Княжна Тараканова

Краткая биография

XVIII век историки называют «веком перелома эпох»: на смену старым ценностям и традициям приходят новые. Неспроста это время породило таких известных персонажей как граф Калиостро, Казанова и Сен-Жермен.

Происхождение

О ранних годах жизни женщины известно мало: некоторые источники утверждают, что самозванка не знала своих мать и отца. Кем же она была в действительности?

Князь Голицын так опишет девушку: «У нее живой ум, она обладает широкими познаниями, свободно владеет французским и немецким и говорит без всякого акцента».

Однако большинство упоминаний о княжне касается вовсе не образованности, а редкой ее красоты. У нее было бесчисленное количество поклонников, преимущественно из высших дворянских сословий.

Интересно, что имя «княжна Тараканова» авантюристка получила уже спустя два десятилетия после смерти в книге, описывающей биографию императрицы Екатерины II. При жизни она пользовалась множеством других имен, которые меняла при переезде с места на место.

Появление в свете

Как упоминает Эдвард Радзинский, впервые «княжна» заявляет о себе во французском городе Бордо около 1770 года, объявившись дочерью австрийского императора.

Девушка ведет образ жизни, который вскоре станет для нее привычным: транжирит деньги богатых мужчин, приковывая к себе безумными тратами пристальное внимание общественности.

По словам историка, за дерзкое заявление она была даже арестована австрийской императрицей. Однако вскоре вышла из тюрьмы в Брюсселе, очаровав одного из вельмож, занимавшегося ее делом.

Отсидев в тюрьме в Лондоне, Ван Турс меняет имя на барона Эмбса. В 1772 году воссоединяется с лже-княжной в Париже, где ее уже сопровождает поклонник Шенк – личность, имевшая крайне сомнительную репутацию.

Считается, что самозванка стала активной участницей светских раутов. Многочисленным новым знакомым она представилась княжной Владимирской, рассказывая удивительную историю своего происхождения.

У женщины было множество поклонников, среди которых и известный польский политический деятель и участник восстания за независимость Речи Посполитой, будущий композитор Михаил Огинский.

Екатерина II, пользуясь кризисной ситуацией в соседней стране, посадила на польский трон своего фаворита Станислава Понятовского, с чем не могли смириться местные дворяне.

После разгрома русской императрицей военного восстания, Огинского и многих других участников политических событий вынудили покинуть Польшу. В их числе был и князь Карл Радзвилл, с которым самозванку Тараканову еще сведет судьба.

Несостоявшееся замужество

Авантюристку от незавидной участи спас очередной влиятельный поклонник – сам Филипп Фердинанд фон Лимбург. Граф влюбился в девушку так сильно, что заточил в тюрьму де Валькура и уладил все финансовые трудности.

Историки считают, что лже-принцесса хитростью пыталась вынудить Лимбурга жениться, хотя родственники графа противились союзу с девушкой, имеющей неподобающую репутацию.

Она пугала Лимбурга отъездом то в Персию к мнимому дядюшке, то в Россию. Эдвард Радзинский выдвигает версию, что сделать предложение и подарить графство Оберштейн Лимбурга вынудило известие о беременности «княжны».

Однако брак, по некоторым сведениям, так и не был заключен. В качестве причины историки называют появившиеся у лже-принцессы в 1774 году мысли о притязаниях на российский престол.

Заговор

В то время как «княжна» жила в подаренном Оберштейне, ее начал посещать таинственный гость, прозванный прислугой «незнакомец из Мосбаха». Это был еще один поляк в биографии девушки – Михаил Доманский, который также участвовал в польском восстании.

По некоторым сведениям, он убедил возлюбленную изменить легенду, назвавшись не просто «княжной Володимирской», а потерянной дочерью императрицы Елизаветы и ее тайного супруга Алексея Разумовского.

В то время в России набирало обороты знаменитое восстание, которое было организовано объявившим себя Петром III беглым Емельяном Пугачевым. Самозванец получил поддержку не только от казаков, но и от крестьян.

В этих исторических условиях, внезапно объявившаяся дочь Елизаветы Петровны вполне могла претендовать на престол. Она представляла реальную угрозу правлению Екатерины.

Вскоре и весь высший свет стал поговаривать о том, что невеста Лимбурга – законная наследница русского престола. По некоторым сведениям, источником для слухов стал именно Радзивилл. Он первый запустил легенду, передаваемую молвой.

По другим данным, биография была придумана самой лже-принцессой без участия оппозиционеров: она вдохновилась многочисленными историями об авантюристах, безбедно живших под чужими именами.

Теперь девушка утверждала, что была тайно увезена из России, где ее несколько раз пытались убить неизвестные. Якобы воспитывалась изгнанница в Персии, где имеет серьезную поддержку. История «княжны» обрастала все новыми деталями и подробностями.

Венеция

С появлением слухов о своем происхождении «принцесса» будет подписывать документы именем «Елизавета» даже после ареста, – якобы по наречению покойной матери Елизаветы Петровны.

Вместе с Радзивиллом графиня стала дожидаться поддержки из Турции, а затем – отъезда в Стамбул, где уже можно было официально объявить притязания на российский престол.

Рагуза

Поэтому, когда подозрительная компания явилась в Рагузу, власти попросили лже-княжну покинуть город, однако та только рассмеялась. Тогда депутаты отправили донос на самозванку министру внутренних дел России графу Панину.

В Рагузе авантюристка показала Радзивиллу поддельные завещания Петра I и Елизаветы Петровны. Также предоставила достоверную копию завещания Екатерины I. Документы, по некоторым сведениям, были детально воссозданы Доманским.

Чтобы спасти свое положение, самозванка написала два письма: одно турецкому султану, а другое графу Алексею Орлову. Его флот стоял на основной русской базе Средиземного моря в Ливорно.

Ответа на призыв присоединиться к «княжне» от Орлова так и не последовало. Султан и вовсе письма не получил – Радзивилл, которому было поручено отправить послание, услышал от знакомого в Стамбуле, что турецкий султан не собирается поддерживать поляков.

Отчаявшись, оппозиционер со своими единомышленниками покидает Венецию. Вместе с «княжной» остался только преданный влюбленный «незнакомый из Мосбаха» Доманский и оппозиционеры Чарномский и Ганецкий.

Прибыв со своей свитой в Рим, женщина попыталась встретиться с кардиналом Альбани, которого должны были избрать в папы. Благодаря усилиям Ганецкого, ей удалось получить свидание с секретарем Альбани – аббатом Роккотани.

Лже-принцесса рассказывает аббату свою легенду и показывает письма и поддельные завещания. Пытаясь расположить Роккотани, за поддержку она обещает обратить Россию в католичество.

Основной целью обращения к аббату стала рекомендация для получения большого кредита, нужного, якобы для того, чтобы добиться встреч с другими высокопоставленными вельможами.

Арест

Орлов к тому времени уже разыскивал самозванку. Еще только получив письмо «княжны» с манифестом и просьбой о поддержке, сразу сообщил о самозванке в Петербург. Императрица повелела графу требовать выдачи у властей Рагузы.

Она была не на шутку рассержена новостями о мнимой дочери Елизаветы, доносом из Рагузского сената, а теперь и посланием Орлова. В случае отказа императрица пригрозила бомбить город.

Граф часто бывает во дворце, в котором остановилась «княжна». Постепенно недоверие сменяется расположением: Орлов относится серьезно ко всем ее словам и выказывает уважение, подобающее настоящей принцессе.

Во время прогулки по берегу девушка изъявила желание подняться на один из кораблей вместе со слугами, Доманским и Чарномсским. Матросы поприветствовали ее салютом и привели к накрытому столу.

Наблюдая с палубы за демонстрацией военных маневров кораблей, «княжна» не сразу заметила подошедшего к ней капитана Литвинова, объявившего об аресте. Вскоре судно снялось с якоря и отправилось в Кронштадт – город-порт вблизи Петербурга.

Орлов, как указывают историки, также поехал в Россию. Но предпочел он другой вид транспорта – наземный. «Княжна» писала возлюбленному письма, в которых молила о спасении. Однако граф не ответил ни на одно из них.

По версии Эдварда Радзинского, Алексей Григорьевич все же вступил в переписку и сообщил самозванке, что также арестован, но постарается посодействовать в спасении.

Во время этого нелегкого путешествия у девушки случались нервные припадки и обмороки, а однажды она даже попыталась выброситься за борт.

Заключение и гибель

Кроме того, она так и не выдала тайны происхождения: клялась, что не помнит ни своих родителей, ни родственников. Следствие зашло в тупик: никакой новой информации Голицын получить не мог.

Тогда Екатерина повелела сообщить заключенной, что дарует «княжне» свободу. Ей предложили возможность выйти замуж за Доманского, либо возвратиться к Лимбургу в Оберштейн. В обмен потребовали истинные сведения о происхождении и объявление о самозванстве.

Однако лже-принцесса не смогла отказаться от своей красивой легенды, поэтому отвергла предложение, выбрав тюремное заключение. Спустя несколько месяцев, состояние женщины ухудшилось настолько, что она попросила священника для исповеди.

Однако даже во время разговора со священнослужителем, самозванка не раскаялась во лжи и не совершила ни одного признания. Некоторые источники указывают на то, что заключенная была беременна, однако родила ли она ребенка в камере, неизвестно.

Арестованные спутники самозванки, в том числе и поляки-конфедераты – Доманский и Чарномский – в январе 1776 года были отпущены на свободу. Их наградили деньгами, а затем тайно вывезли за границу.

Книги и фильмы о княжне Таркановой

Биография великой авантюристки оставила множество загадок, которые историки стараются разгадать уже сотни лет. Среди самых известных книг о ней:

Фильмы о биографии самозванки и с частичными упоминаниями о ее судьбе:

Граф Орлов и княжна Тараканова

Римские каникулы графини Пинненберг

Дворец в Пизе для наследницы престола

«Находясь вне отечества, в здешних местах, опасаться должен, чтобы не быть от сообщников сей злодейки застрелену или окормлену, я всего более опасаюсь иезуитов, а с нею некоторые были и остались по разным местам».

Похищение и арест княжны Тракановой

Портреты княжны Таракановой

Не сохранилось ни одного портрета загадочной самозванки. Остались лишь словесные описания, которые, впрочем, очень субъективны. Граф Алексей Орлов описал девушку так:

«Росту небольшого, тела очень сухого, лицом ни бела, ни черна, а глаза имеет большие и открытые, цветом тёмно-карие, косы и брови тёмно-русые, а на лице есть и веснушки».

По словам графа Валишевского:

Картина «Княжна Тараканова» Константина Флавицкого

Настоящая княжна Тараканова

Умерла настоящая княжна Тараканова в 1810 году в возрасте 64 лет. Похороны прошли с большими почестями и необходимыми церемониями. Захоронена в в Новоспасском монастыре в усыпальнице рода бояр Романовых.

Граф Орлов и княжна Тараканова

Римские каникулы графини Пинненберг

Дворец в Пизе для наследницы престола

«Находясь вне отечества, в здешних местах, опасаться должен, чтобы не быть от сообщников сей злодейки застрелену или окормлену, я всего более опасаюсь иезуитов, а с нею некоторые были и остались по разным местам».

Похищение и арест княжны Тракановой

Портреты княжны Таракановой

Не сохранилось ни одного портрета загадочной самозванки. Остались лишь словесные описания, которые, впрочем, очень субъективны. Граф Алексей Орлов описал девушку так:

«Росту небольшого, тела очень сухого, лицом ни бела, ни черна, а глаза имеет большие и открытые, цветом тёмно-карие, косы и брови тёмно-русые, а на лице есть и веснушки».

По словам графа Валишевского:

Картина «Княжна Тараканова» Константина Флавицкого

Настоящая княжна Тараканова

Умерла настоящая княжна Тараканова в 1810 году в возрасте 64 лет. Похороны прошли с большими почестями и необходимыми церемониями. Захоронена в в Новоспасском монастыре в усыпальнице рода бояр Романовых.

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.