Александр Ульянов

Александр Ульянов

Каждый знает фразу «Мы пойдём другим путём», ставшей крылатой благодаря картине советского художника Белоусова. На ней юный Володя Ульянов утешает мать, скорбящую о потере: несколько дней назад был казнён её сын – террорист Александр Ульянов. Считается, что смерть брата на эшафоте стала переломным моментом для Володи, первым шагом лидера революции Ленина. Что же привело Александра Ульянова на эшафот?

Светлая голова

В семье Ильи Николаевича Ульянова, талантливого педагога, и Марии Алесандровны (Бланк), домашнего преподавателя по образованию все дети учились прилежно. Их сын Александр с самого раннего возраста подавал большие надежды: вечера он просиживал за книгами по химии и ставил опыты в собственной домашней лаборатории. Окончив Симбирскую классическую гимназию с золотой медалью и наилучшими отзывами, Александр поступил в Санкт-Петербургский университет. Теперь не оставалось сомнений: студента естественного направления физико-математического факультета ждёт будущее блестящего учёного.

Как это часто бывает в биографиях известных революционеров и вольнодумцев, тут-то и должен возникнуть какой-нибудь студенческий кружок, вовлекший Александра в революционную борьбу. Однако в этот момент студент Ульянов был далёк от подрывной деятельности, его больше интересуют биологический, литературный и экономический кружки, а также научная работа о беспозвоночных. Учёные изыскания Александра позволили ему закончить Санкт-Петербургский университет с золотой медалью.

Возвращаясь с похорон

В 1886 году, когда Александр Ильич закончил университет, семья Ульяновых лишается кормильца – в возрасте 54 лет умирает Илья Николаевич. Теперь главой семьи становится Александр, на его плечах лежит ответственность за родных. Некоторые авторы именно в смерти отца видят тот поворотный момент, который сделал из учёного революционера. Якобы, после смерти отца Александр вовсе и не Ильич, а Александрович, и что его настоящий отец… император и самодержец Александр III.

Авторы подобных спекуляций утверждают, что у наследника престола и Марии Бланк (будущей Ульяновой), которая якобы была фрейлиной двора, в 1860-ых случился роман. И вот в 1886 году его плод, Александр Ульянов решил отомстить за «поруганную честь матери».

История, при всей её беллетристической притягательности, не выдерживает простой проверки: одного взгляда на фотографии Александра и Ильи Николаевича достаточно, чтобы развеять все сомнения в его отцовстве.

Более «приземлённая» версия, используемая в советское время, связана с жестокостью царского режима. Чтобы почтить память известного писателя и общественного деятеля Николая Добролюбова, известного своим критическим взглядом на современную ему империю, столичные студенты собрались на панихиду, которая вылилась в массовую демонстрацию.

Опасаясь народных волнений, власти прибегли к силе: жандармы разогнали демонстрантов. Столкнувшись с жестокостью и репрессивностью царизма, как считают, Александр подался в революционеры.

Нужно отметить, что социалистические идеи не были чужды отцу Александра и Владимира Ульяновых. Илья Николаевич, директор народных училищ Симбирской Губернии, педагог по призванию, постоянно сетовал на несправедливость образовательной системы страны. Таким образом, интеллигентская среда, из которой происходил Ульянов, подготовила его для принятия идей народовольчества.

Путь террора

В декабре 1886 года Александр Ульянов вместе со своим другом, Петром Шеверёвым, основал «Террористическую фракцию» партии «Народная воля», которая требовала реформ путем насилия. Несмотря на то, что убийство Александра II в глазах многих народовольцев дискредитировало путь террора, студенческий кружок стал привлекать новых членов. Как уже отмечалось, основой программы «Террористической фракции» была «Народна воля», однако в их идеях видно и влияние марксизма. Сам Александр Ульянов взялся за написание программы фракции, поддерживая активные контакты с другими группами народовольцев.

В программе Александр обосновывал необходимость террористической борьбы и требовал физического устранения императора – корня репрессивной машины. Террористы не ограничились пустыми призывами, а начали готовить покушение на царя и даже выбрали дату – 1 марта, шестая годовщина убийства Александра II. Недоставало только «дуры», так террористы называли свои бомбы. Взрывчатое вещество было купить не на что, и тут Александр пошёл на красивый жест: он продал свою золотую университетскую медаль и на вырученные деньги приобрёл необходимое количество динамита.

Обладая отличным знанием химии, он взялся за изготовление всего взрывного устройства, для чего потребовалось изучение специальной литературы. К выбранной дате он успел создать три вызывных устройства, самое мощное из которых было вшито в переплёт большой книги. Интересно, что неопытный революционер Ульянов едва ли заботился о конспирации: закончив вечернюю сборку снаряда, он оставлял все инструменты на своём столе. Возможно, эта неосторожность и вызвала интерес сотрудников охранки.

Дальнейшая история проста: 1 марта 1887 года незадачливые террористы были схвачены царской охранкой, давно выслеживавшей группу «бомбистов». Александр не стал отпираться, а наоборот, взял всю вину на себя, прикрывая товарищей. Такое отношение к делу организации указывает на то, что Ульянов успел стать убеждённым революционером, а месть едва ли двигала им. Более того, не он должен был метать бомбу, его задачей была сборка снаряда и участие в планировании покушения на царя. Другие, менее стойкие студенты, выдали оставшихся членов группы, и все они предстали перед закрытым судом.

Александр Ульянов и в ходе судебного разбирательства продолжал настаивать, что цареубийство – исключительно его инициатива, и что все остальные участники группы были всего лишь исполнителями его приказов. Интересно, что мать Александра даже убедила сына подать прошение о помиловании, но и здесь он просил не за себя, а за мать, которая, вероятно не переживёт казни сына, и семью, лишающуюся опоры. Как мы знаем, прошение не было удовлетворено, и Александр Ульянов в числе пяти заговорщиков, был казнён.

russian7.ru

АЛЕКСАНДР УЛЬЯНОВ

Нет, мы пойдем иным путем…

В. И. Ульянов (Ленин)

К 1887 году в крупных городах России существовали отдельные кружки, небольшие организации, состоявшие главным образом из студенчества. Их члены не имели основательной теоретической подготовки, революционного опыта и достаточной выдержки. Политические кружки были изолированы друг от друга, действовали по собственному плану. Заметный след в революционном движении второй половины 1880-х годов оставил кружок Ульянова, Шевырева, Лукашевича и других. Их программа — попытка примирить теорию и практику народовольства с социал-демократией и дать «научное объяснение» террору. Мысль о составлении программы зародилась в кружке, по словам А. Ульянова, приблизительно во второй половине декабря 1886 года.

Тогда, собрав на квартире своих друзей и сестру Анну, юный Саша Ульянов изложил им свои мысли, сводившиеся к тому, что: «В борьбе с революционерами правительство пользуется крайними мерами устрашения, поэтому и интеллигенция вынуждена была прибегнуть к форме борьбы, указанной правительством, то есть террору. Террор есть, таким образом, столкновение правительства и интеллигенции, у которой отнимается возможность мирного культурного воздействия на общественную жизнь. Террор должен действовать систематически и, дезорганизуя правительство, окажет огромное психологическое воздействие: он поднимет революционный дух народа… Фракция стоит за децентрализацию террористической борьбы, пусть волна красного террора разольется широко и по всей провинции, где система устрашения еще более нужна как протест против административного гнета».

Таким образом, предложения Саши Ульянова были более лихими, чем потуги нынешних итальянских «Красных бригад» и немецких «Рот Армее фракцион». Фактически это был призыв к массовым убийствам всех, кто не нравился брату и сестре Ульяновым. Мальчишки с восторгом восприняли призывы своего двадцатилетнего лидера и принялись за подготовку первого теракта. До какой-то степени можно понять этих провинциальных романтиков, живших в обстановке мещанства и уныния. Но вот так пойти на улицы и начать убивать людей…

Первым делом решено было убить царя (именно он был лакомым кусочком в глазах молодых людей). Первоначальный план стрелять в царя был отвергнут, решили кинуть бомбы. Для их приготовления требовалось особое помещение, динамит, ртуть и азотная кислота, которые на первых порах готовили «домашним» способом. Герасимов и Андреюшкин изъявили желание метать бомбы. Однако власти со дня первых терактов ишутинцев стали обращать пристальное внимание на «юношей бледных со взором горящим», особенно тех, которые отличались на демонстрациях. И, в частности, не стеснялись заниматься перлюстрацией их писем. Так, однажды, вскрыв письмо, поступившее на имя некоего Никитина, харьковский полицейский пристав чуть со стула не упал, прочитав такой пассаж: «У нас возможен самый беспощадный террор, и я твердо верю, что он будет, и даже в непродолжительном времени».

Из Никитина вытрясли имя корреспондента — петербургского друга Андреюшкина, активного члена фракции. Полиция начала скрупулезнейшую операцию по выявлению всех действующих лиц готовящегося теракта. Установили круглосуточное наблюдение за квартирой кровожадного Андреюшкина и всеми ее посетителями. Между тем и жандармы получили тревожные сведения о готовящемся покушении, только 28 февраля, если доверять всеподданнейшему докладу их шефа. 1 марта министр внутренних дел граф Д. Толстой сообщил царю: «Вчера начальником Санкт-Петербургского секретного отделения получены агентурным путем сведения, что кружок злоумышленников намерен произвести в ближайшем будущем террористический акт и что для этого в распоряжении этих лиц имеются метательные снаряды, привезенные в Петербург готовыми „приезжим“ из Харькова». Между тем террористы решили выйти на охоту за царем именно 1 марта, и если не удастся покушение в этот день, и царь поедет на юг, то следовать за ним и убить его по пути. Однако и в полиции помнили про эту дату — 1 марта, — слишком памятную и для правительства, и для революционеров, поэтому начальник секретного отделения, не дожидаясь царской резолюции, приказал немедленно арестовать выслеженных агентами лиц, едва ли предполагая, что это те террористы, о которых его уже предупредили.

1 марта 1887 года трое студентов, Осипанов, Андреюшкин и Генералов, были схвачены со взрывчатыми снарядами на Невском проспекте. «Откровенное показание» одновременно с ними арестованных сигнальщиков (Канчера и Горкуна) позволило жандармам быстро выявить участников террористической организации и руководящую роль в ней студентов Александра Ульянова и Шевырева. Всего было арестовано в первые же дни марта 25 человек, а позднее еще 49 человек. Суду были преданы 15 человек, а в отношении остальных дела были разрешены в административном порядке. Об аресте террористов в департаменте полиции немедленно составили доклад и за подписью Толстого отправили царю, с кратким извещением о заговоре и небольшими биографическими справками об арестованных. «На этот раз Бог нас спас, — написал царь на докладе, — но надолго ли? Спасибо всем чинам полиции, что не дремлют и действуют успешно, — все, что узнаете более, присылайте». Поначалу царь не придал особенного значения выходке студентов. Когда «во избежание преувеличенных толков» граф Толстой 1 же марта попросил у государя разрешения напечатать особое извещение, царь на докладе написал резолюцию:

«Совершенно одобряю и вообще желательно не придавать слишком большого значения этим арестам. По-моему, лучше было бы узнавши от них все, что только возможно, не придавать их суду, а просто без всякого шума отправить в Шлиссельбургскую крепость — это самое сильное и неприятное наказание. Александр». Однако, подробнее ознакомившись с деятельностью фракции, царь изменил свое мнение. Так, ему преподнесли «Программу террористической фракции партии Народной Воли», написанную лично Александром Ульяновым. И первая резолюция, которую поставил на ней царь, была: «Это записка даже не сумасшедшего, а чистого идиота».

«Окончательные требования», необходимые «для обеспечения политической и экономической независимости народа и его свободного развития», сводились Ульяновым к 8 пунктам.

1. Постоянное народное правительство, выбранное свободно прямой и всеобщей подачей голосов.

2. Широкое местное самоуправление.

3. Самостоятельность общины, как экономической и административной единицы.

4. Полная свобода совести, слова, печати, сходок и передвижений.

5. Национализация земли.

6. Национализация фабрик, заводов и орудий производства.

7. Замена постоянной армии земским ополчением.

8. Бесплатное начальное обучение.

Главной задачей фракции было устранение Александра III. («Чистейшая коммуна», — приписал Александр III. Он, видно, все никак не мог взять в толк, почему ради всех этих благоглупостей нужно было убивать именно его.) На другой день шеф жандармов представил «проект правительственного сообщения». «1 сего марта на Невском проспекте около 11 часов утра задержаны три студента Санкт-Петербургского университета, при коих по обыску найдены разрывные снаряды. Задержанные заявили, что они принадлежат к тайному преступному сообществу, а отобранные снаряды по осмотру их экспертом оказались заряженными динамитом и свинцовыми пулями, начиненными стрихнином». Такое сообщение Александр III признал «совершенно достаточным».[32] При собирании материалов жандармы не останавливались ни перед какими трудностями и не стеснялись никаких средств.

В результате этого ими были получены подробные показания сигнальщиков Канчера и Горкуна. Эта услуга их была оценена судом и самим царем, который на представленном ему приговоре к смертной казни 15 человек с ходатайством о смягчении наказания для некоторых осужденных сделал надпись. «Совершенно правильно, я полагаю, что Канчеру и Горкуну можно было бы еще уменьшить наказание за их откровенные показания и раскаяние».

Огромная «работа» шла в самом департаменте полиции в Петербурге. Сыщикам необходимо было раскрыть фамилию участника террористической организации, о котором было известно, что он имеет отчество «Сергеевич». Для облегчения такого розыска департамент полиции выписал из своих делопроизводств фамилии и имена всех лиц, которые имели это отчество. В результате получился огромный список на 16 страницах с указанием, по какому делу каждый из внесенных в этот список привлекался. Другой список, более краткий, содержал сведения о «Сергеевичах», привлекавшихся к ответственности по разным политическим делам. Процесс 1 марта 1887 года проходил при закрытых дверях. В зал суда было разрешено допустить лишь министров, их товарищей, членов Государственного Совета, сенаторов и особо перечисленных лиц из высшей бюрократии. В этом отношении судебный процесс по делу 1 марта 1887 года далеко оставил за собой судебный процесс по делу 1 марта 1881 года, на котором во время судебного разбирательства присутствовали представители печати и велись стенографические записи.

Самые близкие родные подсудимых не были допущены не только в судебный зал, но и на свидание с ними. Так, например, на прошение матери Ульянова позволить ей свидание с сыном была наложена такая резолюция: «Если госпожа Ульянова будет справляться, объявить, что свидания не разрешены».

Характерно, что вместо ответа на прошение Ульяновой директор департамента полиции распорядился отвечать лишь в случае нового ее обращения. Следует также отметить судьбу прошения Ульяновой о смягчении участи ее сына Александра Ильича Ульянова и дочери Анны Ильиничны Ульяновой. Мать просила товарища министра внутренних дел направить ее просьбу царю. Однако Оржевский переправил эту просьбу вместо царя в особое присутствие Сената, куда поступило дело. Министр внутренних дел получал о каждом заседании суда доклад от департамента полиции. Министр юстиции представлял письменные доклады царю о каждом заседании. Доклады департамента полиции подтверждают, что сенатор Дрейер вполне оправдал возложенные на него надежды. Он, например, не давал Ульянову возможности говорить о его отношении к террору. В докладе отмечены попытки Ульянова защищать подсудимого Новорусского. Он пытался доказать, что Новорусский не мог догадываться об изготовлении в его квартире взрывчатого вещества. С видимым удовольствием сообщалось министру внутренних дел, «что речи защитников были кратки и весьма приличны». Эта жандармская похвала не делает чести защитникам, но вместе с тем характеризует условия, в которые была поставлена защита.

Из нескольких десятков привлеченных к ответственности по делу 1 марта 1887 года были преданы суду 15 человек: Ульянов Александр, Осипанов, Андреюшкин, Генералов, Шевырев, Лукашевич, Новорусский, Ананьина, Пилсудский Бронислав, Пашковский, Шмидова, Канчер, Горкун, Волохов и Сердюкова. Из этих обвиняемых 12 человек были студентами. Все подсудимые были приговорены к смертной казни, но особое присутствие Сената ходатайствовало для восьми подсудимых о замене смертной казни другими наказаниями. Александр III утвердил смертный приговор для пятерых осужденных, а именно, для Ульянова, Шевырева, Генералова, Осипанова и Андреюшкина. Лукашевич и Новорусский были пожизненно заточены в Шлиссельбургскую крепость и пробыли в ней по 18 лет каждый, пока революция 1905 года не освободила их. Ананьина была сослана на Кару на 20 лет, Пилсудский по конфирмации был отправлен на 15 лет на Сахалин. Четверых осужденных вместо смертной казни приговорили к 10 годам каторжных работ. Шмидову сослали в Сибирь на поселение, а Сердюкову, признанную виновной в недоносительстве, заключили на 2 года в тюрьму.

Интересная деталь: вследствие отсутствия палача в Петербурге варшавскому обер-полицмейстеру была послана шифрованная телеграмма с просьбой прислать палача по первому требованию, и 30 апреля последовало требование. «Вышлите немедленно палача». Через четыре дня из Трубецкого бастиона были вывезены в Шлиссельбург пятеро приговоренных к казни и двое к пожизненному заключению. Казнь была совершена 8 мая.

В тот же день граф Толстой письменно докладывал императору: «Сегодня в Шлиссельбургской тюрьме, согласно приговору особого присутствия Правительствующего Сената, 15–19 минувшего апреля состоявшемуся, подвергнуты смертной казни государственные преступники: Шевырев, Ульянов, Осипанов, Андреюшкин и Генералов.

По сведениям, сообщенным приводившим приговор Сената в исполнение, товарищем прокурора санкт-петербургского окружного суда Щегловитовым,[33] осужденные ввиду перевода их в Шлиссельбургскую тюрьму предполагали, что им даровано помилование. Тем не менее при объявлении им за полчаса до совершения казни, а именно в 3 ? часа утра, о предстоящем приведении приговора в исполнение все они сохранили полное спокойствие и отказались от исповеди и принятия святых тайн. Ввиду того, что местность Шлиссельбургской тюрьмы не представляла возможности казнить всех пятерых одновременно, эшафот был устроен на три человека. Первыми вывели на казнь Генералова, Андреюшкина и Осипанова. Выслушав приговор, они простились друг с другом, приложились к кресту и бодро вошли на эшафот, после чего Генералов и Андреюшкин громким голосом произнесли: „Да здравствует Народная Воля!“ То же самое намеревался сделать и Осипанов, но не успел, так как на него был накинут мешок. По снятии трупов казненных преступников были выведены Шевырев и Ульянов, которые также бодро и спокойно вошли на эшафот, причем Ульянов приложился к кресту, а Шевырев оттолкнул руку священника». На докладе, кроме обычного знака о прочтении его царем, никакой другой пометки не имеется.

Исполнение смертного приговора и заключение в каторжные тюрьмы осужденных не было завершением обширного делопроизводства по процессу 1 марта 1887 года, административная расправа со многими арестованными продолжалась, а началась она даже ранее судебной расправы. Уже 8 апреля вышло «высочайшее» повеление сослать в Восточную Сибирь на 5 лет Анну Ульянову.

info.wikireading.ru

Александр Ульянов: биография и история жизни

В отечественной истории он известен как старший брат Ленина (идеолога русской революции и ярого противника самодержавия). И если о Владимире Ильиче написано колоссальное количество литературных работ, то подробной информации о том, кто такой Александр Ульянов, и что примечательного было в его биографии, не так уж и много. Один лишь факт того, что он принимал участие в покушении на царя, говорит о многом.

Однако брат Ленина не сразу стал радикалистом и активным поборником революционных идей уничтожения самодержавия. Александр Ульянов подавал огромные надежды в науке, но ему была уготовлена иная судьба. Оказалась она такой же трагичной, как и у многих представителей радикальных движений. Что же известно о ближайшем родственнике Владимира Ильича Ленина? Рассмотрим этот вопрос подробнее.

Годы детства и юности

Александр Ильич Ульянов – уроженец Нижнего Новгорода. Он появился на свет 31 марта 1866 года. Это был второй ребенок в семье Ульяновых. Безусловно, практически все знают, что отец Александра занимал высокое положение в педагогической среде.

Являясь кандидатом математических наук, он мастерски преподавал физику и математику в мужской гимназии. Однако Илья Николаевич довольно рано ушел из жизни, поэтому бремя содержания семьи после его смерти легло на его супругу и старшего сына. Мария Александровна (мать Саши) получила в свое время блестящее воспитание и была настоящей хранительницей домашнего очага.

В девятилетнем возрасте Александр Ульянов поступил в Симбирскую гимназию. Он отличался особым прилежанием в учебе и за это качество удостоился золотой медали, когда стал выпускником гимназии. Причем в его аттестате было зафиксировано, что он прилежный, дисциплинированный и не в меру любознательный юноша.

Был ли близок Александр в юности со своим младшим братом Владимиром? Удивительно, но особой дружбы между ними не было. Александр Ульянов однажды заявил: «Володя очень способный, но мы с ним разные». В свою очередь, младший брат, став взрослее, заявлял, что Саша абсолютно не создан для «революционного дела», поскольку скрупулезно увлечен наукой.

Студенческая среда

В 1883 году Александр Ильич Ульянов стал студентом естественного факультета Санкт-Петербургского университета.

И в стенах этого вуза он также демонстрирует отменное прилежание и старательность в учебе. Уже на третьем курсе молодой человек удостоился статуса «Второй ученый секретарь». Вскоре он на отлично защищает работу по естественным наукам. Тогда он был абсолютно абстрагирован от политической жизни, так как его страстью были изыскания в точных дисциплинах. Казалось, что Александр Ульянов просто обязан стать крупным ученым, но однажды его способностями заинтересовались народовольцы.

Смена приоритетов

Переломным моментом в жизни брата Ленина стал разгон Добролюбовской демонстрации, произошедший в 1886 году. Толпы молодых людей пришли отслужить панихиду на Волково кладбище, чтобы почтить память известного писателя Николая Добролюбова, который при жизни нередко критиковал власть. Однако акция была прервана силами жандармерии. Такое поведение чиновников вызвал жесткий протест в душе Александра. Он решил, что будет яростно бороться с несправедливостью и беззаконием, которые творят «власть имущие».

«Народная воля»

В качестве политической платформы Александр Ульянов (брат Владимира Ильича) выбрал народовольцев.

Партия «Народная воля» сплошь состояла из революционеров-народников, которые исключительно радикальным способом намеревались возродить русскую общину, признавая пагубное влияние на нее капиталистического строя. Причем для реализации своих задач они нередко практиковали террористические акции. Народовольцы были сплоченным коллективом со своими органами управления. Организация имела широкую сеть групп местного назначения и специальных кружков. Видя, что партия пользуется серьезной поддержкой народных масс, Ульянов Александр, не задумываясь, пополнил ее ряды.

Молодой человек стал меньше времени уделять науке, сосредоточившись на подпольной работе. Он стал выступать на партийных собраниях, участвовать в пикетах и шествиях, проводить агитационную работу среди молодежи. Однако, спустя некоторое время, Александр Ульянов (брат Ленина), биография которого содержит немало интересных и примечательных фактов, перешел к более активным действиям, посредством которых он надеялся реализовать политические амбиции.

Это он является автором программы «Террористической фракции». Данный документ носит откровенно радикальный характер и предъявляет жесткие требования к самодержавному строю. Более того, в программе прослеживались недвусмысленные призывы к убийству царя.

Естественно, реакция Александра III на вышеуказанный документ народовольцев была соответствующей: царь не хотел даже думать о том, чтобы пойти на диалог с представителями оппозиционной партии. Осознавая, что самодержец не намерен идти на уступки и послабление политического режима, активисты «Народной воли» захотели расправы с Александром III. Однако идея убить российского самодержца пришла в голову не Ульянову. Ее инициаторами выступили сподвижники Александра – Шеверев и Говорухин. Однако, спустя некоторое время, первый из них временно отказался от затеи, уехав на лечение в Крым. Но потом революционеры вернулись к намеченной цели. Александр Ульянов (брат Ленина) продал золотую медаль и на вырученные средства приобрел динамит.

Взрывное устройство

Изначально народовольцы планировали изготовить бомбу на квартире у революционера Лукашевича.

Однако потом от этого отказались. Террористы вдруг вспомнили о неординарных способностях Ульянова, который подавал большие надежды в науке. Александр неплохо разбирался в химии, поэтому именно ему поручили сделать взрывное устройство. Естественно, брату Владимира Ильича не составило труда изготовить бомбу. Всего за два месяца он изучил все тонкости процесса изготовления взрывного механизма.

Вскоре после этого Александра снабдили необходимым сырьем: динамитом и гремучей смесью. Причем на выходе получилось целых три бомбы. Одна из них была завуалирована в толстую книгу в переплете. Изготовитель взрывных устройств не скрывал улик, оставляя лабораторные аксессуары непосредственно на столе. Не исключено, что слишком небрежно и опрометчиво поступает Александр Ульянов. Покушение на царя – акция, которая в идеале подразумевает тщательную подготовку и сокрытие всех относящихся к ней вещдоков. А тут такая оплошность. Но полицейские вскоре и так узнают о запланированном убийстве самодержца.

Замысел раскрывают жандармы

Один из террористов по фамилии Андреюшкин адресовал в Харьков письменное послание некоему студенту Никитину, в котором в закамуфлированной форме сообщал, что планируется «большое дело». И это письмо по стечению обстоятельств попадает в руки жандармерии, которая незамедлительно устанавливает слежку за революционерами. А они в последний месяц зимы 1887 года проявляют необыкновенную осторожность. Говорухин исчезает из города, предварительно оставив записку, в которой говорится, что он покончил жизнь самоубийством. Шевелев тоже покидает город на Неве.

Брат Ленина, чтобы усыпить бдительность полиции, временно трудоустраивается учительствовать к акушерке Ананьевой, которая проживала в Выборгском районе Санкт-Петербурга, куда ему и доставлялись компоненты для изготовления бомбы. И все-таки, несмотря на конспирацию, полицейским удалось установить слежку за членами «Террористической фракции». Жандармы видели, как революционеры, прячущие что-то под одеждой, шли по Невскому проспекту. Террорист Генералов нес самый ценный груз – толстую книгу в переплете. Народовольцы организовали дежурство у Исаакиевского собора в последние дни февраля. А спустя несколько дней им стало известно, что царь намеревается отправиться на панихиду в Петропавловскую крепость. И вот когда он будет возвращаться с мероприятия, наступит «час икс»…

Казалось, расправа с самодержцем неминуема, но бдительным полицейским удалось ее предотвратить. Вскоре все организаторы преступления и участники променада по главному проспекту Санкт-Петербурга были арестованы.

Заключение под стражу

А что же Александр Ульянов? Покушение на царя, как известно, было намечено на 1 марта 1887 года. Брат Владимира Ильича ждал эту дату и готовился к ней. В первый день весны вечером он пожаловал на квартиру к народовольцу Михаилу Канчеру, чтобы поинтересоваться, как обстоят дела с реализацией преступления. Но никаких взрывов в городе тогда не было. А спустя некоторое время к Канчеру нагрянули жандармы и произвели аресты революционеров.

Гипотетический «цареубийца» Александр Ульянов на допросах заявлял, что покушение на жизнь Александра III – это целиком его идея. Он просто пытался выгородить своих соратников по партии. При обыске у брата Ленина была изъята записная книжка, страницы которой были от начала и до конца заполнены зашифрованными адресами. Вскоре полицейские узнают от «сговорчивых и поддающихся манипулированию» народовольцев фамилии организаторов теракта. Это Петр Шевырев, Пахомий Андреюшкин, Василий Осипанов, Василий Генералов и Александр Ульянов, фото которого после покушения сразу же попало на первые полосы петербургских газет.

Причем брат Владимира Ильича просит, чтобы его соратники заявляли на допросах, что это именно он подготовил, организовал и намеревался реализовать преступление против самодержавия. На суде прокурор обратит внимание на этот факт, хотя в конечном итоге Александру и вышеуказанным народовольцам вынесут самое суровое наказание – смертную казнь. А до исполнения приговора заговорщиков отправили в Политическую тюрьму Петропавловской крепости.

Примечателен тот факт, что пособницей в этом деле была признана Анна Ильинична Ульянова (сестра революционера). Зимой 1887 года она проходила обучение на Бестужевских высших женских курсах. Ее приговорили к пятилетней ссылке.

Прошение о помиловании

Одна из родственниц Ульяновых сообщила о судьбе Александра и Анны. Однако здоровье у Марии Александровны было неважным, поэтому печальные вести были переданы через знакомую семьи. Она-то и сообщила Владимиру Ильичу о казни брата и аресте сестры. Но скрывать от матери такие новости Владимир посчитал бессмысленным.

Безусловно, тяжесть совершенного преступления была неоспоримой, но все-таки еще был мизерный шанс, что Александра Ульянова можно оправдать. Но ситуация осложнялась тем, что брат Ленина явился автором вопиющего и одиозного документа – программы «Террористической фракции», положения которой обвиняли самодержавный строй едва ли не «во всех грехах». И все-таки Мария Александровна предприняла попытку спасти сына. Она сама поехала в Санкт-Петербург и стала добиваться аудиенции у царя. Александр III принял и выслушал ее просьбу.

Император согласился удовлетворить ее, но с условием, что Александр Ульянов, история жизни которого, в конечном итоге оказалась трагичной, сам лично попросит помиловать его. Но изначально революционер не хотел этого делать и только по просьбе матери направил самодержцу бумагу, в которой просил сохранить ему жизнь. Ознакомился ли с ней Александр III? Доподлинно неизвестно, но проявлять мягкость и лояльность по отношению к тем, кто хотел его убить, он явно не собирался. Напротив, он хотел, чтобы террористы получили по заслугам за столь дерзкое злодеяние.

Судебное слушание было закрытым. Разбирательство длилось пять дней, после чего служитель Фемиды постановил: «Осипанова, Андреюшкина, Генералова и Ульянова казнить». Был лишен жизни и Шевырев, которого арестовали в Крыму. Незадолго до повешения сына Мария Александровна посещала его. Она старалась не выдавать своих эмоций, морально подготовившись к тому, что уже обречен ее сын Александр Ульянов. Покушение на царя стоило ему очень и очень дорого. Он заплатил за это самую большую цену. Но никакого сожаления и раскаяния за «содеянное» брат Ленина не испытывал. Казнь Александра Ульянова состоялась 8 мая 1887 года. Его повесили в Шлиссельбургской крепости, а тело упокоили в братской могиле за стеной крепости, находящейся на берегу Ладожского озера.

Версии эпохи 90-х

Примечателен тот факт, что после распада СССР в обществе стали поговаривать о новых фактах в биографии Александра Ульянова. Причем «раскопала» их еще в 70-е годы Мариэтта Шагинян, которая специально занималась изучением жизни семьи «идеолога русской революции». Но до сих пор между историками ведутся жаркие споры о том, можно ли им верить или нет.

По одной версии, Александр Ульянов, биография которого пока еще исследована не до конца, приходится внебрачным сыном самому императору. Бытует мнение, что еще в молодости Мария Александровна служила фрейлиной при дворе Александра II. Спустя некоторое время у нее случился роман с его сыном Александром III. Именно от этой связи появился старший сын Ульяновых. А потом фрейлина родила девочку, но ее родителем великий князь не был. Естественно, о какой-то карьере фрейлины с двумя детьми не могло быть и речи. Марию Александровну «по-тихому» выдали замуж за провинциального педагога Илью Николаевича Ульянова. Будущий инспектор народных училищ получил дворянский титул и повышение по карьерной лестнице.

Однажды Ульянов Александр перебирал бумаги отца и случайно узнал о своем происхождении. После их прочтения он поклялся отомстить биологическому папе за поруганную честь и для реализации этой цели он и примкнул к народовольцам. И, по слухам, Александр III после покушения был готов простить своего небрачного отпрыска и даже намеревался даровать ему титул князя, а также устроить его на службу в гвардейский полк. Но брат Ленина не хотел раскаиваться и продолжал ненавидеть своего биологического родителя.

Согласно второй версии, Александр Ульянов был сыном известного террориста Дмитрия Каракозова, который в 1866 году совершил покушение на императора Александра II. Причем революционер был учеником Ильи Николаевича Ульянова. Он сначала был студентом Казанского университета, потом Московского. Каракозов состоял в революционном обществе «Организация». Роман цареубийцы и Марии Александровны никого не удивил из той среды, с кем общалась семья Ульяновых. Брат Ленина запланировал убийство Александра III в тот день, когда Дмитрий Каракозов предпринял попытку лишить жизни Александра II. Однако она не увенчалась успехом ни у одного, ни у другого.

Заключение

Итак, не вызывает никаких сомнений тот факт, что Александр Ильич совершенно сознательно и без каких-либо угрызений совести шел на убийство царя. Как и другие представители радикальной молодежи, он жаждал свергнуть самодержавный строй в России и навсегда освободить страну от его гнета. В общей сложности, по делу о покушении на Александра III были привлечены порядка 45 человек и все они понимали, что если политическим планам не суждено будет сбыться, то их ждет виселица или тюремный срок на длительное время.

Террористы считали своим гражданским долгом уничтожить царизм в России. Однако данная миссия оказалась им не под силу: ее воплотил в жизнь ближайший родственник Александра Ульянова. Ну а после казни брата Ленина окружение семьи Ульяновых отвернулось от всех ее членов, предпочтя дистанцироваться от общения с Марией Александровной и детьми. Всех пугал вопиющий и одиозный поступок Александра. А спустя некоторое время Владимир Ильич скажет свою сакраментальную фразу: «Мы пойдем другим путем!».

www.syl.ru

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.