Жизнь в Древней Греции

Повседневная жизнь и быт древних греков

На повседневную жизнь и быт древних греков влияли в первую очередь традиции и уставы отдельных полисов. Но все — таки существовали характерные черты быта, которые объединяли всех жителей Древней Эллады.

Характерные черты быта: дома

Древнегреческие дома были одно и двухэтажными, строились они таким образом, чтобы окна не смотрели на улицу. В центре каждого дома находился маленький двор с разнообразной растительностью, предназначенный для отдыха.

Древнегреческие дома делились на две половины – женскую и мужскую. Вход в женскую половину дома был допустимым только членам семьи и ближайшим родственникам, в мужской половине находились гостиные.

Примечательным было то, что дома, независимо от благосостояния хозяев не вмещали много мебели. Греки ограничивались только ложами для сна, столами и креслами. Дома знатных греков часто украшались мозаикой и росписью.

Отношение к одежде и украшениям

Греки не придавали особого значения повседневной одежде: очень часто их шили женщины в домашних условиях. Одежду для торжественных выходов могли заказывать у ремесленников, она была расшита узорами и выполнена из дорогого материала.

И женщины, и мужчины носили длинные белые рубахи — хитоны. В качестве верхней одежды служил обычный тканевый отрез, мужчины носили его в качестве плаща, а женщины могли красиво завязывать его на плечах, покрывая при этом голову.

Мужская обувь была представлена сандалиями из натуральных материалов, женщины носили туфли и высокие ботинки. Именно древнегреческие женщины впервые начали использовать эфирные масла в качестве духов. Довольно распространенными среди женщин были золотые и серебряные украшения: браслеты, колье, тиары.

Гостеприимность и еда греков

Древние греки были необычайно гостеприимные, двери их домов были всегда открыты не только для друзей, но и для незнакомых путешественников. В греческой семье не было принято садиться за стол в одиночку, поэтому очень часто друзья или соседи собирались вместе, чтобы поужинать.

Еда греков зависела от их материального состояния. В богатых семьях на стол подавалась рыба, овощи, фрукты. Бедняки довольствовались выпечкой из ячменя, дешевой рыбой и похлебкой. Но не те, ни другие не обходились без вина. Вино древние греки разбавляли с водой, потому что считали, что пить чистое вино – это удел варваров.

Отношение к детям и отношения в семье

Древние греки очень любили детей, поэтому посвящали особенно много сил и времени на их воспитание и образование. Дети посещали школы, где их учили письменности. Особое внимание уделялось физической подготовке, так как в Древней Греции существовал культ здорового и сильного тела.

Греческие мужчины были заняты заработком денег для семьи, основной функцией женщины было воспитание детей и управление домашним хозяйством. Даже если семья позволяла себе иметь рабов, греческие женщины были обязаны все время работать вместе с ними.

Парадоксально, но жены богатых греков имели меньше свободы, чем жены бедняков. Малообеспеченные женщины часто выходили на рынок и в город, состоятельным гречанкам без сопровождения мужа это делать не разрешалось.

Нужна помощь в учебе?

Предыдущая тема: Образование в Древней Греции: принципы обучения мальчиков и девочек
Следующая тема:&nbsp&nbsp&nbspГорода Греции подчиняются Македонии: упадок Греции

Все неприличные комментарии будут удаляться.

www.nado5.ru

Жизнь в Древней Греции

Древняя Греция – родина философии, демократии, театра, Олимпийских игр, врачевания, точных наук. Огромен вклад античной Греции в мировую архитектуру, поэзию, скульптуру. Культура Древней Эллады развивалась тысячелетиями, её считают началом современной европейской цивилизации.

От времён расцвета древнегреческой культуры нас отделяют 2500 тыс лет. Но сила античного искусства, история и быт древних греков оказались вечными, заставляя современников познавать тайны греческой цивилизации.

Археологические раскопки дают нам представления о том как выглядели древнегреческие жилища и о жизни эллинов.

Быт древних греков был прост: дома строились из глины и из кирпича-сырца, поэтому они быстро ломались и также быстро восстанавливались. Дома были одноэтажные, глухой стеной выходили на улицу, а окна были обращены во двор, стёкол не было, только ставни. Внутри дом чётко разделялся на 2 половины — мужскую и женскую. В центре дома располагался двор, предназначенный для отдыха домочадцев.

Самой красивой комнатой в доме была столовая, где древние эллины принимали гостей на симпосии (весёлые пирушки). Из мебели были столы-трапезья, сундуки для одежды, стулья и сиденья-апоклинтры для возлежания на симпосиях.

Улицы были кривые и такие узкие, что открывая дверь можно было ударить ей прохожего. Не было никакой планировки и дома лепили один к другому. В целом д ревнегреческие города были однообразны и походили один на другой.

Утром обычно мужчины уходили из дома, одни на работу в мастерской, другие на философские дебаты и возвращались домой к вечеру. Домом занималась женщина — готовила еду, воспитывала детей, шила одежду, ходила за колодезной водой.

Одежда была свободного покроя, как мужская так и женская состояла из туники и хитона (кусок материи скреплялся на плечах и подвязывался на талии). Обовью служили сандалии, их делали из кожи, реже из войлока. Известно, что греки любили яркие цвета.

Женщины применяли косметику: крема, румяна, помаду, тушь для ресниц. Крема делали из полезных растений, оливкового масла, молотых кофейных зёрен, мёда. Тушью для ресниц была сажа, румянами были красные ягоды, пудрой — белая глина. Для изготовления помады использовали совсем не полезные материалы, это красная глина, хна и что совсем невероятно — ржавчина.

Отсюда делаем вывод, что во все времена, женщина ради красоты, шла на любые испытания.

Кстати, мужчины тоже пользовались косметикой, в частности румянами, на волосы наносили маски (навозом животных боролись с плешью).

Еда древних греков была простой — оливки, сыр, вино, орехи, мёд, хлеб, рыба. Мясо ели по праздникам, чаще на столе присутствовали бобовые: горох, чечевица и разные специи (мята, ореган, лавр, чебрец). В приготовлении пищи применяли уксус и соль, десертом являлись сухофрукты, орехи залитые мёдом, кунжут с мёдом.

Браки в Древней Элладе закреплялись законом, разницей в возрасте было принято считать 13-15 лет. Девушку могли выдать замуж в 12 лет, для этого согласия от неё не требовалось. Никаких прав женщина не имела, от неё требовалось только рождение потомства и уход за мужем. Отец девушки с будущим мужем заключали договор, где описывалось состояние невесты и в случае развода всё возвращалось обратно. В канун свадьбы, родители невесты и жениха приносили жертву богам, обычно это была молодая корова, которую они приносили в храм Артемиды или в храм Афины. В свой дом жених должен был невесту занести на руках — древняя примета благополучия семейного счастья.

thisgreece.ru

Жизнь и быт в древней Греции. Постройки древних Греков

Длительное время древние греки допускали роскошь в своих городах лишь для общественных построек. Простота частного быта показалась бы современному человеку невероятной. Более того, отказ от комфорта возводился жителями Эллады (Эллины) в абсолют. Даже состоятельные люди ниже своего достоинства «изнеживаться». Знаменитая расточительность сибаритов — жителей города Сибарсис — состояла в том, что они натянули над улицами полотняные навесы от солнца и обули всех своих детей в сандалии. В то же время особые чиновники должны были следить, чтобы дома находились в исправном состоянии, а хозяева своевременно чинили их, не портя вид города грязными закопчёнными постройками. Постепенно роскошь начала проникать в частный быт, но ещё во времена Перикла (V в. до н. э.) богатые афиняне не дерзали выставлять состояние напоказ в стенах города. Более свободно они чувствовали себя в городских предместьях. Раскопки показывают, что такие города, как Афины, Мегара, Сцион, Потидея, Самос и Сарды, были окружены внушительными предместьями, где предпочитали селиться богачи.

Старые кварталы Афин — Пникс и Ареопаг — были застроены тесными, лепившимися друг к другу домиками, чаще всего с двумя помещениями. Они выходили прямо на улицу. Землю на месте постройки расчищали до скального основания, которое и служило полом. Из обломков камня складывали стены первого этажа. Верхнюю часть стены делали из дерева, необожжённого кирпича или булыжников, скреплённых глиной Нижний этаж дома часто служил лавкой.

Новые кварталы — Керамик и Дипилоном — уже в IV в. до н. э. изобиловали двухэтажными домами состоятельных горожан. Богатый греческий дом был отгорожен от улицы забором, за ним располагался небольшой внутренний двор, напоминавший комнату без крыши. Его стены расписывались рисунками и надписями, которые отвращали от жилища воров и злую судьбу. Здесь ставили изображения Гекаты, каменную герму во имя бога Гермеса или помещали жертвенник Аполлона. По обе стороны от входа устраивали конюшни и лавки, в которые был открыт доступ с улицы. На противоположной стороне дворика находилась дверь в дом. В неё можно было постучать металлическим молотком. Только в Спарте, где презирали всяческие ухищрения, гостю предлагалось громко крикнуть: «О-ге!». Что-то вроде русского «Эгей!».

Эта дверь не вела сразу во внутренние комнаты. Через неё жильцы попадали в другой, более просторный двор, окружённый с трёх сторон галереей с колоннадой. На галерею выходили двери жилых помещений. Большую часть дня древние греки проводили на открытом воздухе, в этом самом дворе, а в хорошую погоду и спали там, поставив ложа за колоннами. Поэтому двор — полноправная часть дома, как современная гостиная или столовая. Здесь хозяин принимал посетителей, здесь же накрывались столы и совершалась трапеза, если не мешали дождь, ветер, холод. Посередине помещался алтарь Зевсу, по углам — небольшие алтари домашним божествам.

Через портик напротив входа можно было попасть в мужское помещение — андрон, главную комнату дома. Она не была местом, где жил хозяин, а по функциям соответствовала понятию «большая комната» в современном жилище. Именно здесь собиралась вся семья. Две двери, в правой и левой стенах андрона, вели в женские комнаты — гинекей. В одной из них была спальня супругов, а в другой жили их дочери. За гинекеем располагались комнаты рабынь, где последние не только ночевали, но и трудились. Позади же гинекея обычно разбивали сад, куда вела так называемая садовая дверь.

Под двором и комнатами первого этажа находились подвалы, цистерны и погреба. Некоторые богатые дома имели свою баню и пекарню. Первоначально существовал обычай готовить пищу на алтаре Гестии. Однако постепенно для этого появилась особая кухня в смежном с андроном помещении. Сам андрон превратился в столовую. В кухне была единственная во всём доме дымовая труба. Остальные комнаты нагревались переносными жаровнями.

Обычно фундамент большого жилого дома строили из камня или песчаника. Стены возводили из кирпича сырца и дерева. Проломить их не составляло особого труда. В Афинах даже существовала отдельная категория воров, специализировавшихся на кражах с «проломом». Первоначально роскошью считалась даже извёстка. Лишь с IV в. до н. э. во внутренней отделке стали применять дерево, бронзу и инкрустации из кости. После того как крупный политик Алкивиад украсил стены своего дома росписью, это стало модным у эллинов. Особенно отличились жители небольшого города Танагры, не оставившие без рисунка ни одной стены. В галерее развешивались ковры и вышивки, богатые хозяева делали её пол из дорогих пород дерева. Комнаты разделялись не дверями, а портьерами. Даже в большом доме могло оказаться всего две-три двери, остальные помещения отгораживались друг от друга посредством вышитых пологов и ковров. Потолки покрывали орнаментами из геометрических фигур. В Коринфе впервые появились лепные украшения, быстро перенятые жителями других городов.

Обстановка внутри дома была исключительно простой. Из мебели греки классического периода знали складные стулья без спинки, деревянные постели, для изготовления которых использовали сосну, клён и бук, а также квадратные, круглые или овальные столы, которые служили только для приёма пищи — за ними никогда не писали и не читали книг. Почти все вещи греки хранили в деревянных сундуках самого разного размера. Замок на их крышке появился сравнительно поздно. Во времена Гомера сундуки не запирались, а завязывались при помощи двух полосок ткани. Позднее материю стали склеивать посредством смол и мастики и опечатывать перстнем владельца дома.

Деревянная основа для ложа напоминала удлинённый стул. Нет ни одного упоминания о том, чтобы эллины использовали подушки для сна. Сам предмет был им известен, но назначение его считалось иным. Подушки подкладывали под спины и локти во время пиршеств. А постель состояла из толстых шерстяных покрывал, которые постилали как матрац. Люди победнее использовали вместо них овечьи шкуры. Спали эллины обнажёнными, накрывались плащами и снятой одеждой. В классическую эпоху появился матрац в виде полотняного чехла, набитого шерстью или перьями.

Для освещения и обогрева дома с гомеровских времён использовали жаровни на высоких ножках, где горели сухие дрова либо стружки. Знали и смоляные факелы любопытной конструкции. Для них использовали длинные сосновые лучины, связанные вместе сухим жгутиком тростника или папируса. Позднее их стали вставлять в металлические либо глиняные футляры — фаны, которые внутри наполнялись смолистыми веществами. Фаны ставили в середину глиняного горшка, куда падали угли и стекала смола. С V в. до н. э. появляются глиняные лампы, имевшие два отверстия. В одно заливали масло, в другое вставляли фитиль. Если эллин отправлялся ночью на улицу, он брал с собой факел или оригинальный светильник, у которого кусочек горящей древесины был помещён в прозрачный рог.

Эллины обожали воду, плавание, морские купания, горячие и холодные ванны. Спартанцы ежедневно купались в студёных водах реки Эврот. Но вымыться подогретой водой разрешалось у них лишь в случае болезни. Более изнеженные афиняне посещали горячие бани.

С V в. до н. э. в Афинах появляется обычай ежедневного купания около трёх часов дня. В общественные купальни стремились не только для того, чтобы ополоснуться, но и чтобы поесть, поговорить, заняться спортивными упражнениями. Там проводили досуг. Кроме общественных существовали немногочисленные частные бани в богатых домах. В качестве моющих веществ использовали жирную глину и соду, знали губки и пемзу. После омовения натирались маслом, которое предохраняло кожу от пялящих лучей солнца. Эту работу мог исполнить банщик, но чаще приятели, пришедшие в баню вместе, помогали друг другу.

Бани встречались самые разные — от весьма простых на свежем воздухе, где одежда и кувшинчики для масла вешались на ветки дерева, до просторных: с бассейнами, где сменялась проточная вода, и отдельными помещениями парной. Баня на пару, согласно древнегреческому историку Геродоту, была известна грекам уже в V в. до н. э. У сибаритов впервые появились ванны, в них можно было лежать. В большинстве же бань стояли большие круглые чаны, из которых моющиеся черпали воду, иногда просто руками, и поливали ею себя.

www.historie.ru

Как жили люди в Древней Греции?

Древняя Греция – колыбель нашей цивилизации. В ней жило столько ученых и философов! В ней рождались такие интересные мифы и легенды! Наконец, Древняя Греция – это родина демократии!

«Вот бы попасть туда. Думать о вечном, учиться ораторскому искусству… Так надоел это компьютеризированно-информационный мир!» — наверняка мечтают некоторые из нас, когда читают о Древней Греции. Давайте совершим короткое путешествие в Античность и посмотрим, как жил человек в одном из греческих полисов.

В те времена Греция не была единым государством. Она была раздроблена на множество городов, которые назывались полисами (πόλις ). Наверняка, вы слышали самые известные из них: Спарта, Афины, Дельфы, Халкида и т.д. Каждый из этих городов можно представить как маленькое государство. Часто их так и называют: города-государства. Каждый их них владел определенной территорией, чеканил свою собственную монету, имел собственные вооруженные силы и независимого правителя.

Греческие города-государства постоянно враждовали друг с другом. Не проходило и года, чтобы кто-нибудь не шел на кого-нибудь войной. По сути, их можно сравнить с разными бандами, которые постоянно друг на друга нападают и просто не умеют жить в мире. Иногда случались редкие перерывы в бесконечных походах – обычно из-за того, что на территорию полисов нападал внешний враг. Тогда греки вспоминали пословицу «враг моего врага – мой друг» и объединялись, чтобы дать отпор. Через некоторое время все возвращалось на круги своя. Кстати, оружие и доспехи каждый греческий воин обязан был покупать за свой счет.

Итак, что бы вы предпочли: быть облитым горячей смолой при штурме вражеского города, быть проткнутым копьями фаланги или быть раздавленным колесницей в гуще боя? Может быть, вы бы не хотели воевать и мечтали стать миролюбивым пахарем? Тогда добро пожаловать в «тыл».

Так как половина жителей полиса часто была занята войной, другая половина заботилась о выживании государства и, в основном, работала на полях или занималась выпасом скота. Забудьте о непривередливых генно-модифицированных культурах, которым не страшны неожиданные заморозки или засухи. Внезапное изменение погоды убьет ваш урожай, и поставит семью на грань выживания. Хотя выход всегда есть! Чтобы прокормить семью, отдать часть урожая государству и заплатить все налоги, вы можете продать себя или одного из своих родственников в рабство.

«Я просто сдам комнату в своем доме. Мне, как гражданину полиса, полагается свой дом» — возразит житель современного мегаполиса.

Конечно, дом есть, а в нем есть и комната. Но она только одна, как и в большинстве жилищ того времени. Да и она с сырым земляным полом. Так что приготовьте деньги на лечение ревматизма. Возможно, вам повезет, и придет врач, который сделает настой из трав, собранных с другой стороны городской стены. Но, скорее всего, врач будет в походе вместе с войском. Ничего страшного, терпеть осталось недолго – ведь средняя продолжительность жизни составляла 35 лет.

И в этом варианте ещё не упоминались различные эпидемии, выкашивающие античные города, захват полиса другими войсками и угон в рабство всех его жителей, пожары, которые за несколько часов уничтожали весь город, почти весь состоящий из деревянных домов и другие «приятные» события.

Конечно, все описываемые ужасы не всегда выпадали на долю античного человека. В этом океане хаоса часто попадались и спокойные места, в которых можно было жить и творить. Но и то, что пишут в восторженных книгах о Древней Греции, не всегда является правдой.

Иллюстрация: О. Лелуар «Гомер»:слепой аэд читает гекзаметры толпе»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

mydiscoveries.ru

Жизнь в Древней Греции

Достаточно достоверно сейчас можно судить о быте и нравах греческого общества лишь начиная с так называемого гомеровского периода истории (XII—IX вв. до н. э.) благодаря описаниям в поэмах «Илиада» и «Одиссея». Несмотря на то что эти поэмы рассказывают о событиях предыдущей эпохи, их реалии относятся именно к данному этапу, во времена которого, несомненно, жил автор произведений. О жизни греков в более ранний период развития древнегреческого общества (крито-микенскую эпоху) можно судить только по сохранившимся настенным росписям и табличкам архивов, но они могут дать некоторое представление лишь о религиозных обрядах и экономике критян и жителей государств материковой Греции, но не об их повседневной жизни.

В гомеровский период семейный быт основывался на моногамных (единобрачных) отношениях. Вообще в это время именно семья была основной ячейкой и общественной, и экономической жизни греческих поселений-общин, включавших в себя жилища супружеских пар, находившихся в родстве друг с другом по мужской линии. Необходимо заметить, что общество в это время очень серьезно относилось к обычаю усыновления, так что приемный сын получал те же права, что и родной. Подчас такая община, которую можно назвать «большой семьей» кланового типа, была весьма многочисленна.

Женщины занимали в семейных отношениях такое же подчиненное положение, как и в последующих эпохах. Инициатором брака выступал мужчина, который искал подходящую для себя невесту и договаривался с ее отцом о стоимости выкупа, необходимого для уплаты за нее. Выкуп обычно состоял из оп-

ределенного количества голов скота и возвращался мужчине, если по каким-то причинам супружеская пара разводилась. Следует заметить, что иногда за молодую девушку могли устроить нечто вроде аукциона. Свадьба обставлялась торжественно и весело: с пиром, песнями и танцами, однако об особенностях религиозных брачных церемоний этого времени сейчас нельзя сказать что-либо определенное.

Главой семьи был, разумеется, муж и отец, и его власть над женой и детьми была достаточно сильной. В некоторых случаях он мог даже распоряжаться их свободой и жизнью. Об этом есть однозначные свидетельства в поэмах Гомера и в самых старых древнегреческих мифах. Впрочем, жена считалась «госпожой» и управляла женской челядью, но уровень почета, которым она была окружена, во многом зависел от того, были ли у нее родственники мужского пола, готовые вмешаться в случае жестокого обращения мужа с ней или детьми. С другой стороны, в случае «дурного» поведения жены ее муж мог потребовать развод. Однако даже взрослый сын, ставший главой семьи, имел право приказывать своей матери. Отец мог продавать в рабство дочерей, а брат — сестер, даже если единственной причиной этого была бедность.

Еще одной характерной особенностью греческих семей-кланов данного периода можно считать правовую и имущественную целостность. За действия любого из своих членов отвечала вся семья в целом. Взял ли он в долг или совершил преступление, за все нес ответственность его род. Наказание для виновного члена клана определял глава семьи после того, как проблема с обществом была улажена. Точно так же вся семья выступала в качестве владельца имущества, а глава рода являлся лишь его хранителем, который должен был обеспечить передачу земли и скота следующим поколениям.

Воспитание детей в данный период носило исключительно внутрисемейный характер. Мальчиков воспитывал отец, хотя часто это поручалось доверенному слуге. Главной целью этого воспитания было стремление сделать из мальчика прежде всего храброго и умелого воина (особенно среди знати), а также рачительного хозяина. Кроме того, преимущественно в знатных семьях считалось полезным научить его складно говорить и петь в хоре, чтобы юноша был способен в будущем принимать участие в собраниях общины и в религиозных церемониях. Девочки оставались при матери, которая обучала их вести домашние

дела и заниматься женскими ремеслами. Для них однообразие замкнутой жизни в доме прерывалось периодическими праздниками с пением и танцами.

Центром семейной жизни являлся, конечно, дом. Характерной чертой греческого дома гомеровской эпохи был обширный двор, который часто становился местом собрания домашних по различным торжественным случаям. Сам дом делился на мужскую и женскую половины. Мужская часть дома служила также пиршественным залом, где хозяин и хозяйка принимали гостей, в женской же части жена следила за работой рабынь. Из камня строили только жилые комнаты, все хозяйственные постройки, помещения для рабов, а также общественные строения были из бревен и досок сосны, дуба, ясеня или оливкового дерева. Полом служила утрамбованная земля. Если судить по поэмам Гомера, то в рассматриваемый период грекам уже были известны украшения из металла, слоновой кости и цветной обожженной глины для стен, потолков и дверных проемов, которые давно использовались на Востоке, но они приписываются исключительно жилищам богов, чтобы подчеркнуть их невероятную роскошь по сравнению с постройками смертных. Следует отметить, что те же «Илиада» и «Одиссея» свидетельствуют о том, что типичным для этой эпохи был дом-поселение, состоявший из множества отдельных жилищ, построенных из камня, в одном из которых жил глава рода, а в других — его сыновья с женами и дочери с мужьями. Чем более могущественным был клан, тем больше его дом напоминал деревню.

Особой кухни в те времена не существовало: основу пищи составляли жареное мясо и хлеб, так что потребности в печи и кухонной утвари, обеспечивающей сложную технологию приготовления различных блюд, не было. Животные закалывались и разделывались во дворе. Там же стоял алтарь, где в жертву богам приносились посвященные им части туши. Остальное мясо жарилось на открытом очаге в доме. Столы для еды собирали лишь на период пиршества, потом они вновь разбирались. Ели, сидя на стульях, а не возлежа, как в последующем времени. Вино мешали с водой в особых сосудах, а затем разливали в чаши.

Особенностью дома, даже представителей знати, в гомеровский период была его большая загрязненность. Прежде всего, этому способствовала сажа, образовывавшаяся от дыма очага, от жира, стекавшего на раскаленные угли с жарившегося мяса, от копоти смолистого дерева, использовавшегося для освещения. Она быстро покрывала стены и впитывалась в дерево. В поэмах

Гомера можно найти частые жалобы, что такая сажа сильно портила оружие, развешанное на стенах. В домах совершенно не следили за чистотой пола. В «Одиссее», например, можно встретить описания того, как прямо в пиршественной зале не только в корзинах, но и прямо на полу лежали внутренности и шкуры убитых животных. Двор был не чище.

Дом являлся и центром семейного хозяйства. Следует заметить, что в данное время единственно возможной формой хозяйства было натуральное, которое велось по принципу практически полного самообеспечения, при этом работа между хозяином и хозяйкой распределялась так, что муж ведал трудом вне дома, а жена — деятельностью внутри него.

Одним из основных мужских занятий того времени было скотоводство, так как именно размер стада свидетельствовал о благосостоянии хозяина. Греки разводили различные виды животных. Главными из них были коровы, овцы и козы, которые давали мясо, молоко и шкуры. Овцы и козы были, кроме того, ценны как источник шерсти. Быки использовались также для пахоты. Свиней разводили исключительно для еды. Лошадей было очень мало, их содержание могли позволить себе только очень богатые семьи. Как вьючные животные использовались ослы и мулы. Собаки были очень нужны в хозяйстве, так как они обеспечивали безопасность стад и помогали на охоте, поэтому их выделяли из других животных, окружали заботой и считали ценным имуществом. Земледелие также было важным и достаточно почетным занятием. При этом уже в то время существовало и хлебопашество, и выращивание деревьев. Из последних наибольшее значение имели виноградная лоза и оливковое дерево, которое, однако, было менее распространено, чем в последующие периоды, так как употребление оливкового масла еще не стало повсеместным. Определенное значение имело бортничество (сбор меда диких пчел), ведь мед был практически единственным доступным «подсластителем», воск еще не нашел практического применения. Охота и рыболовство играли в хозяйстве вспомогательную роль. Те, кто был вынужден добывать себе пропитание исключительно с помощью охоты и рыболовства, считались несчастными людьми. Часто организовывался лов диких быков с целью их приручения. Это был торжественный акт, на который часто приглашали родственников и друзей. Сам лов производился загоном зверей в заранее растянутые сети. При этом стельных коров было принято «отпускать Артемиде».

Внутри дома женщины занимались приготовлением пищи, изготовлением одежды и т. д. Одним из важнейших занятий в этом плане было выпечка хлеба. Она состояла из нескольких этапов. Прежде всего было необходимо обмолотить колосья. Это делалось на току, который представлял собой просторный круг, выложенный каменными плитами. В остальное время он служил площадкой для танцев. Обмолот происходил с помощью быков, которых гнали по колосьям. Затем зерно обрабатывали с помощью веяла. Чистое зерно доставлялось в дом, где оно просушивалось и перемалывалось на ручных мельницах. Последняя работа была для рабынь самой тяжелой из всех возможных, поэтому часто служила наказанием. Она начиналась с раннего утра и длилась до вечера. Хлеб пекли плоский и твердый. Перед едой его обязательно ломали на куски. Среди женских работ выделялась выделка тканей. Это было почетное занятие, а искусные мастерицы считались выгодными невестами. Сначала рабыни разминали и чесали шерсть, превращая ее в паклю. Наиболее доверенные и любимые невольницы вместе с дочерьми хозяйки с помощью прялки и веретена выводили нити. Затем сама хозяйка дома на ткацких кроснах выделывала ткани. Наиболее умелые ткачихи украшали их различными узорами. Из тканей шилась одежда, которая в те времена имела очень простой дизайн.

Подобное хозяйство требовало, разумеется, многочисленной челяди, представленной рабами и рабынями. Наиболее привилегированным было положение рожденных в рабстве. Таким слугам оказывалось большое доверие, им поручали, например, хранение припасов или уход за стадами. Мужчин-рабов в гомеровский период было немного — считалось трудным их «приручить». Подавляющее большинство среди них составляли именно те, кто родился в неволе от рабынь, которых обычно брали как военную добычу во время походов или, реже, покупали. Рабыни не только выполняли различную работу, но и служили наложницами для своих господ и их гостей. В знак уважения к гостю хозяева могли приказать одной из невольниц вымыть его ноги. Впрочем, это не гнушались делать и свободные женщины, например дочери хозяина. Ребенок рабыни от свободного мужчины мог получить свободу, если его признавал отец, но он не мог рассчитывать на высокое положение в обществе или на значительную долю наследства. Из рабынь наиболее почетное место занимали бывшая няня хозяйки, последовавшая за ней из родительского дома, и «почтенная» ключница, помогавшая вести хо

зяйство и управляться с женской челядью. В целом рабство в этот период носило патриархальный характер. Свободные мужчины и женщины, даже представители знати, работали рядом с рабами и рабынями и не стыдились этого, о чем можно судить из поэм Гомера. Например, царевна Навсикая стирает белье вместе со своими невольницами, а ее братья выпрягают ослов из колесницы сестры, куда до этого животных впрягали рабы. Царевич Парис пас отцовские стада, а царь Одиссей гордился своим умением пахать землю. Теоретически хозяин имел полное право убить провинившегося раба, но эта мера применялась очень редко и лишь по отношению к тем, кто совершил серьезное преступление.

Что касается домашней утвари, то о ней можно сказать следующее. Для хранения различных вещей использовались широкие и низкие лари, которые также служили скамейками и кроватями. Так как висячих замков не было, то крышки таких сундуков закрывались с помощью полосы материи, завязывавшейся узлом. Столы, как уже отмечалось, были сборные и собирались лишь на период трапезы. Стулья были каменными или складными деревянными. Они в большинстве случаев покрывались шкурами, а под ноги ставилась скамейка. В поэмах Гомера нигде не упоминается о подушках и других аналогичных принадлежностях для сна. Спали в основном на тканых шерстяных одеялах, под которые обычно клали овечьи шкуры, укрывались же снятой с себя одеждой, хотя, возможно, существовали и специальные плащеподобные покрывала для сна. Столовая утварь изготовлялась прежде всего из глины, хотя встречалась и посуда из серебра и золота. Последняя, впрочем, обычно служила для жертвоприношения богам. Очень ценились большие медные котлы, где кипятилась вода, преимущественно для купания. Чтобы разместить эти котлы над огнем использовались специальные треножники. Когда наступали сумерки, комнаты освещались смолистыми лучинами. Если приходилось ночью выходить из дома, с собой брали факелы.

Похороны умершего обставлялись торжественно. Считалось, что вышедшая из тела после смерти душа сохраняет все потребности, свойственные живущему человеку, но теряет возможность их удовлетворения. Об этом должны были заботиться оставшиеся родственники, прежде всего сыновья. Во многом именно стремление обеспечить душе заупокойное благополучие вызвало в гомеровский период обычай усыновления при отсутствии родных детей. Долг благочестия перед покойным состоял,

прежде всего, из двух основных обязанностей. Первой из них были собственно похороны. Они состояли из трех частей: выставление тела покойного для прощания, его вынос к могиле и собственно погребение. Все три этапа похорон сопровождались заупокойным плачем, который в рассматриваемый период носил еще исступленный характер, исчезнувший в более поздние времена. В гомеровскую же эпоху обычными были такие знаки выражения горя, как удары в грудь, вырывание волос, посыпание головы пеплом, царапание лица и груди до крови и т. д. Но все это рассматривалось лишь как своеобразная дань покойнику, поэтому плач по нему мог совершаться равнодушно и даже враждебно негативно настроенными людьми (плакальщицами и рабами). При погребении в могилу или гробницу клали вещи покойного — оружие для мужчин и украшения для женщин. В поминальные дни на могилу приносили еду и питье для души умершего. Позже этот обычай трансформировался в практику жертвоприношения душе свежей крови, которая, как считалось, придает призраку силы и позволяет вспомнить о земной жизни, благодаря чему вызванный дух мог открыть будущее или тайну кладов (во сне), а также выступить просителем о своих живых родственниках перед богами. В гомеровский период возник и обычай устраивать поминальные игры-состязания, которые считались одним из лучших развлечений как для живых, так и для мертвых. Вообще в Элладе очень большое значение придавали похоронам, так как правильно устроенное погребение было единственным условием обретения душой умершего спокойного посмертия. Именно поэтому в междоусобных войнах, столь частых в Элладе, организовывались специальные перемирия, чтобы представители враждующих сторон могли унести с поля боя тела своих павших бойцов и похоронить их. Оставление мертвого противника без погребения, а тем более надругательство над трупом, считалось в Греции самым сильным оскорблением роду, к которому принадлежал погибший, и могло вызвать месть с его стороны.

Разумеется, все вышеописанное относится к повседневному быту представителей знати, ведь именно они были героями поэм Гомера. Бедняки жили очень скромно. Часто они вообще не имели жилища и хозяйства и шли к богачам в батраки. Их положение было бесправным, и они в любой момент могли попасть в рабство. Прежде всего, это относилось к фетам, которые были вынуждены покинуть свою общину по различным причинам, поэтому, попав в чужое поселение, они не могли

рассчитывать на защиту и покровительство законов, так как были пришельцами, на которых не распространялись никакие гарантии свободы и неприкосновенности.

В эпоху архаики в жизни Эллады произошло множество изменений. Это было связано с такими явлениями, как образование городов-полисов на месте прежних сельских общин, начало колонизации, изменение формы правления, когда на смену вождям-царям пришли советы аристократов.

Одним из главных изменений в повседневной жизни греков стала трансформация свадебных обычаев. Теперь не жених платил выкуп за невесту, а получал вместе с ней приданое. Этот обычай, очевидно, развился из появившейся практики отдавать невесте часть выкупа, что стало составлять ее частную собственность в доме мужа. При этом мужчина, являвшийся для семьи желанным зятем, мог и вовсе не платить за будущую жену. Постепенно на этой основе и появился обычай давать за невестой приданое. Именно его размер делал положение женщины в доме мужа почетным. У эллинов даже появилась соответствующая поговорка: «Жена-бесприданница не имеет свободы слова». Поэтому главной заботой родителей подрастающей девушки (а в случае их смерти — ближайших родственников) было обеспечение ей соответствующего приданого. Постепенно его размер начинает считаться одним из главных достоинств невесты. Неудивительно, что в литературных произведениях этого времени звучат жалобы на то, что богатых невест теперь предпочитают «благородным», в результате чего роды аристократов оскудевают. Изменились и другие брачные нормы. Если в гомеровскую эпоху была распространена экзогамия, то есть поиск невест вдалеке от родного поселения, то теперь к этому стали относиться с очень большим неодобрением, поэтому распространилась эндогамия, то есть поиск будущей жены в пределах собственного полиса. В связи с этим изменились и брачные обряды, которые должны теперь показывать происходящее единение двух родов, члены которых вступали в брак.

Свадебная церемония в этот период состояла из трех основных обрядов. Первый происходил у очага дома невесты, третий — у очага дома жениха, второй служил связующим звеном между ними.

В родительском доме, в присутствии жениха, отец невесты, обычно окруженный всей семьей, совершал жертвоприношение. По его окончании мужчина объявлял, произнося особую священную формулу, что отдает свою дочь такому-то человеку. Это

заявление было абсолютно необходимо для брака, так как девушка не могла перейти в свой новый дом, не освободившись от своих прежних обязательств перед семьей, перед предками, которым в архаическую эпоху продолжали поклоняться. После этого ее мать разжигала брачный факел от очага отчего дома, что символизировало женскую преемственность в ведении домашнего хозяйства и породнение двух семей.

Затем девушку торжественно провожали в дом к мужу. Это мог сделать как он сам, так и особые выборные лица, называвшиеся вестниками. Невеста обычно была в белом платье, с закрытым лицом и венком на голове. Перед нею несли брачный факел. Одним из элементов шествия была свадебная песня, исполнявшаяся друзьями жениха и подругами невесты, с величанием обоих молодых и с прославлением бога брака Гименея. Чтобы боги ниспослали невесте благополучное материнство, ее сопровождал красивый мальчик, который выбирался таким образом, чтобы он был «обоецветущим», то есть имел в живых и отца, и мать. Девушка не имела права входить в свой новый дом сама. Ее должен был внести муж, при этом имитировалось похищение. Она должна была кричать, а сопровождавшие ее женщины притворно защищали свою подругу. Этим демонстрировалась власть мужа над женой и, возможно, предкам новобрачного показывалось, что его супруга не по своей воле начинает хозяйничать у нового очага, избегая, таким образом, его «осквернения» прикосновением чужой женщины. Муж должен был внести в дом девушку так, чтобы ее ноги не коснулись порога.

Собственно теперь и начиналась настоящая брачная церемония. Новобрачные приближались к очагу. Жену кропили освященной водой, проводя очистительный обряд, затем она прикасалась к огню, произносила молитвы, после чего делила с мужем трапезу из лепешки и нескольких фруктов, которая начиналась и заканчивалась возлиянием и молитвой. Именно это и соединяло супругов перед лицом богов, образуя новую семью.

Если говорить о юридическом статусе женщин, то в архаическую, как и в классическую, эпоху он характеризовался тем, что каждая женщина признавалась практически недееспособной, то есть она не могла, например, отчуждать имущество или брать в долг денег на сумму, превышающую стоимость половины гектолитра зерна. Женщина обязана была иметь покровителя-опекуна, который и представлял ее интересы перед обществом. Сначала это был ее отец, а затем — муж. В случае смерти супруга опекуном эллинки становился ее старший сын, а в случае его

малолетства — ближайший родственник мужского пола. Муж даже имел право выбрать своей жене нового жениха перед своей смертью.

Впрочем, не следует думать, что эллинка была полностью бесправна и абсолютно зависима от мужчины. В делах домашнего хозяйства она была полновластной хозяйкой. Женщина наблюдала за трудом рабов и рабынь, следила за хранением домашних запасов и расходом имевшихся средств. В такие дела греки практически никогда не вмешивались, обычно доверяя решение бытовых проблем своим женам. Те же, имея строго ограниченную домашнюю власть, весьма ревниво относились к «покушению» на свои привилегии. Большинство из них очень рачительно управляли хозяйством, причем иногда это переходило в простую скупость.

Следует отметить, что в богатых греческих домах женщины, живя замкнуто среди невольников, которые беспрекословно выполняли их требования, распространяли такие привычки и на своих мужей. Особенно это касалось жен с богатым приданым, которые обогащали своих супругов и знали это. Так было и в архаическую, и классическую, и в эллинистическую эпохи. Жалобы на это очень часто звучат в комедиях Менандра. Несмотря на то что творчество этого драматурга относится ко времени эллинизма, в предыдущих периодах ситуация была сходной.

Вообще, одной из особенностей древнегреческой повседневности было отсутствие тесной связи между семейной и общественной жизнью. Центром домашнего быта была женщина, а политика, экономика и война являлись уделом мужчин. Неудивительно, что в эллинской семье очень редко наблюдалась настоящая любовь и взаимное уважение супругов. Можно сказать, что обычно муж и жена просто не знали друг друга. Такое положение дел привело к некоторым особенностям и нормам поведения как женщин, так и мужчин Эллады.

Женщинам была необходима какая-то отдушина от замкнутости, ограничения прав и оторванности от реальной жизни. Неудивительно, что они хотели иметь нечто «свое», к чему не допускались мужчины. Это желание облегчалось тем, что по эллинским законам гречанки имели полную возможность участвовать в религиозных обрядах. Благодаря этому в Древней Греции появились чисто женские культы, празднества и обряды. Одновременно эллинки могли достаточно свободно общаться друг с другом, устраивая совместные пиршества, хотя случались эти

события значительно реже, чем им того хотелось бы. Кроме этого, хоть и редко, но гречанки могли участвовать и в некоторых видах общественной жизни полисов. Они имели право приходить на городские праздники и посещать драматические представления. В театры, впрочем, женщин пускали только на трагедии, которые считались хорошим способом воспитания нравственности. С другой стороны, комедии, развлекавшие зрителей и высмеивавшие пороки, считались способными слишком смутить «слабую» женскую натуру, а потому были недоступными для эллинок. В Спарте положение женщин несколько отличалось от общегреческого, что было связано с особенностями политического устройства Лаконики. Спартанки в значительно большей степени чувствовали себя гражданками, чем остальные эллинки, хотя, конечно, они также не принимали прямого участие в общественной жизни полиса. Тем не менее их одобрению или порицанию придавали большое значение, что отчасти могло оказывать влияние даже на решение политических вопросов. Плутарх приводил немало примеров, когда спартанки требовали от своих сыновей либо смыть какой-либо позор храбростью в бою, либо погибнуть, пытаясь это сделать. В отличие от других полисов в Спарте девушки получали прекрасное физическое воспитание и даже учились владеть оружием: ведь когда мужчины уходили на войну, женщины должны были удерживать в повиновении илотов. Древние авторы свидетельствовали о том, что спартанки были невыгодными рабынями, так как они предпочитали убить себя, но не выполнять приказы, которые считали недостойными свободной эллинки.

Вообще, следует уточнить, что древнегреческие мужчины отнюдь не презирали своих женщин, как это часто бывало на Востоке. Скорее, они просто не понимали их и отчасти боялись женской внутренней энергии, эмоций, страстей, которые могли внести хаос в такой простой и упорядоченный мужской мир. Можно сказать, что в Элладе существовал культ мужчины, который считался как бы центром мироздания. Женщинам в таком мире отводилась очень скромная роль. Именно поэтому в Древней Греции практически не было известно случаев истинной любви и дружбы между мужчиной и женщиной. Неудивительно, что в качестве компенсации недостатка эмоциональных отношений с противоположным полом греки очень ценили мужскую дружбу, которая часто перетекала в интимную привязанность. Официально мужские пары в Элладе и не запрещались, и не по

ощрялись. Общественное мнение относилось к таким связям спокойно, если соблюдалась благопристойность. «Правильной» считалась прежде всего такая дружба, когда один из приятелей был зрелым, умудренным опытом мужем, а другой — молодым юношей, которому старший друг мог быть советчиком и наставником. Если в такой паре возникало взаимное влечение, то традиция предписывала младшему по возрасту то же поведение, что и благовоспитанной девушке — он должен был отвергать все ухаживания и знаки внимания и лишь по прошествии достаточно длительного времени одарить своего покровителя благосклонностью.

Значительно изменились и похоронные церемонии. Из Малой Азии был заимствован обычай сжигания трупов, впрочем, погребение сохранялось. Труп сжигался на погребальном костре, пепел помещался в урну, которая ставилась в родовую или семейную гробницу. Причиной заимствования подобного обычая были резко участившиеся в архаический период заморские походы и войны. Павшие в них не должны были лежать в чужой земле, а хранить урну с пеплом до возвращения домой было достаточно легко.

Изменился и семейный быт, воспитание детей. Эти перемены были связаны с распространением полисной организации общественной жизни, однако полностью они оформились в последующий, классический, период древнегреческой истории.

Что касается бытовых условий, то они продолжали оставаться очень скромными. Определенная роскошь считалась допустимой только для общественных построек. Улицы были узкими и извилистыми, часто имели случайное направление, на них практически никогда не было солнечного света. Сами городские дома имели малые размеры, но, как и ранее, состояли из мужской и женской половин, оформленных в виде двух крохотных комнат, иногда добавлялся второй этаж с одним помещением, куда вела внутренняя лестница. Пол был сделан из утрамбованной земли, часто из нее изготовляли и стены нижнего этажа. Верхняя часть стен делалась из дерева, необожженного кирпича или булыжника, скрепленного глиной. Одна из комнат первого этажа часто служила лавкой, а верхнее помещение могло сдаваться внаем беднякам или чужеземцам, проживавшим в полисе. В этом случае лестницу, ведущую туда, пристраивали к дому снаружи. Такие жилища могли иметь даже видные политические и военные деятели полиса.

2.2. ОСОБЕННОСТИ ЖИЗНИ ЭЛЛИНОВ В КЛАССИЧЕСКИЙ ПЕРИОД

Классический период, несомненно, является временем наивысшего расцвета Эллады. Именно на этом этапе окончательно оформился полисный строй и его особенности жизни. Они во многом имеют преемственность с предыдущей эпохой, но появляются и некоторые новые элементы. Именно в период классики происходит становление норм античного рабства, наблюдаются значительные перемены в семейно-брачных отношениях, в домашнем быте.

В классический период значительно изменились нормы проектирования городов: улицы стали пролагать по предварительно разработанному плану, дома строить в одну линию. Сами полисы также значительно расширились. Теперь дома начали возводить не только внутри городских стен, но и снаружи. Появились обширные предместья, где предпочитали селиться люди с достатком. Поэтому именно здесь и можно было встретить в Элладе V—IV вв. до н. э. наиболее роскошные дома.

На внешней стороне фасада богатого особняка располагались конюшни, сараи и торговые лавки, составлявшие с домом единое целое. Они имели непосредственный доступ с улицы. Вход в дом был двойным: впереди имелась калитка, обычно украшенная двухколонным портиком и пропускавшая в проход (сени), образованный стенами хозяйственных помещений. Перегородки сеней часто украшались росписями, надписями, призванными отвратить от дома воров и злую судьбу, изображениями Гекаты и Гермеса, жертвенником Аполлона Эгейского. Этот коридор подводил к основным воротам дома, которые вели во внутренний прямоугольный двор, окруженный с трех, а иногда и с четырех сторон, галереей с колоннадой. По обе его стороны под портиками располагались различные постройки: комнаты рабов, кладовые, служебные помещения, гостевые спальни. Именно здесь был настоящий центр древнегреческого жилища. В течение дня хозяин дома подолгу находился во дворе, занимаясь различными делами, здесь же принимали гостей, а в хорошую погоду устраивали трапезы. В центре двора располагался алтарь Зевса Геркейского, а по его углам находились жертвенники богов собственности и семейных божеств.

В глубине двора был вход собственно в дом, оформленный обычно в виде портика. Он вел в большую комнату, которая считалась мужским помещением. Это был главный зал дома,

здесь часто собиралась вся семья. Там же или иногда в крохотной круглой часовенке по традиции размещался очаг или маленький алтарь Гестии.

Эта комната вместе с двором и хозяйственными постройками считалась мужской половиной дома. Из этого помещения можно было попасть в гинекей — женскую часть жилища. Ее составляли комната супругов, комната дочерей, расположенные справа и слева от главного зала, и помещения, где спали и работали рабыни. Позади гинекея обычно имелся небольшой сад, огороженный внешней стеной, туда можно было попасть из дома через специальную дверь. Окон все эти комнаты не имели. Свет попадал туда исключительно со двора, поэтому там всегда царил полумрак.

Гинекей считался «закрытой» территорией древнегреческого дома. Посторонним туда вход был полностью запрещен. Из-за этого иногда происходили трагикомические ситуации, о которых упоминал Демосфен. Однажды в дом, чей хозяин был в отъезде, проникли воры. Соседи, слыша крики, звали на помощь, но добропорядочные граждане так и не решились нарушить неприкосновенность женской половины дома, хоть и видели, как оттуда выносили вещи.

Обычно эллинские усадьбы, особенно в Афинах, имели второй этаж. Если помещений первого этажа хватало для семьи, то верхний уровень дома обычно сдавался постояльцам, при этом те попадали к себе через наружные лестницы, выходившие прямо на улицу. В жилищах победнее второй этаж соединялся с первым внутренней лестницей. В таких домах гинекей часто размещался именно на втором этаже, наряду с разного рода кладовыми. Эти комнаты выходили и во двор, и на улицу, имея небольшие окна, защищенные решетками и ставнями. Стекол в них не было. Около таких окон любили сидеть богатые древнегреческие женщины, обычно не имевшие возможности свободно выходить на улицу. Там часто были расположены балконы, а в богатых домах и галереи, украшенные балюстрадами и колоннами. Так как все это крайне мешало освещению солнечными лучами и без того узких и темных афинских улиц, то уже Гиппий, сын Писистрата, обложил налогом каменные балконы, наружные лестницы и верхние окна с решетками, а в IV в. до н. э. Ификрат добился его распространения и на деревянные балконы. После Пелопоннесской войны в Афинах стали строить и более высокие дома — в три или четыре этажа. Правда, слиш-

ком высокие частные жилища вызывали неодобрение окружающих, так как своей тенью они закрывали соседние постройки.

Под двором и комнатами первого этажа древнегреческого дома находились подвалы, цистерны и погреба. В богатых особняках имелись также собственные баня и пекарня. Когда обычай готовить пищу на алтаре Гестии стал уходить в прошлое, то появилась и отдельная кухня, расположенная обычно рядом с мужской комнатой, где и собиралась семья для совместной трапезы. Кухонный очаг теперь имел дымовые трубы, благодаря чему воздух и стены в доме стали чище.

Для постройки использовали разные материалы. Так, фундамент изготовлялся из тесаного камня или песчаника, стены складывались либо из кирпича-сырца, либо из дерева. При этом стены были очень хрупкими, чем охотно пользовались воры. Крыши делались плоскими и покрывались черепицей.

В классическую эпоху, в отличие от предыдущих периодов, владельцы богатых особняков стремились к украшению своих жилищ, впрочем, изначально они ограничивались побелкой стен слоем известки. Лишь в IV в. до н. э. это положение стало меняться. Стены теперь могли покрываться бронзой, а у самых богатых афинян — даже золотом и слоновой костью. Вождь афинских аристократов Алкивиад был первым, кто решил украсить свой дом настенной живописью. По легенде, он запер в своей усадьбе театрального художника Агафарха и не выпускал его до тех пор, пока работа не была закончена. После этого мода на настенные росписи начала активно распространяться. Древние греки использовали и другие способы украшения жилья, например ковры и вышивки, мозаичные полы. Большинство комнат имели портьеры, закрывавшие вход туда вместо дверей. Кроме того, уже в V в. до н. э. было принято покрывать потолки сложным орнаментом из геометрических фигур, позже стали использовать лепные украшения.

В целом роскошные особняки богатых эллинов выглядели очень красиво, но таких было мало. Большинство простых греков продолжали жить в бедных жилищах, не отличавшихся от домов предыдущей эпохи.

В классическую эпоху весьма значительным был ассортимент домашней утвари. Мебель была разнообразной и во многих случаях напоминала современную. Основным сидением был низкий табурет (дифр) на четырех ножках, расположенных либо в виде буквы X, либо перпендикулярно полу. В первом случае он был складным, так как сиденье изготовлялось из переплетен

ных ремней. Существовали и стулья с твердыми спинками, похожие на современные. Несколько большее по размеру кресло (трон) со спинкой и подлокотниками было почетным местом хозяина дома. Иногда в доме имелось несколько таких кресел, которые предоставлялись самым почетным гостям. Эти троны изготовлялись из дерева. Сделанные же из мрамора кресла стояли в древнегреческих храмах в качестве символических тронов богов. Такими сиденьями пользовались и должностные лица. Так как сиденья кресел были жесткими, то на них клали подушки, покрытые шкурами и коврами, спинки украшали мягкими покрывалами. Забираться на трон часто приходилось с помощью специальных скамеечек.

Древнегреческие ложа для сна представляли собой в большинстве случаев простое удлинение дифра. Если удлинялся складной табурет, то получалась походная постель, при удлинении же дифра на прямых ножках выходило нечто вроде лавки. Иногда такая скамья оснащалась подлокотниками по краям и спинкой по всей длине, становясь похожей, таким образом, на современные диваны. Основным материалом для их изготовления было дерево, особенно ценились клен и бук. Последняя порода дерева часто использовалась только для оклеивания. Столярная работа при изготовлении кроватей проводилась очень тщательно, особенно в области спинки и ножек, которые не закрывались материей. Ножки обычно украшались скульптурной или точечной работой, а остальные части ложа могли покрываться инкрустацией из золота, серебра и слоновой кости. В этот период на переплет кровати клали матрас, изготовленный из полотняного или шерстяного мешка, набитого смесью шерсти и перьев. Такой матрас покрывался одеялами. Другими необходимыми атрибутами постели были шерстяные подушки. Кроме этого, у греков были ложа для чтения, письма и еды. Они покрывались самыми мягкими и пушистыми тканями, имевшими очень яркую и изысканную гамму цветов. Одна или две туго набитые подушки поддерживали тело в полулежачем положении или служили опорой для левой руки.

Столы использовались только для пиршеств. Они могли быть квадратной, круглой или овальной формы на трех или одной ножке, являясь очень похожими на современные. Их главное отличие состояло в том, что древнегреческие столы изготовлялись очень низкими, так что их верхняя доска едва достигала высоты обеденного ложа. Их ножки отделывались очень изы

сканно, обычно имея форму ног животных. Этот вид мебели делался в основном из бука, а позже — из бронзы, драгоценных металлов, слоновой кости.

Одним из основных предметов обстановки в древнегреческом доме в рассматриваемый период были, как и ранее, сундуки. Часто они имели достаточно большой размер. На некоторых изображениях на сосудах можно было увидеть иллюстрации к мифологическим сюжетам. Как и большинство другой эллинской мебели, лари были тщательно отделаны и богато украшены. Их покрывали изображениями и украшениями — скульптурными или в виде инкрустаций из металла или слоновой кости. В таких сундуках хранили и одежду, и ценные вещи, например домашнюю казну или документы. Очень широко были распространены маленькие декоративные шкатулки для драгоценностей и туалетных принадлежностей.

Среди домашней утвари особое место занимали глиняные сосуды для хранения жидких и сыпучих продуктов питания. Одним из таких сосудов был пифос. Он имел пузатую форму, дно было без ножек, плоское или заканчивавшееся острием. В последнем случае сосуд изготовлялся небольшим, так как его приходилось углублять в землю, чтобы установить, в первом случае он был большого размера с широким горлышком. Существовало еще несколько сосудов, аналогичных по форме пифосу, но несколько иных по размеру. Во всех них хранили зерно, смоквы, оливки и т. д. Еще одной типичной древнегреческой глиняной посудой была амфора — кувшин с двумя ручками, с большой овальной выпуклостью, довольно длинным горлышком и с отверстием, пропорциональным его объему. Дно амфоры обычно было плоским, но иногда имело и заостренность, из-за чего такую амфору приходилось либо прислонять к стене, либо ставить на специальную подставку. В амфорах хранили такие жидкие продукты, как вино и оливковое масло. Любопытным сосудом была гидрия — специальный кувшин, в котором носили воду домой. Он имела третью ручку, с помощью которой можно было удерживать ее на голове. Греки имели несколько видов очень интересных походных фляг. Одна из них представляла собой довольно выпуклую бутылку с узким горлышком и ручкой, при этом следует отметить, что такие емкости изготовляли из специальной глины, которая сама очищала воду от грязи. Эта бутыль имела вариант, когда вода могла выливаться только капля по капле, что помогало экономить воду в походах. Для хранения благовоний использовались лекифы — имевшие одну ручку сосуды

продолговатой формы на ножке. Однако для этих целей значительно шире применялись удобные в повседневном быту небольшие, несколько сужающиеся к шейке, цилиндрические флаконы с двумя ушками, где иногда просверливались отверстия для шнурка, с помощью которого его носили на шее.

Одной из характерных особенностей древнегреческих застольных традиций являлся обычай пить разбавленное вино. По этой причине широко были распространены специальные сосуды для смешивания воды и вина, которые назывались кратеры. Эта чаша имела очень выпуклую форму, с широким отверстием, двумя ручками по бокам, на ножке с широким основанием. Кратеры могли быть не только из глины, но и из бронзы, серебра и золота. Металлические сосуды обычно использовались в качестве пожертвований храмам. Кратеры использовались также для украшения садов, в этом случае они изготовлялись из мрамора. В чаши для питья разбавленное вино наливали с помощью различной посуды. Например, применялись имевший каплевидную форму арибалл, похожие на современные кувшины ойнохоя, хус и прохус, а также киаф — черпак на длинной ручке. Котил, считавшийся мерой емкости, также служил для хранения во время пиршеств чистого вина, кроме того, он служил для религиозных возлияний. Собственно для распития вина использовали большой ассортимент разнообразных чашек. Некоторые из них имели очень простую форму, в то время как другие изготовлялись с ручками и ножками-подставками. Особое место среди древнегреческих сосудов для вина занимал ритон — рог, который использовали в торжественных случаях.

Для варки мяса и овощей использовались разнообразные котлы, преимущественно медные. Они могли иметь собственные ножки, но обычно их ставили на специальные треножники. Из другой кухонной утвари были известны вертела, ножи и большие вилки. Основная часть еды подавалась на массивных плоских блюдах. Выпечка ставилась на стол в довольно низких круглых или овальных корзинах. Еще одним распространенным типом корзины был колот. Обычно в нем хранили шерсть для вышивания, но иногда туда клали цветы, фрукты, зерна и др.

Греки принимали пишу несколько раз в день. Первый раз они ели через короткое время после пробуждения. Этот завтрак состоял из хлеба, вымоченного в вине. Вторая еда была днем и являлась более существенной. Однако наиболее плотно греки предпочитали есть поздним вечером, переходящим в ночь. В городах такой вечерний обед редко проходил в тесном семейном

кругу — эллины любили приглашать на него друзей. Традиции общего питания были очень сильны в Древней Греции, особенно в Спарте, где они имели силу закона. В Афинах и в большинстве других полисов участники трапезы собирались либо у одного из них, либо в специально снятой комнате. Кроме того, любая гетера имела свой кружок почитателей, которые очень часто собирались у нее. Организовывались подобные вечерние пиршества по-разному. Их мог устраивать хозяин дома полностью на собственные средства, либо продукты покупались заранее в складчину. Часто каждый пирующий приносил свою долю провизии в корзине. Так было принято, например, в Спарте.

Приглашения обычно передавались лично при дневной встрече на агоре. Иногда к другу посылали раба. Гости могли прийти со спутниками, которых не звали. Нередко в гости ходили и по собственной инициативе. Этикет эллинов это допускал, но, с другой стороны, такое положение дел породило целый класс тех, кто жил за чужой счет. К ним относились с презрением, но терпели.

Древние греки очень ценили такт, вежливость и уважение к хозяину дома. Обычай требовал, чтобы приглашенные приходили вовремя, так как опоздавших не ждали, и трапеза начиналась в назначенное время.

В классическую эпоху древнегреческой истории традиция обедать сидя сохранилась лишь на острове Крит. Во всей же Элладе распространилась пришедшая из Малой Азии манера есть лежа. Это, впрочем, относилось только к мужчинам, женщины и дети, если они допускались к столу, ели сидя. Исключением из этого правила были гетеры, которые возлежали наравне с мужчинами. Обычно покрытые роскошными тканями обеденные ложа были рассчитаны на одного или двух человек, являясь при этом настолько высокими, что забираться на них приходилось с помощью специальной скамеечки. Они приставлялись одно к другому, образуя нечто вроде дивана. За спиной каждого сотрапезника находились специальные подушки (иногда принесенные с собой), которые часто украшались цветами. Обедавшие опирались на них левым локтем, оказываясь в полулежачем, полусидячем положении. Если на одном ложе находились двое, то они поворачивались друг к другу спиной. Число столов и лож было различным, в зависимости от количества гостей. Их расставляли таким образом, чтобы сблизить гостей друг с другом. Ложа стояли полукругом или в форме подковы вокруг столов, сначала квадратных, а позже круглых, довольно низких,

чтобы удобнее было брать пишу. Около каждого ложа стоял отдельный стол. Чем ближе находился гость к хозяину дома, тем почетнее считалось его место, поэтому среди приглашенных нередко происходили споры по данному поводу, вследствие чего хозяин обычно сам указывал сотрапезникам их места.

Вежливость требовала от гостей снимать обувь перед входом в дом. Рабы обмывали им ноги и иногда натирали благовонными маслами, а потом подавали воду для омовения рук. После этого сотрапезники устраивались на ложах, а невольники вносили уже сервированные столы. Пирующим оставалось только брать еду с посуды. Ели руками, так как вилки еще не были изобретены, а в разрезании пищи ножом у древних греков особой необходимости не было. Для жидких блюд использовались ложки, но их охотно заменяли плоскими лепешками. Не существовало ни скатертей, ни салфеток. Руки вытирали кусочком специального теста, который катали между пальцев. Гости имели право приводить с собой собственных рабов или же могли пользоваться услугами невольников хозяина, которые должны были помимо прочего подносить пировавшим и ночные горшки, чтобы те не прерывали трапезы. Обычное древнегреческое вечернее пиршество состояло из двух частей, в перерыве между ними происходило омовение рук и перемена столов. Сами блюда были скромными. Основными продуктами питания служили дары моря (различная рыба, креветки и осьминоги), а также мучные изделия. Так, из ячменной муки делали либо лепешки, либо блюдо наподобие крутой каши. Единственными более или менее «настоящими» лакомствами из общедоступных на эллинском столе продуктов были высушенные на солнце лепешки из пшеничной муки с добавлением «приправы» — меда, молока, оливкового масла или семян кунжута и мака, а также сыр из овечьего или козьего молока. Обычными продуктами питания были свежие и сушеные смоквы, а также свежие, соленые и маринованные оливки. Перед потреблением вина часто ели лук, чеснок, соль, смешанную с тмином и другими травами, чтобы усилить жажду. Жидкие блюда были распространены не очень широко, хотя в мифах и произведениях античных авторов упоминалось, что любимым блюдом Геракла был гороховый суп, который он ел едва ли не бочками, а в Спарте одним из традиционных блюд являлась так называемая «черная похлебка». Точный ее состав не известен (предположительно основными ингредиентами были бычья кровь и чечевица), но даже древние писатели свидетельствовали, что ее вкус был настолько отврати

телен, что никто, кроме самых спартанцев, это блюдо есть просто не мог. К ней надо было привыкнуть с детства. Необходимо отметить, что в Лаконике существовал особый закон, запрещавший готовить изысканные блюда. Тех, кто его нарушал, ждало суровое наказание. В отличие от прежних времен, мясо в классический период древнегреческой истории попадало на стол эллинов чрезвычайно редко, в основном во время религиозных праздников, когда скот приносился в жертву. После сожжения предназначенных богам частей туши (несъедобных) мясо жарилось и распределялось среди присутствовавших.

Одной из характерных особенностей древнегреческих пиров можно назвать развлечения. Обычно это были девушки-рабыни и красивые мальчики-рабы, которые услаждали собравшихся игрой на лире и флейте, пением, танцами и гимнастическими номерами. Те, кто владел талантливыми невольницами и невольниками, являлся желанным гостем на любом собрании. Особую прелесть званым вечерам придавали гетеры. Эти женщины не только были красивы, но и имели хорошее образование, подчас превосходившее мужское, поэтому могли легко поддержать беседы о философии, искусстве и литературе, что весьма ценилось греками.

Следует отметить, что и женщины могли устраивать «вечеринки» для своих подруг и соседок. Хоть мужчины смотрели на это и неодобрительно, но прямого запрета не было, поэтому эллинки время от времени могли позволить себе отдохнуть от однообразия замкнутой жизни в гинекее. Разумеется, подобные «девичники» были куда скромнее мужских пиршеств, тем не менее они позволяли гречанке хотя бы отчасти удовлетворять свою жажду общения.

Для развлечения мужчин, женщин и детей в Древней Греции существовало большое количество разнообразных игр. Одной из них была игра в камушки, участники которой подбрасывали вверх пять камушков и старались поймать их всех на тыльную сторону ладони. Тот, кто ловил наибольшее количество фишек, побеждал. Существовало также три варианта игры в жмурки (в «слепого»), похожие на современные. В одном из них ведущий закрывал глаза, а потом старался поймать убегающих партнеров. Тот, кого он ловил, занимал его место. Во втором варианте ведущий ждал с закрытыми глазами, пока остальные участники игры не спрячутся, потом их искал. Наконец, в последнем ведущий, притрагиваясь с закрытыми глазами к одному из своих

партнеров, должен был угадать, кто это. Среди эллинов была очень распространена игра в мяч, но ее правила не соответствовали ни одному из современных видов спорта такого типа. Существовало две версии этой игры. В обеих принимали участие две команды, которые играли кожаным мячом. Задачей игроков было не попасть мячом в какое-либо определенное место, а оттеснить противника за некую черту. Посылая мяч на территорию соперников или отбивая удар, команды шли вперед или отступали. Та из них, которая при этом первой переходила определенную черту, проигрывала. Разница между двумя вариантами данных состязаний состояла в том, что в одном случае линии были неподвижными, прочерченными на некотором расстоянии позади команд, во втором, более сложном, они определялись падением мяча от ударов игроков.

Очень популярны в Элладе были и азартные игры. Прежде всего, это была игра в кости. Она отличалась такой большой распространенностью, что власти многих полисов были вынуждены ее запрещать, но это не помогало — появлялись многочисленные подпольные игорные дома (говорят, даже в храмах), которые процветали. Сами кости и правила игры практически не отличались от современных. Играли одной, двумя или тремя костями, которые бросали рукой или специальным стаканчиком. Наибольшей удачей считалось выбросить три шестерки. Очень похожим на игру в кости был астрогал — аналог русской игры в бабки. Для него использовались особые фишки, имевшие четыре стороны, которые соответствовали величинам: 1, 3, 4, 6. Фишки бросали по четыре с помощью руки или стаканчика. Выпавший результат показывал одну из тридцати пяти возможных комбинаций, каждая из которых имела собственное название. Наилучшим результатом был вариант, когда все фишки выпадали разными сторонами. Еще одной формой азартных игр были петушиные бои. Они были одним из самых любимых развлечений греческих мужчин. Более того, афинские законы прямо предписывали юношам по крайней мере раз в год присутствовать на таких боях, чтобы иметь пример того, с каким упорством надо сражаться. Наилучшими считались петухи Танагры и Родоса. Бои были крайне жестоки и обычно заканчивались смертью одной из птиц, которых перед этим специально кормили чесноком и луком для разжигания воинственности, а на шпоры ног надевали специальные бронзовые наконечники. Владельцу петуха-победителя доставалась либо поверженная птица,

либо деньги. Зрители обычно делали ставки, которые могли быть крупными. Для птичьих боев также тренировали перепелов и куропаток.

Специфической застольной игрой был коттаб, впервые появившийся на Сицилии. Пирующие оставляли в своих чашах немного вина, которое служило теперь «метательным снарядом». Обычно такой порцией вина надо было точно попасть в какой-нибудь предмет, например чашку весов или пирамиду, составленную из мелких деталей, готовых рассыпаться от легкого толчка. За соблюдением правил наблюдал выбранный распорядитель, а призом победителю часто служила дорогая чаша. Иногда коттаб использовался как метод гадания о любви. Тогда вино выплескивали в противоположную стену комнаты. По точности и высоте попадания, а также по громкости удара угадывали результат.

Для освещения помещения и его отопления в Элладе издавна использовались наполненные сухими дровами или смолистыми стружками специальные жаровни на высоких столбах. Также широко были распространены факелы, изготовлявшиеся из пучка сосновых лучинок, связанных жгутом из коры тростника. Позже стали использовать фаны — металлические или глиняные сосуды со смолистыми веществами. Обычно фаны ставили в большие горшки, чтобы не пачкать пол дома углями и смолой. Иногда такие жаровни имели подножку. Однако в классическую эпоху особое распространение получили удобные и эффективные масляные светильники, заправляемые оливковым маслом. Они изготовлялись из обожженной глины или металла, которым придавали разнообразную форму, при этом все они имели два отверстия, в одно из которых наливали масло, а в другое помещался фитиль. Выходя ночью на улицу, с собой брали либо факел, либо специальный фонарь, где светильник вставлялся в прозрачный рог.

Греческий костюм к этому времени значительно усложнился по сравнению с прежними эпохами. Главной мужской одеждой был хитон, который надевали непосредственно на тело. Он представлял собой кусок материи, окутывавший человека сверху донизу. С одного бока хитон был практически полностью закрыт, имея лишь одно отверстие для продевания руки, с другого же верхние концы одеяния скреплялись на плече с помощью специальной пряжки. С этой стороны хитон обычно сшивался по всей длине, хотя иногда его оставляли открытым. Редко к нему пришивали что-то вроде полурукавов. Хитон носился вме

сте с поясом, который, по желанию, позволял подбирать полы одежды. Длина хитона могла быть разной. В Малой Азии его носили длинным, до пят, в то время как в Спарте он доходил только до колена. В Афинах сначала носили длинные хитоны, но после греко-персидских войн перешли на короткие. Рабские хитоны имели иной фасон — там было отверстие с левой стороны для руки, а правая сторона торса оставлялась обнаженной.

Сверху хитона накидывалось очень широкое одеяние продолговатой формы, которое называлось гиматием. Один его конец закреплялся на груди ниже левой руки, затем материя обертывалась вокруг левого плеча и спины, проходила сверху или снизу правой руки, вновь охватывала левое плечо и свободно падала остатком на спину. Его разновидностью был трибоний. Еще одним широко распространенным видом плаща в Элладе была хламида — отрез материи, свободно спадавший с плеч на спину и доходивший примерно до середины бедер. Он крепился в районе шеи специальной застежкой. Это была обычная одежда для воина, охотника и путешественника. В Афинах такой плащ носили прежде всего молодые юноши, а вот в Спарте красная хламида являлась отличительным признаком статуса полноправного гражданина этого полиса, мужчина получал право на ее ношение лишь по достижении тридцатилетнего возраста.

Головные уборы не были популярны у горожан, в то время как деревенские жители и странники носили их для защиты от солнечных лучей. Существовало два основных вида головных уборов. Первый представлял собой небольшую войлочную шапочку без бортов или с очень маленькими бортами, второй был похож на современные шляпы, но имел почти плоскую тулью, а его широкие поля были немного загнуты вверх. К такой шляпе, называвшейся петас, крепился особый ремешок, который удерживал ее на голове или позволял отбрасывать за спину.

Наиболее распространенной обувью древнегреческих мужчин были сандалии, привязывавшиеся к ногам с помощью длинных ремней, очень часто они ходили и босыми. Эллинам были известны и сапоги, которые назывались эндромиды, изготовлявшиеся из кожи или войлока. Они доходили до икр, а иногда и выше, и зашнуровывались спереди. Впрочем, использовали древние греки подобную обувь чрезвычайно редко.

Почти вся мужская одежда в классическую эпоху греческой истории делалась из шерстяной ткани, которая вытеснила бывшее до этого в широком обиходе льняное полотно. Повседневной была одежда из однотонной материи белого или кирпично

го цвета, иногда украшавшаяся одной полосой желтого, красного или синего цвета. Иногда эта линия представляла волнообразный или простой геометрический узор. Существовали и одеяния для торжественных случаев. Они были покрыты сложными рисунками из переплетения нитей красного, желтого, фиолетового или синего цвета. Такие одежды украшались каймой, а на саму материю были нанесены геометрические фигуры, звезды, листья, цветы, животные, мифологические существа, изображения богов и героев, охотничьих сцен и сражений.

Основную часть древнегреческого женского костюма составлял, как и у мужчин, хитон, однако он был очень длинным — спускался до пят. Иногда он имел короткие рукава, но обычно женский хитон был открыт сверху и застегивался на плечах с помощью пряжек, оставляя руки обнаженными. Он обязательно подпоясывался, при этом молодые девушки носили пояс на талии, а замужние женщины — несколько выше. Обычно был хитон белого цвета с цветной каймой внизу. На ногах носили преимущественно сандалии, хотя есть свидетельства, что фиванки предпочитали изящные полусапожки красного цвета.

Таков был домашний костюм, а перед выходом на улицу поверх хитона набрасывался пеплос или калиптра — аналог гиматия. Насколько можно понять, калиптра являлась более изящным одеянием, изготовлявшимся из тонкой ткани. Пеплос был шире и делался из более толстой ткани. Такие накидки представляли собой по существу лишь прямоугольный кусок материи шириной примерно в полтора метра и длиной примерно в два раза больше. Их цвет был традиционным для греческой одежды — белый, хотя иногда встречался и розовый, в качестве украшения могла использоваться кайма из черных или пурпурных нитей. Гречанки носили пеплос и калиптру различными способами. При жаркой погоде или в дружеской обстановке накидка могла быть сброшена с плеч так, чтобы она осталась свободно висеть на уровне талии, удерживаясь полусогнутыми руками, оба конца материи при этом свободно свисали вниз, хотя один из них мог перебрасываться через левое плечо. Иной способ ношения пеплоса или калиптры предполагал гораздо большее закутывание тела. В этом случае накидкой покрывали голову, перебрасывая ее правый конец через левое плечо таким образом, чтобы он свешивался сзади, при этом одеяние полностью закрывало грудь, оставляя одну руку открытой. Материей могла закрываться и нижняя часть лица, но это было в обычае лишь у фиванок. На голове греческие женщины часто носили плоские

круглые шляпы с остроконечной верхушкой, а в руке могли держать выкрашенный в голубой цвет веер в форме лотоса.

Эллины всегда очень тщательно следили за своей внешностью. Это касалось и мужчин, и женщин, хотя вкусы со временем, конечно, менялись. Например, бороды греки носили с глубокой древности до начала эллинистической эпохи, когда мода на них прошла. Первоначально древнегреческая борода имела вид широкой полосы, которая окружала щеки и спускалась значительно ниже подбородка, но оставляли чистыми окружность около губ. Этот обычай сохранился в Спарте, где он имел силу официального закона. В Афинах строгих предписаний не было, там просто следили, чтобы борода не вырастала слишком длинной. Если же данное правило не соблюдалось, то обычно это было признаком траура. Однако некоторые мужчины брили лицо с помощью бритвы или специальных составов.

До греко-персидских войн эллины предпочитали носить длинные волосы, которые при этом могли быть распущенными, падавшими на спину или перекидывавшимися с каждой стороны на грудь. Иногда они заплетались в косы или же стягивались лентой в пучок. Бывало, что волосы закалывали на затылке с помощью шпильки.

В конце V в. до н. э. мужская прическа у эллинов полностью поменялась. В Афинах, например, мужчины носили длинные волосы только в детстве. При достижении юношеского возраста начинали стричься очень коротко. В годы зрелости обычными были волосы средней длины, которые падали на шею. Греки очень ценили вьющиеся волосы, но мужчины никогда не завивали их искусственно.

Женская прическа в этот период также изменилась. Многие предпочитали свободно развевающиеся локоны, другие завязывали концы волос или помещали их в небольшой мешочек. Существовали и более сложные прически, в которых использовались различные способы укладки, шпильки, повязки, сетки, а также уже существовавшие в то время шиньоны. В Спарте молодые девушки носили длинные распущенные волосы, но в день свадьбы им совершенно обривали головы.

Из-за существования большого количества видов причесок в Элладе было довольно развито парикмахерское искусство. Специалисты в этой области использовали разнообразные гребенки, ножницы для волос, ножницы для ногтей, щипцы для завивки, бритвы, зеркала и полотенца. Древнегреческие женщины уже широко пользовались красками для волос, которые могли сде

лать их и блондинками, и брюнетками. Распространены были втираемые в голову благовонные эссенции и накладные волосы как в виде отдельных шиньонов, так и в форме париков.

Вообще эллинки к классической эпохе выработали умение изменять и корректировать свою внешность. Они эффективно применяли белила, чтобы скрыть темноту кожи, и румяна для маскировки бледности. С помощью специальных карандашей подчеркивалась выразительность глаз. Духи и благовонные мази придавали коже и волосам приятный аромат. Недостатки фигуры компенсировались специальными накладками, которые вшивались в одежду, а малый рост — обувью на толстой подошве.

Ювелирное дело в Древней Греции достигло высокой ступени развития, поэтому женщины охотно использовали различные украшения, тем более что их ассортимент был велик: серьги, браслеты, цепочки, пояса, диадемы (стефаны), головные шпильки. Все они отличались тонкой работой и изяществом исполнения. Одним из главных предметов женского обихода всегда считалось зеркало. Греческие зеркала обычно изготовлялись из бронзы и были двух основных типов. Первый из них представлял собой простую конструкцию в форме диска с выпуклой, хорошо отполированной поверхностью, способной отражать предметы. Вогнутая поверхность при этом украшалась выгравированными рисунками. Такое зеркало снабжалось ручкой-подставкой в форме маленькой статуэтки или небольшого пьедестала. Второй тип зеркал напоминал современную пудреницу. Он состоял из двух дисков, соединенных друг с другом шарниром. Наружная сторона верхнего диска (крышки) украшалась барельефными фигурами, а внутренняя поверхность была отполирована и высеребрена, что и придавало ей высокую отражательную способность. Второй диск украшался внутри рисунком, сделанным с помощью гравировки, причем часто его контуры покрывались тонким слоем серебра, в то время как фон делался из золота.

Одной из особенностей греческой культуры была традиционная забота эллинов о чистоте своего тела, что отличало их от большинства соседних народов. Еще Гомер описывал процедуру купания в домашней «ванне». Сначала разогревался кипяток в специальном медном сосуде, поставленном на треножнике над очагом. Затем в большом чане горячая вода смешивалась с холодной. Тот, для кого готовилось омовение, забирался в чан, а прислуживавшие женщины (рабыни, дочери хозяина, а иногда и

сама хозяйка) мыли его, обливали голову водой, а затем натирали маслом и одевали. В гомеровскую эпоху, впрочем, такая ванна еще не была повседневной практикой, она служила знаком уважения к гостю или же принималась в случае большой усталости.

В архаический период омовение было принято совершать после упражнений в гимнасии, при этом афинские законы данного времени запрещали строить бани с горячей водой в черте города, в то время как плавание и холодные ванны стали неотъемлемой частью воспитания. Спартанцы и вовсе предпочитали купаться в водах реки Эврот, принимать же теплые ванны им разрешалось в исключительных случаях.

Позже, однако, традиции изменились. В Афинах, например, ежедневные ванны вошли в привычку у большинства жителей, а некоторые купались по два-три раза в день. Теперь и в этом полисе, и в других городах было построено довольно большое количество общественных бань, куда отправлялись не только для омовения, но и для простого времяпрепровождения, ведь там можно было поужинать, заняться физическими упражнениями и насладиться всевозможными развлечениями. За вход в общественную баню взималась небольшая плата. В ней посетителям предоставлялись масло, жирная глина, сода и другие вещества, использовавшиеся для очистки кожи, а также необходимые щетки и стигели (бронзовые крюкообразные скребки для массирования кожи и ее очистки после растирания оливковым маслом). Водные процедуры обычно начинались с горячей ванны, для этого греки опускались в нагретую воду или обливали ею свое тело. Испарину также могли вызвать, используя аналог либо финской сауны (с горячим сухим воздухом), либо паровой русской бани, когда пар образовывался с помощью поливания водой раскаленных камней или железа. Следует отметить, что ванны, в которых можно было лежать, впервые появились, как это ни странно, у спартанцев. Иногда в банях устраивались и бассейны с проточной водой. Впрочем, обычно горячее омовение совершалось в традиционных круглых чанах. Заканчивалось мытье обливанием холодной водой, которое могло производиться с помощью банщика, выливавшего на клиента кувшин, или благодаря «душу» — струе воды, бившей из фонтана в стене бани.

Брачные нормы и обряды в классический период практически не изменились, но брачный союз в это время стал значительно менее прочным образованием, чем в предыдущие годы. Если ранее брак и рождение детей считались едва ли не граж

данскими обязанностями, то теперь ситуация изменилась. Развод стал обыденным делом, в связи с чем резко увеличилась роль приданого как связующего звена, обеспечивавшего прочность семейных уз.

В Афинах развод мог происходить как по инициативе мужа, так и по желанию жены. В первом случае он назывался «отсылка» и был очень прост в смысле формальностей. Муж имел право отослать жену из своего дома в любое время. Он не обязан был указывать для этого какие-либо особые причины. Женщина возвращалась к отцу или иному покровителю, а ее дети, родившиеся в браке, оставались у бывшего мужа. Ребенок, появившийся после развода, но зачатый до него, считался в принципе принадлежавшим супругу, но тот мог и отказаться от него, если сомневался в отцовстве. Муж даже имел право выдать свою жену замуж за другого мужчину, причем в некоторых случаях это мог быть даже раб или вольноотпущенник.

Жена также могла подать на развод, который назывался «оставлением». В данном случае решение о разводе принимал архонт, которому женщина подавала письменное прошение, где должна была изложить достаточно серьезные причины, по которым она не могла более оставаться с супругом. Если муж успевал «перехватить» жену до того, как она отдаст письмо, то никто не имел права помешать ему вернуть ее домой. Плутарх сообщал, что именно так и поступил вождь афинских аристократов Алкивиад со своей женой Гиппаретой, когда та хотела развестись с ним из-за его разгульной жизни. Вообще, хоть закон и позволял женщине выступить с инициативой о разводе, но общественное мнение относилось к этому с большим неодобрением, так что подобные явления были чрезвычайно редки.

В любом случае при разводе муж должен был вернуть отцу бывшей жены или ее опекуну приданое. Исключение, возможно, составлял случай, когда причиной развода стала неверность супруги. В случае промедления уплаты мужчине начислялись проценты — по восемнадцать в год.

В некоторых полисах существовали определенные ограничения, призванные уменьшить количество разводов. Так, в Фуриях тот из супругов, по инициативе которого распалась семья, мог вступать в новый брак только с тем, кто был старше по возрасту того лица, с кем брак был расторгнут.

Рождение ребенка было очень торжественным событием. Основные церемонии проводились на седьмой и десятый день после рождения. Если новорожденным был мальчик, то дверной

проем дома украшался венками из оливковых веток, если же девочка — гирляндами из шерсти. Женщины, ухаживавшие за матерью при родах, мыли себе руки в знак очищения. Одна из них брала малыша и быстро обносила его вокруг очага, что символизировало прием ребенка в состав семьи и мольбу о покровительстве домашних божеств и духов предков. После этого была праздничная трапеза, на которую собирались родственники и друзья семейства. На десятый день новорожденному давали имя, впрочем, это могли делать и во время первой церемонии на седьмой день. Этот обряд сопровождался торжественным жертвоприношением и пиршеством. Кроме того, младенцу дарили подарки — игрушки и маленькие вещицы, которые носили на шее как талисманы. Помимо прямого значения эта церемония имела также символическое — она была знаком того, что отец ребенка признавал его своим отпрыском.

В Афинах мальчик до семи лет оставался дома под присмотром матери и кормилицы. После этого наступало время для его обучения, которое должно было сделать из него полноценного гражданина полиса, способного принимать участие в общественной и политической жизни, а также защищать родной город от врагов. Обучение состояло из трех частей: словесности, музыки и гимнастики. Первой обучались у грамматистов, второй — у кифаретов, а третьей — у педотрибов.

Можно предположить, что с семи до двенадцати-четырнадцати лет ребенок занимался преимущественно науками и музыкой и в меньшей степени физическими упражнениями. После четырнадцати же лет на первое место выходило именно физическое воспитание.

Как и ныне, первое знакомство с науками начиналось с обучения чтению, письму и началам арифметики. Изучение литературы проходило в виде ознакомления детей с отрывками произведений лучших поэтов. Ученики учили наизусть стихи, которые содержали назидательные рассказы и полезные советы или же прославляли деяния великих героев. Таким образом, изучение литературы было также одним из способов морального развития подопечных. Учеников также знакомили с произведениями эпических поэтов, отрывки из которых они заучивали. Во время этого учитель произносил текст по частям, а учащиеся повторяли за ним стих за стихом или фразу за фразой. Дети могли подходить для этого к грамматисту по одному или же окружить его для хорового повторения.

Обучение музыке занимало особое место в греческой системе воспитания, ведь музыка считалась возвышенным искусством, окрыляющим человеческую душу и уводящим ее от низменных дум. Греки знали только два музыкальных инструмента — флейту и лиру. Кифарет сначала исполнял какую-либо мелодию, а его ученики повторяли ее за ним. Дети также пели произведения лучших лириков под аккомпанемент лиры или без него.

Начиная с четырнадцати лет гимнастика под руководством педотрибов становилась для мальчика-подростка одним из основных занятий. Тренировки проходили в нескольких основных дисциплинах: борьба, бег, прыжки, метание диска и копья.

Борьба была одним из самых популярных в Элладе спортивных занятий, ведь она требовала и силы, и ловкости, и присутствия духа, а кроме того, развивала все мышцы тела. Целью борца было опрокинуть своего противника на спину так, чтобы его плечи коснулись земли. Это нужно было сделать три раза, чтобы победить в поединке. Удары по корпусу соперника не практиковались. У греков существовало два вида борьбы. При первом из них борцы изначально стояли и задачей было уложить противника на лопатки, устояв на ногах. При втором виде, который часто служил прелюдией к первому, оба бойца лежали. Задачей было удержать противника лежащим на спине и не дать это сделать с собой. При этом эллины часто проводили поединки в месте, покрытом грязью или пылью. Грязь усложняла бой, так как ноги скользили по ней, а тела, покрытые смесью пота, масла и грязи, были практически недоступны для захвата. Пыль же, напротив, могла помочь, так как, прилипая к телу противника, она давала возможность крепко его ухватить. К тому же ее мелкие частицы, закрывая поры кожи, защищали тела борцов от резкого ветра, предотвращая простуду. Иногда после окончания поединка его участники специально натирались пылью, чтобы высушить пот. После этого тела очищались стигелями — бронзовыми скребками, а после купания натирались маслом, чтобы сохранить эластичность кожи.

Бег являлся одним из самых древних и почитаемых в Элладе видов состязаний. Он укреплял ноги и развивал легкие. Обычно бегали по песку, чтобы увеличить сложность состязания. Бег был нескольких видов. При простом беге участники должны были пробежать один стадий — 185 метров. При сложном беге расстояние удваивалось, так как соперники, пройдя дистанцию, возвращались обратно. Существовал также гиппический бег, на

зывавшийся так потому, что состязавшиеся пробегали то же расстояние, что и лошадь на ипподроме, то есть четыре стадия, делая два «круга» от старта до финиша. Наконец, подростки тренировались и в так называемом «большом беге» (долихон), дистанция которого могла быть различной, достигая максимального значения в двадцать стадиев (3840 метров). С другой стороны, некоторые виды бега, распространенные у взрослых атлетов, не практиковались при тренировке молодежи, например стандартный для Олимпийских игр бег в полном вооружении гоплита или бег с факелами, являвшийся одним из элементов некоторых религиозных празднеств.

Для тренировки дети также прыгали через рвы и другие препятствия. При этом они обычно в каждую руку брали по свинцовой гире, которые не только увеличивали вес тела, но и удлиняли прыжок, так как в момент отталкивания от земли руки быстрым движением выбрасывались вперед, увлекая за собой тело прыгуна.

Метание диска и дротика составляло важную часть древнегреческих гимнастических упражнений. Диск развивал мускулы рук и плеча, укреплял захват пальцев. Дротик же, помимо этого, улучшал глазомер. Диск для метания представлял собой гладкий бронзовый кружок, удержать который в руке перед броском было нелегкой задачей. Бросали диск и правой, и левой рукой, и в вертикальном, и в горизонтальном направлениях. Одно из упражнений заключалось в том, чтобы, подбрасывая диск вверх, ловить его потом ладонью и предплечьем. При метании диска вперед рука, державшая его, отводилась назад, а потом гимнасты делали несколько быстрых шагов в направлении броска. Дротик метали, поднимая его на высоту уха. Здесь ценилась не только дальность броска, но и точность попадания. Дети начинали тренироваться с палками и лишь затем переходили на настоящие дроты.

Помимо этих обязательных видов гимнастических упражнений, в которых тренировались молодые греки, существовали и другие, носившие дополнительный характер или же служившие развлечениями. К ним относятся тренировки с гирями и обручем, игра в мяч, кулачные бои и панкратий — вид борьбы, сочетавший удары руками с захватами и бросками.

Учителя-педотрибы внимательно следили за занятиями своих учеников, давали им советы и часто на собственном примере показывали правильный способ выполнения упражнений. Их лучшие воспитанники могли помогать более слабым гимнастам.

Вообще в палестре, где проходили гимнастические занятия, присутствовали одновременно и соперничество, и дружеская взаимопомощь.

В Афинах имелось нечто вроде «высшего образования», которое состояло в изучении рисования, математики, астрономии, географии, философии и риторики. Ни один из этих предметов не был обязательным, но их изучение часто становилось популярным и престижным, так как служило показателем высокого статуса и богатства семьи ученика. Перечисленным дисциплинам обучали особые учителя — софисты, которые обычно брали за свои услуги большие деньги, особенно если предметы считались «модными», но уровень их собственных знаний часто был низок, и они мало что могли дать своим подопечным. Но среди софистов были и признанные гении — Сократ, Платон, Аристотель, Пифагор. Впрочем, последних трех нельзя отнести собственно к софистам — они являлись настоящими учеными, проводившими серьезные научные исследования и создавшими настоящие учебные заведения с разносторонней программой, которые вполне можно назвать университетами своего времени, где они готовили своих единомышленников и преемников на пути научного познания мира.

По достижении восемнадцати лет афинянин выходил из юношеского возраста и заносился в список граждан, однако на два года он становился «военнообязанным», так как должен был прослужить полису в качестве эфеба. Эфебия была военным сообществом юношей, подчинявшимся афинским военным командующим — стратегам. Вступая в ряды эфебов, молодой афинянин получал усиленную военную подготовку. Его учили владеть различным оружием, а позже и метательными машинами, совершать длительные переходы, охотиться, спать под открытым небом, терпеть голод и неблагоприятные природные условия. Одновременно эфебы охраняли дороги и деревни Аттики. В классическую эпоху они выполняли свои «служебные обязанности» периодически, остальное время молодые люди продолжали жить в своих домах, посещать занятия и развлекаться.

Воспитание афинской девушки было совсем иным. С детства она замкнуто жила в гинекее, окруженная заботой и внимательностью матери и кормилицы. Детство ее в богатой семье было легким и беззаботным. У нее были игрушки, домашние животные и ручные птицы, например журавль. Она могла часами играть и гулять в домашнем садике. Позже ее обучали обрабаты

вать шерсть и ткать. Серьезного изучения наук, как это часто бывало с мальчиками, не было, хотя девушкам часто прививали навыки чтения и письма, учили музыке.

Но очень редко юная афинянка могла прервать свое уединение. Это касалось тех случаев, когда девушкам разрешалось принимать участие в различных религиозных церемониях. Иногда это были хоровые танцы, иногда торжественные шествия со священными корзинами. Аристократки ткали покрывало, которое преподносили статуе богини Афины во время праздника Великих Панафиней. Во время таких празднеств афинянки могли посещать трагические представления в театре, которые греки считали оказывающими благоприятное влияние на умы молодого поколения. Все эти моменты были редки, и тем большее значение они имели для подрастающей эллинки. О них вспоминали многие месяцы и с нетерпением ждали следующих церемоний.

Бедняки, разумеется, не могли дать своим детям такого же обучения и воспитания. Юноши из таких семей начинали рано работать, поэтому не могли посещать палестры для гимнастических занятий, а тем более не имели средств на оплату услуг софистов. Они также были освобождены от службы эфебов. Девушки, чьи родители имели скромный достаток, вели еще более замкнутую жизнь, чем их богатые сверстницы.

Спартанское воспитание в корне отличалось от афинского, уходя своими корнями в темные века дорийского нашествия, разрушившего ахейскую цивилизацию. С самого рождения ребенок принадлежал не столько родителям, сколько государству. После рождения младенца его осматривала особая комиссия из самых старых и уважаемых граждан. Если его находили слишком слабым или болезненным, то относили дитя на Тайгет в особое место, где оставляли умирать. В случае же, когда ребенок был здоров и крепок, его отдавали обратно родителям.

До семи лет мальчик оставался дома под присмотром матери. По достижении им этого возраста его отводили к воспитателю-педоному, который разбивал детей на особые группы — илай, объединявшиеся в «классы» — буа. Во главе каждой группы стоял иларх, а «класса» — буагор. Они назначались из наиболее взрослых мальчиков, возможно, что своих старших выбирали сами дети. Илархи и буагоры контролировали игры и гимнастические упражнения под руководством педонома и особых наблюдателей, при которых всегда были экзекуторы с розгами. За занятиями детей мог следить также любой взрослый мужчина,

он мог побуждать их к выполнению более трудной задачи, поощрять на состязания друг с другом, давать советы, порицать и даже наказывать.

Главное и, можно даже сказать, единственное содержание спартанского обучения мальчиков составляли различные телесные упражнения, прежде всего прыжки, борьба, метание диска и дротика, владение оружием, а также различные танцы, необходимые для религиозных церемоний. А вот кулачный бой и панкратий были исключены из списка учебной программы, так как спартанцы полагали, что они больше необходимы атлетам, а не воинам.

Начиная с двенадцати лет положение мальчика резко ухудшалось. Он должен был целый год ходить в легкой одежде, босой, с непокрытой головой и коротко остриженными волосами. Ему запрещали мыться и использовать благовония, за исключением редких случаев в особые дни. Он мог спать только на жесткой подстилке, не пользуясь одеялом. Подростку полагалась только очень скудная пища, и ему приходилось воровать еду. Если он попадался, то получал наказание не за само воровство, а за проявленную неловкость.

Кроме этого в Спарте было принято устраивать ежегодное «испытание» мальчиков у алтаря Артемиды Орфийской, которое заключалось в порке до крови, при этом «испытуемым» запрещалось кричать. Те, кто показал наибольшую выносливость, вызывали уважение, но иногда дело оканчивалось смертью.

А вот обучение наукам было крайне ограничено. Афиняне прямо обвиняли спартанцев в невежестве. Правда, изучение чтения и письма считалось в Лаконике обязательным, но обычно это происходило по личной инициативе гражданина. С другой стороны, музыку и пение преподавали на государственном уровне, так как эти виды искусства считались важными с точки зрения нравственного воспитания.

Следует отметить один немаловажный факт, что, несмотря на строгость воспитания и суровость отношения к себе, спартанские мальчики, в отличие от афинских, могли присутствовать на трапезах взрослых мужчин. Там они слушали разговоры об общественных делах, героических и позорных деяниях. Более того, им позволялось участвовать в этих дискуссиях, высказывать свое мнение, отвечать на шутки в свой адрес. При этом они приучались говорить «по-лаконски», то есть кратко, но выразительно.

Вообще, воспитание молодежи считалось долгом любого гражданина. Старшие могли даже наказывать чужих детей, если считали необходимым. При этом жалоба ребенка отцу лишь влекла новое наказание. Не случайно поведение спартанских мальчиков считалось самым благопристойным в Элладе.

С наступлением восемнадцати лет спартанский юноша выходил из разряда мальчиков и переходил в категорию «кандидатов» в граждане, занимая положение примерно такое же, как и афинские эфебы. В двадцать лет он зачислялся в эйрены, начиная служить в легкой пехоте. Наконец, в тридцать лет мужчина получал статус гоплита (тяжеловооруженного пехотинца) и полные гражданские права. С этого времени он мог вступать в брак и иметь собственное хозяйство.

Воспитание девушки в Спарте очень сильно отличалось от принятого в остальной Элладе. Лаконские девочки получали практически то же обучение, что и мальчики, лишь с небольшим смягчением. Их учили бегать, прыгать, бороться, метать диск и дротик, владеть оружием, петь и танцевать. Можно с уверенностью говорить, что их также делили на илай и буа, постепенно усложняли способы тренировок. Девочки, конечно, занимались в основном в отдельных местах, недоступных для посторонних, но существовали и публичные соревнования, когда мальчики наблюдали за играми девочек, и наоборот. Несомненно, взаимные замечания, комментарии и насмешки служили очень сильным стимулом к улучшению достижений. Даже наряд юных лакедемонянок был приспособлен для подобного стиля жизни — короткая туника, не доходившая до колен. Такое воспитание делало лаконских женщин сильными и решительными, выгодно отличая их от остальных эллинок. Выходили замуж спартанки обычно рано — часто даже в пятнадцать лет. При этом существовал обычай «приносить в жертву» богине любви свою лучшую куклу.

Вообще, каждый древнегреческий полис имел собственные традиции обучения подрастающего поколения, которые обычно находились в промежуточном положении между утонченно-изысканными обычаями Афин и военизированными порядками Спарты.

Следует отметить и очень распространенный в Элладе обычай усыновления, объектом которого мог выступить и ребенок живых родителей. Главной причиной этого была религиозная, а точнее, необходимость соблюдения после смерти человека всех обрядов погребения, а затем уход за могилой и воздание долж-

ных почестей тени покойного. Обычно это была обязанность детей умершего, поэтому, если не было родных детей, то брали приемных. Приемный ребенок порывал все связи с прежней семьей и становился наследником усыновившего. Усыновление могло происходить и при жизни приемного родителя, и после его смерти по завещанию. Усыновить можно было даже еще не родившееся дитя, например, сына собственной дочери, сделав его таким образом своим наследником.

Одной из особенностей полисной жизни было широкое распространение там различных сообществ, нечто вроде «клубов», носивших имена тех или иных богов, члены которых организовывали совместные пиршества, жертвоприношения и торжества, а также могли помогать друг другу финансово. В такие организации имели право вступать не только мужчины, но и женщины, хотя последние в этом случае составляли как бы «общество в обществе» и вели свои дела отдельно от мужчин. Каждый подобный союз имел свою кассу, которая пополнялась как изначально установленными взносами членов, так и их добровольными пожертвованиями. Все средства расходовались советом выборных лиц, управлявших такой организацией. Ее собрания были «тайными», точнее, на них не допускались посторонние.

Похоронам и погребению в Древней Греции придавали огромное значение во все периоды ее истории, в том числе и в классический, когда связанные с этим обряды и церемонии значительно усложнились. Необходимость этого основывалась на том, что, по поверью, душа, лишенная могилы, не имела покоя и пристанища и была обречена вечно бродить в виде призрака, нигде не останавливаясь и никогда не получая необходимой для нее пищи в форме жертвоприношений. Будучи вечно голодной и несчастной, она очень скоро становилась злой и обиженной на живых людей, из-за чего пугала их своим появлением, насылала болезни, портила жатву. Лишь погребение и должные регулярные поминки на могиле приносят душе умершего покой и счастье. Можно сказать, что в те времена боялись не столько самой смерти, так как верили в бессмертие души, сколько отсутствия могилы и необходимых церемоний. В целом похороны устраивались для того, чтобы доставить душе умершего умиротворение (если это был друг или родственник) или по крайней мере избежать ее мести (если это бы враг). В истории Афин бывали случаи, когда народное собрание постановляло казнить выигравших для полиса блестящие победы военачальников только за

то, что они не смогли (часто по не зависящим от них причинам) обеспечить захоронение своих павших бойцов.

В классический период процедура похорон была очень сложной и разработанной в мельчайших подробностях.

Сразу же после смерти эллина женщины из рода покойного обмывали его тело, натирали благовонным маслом, облекали в белые одежды и клали на специальное ложе, устанавливавшееся в первой комнате дома, так чтобы его было видно с улицы. На голову мужчины надевался венок, а на голову женщины — диадема, которая, в зависимости от благосостояния семьи, могла быть либо золотой, либо раскрашенной восковой. На лицо могла надеваться маска, скрывавшая изменившиеся черты. На смертное ложе могли ставиться сосуды с благовониями, чтобы перебивать запах разложения, которое в жарком климате Эллады могло начаться очень быстро.

Покойный находился в доме целый день, чтобы факт смерти и отсутствия насилия, приведшего к ней, был достоверно установлен. Приходили родственники и друзья, чтобы оплакать умершего. Перед уходом они были обязаны очиститься водой, так как посещение жилища, омраченного смертью, оставляло «скверну», не сняв которую нельзя было посещать храмы и даже агору.

На следующий день совершалась похоронная процессия. Она начиналась очень рано, перед рассветом или с первыми лучами солнца. Считалось, что все следует закончить до полного восхода дневного светила, так как смерть и погребение принадлежат ночной стороне жизни и им не место на свету. Сначала совершалось жертвоприношение подземным богам, затем начиналась собственно процессия. Покойника клали на повозку, запряженную лошадьми или мулами (если умерший был из богатого рода), либо несли на носилках нанятые люди. Тело клали головой вперед, с открытым лицом и в той одежде, в которой оно было во время церемонии прощания. Могли быть и другие формы убранства мертвых. Так, в Спарте при захоронении павшего воина было принято осыпать его труп оливковыми листьями и покрывать красной хламидой, какую он носил при жизни.

Порядок шествия мог быть различным и в основном определялся обычаем, но в Афинах существовал специальный закон, посвященный этому вопросу. Впереди процессии, даже перед самим умершим, шла женщина, которая несла сосуд для возлияний на могилу. После катафалка или носилок с телом покойного шли одетые в темные одежды родственники до второй степе

ни родства включительно. Всем более дальним родичам и посторонним запрещалось присутствовать на похоронах, исключение было лишь для тех, кому исполнилось более шестидесяти лет, что позволяло участвовать наемным плакальщицам. Мужчины шли первыми. Если покойный был убит, то ближайший родственник нес копье — символический знак угрозы убийце. Сзади шли женщины. Завершали процессию играющие наемные флейтисты. Женщины обычно выражали свою грусть эмоционально — громко стенали, плакали, били себя в грудь, однако не проявляли той исступленности, которая была обычна для Египта, Персии и других восточных стран. Мужчины скорбели более сдержанно. Когда процессия выходила за пределы города и подходила к месту, выбранному для могилы, начинался собственно акт погребения.

Особенности захоронения во многом зависели от уровня благосостояния семьи покойного. Самые бедные могли рассчитывать лишь на общую могилу, где тела лежали очень плотно друг к другу, богатые рода имели собственные гробницы. Положение мертвого тела при одиночном погребении всегда было одинаковым: его клали на спину на дно ящика из песчаника или же гораздо более изысканного саркофага. Если же несколько покойников хоронили рядом, положение тел могло меняться. Они могли лежать головой в различные стороны света и даже помещаться одно на другое.

Помимо погребения продолжало практиковаться и сожжение. Оно было принято в основном среди представителей знатных родов. Сожженный прах помещался затем в глиняную или металлическую урну. Часто применялись оба типа захоронения одновременно. Одну часть тела покойного сжигали, а другую — помещали в саркофаг.

Эллины, как и другие древние народы, имели обычай класть в могилу некоторые предметы, которые должны были сопровождать умершего в загробной жизни. Такие вещи можно разделить на четыре категории:

1) предметы, составлявшие собственность умершего при жизни. В основном это были различные драгоценности. Некоторые украшения изготовлялись исключительно для похорон, например венки из очень тонких и хрупких золотых листьев. В детских захоронениях встречается большое количество игрушек.

2) реальная или символическая посуда, чтобы душа покойного могла питаться в загробном мире.

3) монеты (обычно один бронзовый обол) для оплаты перевозки Хароном души в царство Аида через реку Стикс.

4) ритуальные статуэтки. В женских погребениях встречаются исключительно женские фигурки и изображения божеств — Афродиты, Эрота, Деметры, Ники. В мужских могилах мужские и женские статуэтки встречаются в равной пропорции.

Кроме собственно погребения, родственники и друзья умерших должны были регулярно посещать могилы и приносить там жертвы. Если судить по сохранившимся древнегреческим изображениям, главную роль в этих церемониях играли женщины. В отличие от похорон, во время обрядов жертвоприношения умершим слишком эмоциональное выражение горя было не принято. Скорее теперь проявляли тихую грусть и печаль. Траурный период длился 30 дней. Все это время носили одежду темных цветов. Обычай требовал, чтобы во время этого срока родственники умершего приходили на могилу на третий, девятый и тридцатый день и повторяли возлияния и жертвоприношения первого дня. Впоследствии на кладбище приходили как минимум раз в год — в годовщину смерти или, возможно, в день рождения покойного. Однако обычно место захоронения посещали куда чаще.

Если в гомеровское время наиболее распространенными были кровавые жертвы — овцы, быки, даже пленные враги, то позже от этого стали постепенно отказываться. В V в. до н. э. мертвым обычно подносили фрукты, домашнюю выпечку и т. д. Лишь в редких случаях дозволялось принести в жертву какое-либо животное. Например, в честь павших при Платеях каждый год закалывали быка.

Следует отметить, что, по эллинским поверьям, мертвым нужна была не только «физическая» пища в виде жертвоприношений, но и «духовная», которая скрашивает душе унылое и однообразное существование в загробном мире. Одним из таких «умственных» развлечений было, в частности, общение с родными и друзьями. Греки приходили на могилы близких и, стоя рядом с ними или присаживаясь на колени, вели долгие беседы. Также эллины полагали, что тени мертвых чрезвычайно любят слушать музыку, так что к гробницам часто приходили с флейтой, лирой или тимпаном.

В это время греки уже знали и очень широко использовали завещания, где могли даваться распоряжения как относительно особенностей погребения, так и указания о том, что делать с ос

тавляемым имуществом, имена наследников и, возможно, особые желания.

Эпоха эллинизма завершила историю Древней Греции. Она имела ряд характерных особенностей, которые очень сильно отличали ее от предыдущих периодов греческой истории. Это связано прежде всего с тем, что эллинская цивилизация перестала быть ограниченной территорией собственно Греции. В эллинистических государствах греческая культура вошла в органичный симбиоз с местными восточными традициями. Кроме того, ушло в прошлое время демократии, которая была основой мировоззрения эллинов всю предшествующую эпоху. Эллинистические государства представляли собой монархии с неограниченной властью царя, что было традиционно для стран Востока, но абсолютно чуждо греческому самосознанию. Все это привело к резким изменениям в повседневной жизни эллинов.

Очень сильно изменилось градостроительство. Теперь практически не осталось городов, строившихся без всякого плана, как это обычно бывало в прошлом. Застройка поселений по четкому плану теперь была обычным правилом, причем это относилось и к старым поселениям, таким, как Милет и Пирей, и к новым, возводившимся на пустыре. По всему Востоку в это время строят города по так называемой Гипподамовой схеме, где практичность сочеталась с эстетикой. Например, Александрия была выстроена вокруг порта, который был ее главным элементом. А Пергам в течение столетия возводился на склонах величественной горы и состоял как бы из трех отдельных городов-ярусов, каждый из которых имел собственные храмы и располагался на отдельной террасе, соединяясь с другими извилистой дорогой и гигантскими лестницами, венчал же этот комплекс мощный акрополь. Каждый из крупных городов, а тем более столиц эллинистических государств имел величественные и прекрасные сооружения, которые часто становились его символами. В Александрии это был огромный Фаросский маяк, а в Пергаме — титанический алтарь Зевса и Афины. При этом в проект каждого города обязательно закладывалась возможность его дальнейшего расширения и развития.

Города благоустраивались значительно лучше, чем в прежние времена. В Сирии и Анатолии улицы делались широкими, с колоннадами по бокам. Активно стали использоваться акведуки для снабжения поселения водой, хотя они еще не получили такого широкого распространения, как в Древнем Риме. Одним из основных элементов площадей стал портик. Они строились так,

чтобы подчеркнуть городской пейзаж, придать ему монументальность, упорядочить застройку, гармонизировать ансамбль улицы. Город обязательно украшался статуями, барельефами, стелами с выбитыми на них законами, солнечными часами и т. д.

Важное значение придавалось строительству общественных зданий. В облике тех из них, что были предназначены, например, для нужд городского самоуправления, преобладали строгость и практичность. В качестве примера можно привести булевтерий (зал заседания совета) Приены, построенный во II в. до н. э. Он квадратный в плане, а в центре расположен алтарь, вокруг которого с трех сторон располагались места для членов совета. Вход находится напротив большого портика агоры, а расположенные по диагоналям колонны поддерживают выступающие балки.

Впрочем, в монархических государствах то буйство политической жизни, что наблюдалось в демократических полисах классической эпохи, ушло в прошлое, так что все же теперь основное место среди общественных строений занимали те, которые были предназначены для отдыха и развлечений, а также для деловых операций.

Центром экономической жизни городов продолжает оставаться агора, но теперь она уже не напоминает хаотичный базар, как это было ранее. В эллинистическую эпоху она всегда создавалась прямоугольной формы, была ограничена по сторонам портиками с упорядоченным расположением торговых строений и складов на своей территории. Некоторые города, как, например, островной Делос, имели несколько агор, часто окружавших порт. На торговых площадях в крупных городах уже нельзя было увидеть обычных навесов, купцы строили для себя лавки и конторы, даже что-то вроде бирж. Братства иностранных торговцев, постоянно проживавших в каком-либо городе, строили на своих членов «торговые центры» с обширными складами, удобными комнатами отдыха, роскошными парадными залами и даже собственными небольшими храмами.

Тягу к зрелищам жители эллинистических городов удовлетворяли преимущественно благодаря театрам. Эллинистические театры строились на основе математических расчетов, превративших их в гармоничные сооружения, органично вписанные в ландшафт. Благодаря улучшению в конструкции, ушли в прошлое некоторые оптические искажения, характерные для театров классической эпохи, существенно облегчилась работа актеров.

Как и ранее, одними из самых любимых мест отдыха горожан были гимнасии, палестры, стадионы и ипподромы. Гимнасии, где собиралась молодежь, теперь становятся как бы городскими университетами. Там грамматики, софисты и риторы преподавали литературу, науки, философию, музыку, здесь же выступали и декламаторы. В связи с этим в эллинистических гимнасиях появлялись новые комнаты — кабинеты для занятий и библиотеки, а вокруг зданий разбивались прекрасные сады для прогулок философов. Если ранее такие сооружения строились за пределами городской черты, то теперь они становятся неотъемлемой частью ансамбля поселения, обычно соседствуя с агорой.

Развивалось и жилищное строительство. Представители значительно увеличившегося слоя богатых купцов, чиновников и аристократов заказывали для себя роскошные особняки. Обычно они имели парадный зал, многочисленные жилые и служебные комнаты, входной портик, окружавшие внутренний двор. Стены в них оштукатуривались, имели поясные карнизы, украшенные разнообразными сценами. Полы в главных залах выкладывались роскошными мозаиками. Внутренний же интерьер образовывали мраморные столы и кресла, различные статуи и статуэтки. Многие такие дома имели два этажа, и убранство верхних комнат по своему богатству часто даже превосходило то, что было в помещениях первого этажа. Во дворе обычно стояла цистерна для сбора дождевой воды, что было отнюдь не лишним в условиях засушливого греческого климата.

Существовали, разумеется, и трущобы бедняков. Для них теперь строили жилища, отчасти похожие на современные многоэтажные дома с большим количеством квартир, сдаваемых внаем.

Одной из негативных особенностей эллинистического периода было значительное увеличение количества войн и пиратских набегов. В связи с этим фортификации теперь уделялось очень большое внимание. Все города имели мощные оборонительные сооружения — крепостные стены, рвы, валы. Однако и около деревень, особенно на островах, часто сооружали небольшие крепости в виде башен, имевших до трех этажей.

Семейный быт эллинов изменился довольно слабо по сравнению с классическим периодом. Это относится и к тем грекам, кто жил в Малой Азии, Египте и в средиземноморских западных колониях. Данный факт объясняется очень просто — греки и фактически слившиеся с ними македоняне считали себя своеобразной привилегированной кастой, если жили на территории,

населенной другими народами, поэтому они держались обособленно и старались сохранять свои традиции. Именно поэтому они не переняли обычную для Востока полигамию в форме многоженства, которая у греков считалась варварским обычаем, и сохранили моногамную семью. Мало изменился и семейный быт, формы проведения досуга. Впрочем, эллинистическое общество было значительно более дифференцированным, чем прежнее население демократических полисов, поэтому и уровень жизни был совершенно различным. Купцы и чиновники могли тратить огромные деньги на развлечения — пиры, куртизанок, театр, религиозные церемонии. А вот положение крестьян значительно ухудшилось, и они теперь были вынуждены работать существенно больше, зарабатывая значительно меньше. Появились и профессиональные жрецы (явление практически неизвестное в классической Греции), которые часто должны были следовать определенным правилам поведения. Появилось очень большое количество наемных солдат, повседневная жизнь которых также отличалась своеобразием.

Особо стоит обратить внимание на систему образования в эллинистических государствах. Потребность общества в хорошо подготовленных специалистах разного профиля в этот период стала очень велика, престиж образованности был также весьма высок, что и предопределило очень быстрое развитие сети учебных заведений разного уровня. Даже в небольших городках появляются школы, которые могли быть и государственными, и частными.

Особенности эллинистического учебного процесса лучше всего рассмотреть на примере Афин, где он наиболее известен. Дети начинали обучение в семилетнем возрасте в низшей школе, называемой дедаскалейоном. Занятия там продолжались пять лет и были посвящены изучению навыков чтения, письма, музыки, рисования, преподавались также некоторые литературные произведения, например поэмы Гомера и Гесиода. Школы второй ступени носили название грамматических. Учащиеся посещали их в возрасте от двенадцати до пятнадцати лет, изучая те же самые предметы, но на более глубоком уровне, а также они знакомились с основами философии и астрономии. Одновременно начинало уделяться очень большое внимание физическому развитию подростков. Проводились интенсивные занятия по пентатлону (традиционным пяти видам спорта), которые, как и ранее, проходили в палестре — специальном спортивном комплексе, имевшем и открытую площадку, и закрытые помеще-

ния. Последней ступенью древнегреческой общеобразовательной школы были гимнасии, где молодежь шестнадцати-восемнадцати лет изучала логику, этику, риторику, философию, математику, астрономию, географию, основы медицинских знаний. После этого юноша мог вступить в эфебию. Сама эфебия в этот период очень сильно изменила свое значение. Из обязательной двухгодичной системы военной подготовки новобранцев она превратилась в гражданское одногодичное высшее учебное заведение. Дедаскалейоны были по преимуществу частными, но одновременно существовали и государственные бесплатные школы такого типа. Палестры и грамматические школы могли быть и теми, и другими, а вот гимнасии являлись исключительно государственными. Часто их строили на благотворительные деньги, прежде всего, присланные правителями государств. За этими учебными заведениями наблюдали специальные выборные лица, называемые гимнасиархами. Ими становились самые богатые горожане, так как многие нужды гимнасиев покрывались гимнасиархами за счет собственных средств. Впрочем, эта должность была очень почетна, ведь, как уже упоминалось выше, гимнасии были не только учебными заведениями, но и одними из важнейших культурных центров эллинистических городов. В сельской местности положение было, разумеется, несколько иным. Там обычно существовала лишь одна школа, где преподавал разносторонне подготовленный учитель.

Вообще, положение преподавателей школ в эллинистических государствах было достаточно привилегированным. Эта должность считалась почетной, а заработной платы учителей государственных учебных заведений хватало, чтобы обеспечить им достаток несколько выше среднего уровня. Материальное положение учителя частной школы зависело, конечно, от количества ее учеников, а следовательно, от популярности и престижности данной школы. Сельский преподаватель находился в наименее выгодном положении, так как можно с высокой долей уверенности предположить, что основную часть платы он получал не деньгами, а натурой.

Похоронные обряды изменились незначительно, но они все же трансформировались под влиянием местных обычаев.

В целом бытовые отношения, обычные обряды и церемонии Древней Греции были весьма богаты и разнообразны. Они очень сильно изменились с течением времени, пройдя путь от простых и суровых нравов гомеровского периода до утонченной изысканности эллинизма.

www.sno.pro1.ru

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.