, офицер, пустил себе пулю в лоб).

В марте 1918 года «члена РКП(б), наркома по морским делам товарища Дыбенко Павла Ефимовича, беспричинно сдавшего Нарву», арестовали. Коллонтай, всегда утверждавшая примат общественных интересов над личными, оставила все свои принципы и грудью встала на его защиту. «Счастье мое! Безумно, нежно люблю тебя! Я с тобой, с тобой, почувствуй это! Я горжусь тобою и верю в твое будущее. То, что произошло, до отвращения подло, самое возмутительное – несправедливость. Но ты будь покоен, уверен в себе, и ты победишь темные силы, что оторвали тебя от дела, от меня. Как я страдаю, этого не скажешь словами. Но страдает лишь твоя маленькая Шура, а товарищ Коллонтай гордится тобою, мой борец, мой стойкий и верный делу революции товарищ. » Заметим, что это письмо адресовалось «государственному преступнику», «врагу рабоче-крестьянской России».

Коллонтай в качестве протеста написала заявление об отставке с поста наркома государственного призрения, вышла за Дыбенко замуж и на правах законной супруги взяла его на поруки. Дыбенко был оправдан.

Семейной их жизнь назвать сложно. Его постоянно направляли в командировки, ее тоже. Встречи их, эпизодические, случайные, потому и были так дороги обоим.

А тем временем вышла очередная статья Александры Михайловны, прославившая ее имя больше, чем все написанное ранее, вместе взятое. Суть статьи сводилась к тому, что в «свободном от буржуазной морали обществе человек имеет полное право удовлетворять свои половые потребности с той же легкостью, с какой он способен выпить стакан воды». Впрочем, на Дыбенко эта теория, похоже, не распространялась. Найдя в его кармане любовные записки от двух разных женщин, Коллонтай закатила ему грандиозный скандал. Дыбенко выстрелил себе в сердце, но выжил, так как пуля попала в орден.

Измены Александра Михайловна не простила. Роман между ней и Дыбенко был закончен.

Понимая, что ее агитация уже никому не нужна, а теория «стакана воды» отклика в обществе не находит (ну разве что в виде негласного лозунга «Комсомолка не может отказать комсомольцу», что, согласитесь, не одно и то же), Коллонтай попросила направить ее на работу за рубеж. Она стала первой в мире женщиной-послом. С 1923 года она – полпред и торгпред СССР в Норвегии, в 1926 году – в Мексике, с 1927 года Коллонтай – полпред в Норвегии, а в 1930–1945 годах – посланник и посол в Швеции.

Александра Михайловна умерла, не дожив до своего 80-летия всего пять дней, и хотя отношения с сыном ей наладить так и не удалось, любовь внука согрела ее последние годы.

history.wikireading.ru

Александра Коллонтай

Александра Михайловна Коллонтай — революционерка первой волны, Нарком государственного призрения, посол СССР в Скандинавии и Мексике.

Александра родилась 19 марта 1872 года в Санкт-Петербурге в семье генерала от инфантерии Михаила Алексеевича Домонтовича, украинца по происхождению. Отец Александры участвовал в военной кампании против Венгрии, отличился в Крымской войне. Михаил Алексеевич состоял в Географическом обществе, писал работы по военной истории, год прослужил на посту губернатора Тырновской губернии.

Александра Коллонтай в юности

Мать будущей революционерки, финская подданная Александра Масалина-Мравинская, была намного младше мужа, но за ее плечами уже был первый брак. От предыдущего союза у нее осталась дочка Евгения Мравинская, прославившаяся в качестве оперной певицы. Дед по материнской линии, имея крестьянские корни, создал компанию по лесозаготовке, на чем и разбогател.

Шура появилась на свет, когда отцу было уже 42 года, поэтому с Михаилом Алексеевичем у нее сложились самые теплые отношения. Генерал привил дочери любовь к истории, географии, политике. Глядя на отца, девочка училась мыслить аналитически. Родители позаботились о лучшем домашнем образовании для дочери. К концу учебы Шура свободно изъяснялась на французском, английском, финском, шведском, норвежском и немецком.

Александра Коллонтай в молодости

В 16 лет Александра сдала необходимые экзамены экстерном и получила диплом гувернантки. Строгая мать посчитала дальнейшее образование излишним, и девушка увлеклась живописью. Помимо творческих занятий юная барышня посещала балы, на которых, по мнению родителей, она должна была подыскать себе достойного жениха. Но своевольная Александра не желала выходить замуж по расчету, хотя и пользовалась невероятным успехом у представителей высшего общества.

В середине 90-х годов Александра увлеклась народовольческим движением, девушка симпатизировала революционным идеям еще с детства, по примеру учительницы М. И. Страховой. После того, как Александра практически против воли родителей вышла замуж за бедного дальнего родственника Владимира Коллонтая и переехала из отчего дома, девушка почувствовала себя свободной. Молодая женщина стала пропадать на тайных собраниях, которые устраивала ее новая знакомая Елена Дмитриевна Стасова, ближайшая подруга Надежды Крупской и Владимира Ульянова.

Александра Коллонтай в молодости

Александре Коллонтай доверили стать посыльной. Девушка рисковала жизнью и именем, отправляясь в неблагополучные кварталы с посылками, запрещенной литературой. Романтика революции быстро захватила молодую женщину, и она забросила все домашние заботы. В свободное время Коллонтай изучала труды Ленина и Маркса.

В 1898 году Александра решается на переезд за границу, чем полностью разрушает свой брак. В Швейцарии молодая революционерка поступает в столичный университет, ее наставником становится профессор Генрих Геркнер, теоретик экономики. Он рекомендует талантливой неординарной студентке отправиться в Англию для знакомства с основателями Лондонской школы экономики и лидерами партии лейбористов Сиднеем и Беатрис Веббами.

Александра Коллонтай за работой

Вернувшись на два года в Россию, Александра становится членом Российской Социал-демократической рабочей партии. По партийному поручению революционерка вновь отправляется зарубеж, где произошло еще одно знаменательное событие для Александры. В 1901 году в Женеве она познакомилась с легендарным русским революционером Георгием Плехановым.

В 1903 году на II съезде РСДРП возник раскол между членами партии, в результате образовалось два крыла: большевики с Владимиром Лениным во главе и меньшевики, которых возглавил Юлий Мартов. В меньшевистскую партии вошли Плеханов и Коллонтай. Но через 11 лет Александра поменяла взгляды и встала под знамена большевистского крыла.

Александра Коллонтай вместе с группой революционеров

Во время Первой Социалистической революции 1905 года, которая потерпела поражение, Коллонтай поддерживала работающих женщин, распространяя брошюру «Финляндия и социализм». После разгрома революционеров, убегая от преследования и возможной ссылки, революционерка скрывалась за границей. Коллонтай не сидит на одном месте, она налаживает связи с социал-демократами Дании, Швеции, Финляндии, Великобритании, Франции, Норвегии.

В Германии Александре удается подружиться с лидерами коммунистической партии Розой Люксембург и Карлом Либкнехтом. Революционеры помогают перебраться новой соратницей в Швецию, когда Германия объявляет о начале Первой Мировой войны.

Александра Коллонтай за работой

После депортации сомнительной революционерки из Стокгольма переселяется в Данию. С этого момента Коллонтай окончательно сближается с большевиками.

Наладив связь с немецкой разведкой и получив доступ к неограниченным денежным средствам, большевики становятся лидерами революционного движения 1917 года в России. Но Временное правительство после февральских событий успевает арестовать Александру за шпионаж в пользу Германии.

Заочно на VI съезде партии Коллонтай принимают в члены ЦК. Отважная активистка стала первой женщиной, вошедшей в орган власти большевиков, наряду со Сталиным, Свердловым, Лениным, Троцким, Дзержинским, Зиновьевым, Каменевым, Бухариным.

Александра Коллонтай

Ленин, который также преследуется Временным правительством, в это время скрывается на тайных квартирах. К осени Коллонтай уже покидает тюрьму и участвует в заседаниях партии, на которых принимается решение о вооруженном восстании.

Революция совершается 25 октября, и уже в течение 2 дней создается основной орган власти – Совнарком, в котором Коллонтай поручается должность Наркома госпризрения. По сути это должность министра, на которой революционерка продержалась до начала весны 1918 года.

Посол СССР

В 1922 году был создан Советский Союз. Молодое государство нуждалось в мировом признании, поэтому на должности дипломатов подбирались люди с опытом работы за границей и со связями в европейских социал-демократических партиях. Александру Коллонтай по ее просьбе правительство назначило скандинавским послом. «Валькирия революции» направляется в Норвегию, где добивается политического признания СССР, параллельно налаживая торговые связи между странами.

В 1926 году Коллонтай назначают представителем Союза в Мексике, но, не выдержав жаркого климата, который негативно влияет на работу сердца, Александра вновь переводится в Осло.

Александра Коллонтай с президентом Мексики

С 1930 по 1945 год, являясь представителем СССР в Швеции, Коллонтай совершает ряд дипломатических побед. Александре Михайловне в ходе переговоров удается предотвратить введение шведских войск на территорию Союза в ходе Финской кампании, а в 1944 году Коллонтай убеждает Финляндию выйти из войны, что значительно ускорило продвижение советских войск на территорию Европы.

Александра Коллонтай в кабинете

Все политические связи со скандинавским миром были в руках отважной женщины, поэтому Сталин не трогал ее во время проведения политических чисток. К тому же, Вождь народов относился к революционерке с юмором, не воспринимая Коллонтай как серьезного противника, постоянно подшучивал над ней. В свою очередь Александра Михайловна полностью поддерживала политику Иосифа Виссарионовича.

Личная жизнь

Александра Коллонтай, как истинная революционерка, в стремлении к идеалу свободы шла до конца, поэтому тема свободной любви была для нее актуальна с молодых лет. Еще будучи совсем юной, Александра настояла на собственном выборе жениха, которым оказался дальний родственник Владимир Коллонтай. Родители всячески препятствовали этому браку, а богатые и состоятельные мужчины, такие как генерал Иван Тутолмин, сын генерала Драгомирова, предлагали руку и сердце. Но волю девушки никому не удалось сломить.

Александра и Владимир Коллонтай с сыном

Свадьба состоялась в 1893 году, и уже через год в семье родился сын Миша. Больше у Коллонтай детей не было. Оторвавшись от родительского присмотра, Александра попадает под влияние революционеров, чем разрушает семью. В 1898 году молодая женщина решается на побег в Европу и навсегда оставляет мужа и сына. Брак между Александрой и Владимиром был расторгнут лишь в 1916 году, но фамилию революционерка не поменяла.

Став свободной женщиной, Коллонтай погрузилась в череду любовных романов, длительных и мимолетных. Ее мужчинами становились знаменитые политические деятели младше ее, так как сама Александра всегда выглядела значительно моложе своего возраста.

В личной жизни Коллонтай провозгласила «теорию стакана воды», которая основывалась на том, что любовь нужно дарить каждому, кто в ней нуждается. Коллонтай не была автором этого постулата, но только его ярким воплощением. Продолжительное время «валькирия революции» встречалась с Александром Гавриловичем Шляпниковым, бывшим соратником Ленина.

Александра Коллонтай и Павел Дыбенко

Но в 1917 году судьба свела Шуру с молодым революционером-моряком Павлом Дыбенко, за которого Коллонтай вышла замуж. Запись о браке Коллонтай и Дыбенко стала первой в книге учета гражданских актов. Отношения не продлились долго, на этот раз по причине неверности Павла. Это было не удивительно, так как военный был младше жены на 17 лет. Поэтому в 1922 году Александра сжигает мосты и уезжает за границу.

В Норвегии революционерка знакомится с французским подданным Марселем Яковлевичем Боди. Но советское правительство вмешалось в отношения дипломата и молодого француза, и пара рассталась.

Александра Коллонтай и Марсель Боди

В конце 20-х годов Александра Михайловна наконец вспоминает о сыне, которого по сути воспитала чужая женщина, вторая жена Владимира Коллонтай. Революционерка устраивает Михаила вначале в Берлинское представительство, а затем в посольство СССР в Лондоне и Стокгольме. Коллонтай заботится о внуке Владимире, который родился в 1927 году.

Накануне окончания Великой Отечественной Войны Коллонтай не выдержала перегрузок, и у нее случился инсульт. На этом политическая биография Александры Михайловны в качестве государственного деятеля была окончена. В середине марта 1945 года дипломат была доставлена из-за границы в Москву, где начала реабилитацию.

Могила Александры Коллонтай

Семь лет Коллонтай была прикована к инвалидной коляске и проживала уединенно в собственной квартире на Малой Калужской улице. Частичная парализация тела не мешала Александре Михайловне выполнять функции консультанта по вопросам внешней политике: в МИДе ценили ее опыт. Умерла Коллонтай 9 марта 1952 года от инфаркта, который случился во сне. Могила революционерки находится на Новодевичьем кладбище.

24smi.org

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

×
Рекомендуем посмотреть