Протопоп Аввакум

Биография

Протопоп Аввакум – личность яркая и противоречивая. Священник, которого староверы возвели в ранг святого, не признавал полутонов и компромиссов. За суровый характер и готовность «душу положить за овцы своя» его ненавидели враги и боготворили последователи.

Протопоп Аввакум

Цельная натура, талантливый оратор и проповедник, истинный поборник православия и философии старообрядчества – он примером показал, что значит бороться до конца.

Жизнь и учения

Священнический крест протопопа Аввакума

За праведные поступки и строжайшее следование законам православия Аввакуму присвоили титул протоиерея – протопопа. Слух о суровом батюшке, отличавшемся крайней набожностью, разнесся по округе. К нему пошли толпы верующих за советом и благословением.

Протопоп Аввакум прославился как экзорцист. К нему приводили душевнобольных и сумасшедших, в которых вселился нечистый дух. Часто священник оставлял их «на лечение» в своем доме.

«Житие» протопопа Аввакума

Взбешенный вельможа приказал бросить Аввакума в реку, и тому чудом удалось спасти жизнь – вовремя подоспели рыбаки.

Протопоп Аввакум не боялся заступаться за бедных, сирых и убогих. Когда вдова пожаловалась, что вельможа отнял у нее дочь, священник, не задумываясь, заступился. Вельможа избил Аввакума Петровича до полусмерти и разорил дом.

Мученичество Аввакума

Протопоп Аввакум с царем

Осенью 1653 года старообрядец подвергся гонениям – его сослали в Андроников монастырь. В сыром подвале Аввакум просидел без еды трое суток, но не покорился. Никон приказал расстричь бунтаря, но царь не позволил, заменив лишение сана ссылкой в Тобольск.

В Тобольске протопоп Аввакум продолжил агитацию и критику никонианства, за что его сослали в Забайкалье. Там проповедник раскритиковал хозяина края – Нерчинского воеводу Пашкова. Тот избил Аввакума и на зиму посадил в острог.

Путешествие Аввакума по Сибири

Протопоп Аввакум в тюрьме

Богомольцы потоком шли к проповеднику, которого называли святым. От него уходили, пряча письма в посохах. Высказывания оратора сохранились благодаря этим тайным посланиям.

Смерть

Сожжение протопопа Аввакума

Протопоп Аввакум знал о готовящейся казни, раздал книги и скудное имущество, надел белую рубаху. Примечательно, что огонь он считал очищающим и неоднократно призывал к самосожжениям. От огня умер и сам.

Казнь состоялась в пятницу Страстной седмицы. По дошедшим сведениям, когда пламя взметнулось в небо, Аввакум поднял руку с двуперстием и воскликнул:

«Православные! Коли таким крестом будете молиться – во век не погибнете. А покинете этот крест, и город ваш песком занесет, а там и свету конец настанет!».

Опыт перевода на современный русский язык

КРЕСТ – всем воскресение, крест – падшим исправление, страстем умерщвление и плоти пригвождение; крест – душам слава и свет вечный. 1 * Аминь.

Многострадальный узник темничный, горемыка, нужетерпец, исповедник Христов священнопротопоп Аввакум понужден был житие свое написать отцом его духовным иноком Епифанием, дабы забвенью не было предано дело Божие. Аминь. 2 *

И ныне, Владыко, благослови, да, воздохнув от сердца, и языком возглаголю 3 * Дионисия Ареопагита о Божествен­ных именах, 4 * что есть тебе, Богу, присно сущие имена – истинные, или свойственные, и что есть причинные, то есть похвальные.

Сии суть истинные: Сущий, Свет, Истина, Жизнь. Свой­ственных только четыре. А причинных много, они суть сии: Господь, Вседержитель, Непостижимый, Неприступ­ный, Трисиянный, Триипостасный, Царь Славы, Неудер­жимый огонь, Дух, Бог, и прочая.

Посему разумей того же Дионисия об истине: «Ибо от истины отпадение есть от себя отвержение, ведь истина есть сущее. Если истина есть сущее, то отпадение от истины есть отвержение от сущего. От сущего же Бог отпасть не может, и не может быть, чтобы ему не быть». 5 *

Вычислять ход светил любят погибающие, понеже «люб­ви истинной не прияли, во еже спастись им, и сего ради пошлет им Бог действо льсти, во еже веровати им лжи, да Суд приимут не веровавшие истине, но благоволившие о неправде». 10 * Читай о сем Апостол, (зачало) 275.

Верный да разумеет, что делается в земле нашей за нестроение церковное и разорение веры и закона. Говорить о том перестанем, в день (скончания) века познано будет всеми, потерпим до тех пор.

Так я, протопоп Аввакум, верую, так исповедую, с тем живу и умираю.

Потом мать моя овдовела, а я осиротел рано, и от своей родни были в изгнании.

Потом мать моя отошла к Богу в подвижничестве вели­ком. Я же из своего изгнания переселился в иное место. 29 *

И горько мне стало в тот час. Зажег три свечи и приле­пил к аналою, и возложил правую руку на пламя, и до тех пор держал, покуда во мне не угасло злое разжжение.

Когда же прибрел я в Москву к духовнику цареву про­топопу Стефану 35 * и к другому протопопу, к Неронову Ива­ну, 36 * они обо мне царя известили, и с тех пор государь меня знать стал.

Я же, переведя дух, спустя три дня ночью, оставив жену и детей, ушел по Волге сам-третий в Москву. На Кострому прибежал – ан и тут протопопа Даниила тоже изгнали. 43 *

Ох, горе! Везде от дьявола житья нет!

Остригши, содрали с Логгина однорядку и кафтан. Он же разжегся ревностью Божественного огня, Никона порицая, и через порог алтарный в глаза ему плевал, и, распоясав­шись, сдернул с себя рубашку и в алтарь Никону в глаза ее бросил.

Снова стану говорить, как меня по грамоте из Тоболь­ска повезли на Лену.

И я промолвил ему: «За что ты меня бьешь, ведаешь ли?» И он снова велел бить меня по бокам. Отпустили. Я задро­жал да и упал; и он велел оттащить меня в казенный доща­ник. Сковали руки и ноги и кинули на беть.

В шестую неделю после побоев перевел он меня в теплую избу, и я тут с аманатами и с собаками зимовал, скован. А жена с детьми верст за двадцать была сослана от меня. Баба Ксенья мучила там ее, браня, всю ту зиму,в месте пустынном.

А Пашков меня же хотел бить: «Ты-де себя выставляешь на посмешище». Ия, в куст зайдя, к Богородице припал: «Владычица моя, пресвятая Богородица, уйми дурака того, и так спина болит!» Так Богородица-свет и уняла – стал по мне тужить.

Снова приволоклись на Иргень-озеро. Боярыня прислала-пожаловала сковородку пшеницы, и мы кутьи наелись.

Наутро прислала боярыня пирогов да рыбы; и с тех пор помирились. Выехав из Даурии, умерла, миленькая, в Москве; я и погребал ее в Вознесенском монастыре.

Узнал про младенца и сам Пашков, она ему сказала. Я к нему пришел, и он поклонился низенько мне, а сам говорит: «Господь тебе воздаст; спаси Бог, что ты по-оте­чески творишь, не помнишь нашего зла». И в тот день пищи довольно прислал.

Сказали ему, что я так молюсь, и он лишь излаял в те поры меня, отпустил сына с войском.

Зри, не страдал ли Еремей ради меня, а более ради Хри­ста! Внимай же, снова к прежнему возвратимся.

Чудо! Еремей сам-друг дорожкою едет мимо избы моей, и их позвал и воротил.

Десять лет он меня мучил, или я его – не знаю, Бог разберет.

Я перед царем стою, поклонясь, на него гляжу, ничего не говорю. А царь, мне поклонясь, на меня стоя глядит, тоже ничего не говорит. Да так и разошлись.

Потом меня в ссылку сослали на Мезень. 134 * Надавали было добрые люди кое-чего – все осталось тут, только с женою и детьми повезли; а я по городам снова их, пестрообразных зверей, обличал.

Привезли на Мезень и, полтора года продержав, снова одного к Москве поволокли. 135 * Только два сына со мною съехали, 136 * а прочие на Мезени остались все.

В Никольском же монастыре было мне в каморке в Вознесеньев день Божие посещение; в царевом послании писано о том, там обрящешь. 149 *

Я, подумав, велел ему платье носить и посреди людей, таяся, жить.

Милые мои, сердечные други, помогайте и нам, бедным, молитвами своими, чтобы и нам о Христе подвиг сей мир­но довершить.

Полно мне про детей тех говорить, стану снова про себя сказывать.

И патриархи, выслушав, задумались. А наши, что волчонки, вскочив, завыли и блевать стали на отцов своих, говоря: «Глупы-де были и не смыслили наши святые, неу­ченые люди были и грамоте не умели, – что-де им верить!»

Потом снова ко мне пришли власти и про «аллилуйя» стали говорить со мною. И мне Христос подал: Дионисием Ареопагитом римскую ту ересь посрамил в них. И Евфимий, чудовский келарь, 171 * молвил: «Прав-де ты, нечего-де нам больше говорить с тобою». И повели меня на цепь.

Затем опять нас в Москву привезли, на Никольское подворье, и взяли о правоверии новые сказки у нас. 180 *

Потом засыпали нас землею: сруб в земле, и еще вкруг каждого другой сруб, и еще вкруг всех общая ограда за четырьмя замками; стражей же десятеро с человеком стерегут темницу. 193 *

Еще вам про невежество свое скажу. Сглупил я, отца своего (духовного) заповедь преступил, и за то дом мой наказан был. Внимай, Бога ради, и молись о мне.

И я ему говорю: «Я, говорю, свет, брат твой Аввакум!»

Простите меня, старец с рабом тем Христовым: вы меня понудили об этом говорить.

Однако уж развякался, – еще вам поведаю историю.

А раз два Василия бешеных были у меня прикованы, дивно и говорить про них.

И помолясь, вытащили на берег рыбу, хвалу воссылая Христу Богу. И снова устроив сети на том же месте, рыбу насилу домой оттащили. Наутро пришли – опять столько же рыбы, на третий день – снова столько же рыбы. И слез­но, и чудно то было время.

Плача, жена, бедная, с детьми зарезала корову и вытек­шую кровь из коровы дала наймиту-казаку, и он приволок нарту мою с рыбою.

Чудно гораздо сие, старец: промысел Божий ребенка наставил пророка от смерти избавить!

О сложении перстов.

Видишь ли, боголюбец, как у святых-тех положено с различием, – и спасительно, и покойно; не как у нынеш­них антихристова духа: и в Великий пост метания на коле­ни класть, окаянные, не захотели из-за гордыни и лености.

Да еще и новый адов пес выскочил из бездны у греков, безымянный Дамаскин-иподьякон, и вручил безумным грекам те же три перста, – толкует о Троице, отсекая вочеловечение Христово. 228 * Чему быть, – выблядок того же римского костела, брат Никону-патриарху!

Когда кто по своей воле сам себя печатает тремя пер­стами, у того ум темен бывает и не разумеет он истины, всегда помрачен из-за печати сей скверной.

Тропарь 6-й песни канона Честному и животворящему кресту (см. Канонник).

Вступительные строки к Житию Аввакума (от начала и до этих слов включительно) писаны рукой инока Епифания.

Аввакум использует здесь, чуть перефразируя отдельные места, «Молитву св. Троице, начиная Псалтырь», которая включалась в современные ему изда­ния Псалтыри с восследованием.

Цитата из книги «О Божественных именах».

Здесь Аввакум имеет в виду исключение в ходе никонианской правки слова «истинного» из текста восьмого члена Символа веры («…И в Духа Святого, Господа истинного и животворящего…»).

Цитата из толкований Максима Исповедника (VII в.) на книгу «О Боже­ственных именах».

Тимофею адресованы все четыре трактата Дионисия Ареопагита.

См.: 2Солун. 2:10–12 (зачало 275). Аввакум здесь ссылается на литургическую систему деления текста богослужебной книги Апостол на так называемые зачала, фрагменты, предназначенные для чтения за богослужением в определенные дни церковного года.

Этот текст не найден в творениях Дионисия Ареопагита.

Это солнечное затмение случилось 22 июня 1666 г.; незадолго перед ним, 13 мая 1666 г., Аввакума расстригли и предали анафеме.

Речь идет о Никольском Угрешском монастыре, находившемся поблизости от Москвы, на левом берегу Москвы-реки при впадении в нее р. Угреши; осно­ван во 2-й пол. XIV в. Дмитрием Донским.

Аввакум толкует здесь послание Дионисия Ареопагита к Аполлофанию (и комментарии к этому посланию, сделанные Максимом Исповедником), в кото­ром обсуждались события, изложенные в Книге Исуса Навина (10:12–13) и 4-й Книге Царств (20: 8–11).

Ангельским чинам посвящен трактат Дионисия Ареопагита «О небесном священноначалии».

Григорий Нисский – византийский богослов, учитель Церкви (ок. 335 – ок. 394); Василий Великий – старший брат Григория Нисского, вселенский отец и учитель Церкви (330–379). Такое толкование возгласа «аллилуйя» со ссылкой на Григория Нисского приводилось в Азбуковниках, составленных в XVII в.

Ангельская песнь, которую слышал пророк Исайя, когда ему открылось видение престола славы Божией ( Ис. 6:3 ); Аввакум приводит ее в варианте чинопоследования литургии.

Здесь Аввакум имеет в виду догмат католической церкви об исхождении Святого Духа не только от Отца, но и от Сына.

Аввакум цитирует здесь «Исповедание веры Афанасия Александрийского».

Цитата из «Изложения вкратце о вере» Анастасия Антиохийского и Кирил­ла Александрийского.

Аввакум имеет в виду Слово из сборника Поучений Иоанна Златоуста под названием «Маргарит».

Аввакум переселился в соседнее с Григоровым село Лопатищи, где и про­живал до тех пор, пока не был поставлен в протопопы Юрьевца-Поволжского.

Следовательно, в дьяконы Аввакум был поставлен в 1642 г., рукоположен в священники – в 1644 г., возведен в протопопы – в 1652 г.

Начало евангельской стихиры 1-го гласа (см. Октоих).

Аввакум имеет здесь в виду рассказ о крещении в пути апостолом Филип­пом евнуха-эфиопа ( Деян. 8:27–38 ).

Митрополит Филипп за смелые обличения жестокостей Ивана Грозного был сведен с митрополичьего престола и в 1569 г. по приказу царя задушен Малютой Скуратовым в Тверском Отроче монастыре.

Св. Стефану Пермскому, крестителю зырян (XIV в.), как рассказывает его Житие, пермский волхв предложил пойти на испытание веры водой в проруби, но Божьей помощью святой был избавлен от этого испытания.

Патриарх Иосиф скончался 15 апреля 1652 г., и русской церкви предстояло тогда избрание нового патриарха.

Крестовой палатой назывались приемные покои в патриаршем дворце в Кремле.

Так Аввакум, очевидно, называет церковь Спаса Преображения на Бору, находившуюся при большом Кремлевском дворце.

Чудов монастырь (с церковью во имя Чуда архистратига Михаила), нахо­дился в Кремле; основан в XIV в. митрополитом Московским Алексием.

Выписки эти до нас не дошли.

Даниил был протопопом Никольского собора в городе Темникове (Нижего­родская область). Очевидно, несколько позже описываемого времени он ото­шел от борьбы, поскольку в 1670 г. продолжал быть темниковским протопопом.

В Ново-Спасском монастыре, в Москве на Таганке; основан в конце XV в. великим князем Московским Иваном III Васильевичем.

До Спасо-Андроникова монастыря, находившегося в Москве близ Рогож­ской заставы, на берегу р. Яузы; основан в XIV в. митрополитом Алексеем; пер­вым настоятелем монастыря был ученик преп. Сергия Радонежского Андроник.

Богоявленский монастырь, основанный в конце XIII в., находился в Москве в Китай-городе, где ныне Красная площадь, между Никольской и Ильинской улицами.

В Московском государстве XVII в. административное управление соверша­лось особыми учреждениями – приказами, они заведовали разными отраслями или отдельными областями государства; таким был и Сибирский приказ.

Сказать на кого-либо «слово и дело государево» означало изъявить готов­ность донести правительству о преступлении или деле государственной важно­сти, связанном с этим человеком. На Аввакума, стало быть, поступило пять доносов.

В то время воеводство в Тобольске держали стольник князь Василий Ива­нович Хилков и князь Иван Иванович Гагарин-Посной; большим из них был Василий Иванович Хилков.

О Матфее Ломкове из других источников ничего не известно.

Дьякон Успенского собора в Кремле, любимец Никона, остававшийся пре­данным ему и во время его опалы.

Как следует из документов Сибирского приказа, Иван Струна, уйдя в вое­водскую канцелярию, сделал там донос про какие-то «того протопопа Авваку­ма неистовые слова».

О братьях Аввакума см. примеч. 53*. Поскольку известно, что Козьма здравствовал вплоть до 1666 г., – значит, в моровое поветрие 1654 г. умерли Аввакумовы братья Герасим и Евфимий.

Известны письма Ивана Неронова царю Алексею с прорицанием «хотящей быти брани», «погибели» и «тщеты».

См. также

  • Раскол
  • Старообрядчество

Протопоп Аввакум

Сожжение протопопа Аввакума. Г. Мясоедов. 1897 г.

Литература

  • А. Т. Шашков. Аввакум // Православная энциклопедия, т. 1, с. 83-87
    • http://www.pravenc.ru/text/62574.html
Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.