Троянская война

Троянская война
Предисловие
Вначале статьи руководитель раскопок в Трое расскажет подлинна ли Троянская война или это просто легенда? Ученые скептически относятся к этому событию, учитывая, что оно было описано Гомером в его поэме “Илиада”(9-8 век до нашей эры), которая может нести в себе информацию из разных эпох. О самом Гомере также немного известно, и всё же, многочисленные археологические находки, найденные совсем недавно, могут доказать факт существования военных действий на территории Трои.

Какие цели преследовали воюющие стороны? Гомер использовал войну, как окружение для противостояния людей с богами. Но интересно вот что – если убрать из “Илиады” дела богов, останется точная историческая хронология событий.

Также в статье подробно описаны действующие лица конфликта – герои Ахиллес и Одиссей, успешно покорившие Трою, Гектор – мужественно защищавший свой народ до последнего, а также Боги – Зевс, Аполлон, Афродита, Арес, Афина и Гера, которые поддерживали разные стороны войны.

Решительная стратегия с огромным деревянным конём заслужила отдельное внимание автора. В событиях поэмы греки соорудили постройку и спрятались в ней, а троянцы приняли её за трофей. Ночью, когда город уснул, греки открыли ворота своим союзникам и перебили всех оборонявшихся. Сам факт вызывает сомнение. Можно ли провернуть такое в военных условиях того времени.

Причины войны

Хоть и утвер­жда­ет­ся иное, одна­ко архео­ло­ги­че­ские работы над новым про­ек­том в Трое осу­ществля­ют­ся не для того, чтобы понять «Или­а­ду» Гоме­ра или Тро­ян­скую вой­ну. В тече­ние послед­них 16 лет более 350 иссле­до­ва­те­лей, уче­ных и тех­ни­че­ских спе­ци­а­ли­стов при­мер­но из 20 стран вме­сте ведут рас­коп­ки на участ­ке в севе­ро-запад­ной Тур­ции, кото­рый спер­ва был кре­по­стью нача­ла брон­зо­во­го века, а в кон­це кон­цов стал визан­тий­ским посе­ле­ни­ем, поки­ну­тым в 1350 г. н. э. Одна­ко мне, нынеш­не­му руко­во­ди­те­лю рас­ко­пок, посто­ян­но зада­ют вопрос, дей­ст­ви­тель­но ли была Тро­ян­ская вой­на Гоме­ра.

Раз­мер Трои

Троя, по-види­мо­му, была раз­ру­ше­на око­ло 1180 г. до н. э. (эта дата соот­вет­ст­ву­ет кон­цу наших рас­ко­пок на уров­нях Троя VII или VIIa), веро­ят­но, в резуль­та­те про­иг­ран­ной горо­дом вой­ны. Име­ют­ся при­зна­ки пожа­ра, несколь­ко ске­ле­тов и мас­са сна­рядов пра­щи. Люди, успеш­но защи­тив­шие город, собра­ли бы свои сна­ряды пра­щи и отло­жи­ли до сле­дую­щей вой­ны, но победо­нос­ный заво­е­ва­тель не стал бы ниче­го с ними делать. Но это не озна­ча­ет, что дан­ный кон­фликт был той самой вой­ной — несмот­ря даже на то, что антич­ное пре­да­ние отно­сит ее при­мер­но к это­му вре­ме­ни. После пере­ход­но­го пери­о­да про­дол­жи­тель­но­стью в несколь­ко деся­ти­ле­тий, новое насе­ле­ние с восточ­ных Бал­кан или севе­ро-запад­но­го При­чер­но­мо­рья, оче­вид­но, посе­ли­лось на руи­нах горо­да, веро­ят­но, силь­но ослаб­лен­но­го.

Глав­ный аргу­мент про­тив того, чтобы свя­зы­вать эти руи­ны с вели­ким горо­дом, опи­сан­ным в «Илиа­де», состо­ял в том, что в кон­це брон­зо­во­го века Троя была совер­шен­но незна­чи­тель­ным горо­дом, за кото­рый не сто­и­ло сра­жать­ся. Наши новые рас­коп­ки и раз­ви­тие иссле­до­ва­ний в юго-восточ­ной Евро­пе суще­ст­вен­но изме­ни­ли эти воз­зре­ния на Трою.

Выяс­ня­ет­ся, что на самом деле для сво­его реги­о­на и вре­ме­ни этот город был очень круп­ным и прак­ти­че­ски навер­ня­ка имел меж­ре­гио­наль­ное зна­че­ние, так как кон­тро­ли­ро­вал доступ из Сре­ди­зем­но­го моря в Чер­ное и из Малой Азии в юго-восточ­ную Евро­пу и наобо­рот. Его кре­пость не име­ла себе рав­ных во всем этом реги­оне и, насколь­ко сего­дня извест­но, — нигде в юго-восточ­ной Евро­пе. Кро­ме того, Троя, оче­вид­но, посто­ян­но под­вер­га­лась напа­де­ни­ям и сно­ва и сно­ва вынуж­де­на была защи­щать­ся, о чем свиде­тель­ст­ву­ют ремон­ты укреп­ле­ний кре­по­сти и уси­лия, пред­при­ня­тые для их рас­ши­ре­ния и уси­ле­ния.

Впе­чат­ля­ю­щим резуль­та­том новых рас­ко­пок ста­ло под­твер­жде­ние суще­ст­во­ва­ния ниж­не­го посе­ле­ния с XVII до нача­ла XII вв. до н. э. (уров­ни Троя VI/VIIa) за пре­де­ла­ми кре­по­сти и к югу и восто­ку от нее. Как пока­за­ли обсле­до­ва­ния с помо­щью маг­ни­то­мет­ра и семь рас­ко­пок, пред­при­ня­тых с 1993 г., этот ниж­ний город по край­ней мере в XIII в. был окру­жен вну­ши­тель­ным фор­ти­фи­ка­ци­он­ным рвом в фор­ме бук­вы U, шири­ной при­мер­но 3,5 мет­ров и глу­би­ной око­ло 2 мет­ров, выруб­лен­ным в извест­ня­ко­вой поро­де.

Выво­ды о нали­чии и каче­стве зда­ний в пре­де­лах это­го рва были сде­ла­ны на осно­ва­нии несколь­ких проб­ных шур­фов и рас­ко­пок, часть из кото­рых охва­ты­ва­ла весь­ма обшир­ные пло­ща­ди поверх­но­сти. Пла­ни­ров­ка горо­да была под­твер­жде­на в 2003 г. интен­сив­ным и систе­ма­ти­че­ским иссле­до­ва­ни­ем кера­ми­ки. Мы обна­ру­жи­ли так­же клад­би­ще за пре­де­ла­ми рва на юге. Самые послед­ние рас­коп­ки уста­но­ви­ли, что Троя, кото­рая теперь охва­ты­ва­ет более трид­ца­ти гек­та­ров, почти в пят­на­дцать раз боль­ше, чем счи­та­лось ранее.

Место дей­ст­вия «Или­а­ды»

Гомер счи­тал само собой разу­ме­ю­щим­ся, что его ауди­то­рия зна­ет, что вой­на велась за город, назы­вав­ший­ся Или­о­ном или Тро­ей. Бар­ду преж­де все­го важ­но было опи­сать гнев Ахил­ла и его послед­ст­вия. Он исполь­зо­вал Трою и вой­ну как поэ­ти­че­ское окру­же­ние для кон­флик­та людей и богов. Одна­ко с точ­ки зре­ния архео­ло­га «Или­а­ду» мож­но интер­пре­ти­ро­вать как «место дей­ст­вия» в совер­шен­но дру­гом смыс­ле. Мож­но рас­смат­ри­вать Гоме­ра или его инфор­ма­то­ров как свиде­те­лей, видев­ших Трою и ланд­шафт Трои в кон­це VIII в. до н. э., в пери­од, когда, по мне­нию иссле­до­ва­те­лей, Гомер сочи­нил свой эпос.

Во вре­ме­на Гоме­ра Троя была силь­но раз­ру­шен­ным горо­дом, но остат­ки Трои VI/VIIa, как цита­де­ли, так и ниж­не­го горо­да, все еще впе­чат­ля­ли. Веро­ят­но, люди, кото­рые тогда и позд­нее смот­ре­ли на них с окрест­ной терри­то­рии, мог­ли узнать общие очер­та­ния тех мест, где про­ис­хо­ди­ло дей­ст­вие, по опи­са­ни­ям в «Илиа­де».

Они мог­ли отчет­ли­во пред­ста­вить себе все это, напри­мер, под­ни­ма­ясь по скло­ну в «свя­щен­ный Или­он». «Свя­щен­ный Или­он» — это наи­бо­лее частый эпи­тет в «Илиа­де», и в подоб­ном месте мож­но пред­по­ла­гать суще­ст­во­ва­ние свя­щен­но­го зда­ния. Мож­но при­ве­сти убеди­тель­ные дово­ды в поль­зу суще­ст­во­ва­ния на этом месте свя­ти­ли­ща или свя­ти­лищ, воз­мож­но, в фор­ме дере­вян­но­го зда­ния, самое позд­нее, с нача­ла VII в. до н. э. — при­бли­зи­тель­но в эпо­ху Гоме­ра, — кото­рые затем до послед­них лет Рим­ской импе­рии слу­жи­ли куль­то­вым цен­тром. Ника­кие архео­ло­ги­че­ские дан­ные не про­ти­во­ре­чат пред­по­ло­же­нию, что Троя и окру­жаю­щая мест­ность послу­жи­ли место дей­ст­вия для «Или­а­ды» Гоме­ра в 700 г. до н. э.

Связь с хет­та­ми

Хотя Троя нахо­дит­ся в Ана­то­лии, Карл Бле­ген, руко­во­див­ший рас­коп­ка­ми на этом участ­ке в 1930-х гг., счи­тал Трою VI/VIIa гре­че­ским посе­ле­ни­ем. Пред­став­ле­ние о гре­че­ской Трое, кото­рое разде­лял и Шли­ман, твер­до упро­чи­лось. Эти архео­ло­ги при­шли в Трою из Гре­ции, как в бук­валь­ном, так и в пере­нос­ном смыс­ле, а затем вер­ну­лись в Гре­цию и в сво­ем под­хо­де были пред­взя­ты — веро­ят­нее все­го, неосо­знан­но. Одна­ко до 1930-х гг. в Ана­то­лии было очень мало архео­ло­ги­че­ских дан­ных, сопо­ста­ви­мых с Тро­ей, и опре­де­лен­но не в запад­ной Ана­то­лии.

Немец­кий архео­лог Ман­фред Корф­ман из Тюбин­ген­ско­го уни­вер­си­те­та руко­во­дил рас­коп­ка­ми на участ­ки Гис­сар­лык/Троя в севе­ро-запад­ной Тур­ции в тече­ние послед­них 16 лет (Troia Projekt).

Сего­дня мы зна­ем, из соб­ст­вен­ных рас­ко­пок и даже из более ран­них, что во всех основ­ных аспек­тах Троя брон­зо­во­го века тес­нее свя­за­на с Ана­то­ли­ей, чем с Эгей­ским реги­о­ном. Это ста­ло понят­но бла­го­да­ря тон­нам мест­ной кера­ми­ки и мел­ким наход­кам, таким, как печать с мест­ной иеро­гли­фи­че­ской над­пи­сью, а так­же в целом на осно­ва­нии общей кар­ти­ны посе­ле­ния, архи­тек­ту­ры из сыр­цо­во­го кир­пи­ча и погре­бе­ний путем кре­ма­ции.

Иссле­до­ва­ния ана­то­лий­ских спе­ци­а­ли­стов пока­за­ли, что то, что мы сего­дня назы­ваем Тро­ей, в кон­це Брон­зо­во­го века было цар­ст­вом Вилу­са, доста­точ­но силь­ным, чтобы заклю­чать дого­во­ры с Хетт­ской импе­ри­ей; даже егип­тяне, по-види­мо­му, зна­ли этот город. Далее, соглас­но запи­сям хет­тов, как раз в XIII — нача­ле XII вв., в пред­по­ла­га­е­мое вре­мя тро­ян­ской вой­ны Гоме­ра, вокруг Трои про­ис­хо­ди­ли поли­ти­че­ские и воен­ные тре­ния.

Была ли Тро­ян­ская вой­на?

На осно­ва­нии сво­его мно­го­лет­не­го опы­та и зна­ний о Трое, я пола­гаю, что вопрос дол­жен зву­чать так: «Поче­му иссле­до­ва­те­лям, не исклю­чаю­щим опре­де­лен­ную сте­пень исто­рич­но­сти основ­ных собы­тий “Или­а­ды”, при­хо­дит­ся защи­щать свою пози­цию?» В све­те пора­зи­тель­ных мас­шта­бов откры­тий, состо­яв­ших­ся в послед­ние 10—15 лет, бре­мя дока­за­тель­ства теперь долж­но быть воз­ло­же­но на тех, кто пола­га­ет, что не суще­ст­ву­ет абсо­лют­но ника­кой свя­зи меж­ду тем, что слу­чи­лось в Трое кон­ца брон­зо­во­го века, и собы­ти­я­ми «Или­а­ды».

Напри­мер, на чем осно­ва­ны утвер­жде­ния, что в XIII—XII вв. до н. э. Троя была захуда­лым горо­дом, не заслу­жи­ваю­щим ни ино­зем­ных втор­же­ний, ни, нако­нец, вни­ма­ния Гоме­ра? Наде­ем­ся, что скеп­ти­ки нако­нец при­мут во вни­ма­ние новые архео­ло­ги­че­ские дан­ные по это­му вопро­су и резуль­та­ты по-насто­я­ще­му меж­дис­ци­пли­нар­но­го под­хо­да к иссле­до­ва­нию Трои.

Соглас­но архео­ло­ги­че­ским и исто­ри­че­ским откры­ти­ям, осо­бен­но совер­шен­ным в послед­нее деся­ти­ле­тие, сего­дня ско­рее веро­ят­но, чем неве­ро­ят­но, что в кон­це брон­зо­во­го века в Трое и вокруг нее про­изо­шло несколь­ко воору­жен­ных кон­флик­тов. Сего­дня нам не извест­но, сли­лись ли в памя­ти сле­дую­щих поко­ле­ний неко­то­рые или все эти кон­флик­ты в «Тро­ян­скую вой­ну» или сре­ди них была един­ст­вен­ная, осо­бен­но памят­ная «Тро­ян­ская вой­на».

Одна­ко сего­дня все ука­зы­ва­ет на то, что Гоме­ра сле­ду­ет при­ни­мать всерь­ез, что его рас­сказ о воен­ном столк­но­ве­нии меж­ду гре­ка­ми и тро­ян­ца­ми осно­ван на памя­ти об исто­ри­че­ских собы­ти­ях — како­вы бы они ни были. Если бы одна­жды на рас­коп­ках ко мне кто-то подо­шел и заявил, что Тро­ян­ская вой­на дей­ст­ви­тель­но здесь про­изо­шла, то я как архео­лог, работаю­щий в Трое, отве­тил бы: «Поче­му нет?».

Спе­ци­а­ли­сты по ком­пью­тер­но­му моде­ли­ро­ва­нию поз­во­ли­ли архео­ло­гам, работаю­щим в Трое, пре­об­ра­зо­вать их исход­ные дан­ные в рекон­струк­цию кре­по­сти и ниж­не­го горо­да во вре­ме­на Тро­ян­ской вой­ны. (Troia Projekt).

Источник: ancientrome.ru

Уже в древние времена недалеко от Геллеспонта находился могущественный город Троя, расположенный в плодородном углу Малой Азии. К тому времени, о котором идет речь, в этом городе царствовал могущественный Приам со своей женой Гекубой, от которой он имел много сыновей и дочерей.

Один из его сыновей, Александр, называемый иначе Парисом, отличался удивительной красотой. Однажды, когда он пас стада отца, пред ним явились три олимпийские богини: Гера, Афина и Афродита, прося решить их спор о том, которая из них прекраснее. Каждая пыталась склонить его обещаниями на свою сторону, но он признал самой красивой Афродиту, которая, как богиня любви, обещала ему за это в дар прекраснейшую из смертных жен. Этим решением Парис восстановил против себя Геру и Афину, которые были до сих пор очень благосклонны к нему; они не удержали его от выполнения безумного плана, к которому склонила его Афродита, погубившего и его самого, и его парод.

Самой прекраснейшей из жен в то время была Елена, жена македонского царя Менелая, которую ее отец Зевс одарил божественной красотой. Парис прибыл в качестве гостя в Лакедемон и, нарушая все законы гостеприимства, соблазнил прекрасную царицу и уговорил ее бросить супруга и детей и, захватив все сокровища, бежать с ним в Трою.

Это дерзкое похищение не могло остаться безнаказанным, и Менелай обратился за помощью к своему брату Агамемнону, могущественному повелителю Микен, который побудил всех царей Эллады к походу против Трои.

Среди этих царей находился также и сын Лаэрта, Одиссей, царь Итаки; он не отличался большой силой, но его очень ценили и уважали за его храбрость, ум и хитрость. Он сначала отправился вместе с Менелаем в Трою, чтобы попытаться убедить Плену вернуться со своими сокровищами обратно в дом Менелая; но ни его красноречие, ни угрозы Менелая не помогли делу: Елена, решительно отказалась возвратиться.

Тогда войско греков, или ахеян, собравшись в Авлиде, отплыло в Трою, и скоро началась упорная и продолжительная война между ахеянами и троянцами. Овладеть необычайно сильным и хорошо защищенным городом оказалось гораздо труднее, чем думали греки; к тому же войско Приама заключало в себе, кроме троянцев, еще большое количество союзников; отважный Гектор, старший сын Приама, стал во главе его и с успехом отражал все нападения врагов.

Девять лет тянулась эта борьба с переменным успехом, как вдруг на десятый год между вождями ахеян начались распри. Вождь народов, Агамемнон и самый сильный и отважный из ахейских героев, Ахиллес, поссорились друг с другом из-за дележа добычи. Агамемнон похитил из палатки Ахиллеса красавицу Бризеиду, доставшуюся по жребию последнему; дочь жреца Аполлона, Хризеиду, он должен был возвратить отцу, чтобы предотвратить гнев богов.

Оскорбленный Ахиллес заперся тогда в палатке со своим другом Патроклом и отказался принимать участие в борьбе; мать же его, Фетида, обратилась к Зевсу, умоляя сто отклонить на это время счастье от ахеян. Зевс исполнил ее просьбу, и ахеяне, оттесненные Гектором к самым кораблям, начали терпеть страшную нужду.

Тогда Агамемнон отправил Одиссея и Аякса в палатку гневающегося героя, чтобы они разжалобили его описанием страданий греков; но напрасно было все красноречие Одиссея: Ахиллес оставался непреклонным и не сдвинулся с места даже и тогда, когда Гектор разрушил лагерь ахеян и угрожал поджечь их корабли. Со всем мужеством отчаяния защищались греки под начальством Аякса, сына Теламона, но Гектор теснил их все больше и больше, и вот уже один из кораблей был объят пламенем. Тогда Ахиллес внял, наконец, просьбе своего друга Патрокла и позволил ему, облачившись в его вооружение, отправиться на помощь погибающим друзьям с его воинами-мирмидонянами.

Патрокл, которого все приняли за Ахиллеса, прогнал из лагеря устрашенных троянцев, но, преследуя их, слишком отдалился от войска и был убит Гектором.
И вот, чего не могли сделать все просьбы, то сделало желание мести и скорбь о погибшем друге. Ахиллес примирился с Агамемноном, и, надев новые доспехи, сделанные ему, по просьбе Фетиды, Гефестом, ужасный и гневный, как буря, устремился в битву. Горе было всем, кого настигала его рука, и уже скоро испуганные и разбитые троянцы спасались бегством под прикрытие городских стен.

Один Гектор, не внимая просьбам старых родителей, остался перед воротами и ждал приближения врага. Но храбрость не спасла его, и он пал от копья Ахиллеса; ярость последнего была так велика, что он еще раз ударил его копьем уже мертвого, а затем привязал его труп к своей боевой колеснице и проехал с ним, волоча его по земле, мимо стен Трои.

Совершивши погребение Патрокла, он сжалился, однако, над слезами и просьбами Приама и возвратил ему труп Гектора, который был торжественно погребен троянцами.

Но и сам Ахиллес не долго радовался победе над Гектором; он также скоро пал на поле битвы, пораженный в пяту стрелой Париса. При рождении Ахиллеса мать выкупала его в особой жидкости, которая сделала его тело неуязвимым, и только одна пята, за которую держала его мать, осталась несмоченной. И вот Парис, по совету Аполлона, направил смертоносную стрелу в эту единственно уязвимую часть его тела.

Около тела Ахиллеса загорелась отчаянная битва, и только с большим трудом удалось грекам, особенно Аяксу и Одиссею, отбить его у троянцев. Семнадцать дней и ночей оплакивали боги и люди смерть этого несравненного героя, а на восемнадцатый сожгли его труп, а пепел положили в урну вместе с останками Патрокла. После погребения Фетида устроила великолепные погребальные игры в честь сына; его доспехи она решила отдать тому, кто всех храбрее отбивал у троянцев его труп. На них заявили свое право два героя: Аякс, сын Теламона, и Одиссей; так как никто из них не хотел уступать другому, то, в конце концов, предоставили решение спора пленным троянцам.

Они, побуждаемые Афиной, покровительствовавшей Одиссею, высказались за него, после чего Аякс, снедаемый завистью, наложил на себя руки. Смерть этого могучего и храброго героя вместе со смертью Ахиллеса опять сильно ухудшила дела греков, и им пришлось подумать о подкреплении своих уже иссякавших сил. Поэтому Одиссей был послан в Элладу, и ему удалось уговорить сына Ахиллеса, могучего Неоптолема, и славного Филоктета отправиться под Трою на помощь грекам.

Но, несмотря на эти свежие силы, им не удавалось взять город. Тогда Одиссей придумал необыкновенную хитрость. Греки, при помощи искусного Эпея, выстроили деревянного коня такой необычайной величины, что внутри его свободно мог поместиться целый отряд героев. Затем Одиссей, одевшись нищим, пробрался незаметно в город, и, узнав расположение его, счастливо вернулся в лагерь. Здесь он убедил ахеян сжечь палатки и, сев на корабли, отплыть в море, показывая этим, что они решили прекратить осаду. Сам же он вместе с Менелаем, Агамемноном, Диомедом, Неоптолсмом и некоторыми другими героями скрылся в чреве коня, которого троянцы приняли за дивный образ божества.

Несмотря на предостережение Лаокоона, вещего прорицателя, чуявшего здесь козни врагов, ликующие троянцы разломали городскую стену и осторожно втащили коня в город. Спрятанные в нем герои в следующую же ночь вышли из своего убежища, впустили в город возвратившихся товарищей и произвели поголовное избиение застигнутых врасплох троянцев.

Приам со всеми родственниками и все лучшие граждане города были перебиты, город сожжен, а жены, дети и сокровища составили добычу победителей и были отвезены на корабли. Елену Одиссей и Менелай сейчас же разыскали и также, не причиняя ей ни малейшего вреда, отвезли на корабль.

Теперь нужно было возвращаться домой, но это возвращение было очень печально для многих героев. Аякс, сын Локра, был потоплен разгневанным Посейдоном во время ужасной бури; Менелай долгое время носился со своим кораблем по отдаленным морям; Агамемнон был убит сейчас же после своего возвращения на родину своей женой Клитемнестрой и ее преступным сообщником Эгистеем.

Хитроумному Одиссею также пришлось вынести много страданий и горя прежде, чем он достиг своей Итаки, ибо бури, посланные разгневанными богами на возвращающихся, долго носили его по морю.

Источник: godsbay.ru

Миф и реальность

Троянский конь

В Тёмные века (XI—IX вв. до н. э.), наступившие после разрушения исчезнувшей микенской цивилизации, по дорогам Греции странствовали бродячие певцы. Их приглашали в дома и дворцы, угощали за столом рядом с хозяевами, а после трапе зы гости собирались послушать истории о богах и героях. Певцы декламировали стихи-гекзаметры и подыгрывали себе на лире. Самым известным из них был Гомер.

Его принято считать автором двух эпических поэм — «Илиады» (об осаде Трои) и «Одиссеи» (о возвращении из похода царя греческого острова Итака Одиссея), при этом многие литературоведы сходятся во мнении, что сами поэмы создавались не одно столетие и несут на себе следы разных эпох. Ещё в древности о Гомере почти ничего не было известно. Говорили, будто бы он происходил с острова Хиос и был слепым. Города древней Греции на побережье Малой Азии спорят за право называться его родиной. Учёные считают, что Гомер жил примерно в 850—750 гг. до н. э. К этому времени поэмы сложились уже как цельные литературные произведения.

Гомер рассказал, как город Троя был разрушен ахейцами после многолетней осады. Причиной войны послужило похищение троянским царевичем Парисом жены спартанского царя Минелая Елены. Случилось так, что три богини — Гера, Афина и Афродита — обратились к юноше с вопросом, кто из них самая прекрасная. Афродита пообещала царевичу любовь самой красивой женщины в мире, если он назовет её. Парис признал Афродиту прекраснейшей, и Гера и Афина затаили на него злобу.

Самая красивая женщина жила в Спарте. Она была так прекрасна, что все греческие цари хотели взять её в жёны. Елена выбрала Менелая, брата Агамемнона, царя Микен. По совету Одиссея все прежние женихи Елены поклялись помочь Менелаю, если кто-либо попытается отнять у него жену. Через некоторое время Парис по делам торговли отправился в Спарту. Там он встретил Елену и загорелся страстью, а Афродита помогла ему завладеть сердцем царицы. Влюблённые бежали в Трою под защиту отца Париса, царя Приама.

Помня о клятве, микенские цари под предводительством Агамемнона собрались в поход. Среди них был и самый храбрый Ахилл, и самый хитрый Одиссей. Троя представляла собой мощную крепость, и штурмовать её оказалось нелегко. Десять лет ахейское войско простояло под стенами города, так и не добившись победы. Обороной руководил старший сын Приама Гектор, храбрый воин, поль-зовавшийся любовью сограждан.

Археологи о Трое

Наконец, Одиссей придумал хитрость. Древние Греки построили огромного деревянного коня, в брюхе которого спрятались воины. Коня оставили у стен города, а сами демонстративно отплыли на кораблях домой. Троянцы поверили, что враг ушёл, и затащили коня в город, радуясь такому необычному трофею. Ночью воины, прятавшиеся внутри коня, выбрались наружу, открыли городские ворота и впустили в Трою своих товарищей, которые, как оказалось, незаметно вернулись к стенам города. Троя пала. Ахейцы уничтожили почти всех мужчин, а женщин и детей увели в рабство.

Современные учёные считают, что Троянская война произошла в 1240—1230 гг. до н. э. Её реальной причиной могло послужить торговое соперничество между Троей и союзом микенских царей. В древности греки верили в правдивость мифов о Троянской войне. И действительно, если изъять из «Илиады» и «Одиссеи» деяния богов, то поэмы выглядят как подробные исторические хроники.

Гомер даже передаёт длинный список кораблей, отправившихся в поход против Трои. Иначе смотрели на дело историки XVIII—XIX вв., для них «Илиада» и «Одиссея» были литературными произведениями, сюжет которых вымышлен от начала до конца.

Это предвзятое мнение смогли перевернуть только раскопки немецкого археолога любителя Генриха Шлимана. Он был убеждён в том, что персонажи Гомера — реальные исторические лица. С детства Шлиман глубоко переживал трагедию Трои и мечтал найти этот загадочный город. Сын пастора, он долгие годы занимался предпринимательством, пока в один прекрасный день не скопил достаточно денег, чтобы начать раскопки. В 1871 г.

Шлиман отправился на северо-запад полуострова Малая Азия, в местность, которая в древности называлась Троада, где, по указаниям Гомера, располагалась Троя. Греки ещё называли её Илионом, откуда и произошло название поэмы — «Илиада». В XIX в. эти земли принадлежали Османской империи. Договорившись с турецким правительством, Шлиман приступил к раскопкам на холме Гиссарлык, географическое положение которого соответствовало описанию Гомера. Удача улыбнулась ему. Холм скрывал развалины не одного, а девяти городов, сменявших друг друга на протяжении двадцати веков.

Шлиман провёл несколько экспедиций на Гиссарлык. Решающей оказалась четвёртая. Гомеровской Троей археолог посчитал поселение, расположенное во втором слое снизу. Для того чтобы добраться до него, Шлиману пришлось «снести» остатки по крайней мере ещё семи городов, хранивших много ценных находок. Во втором слое Шлиман обнаружил Скейские ворота, башню, сидя на которой Елена показывала Приаму греческих полководцев, дворец Приама и клад с золотыми и серебряными украшениями.

Открытия Шлимана потрясли научный мир. Не оставалось сомнений в том, что Гомер поведал о ре ально происходившей войне. Однако продолжение раскопок профессиональными исследователями дали неожиданный результат: город, который Шлиман принял за Трою, старше Троянской войны на тысячу лет. Саму же Трою, если, конечно, это была она, Шлиман «сбросил» вместе с семью верхними слоями. Утверждение археолога любителя, будто он «смотрел в лицо Агамемнону», тоже оказалось ошибочным. В могилах покоились люди, жившие за несколько столетий до Троянской войны.

Но самое главное — находки показали, что древняя цивилизация, с которой археолог познакомил мир, далека от хорошо знакомой по «Илиаде» и «Одиссее» греческой архаики. Она древнее, гораздо выше по уровню раз-вития и намного богаче. Гомер писал свои поэмы через пять-шесть веков после гибели микенского мира. Он не мог себе даже вообразить дворцов с водопроводами и фресками, в которых трудились тысячи невольни-ков. Он показывает быт людей таким, каким он стал в его время, после нашествия варваров-дорийцев.

Цари у Гомера живут немногим лучше, чем простые люди. Их деревянные дома, окружённые частоколом, имеют земляной пол, потолок покрыт сажей. У порога дворца Одиссея благоухает навозная куча, на которой лежит его любимый пёс Аргус. Женихи Пенелопы во время пиров сами закалывают и свежуют животных. Царь сказочно богатого народа феаков Алкиной имеет «пятьдесят рукодельниц невольных», которые мелят муку, и пятьдесят ткачих. Его дочь Навсекая с подругами сама стирает бельё на берегу моря. Пенелопа прядёт и ткёт со служанками. Быт гомеровских героев патриархален и прост. Отец Одиссея Лаэрт сам обрабатывал мотыгой землю, а царевич Парис пас стада в горах, где и повстречал трёх спорящих богинь…

Вокруг раскопок Трои до сих пор не утихают споры. Тот ли город нашёл Шлиман? Благодаря обнаружению и прочтению документов из архива хеттских царей известно, что этот народ торговал с Троей и Илионом. Правда, цивилизация Хеттов знали их как два разных города в Малой Азии и называли Труиса и Вилуса. Как бы то ни было, в результате раскопок торопливого и не слишком внимательного любителя мир впервые познакомился с микенской культурой. Эта цивилизация затмила своим блеском и богатством всё, что до того было известно о ранней истории Греции.

Источник: historie.ru

Стих

Ну, с какого перепоя
Наши предки брали Трою?
Нарядились под коня
И ворвались в тыл врага.

Эх, задали там всем жару:
Враг дрожал от дикой свары,
Укрываясь от меча
Из огня, да в полымя.

Посекли там столь народу,
Не родить всем мамкам сроду.
И добра там столько взяли,
Сколько черти накачали.

А девиц красивых в теле
Брали теплыми в постели
И терзали их любовь,
Возбуждая сексом кровь.

И всю ночь стонала Троя
В муках, страсти и любви,
Так с триумфом с поля боя
Нику предки вознесли.

А затем под рев потешный,
Вынув грозные клинки,
Стерли Трою в ад кромешный
С лика матери Земли.

Источник: chitalnya.ru

Предпосылки к войне

Считается, что причиной конфликта стало похищение троянским царевичем Парисом прекрасной Елены, которая была женой царя Спарты Менелая. Елена была настолько хороша собой, что отец царь Тиндарей никак не мог решиться выдать ее замуж, опасаясь мести отвергнутых женихов. Тогда было принято неслыханное по тем временам решение, разрешить девушке самой выбрать себе суженого. Дабы избежать возможного конфликта, все потенциальные женихи связали себя клятвой не преследовать счастливца, на которого падет выбор царевны, и в последующем всячески помогать ему при необходимости. Елена остановила свой выбор на Менелае, и стала его женой.

Однако еще раньше три самых могущественных богини Олимпа – Гера, Афина и Афродита – поспорили из-за золотого яблока, подкинутого богиней раздора Эридой. На яблоке было всего одно слово – «прекраснейшей», но именно оно стало причиной дальнейших событий. Каждая богиня считала, что яблоко по праву принадлежит ей и не желала уступить соперницам. Боги-мужчины отказались ввязываться в женскую распрю, а вот человеку мудрости не хватило.

Богини обратились с просьбой рассудить их к Парису, сыну царя Приама, правившего Троей. Каждая обещала что-то взамен: Гера – власть, Афина – военную славу, а Афродита – любовь любой женщины, которую тот пожелает. Парис выбрал Афродиту, нажив при этом себе и народу Трои двух могущественнейших врагов.

Троянский царевич прибыл в Спарту, где в отсутствие Менелая, уговорил бежать Елену с ним (по другим источникам похитил). Возможно, дело и не дошло до столь масштабного конфликта, если бы беглецы не прихватили с собой сокровища Менелая. Этого оскорбленный муж снести уже не смог и бросил клич все бывшим женихам Елены, связавшим себя когда-то клятвой.

Греческое войско общей численностью в 100 тысяч человек погрузилось на корабли и отправилось в Трою. Возглавляли ахейцев Менелай и микенский царь Агамемнон, приходившийся тому братом. После того как греки расположились лагерем под стенами города, было решено попытаться решить дело миром, для чего направить в Трою парламентеров. Однако троянцы не согласились на условия греков, рассчитывая на прочность крепостных стен и свое войско. Началась осада города.

Согласно предсказанию, война должна была продлиться 9 лет, и только на 10-й год обещано падение Трои. Все эти годы ахейцы занимались мелким грабежом и набегами на близлежащие города. Во время одного из походов, добычей греков стали Хрисеида, дочь жреца Хриса, и Брисеида, дочь царя Брисея. Первая досталась царю Микен Агамемнону, а вторая Ахиллу – знаменитому греческому герою.

Вскоре в лагере греков начался мор, что было истолковано прорицателем Калхасом как гнев бога Аполлона, к которому обратился опечаленный отец Хрисеиды. Греки потребовали от Агамемнона вернуть пленницу отцу, и тот скрепя сердце согласился, но взамен начал требовать для себя Брисеиду, законную пленницу Ахилла. Завязалась словесная перепалка, в которой Ахилл обвинил Агамемнона в алчности, а тот в свою очередь обозвал великого героя трусом. В результате оскорбленный Ахилл отказался участвовать в дальнейшей осаде города, да к тому же попросил свою мать, морскую нимфу Фетиду, умолить Зевса даровать победу троянцам, чтобы наказать зарвавшегося Агамемнона.

Идя навстречу просьбе Фетиды, Зевс наслал микенского царя обманчивый сон, обещавший победу. Воодушевленные своим предводителем, греки устремились в бой. Троянское войско возглавлял Гектор, старший сын царя Приама. Сам царь был уже слишком стар, чтобы участвовать в сражении. Прежде чем начать битву, Гектор предложил провести поединок между Менелаем и своим братом Парисом. Победителю достанутся прекрасная Елена и похищенные сокровища, а греки и троянцы дадут священную клятву, что после поединка будет заключен мир.

Обе стороны с радостью согласились – затянувшаяся война надоела многим. В поединке победил Менелай, а Парис остался жив лишь благодаря заступничеству богини Афродиты. Казалось, что война теперь должна окончиться, но это не входило в планы Геры и Афины, затаивших злобу на Париса. Гера поклялась уничтожить Трою и не собиралась отступать. Подосланная ею Афина приняла образ воина и обратилась к искусному лучнику Пандару, предлагая выстрелить в Менелая. Пандар не убил спартанского царя только потому, что сама же Афина немного отклонила его стрелу. Раненого Менелая унесли с поля, а греки, возмущенные вероломством троянцев устремились в бой.

В страшной битве сошлись люди, но и боги не остались в стороне – Афродита, Аполлон и бог войны Арес, поддерживали троянцев, а Гера и Афина Паллада греков. Множество народу погибло с обеих сторон, сама Афродита была ранена в руку одним из греков и вынуждена была вернуться на Олимп залечивать рану. Ни троянцы, ни ахейцы не могли взять вверх, и по совету мудрого греческого старца Нестора, было решено прервать сражение на один день, чтобы похоронить убитых.

Через день, памятуя обещание данное Фетиде, Зевс запретил кому-либо из богов вмешиваться в ход битвы. Чувствуя поддержку верховного божества, троянцы начали теснить греков, нанося огромный урон их войску. На все упреки Геры Зевс отвечал, что истребление ахейцев продлится до тех пор, пока на поле битвы не вернется Ахилл.

Опечаленные поражением греческие вожди собрались на совет, где по совету мудрого Нестора было решено отправить послов к Ахиллу с просьбой вернуться. Долго уговаривали послы, среди которых был Одиссей, великого героя, но тот оставался глух к их просьбам – слишком уж была велика обида на Агамемнона.

Пришлось и дальше грекам биться с троянцами без поддержки Ахилла. В страшном сражении троянцы истребили множество ахейцев, но и сами понесли большие потери. Грекам пришлось не только отойти от стен города, но и защищать свои корабли – так силен был натиск противника. Следивший за ходом битвы друг Ахилла Патрокл не мог сдержать слез, наблюдая за тем, как гибнут соплеменники. Обратившись к Ахиллу, Патрокл попросил отпустить его на помощь греческому войску, раз уж великий герой не желает сражаться сам. Получив разрешение, вместе со своими воинами Патрокл отправился на поле боя, где ему суждено было погибнуть от руки Гектора.

Опечаленный смертью ближайшего друга, Ахилл оплакал его тело, пообещав уничтожить Гектора. После примирения с Агамемноном герой вступил в битву с троянцами, нещадно их истребляя. Битва закипела с новой силой. До самых ворот города гнал Ахилл троянских воинов, которым едва удалось укрыться за стенами. Только Гектор остался на поле битвы, ожидая возможности сразиться с греческим героем. Ахилл убил Гектора, привязал его тело к колеснице и пустил коней вскачь. И только через несколько дней тело павшего троянского царевича вернули царю Приаму за большой выкуп. Сжалившись над несчастным отцом, Ахилл согласился прервать сражение на 11 дней, чтобы Троя могла оплакать и похоронить своего предводителя.

Но со смертью Гектора не окончилась война. Вскоре погиб и сам Ахилл, сраженный стрелой Париса, которую направил бог Аполлон. В детстве, мать Ахилла богиня Фетида искупала сына в водах реки Стикс, разделяющей мир живых мертвых, после чего тело будущего героя стало неуязвимым. И только пятка, за которую держала его мать, осталась единственным незащищенным местом – именно в нее и попал Парис. Однако и сам он вскоре нашел смерть, погибнув от ядовитой стрелы, выпущенной одним из греков.

Множество троянских и греческих героев полегло, прежде чем хитроумный Одиссей придумал, как проникнуть в город. Греки соорудили огромного деревянного коня, а сами сделали вид, что отплывают восвояси. Лазутчик, подосланный к троянцам, убедил тех, что дивное сооружение это дар ахейцев богам. Заинтригованные жители Трои втащили коня в город, несмотря на предостережения жреца Лаокоонта и вещей Кассандры. Воодушевленные мнимым отплытием ахейцев, троянцы ликовали до глубокой ночи, а когда все уснули, из брюха деревянного коня выбрались греческие воины, которые открыли городские ворота огромному войску.

Эта ночь стала последней в истории Трои. Ахейцы уничтожили всех мужчин, не пощадив даже младенцев. Лишь Эней, потомкам которого суждено было основать Рим, с небольшим отрядом смог вырваться из захваченного города. Женщинам Трои была уготована горькая участь невольниц. Менелай разыскал неверную супругу, желая лишить ее жизни, но сраженный красотой Елены, простил измену. Несколько дней длилось разграбление Трои, а развалины города были преданы огню.

Троянская война в исторических фактах

Долгое время считалось, что Троянская война это всего лишь красивая легенда, не имеющая реальной основы. Однако во второй половине XIX века археологом-любителем Генрихом Шлиманом на холме Гиссарлык в западной Анатолии был обнаружен древний город. Шлиман объявил, что ему удалось найти руины Трои. Однако в дальнейшем выяснилось, что развалины найденного города гораздо древнее Трои, описанной в гомеровской «Илиаде».

Хотя точная датировка Троянской войны неизвестна, большинство исследователей считают, что она произошла в XIII-XII веке до н.э. Развалины, которые удалось обнаружить Шлиману, оказались старше как минимум на тысячу лет. Тем не менее раскопки на этом месте продолжались многими учеными в течение долгих лет. В результате было обнаружено 12 культурных слоев, один из которых вполне соотносится с периодом Троянской войны.

Однако, рассуждая логически, Троя не была изолированным городом. Еще раньше в Восточном Средиземноморье и на Ближнем Востоке возник целый ряд государств с высокоразвитым уровнем культуры: Вавилон, Хеттская империя, Финикия, Египет и другие. События такого масштаба, как их описывал Гомер, не могли не оставить следов в сказаниях народов, населявших эти государства, однако дело обстоит именно так. Никаких свидетельств о противостоянии ахейцев и Трои в легендах и мифах этих стран не найдено.

По все видимости, Гомер пересказал историю нескольких военных конфликтов и завоевательных походов, случившихся в разные временные промежутки, щедро приправив их своей фантазией. Реальность и вымысел переплетаются настолько причудливо, что не всегда удается отличить одно от другого.

Например, некоторые исследователи склонны считать вполне реальным эпизод с троянским конем. По предположениям части историков, под этим сооружением надо понимать стенобитную машину или таран, с помощью которого осаждающие разрушили крепостные стены.

Споры о реальности Троянской войны, по всей видимости, будут продолжаться еще долгое время. Однако не так уж важно, какими были реальные события, ведь именно они вдохновили Гомера на создание величайшего литературного памятника в истории человеческой цивилизации.

Источник: greecemagazine.ru

Троянская война и ее герои

Произведения Гомера описывают драматичные события тех лет, как противостояние сильных личностей, отстаивающих каждый свою правоту в борьбе за власть и счастье. Знаменитые герои Троянской войны:

  • Одиссей – царь Итаки, совместно с другом Синоном воплотили идею «троянского» коня.
  • Гектор — главнокомандующий Трои. Убил друга Ахиллеса – Патрокла.
  • Ахиллес герой троянской войны при осаде крепости убил 72 воина. Смертельно ранен Парисом в пяту стрелой Аполлона.
  • Менелай убивает Париса, освобождает Елену и отправляется в Спарту

Источник: womanadvice.ru

Генрих Шлиман

Генрих Шлиман, нашедший Трою и скопивший за жизнь огромное состояние, родился в бедной семье. Он родился в 1822 году в семье сельского пастора. Его родина — небольшая немецкая деревушка возле польской границы. Мать умерла, когда ему было 9 лет. Отец был суровым, непредсказуемым и эгоцентричным человеком, очень любившим женщин (за что и лишился должности). В 14 лет Генриха разлучили с его первой любовью — девочкой Минной.

Когда Генриху было 25 лет и он уже становился знаменитым бизнесменом, он, наконец, в письме попросил руки Минны у ее отца. В ответе было сказано, что Минна вышла замуж за фермера. Это сообщение окончательно разбило его сердце.

Страсть к Древней Греции появилась в душе мальчика благодаря отцу, который читал «Илиаду» детям по вечерам, а после подарил сыну книгу по мировой истории с иллюстрациями.

В 1840 году, после долгой и изнурительной работы в бакалейной лавке едва не стоившей ему жизни, Генрих садится на корабль отправляющийся в Венесуэлу. 12 декабря 1841 года корабль попал в шторм и Шлиман был выброшен в ледяное море, от гибели его спас бочонок, за который он держался до тех пор, пока его не спасли.

За свою жизнь он выучил 17 языков и сколотил крупное состояние. Однако пиком его карьеры были раскопки великой Трои.

Раскопки Трои Генрих Шлиман предпринял из-за неустроенности в личной жизни. Это не исключено. В 1852 году Генрих Шлиман, имевший много дел в Санкт-Петербурге женился на Екатерине Лыжиной. Этот брак длился 17 лет и оказался для него абсолютно пусты. Будучи человеком страстным по натуре, он взял в жены здравомыслящую женщину, которая была к нему холодна. В результате, он чуть ни оказался на грани безумия. Несчастливая пара имела троих детей, но Шлиману это не принесло счастья.

От отчаяния он сколотил еще одно состояние, продавая краску индиго. Кроме того, он вплотную занялся греческим языком. В нем появлялась неумолимая тяга к путешествиям. В 1868 году он решил поехать на Итаку и организовать свою первую экспедицию. Далее он отправился в сторону Константинополя, в те места, где по «Илиаде» находилась Троя и начал раскопки на холме Гиссарлык. Это был его первый шаг на пути в великую Трою.

Украшения Елены троянской Шлиман примерял своей второй жене. Со второй женой Генриха познакомил его старый друг, это была 17-летняя гречанка София Энгастроменос. По некоторым источникам, когда в 1873 году Шлиман нашел знаменитые сокровища Трои (10000 золотых предметов), он перенес их наверх с помощью своей второй жены, которую безмерно любил. Среди них были две роскошные диадемы. Надев одну из них на голову Софии, Генрих произнес: «Драгоценность, которую носила Елена Троянская, теперь украшает мою жену». На одной из фотографий она действительно изображена в великолепных украшениях древности.

Троянские сокровища были утеряны. В этом есть доля правды. Шлиманы передали 12000 предметов в Берлинский музей. Во время Второй мировой войны, этот бесценный клад был перенесен в бункер из которого исчез в 1945 году. Часть сокровищницы неожиданно объявилась в 1993 году в Москве. До сих пор нет ответа на вопрос: «Действительно ли это было золото Трои?».

При раскопках на Гиссарлыке было обнаружено несколько слоев-городов различных времен. Архиологи определили 9 слоев, которые относятся к различным годам. Их все называют Троей. От Трои I сохранилось лишь две башни. Трою II исследовал Шлиман, считая ее истинной Троей царя Приама. Троя VI была высшей точкой развития города, ее жители выгодно торговали с греками, однако этот город, похоже, был сильно разрушен землетрясением. Современные ученые считают, что найденная Троя VII и есть истинный город Гомеровской «Илиады». По утверждению историков, город пал в 1184 г. до н.э., будучи сожженным греками. Троя VIII восстановлена греческими колонистами, они же поставили здесь храм Афины. Троя IX принадлежит уже Римской империи. Хочется отметить, что раскопки показали, что Гомеровские описания очень точно описывают город.

Источник: molomo.ru

Новые подробности

Кто сегодня не знает знаменитую легенду о Троянской войне? В этот миф трудно поверить, но подлинность существования Трои были подтверждены при раскопках знаменитого немецкого археолога Генриха Шлимана (1822-1890). Современные археологические исследования подтверждают историчность трагических событий, которые произошли в конце XIII — начале XII столетий до н. э. Открываются все новые и новые подробности о Троянской войне и связанных с ней обстоятельств.

    • На сегодняшний день известно, что крупное военное столкновение союза ахейских государств с городом Троя (Илион), находившимся на берегу Эгейского моря, произошло между 1190 и 1180 годами до н. э (по другим данным, около 1240 г. до н.э.)
    • Первыми источниками, сообщающими об этом сколь легендарном, столь и ужасном событии, были поэмы Гомера «Илиада» и «Одиссея». Позднее Троянская война явилась темой «Энеиды» Вергилия и других произведений, в которых история тоже переплетается с вымыслом.
    • Согласно этим произведениям поводом к Троянской войне явилось похищение Парисом, сыном троянского царя Приама, прекрасной Елены, жены царя Спарты Менелая. По призыву Менелая связанные клятвой женихи, известные греческие герои, пришли ему на помощь. По «Илиаде», на освобождение похищенной отправилось войско греков, ведомое микенским царем Агамемноном — братом Менелая.
    • Попытка путем переговоров добиться возвращения Елены оказалась неудачной, и тогда греки начали изматывающую осаду города. Участие в войне принимали и боги: Афина и Гера — на стороне греков, Афродита, Артемида, Аполлон и Арес — на стороне троянцев. Троянцев было в 10 раз меньше, но Троя оставалась неприступной.
    • Единственным источником для нас может служить только поэма Гомера «Илиада», но автор, как отмечает греческий историк Фукидид, преувеличил значение войны и приукрасил ее, а потому к сведениям поэта следует относиться довольно осторожно. Но нас прежде всего интересуют боевые действия и приемы ведения войны в то время, о чем Гомер рассказал весьма подробно.

Итак, город Троя находился в нескольких километрах от берега Геллеспонта (Дарданеллы). Через Трою проходили торговые пути, которыми пользовались греческие племена. Как видно, троянцы мешали торговле греков, что заставило греческие племена объединиться и начать войну с Троей, которую поддерживали многочисленные союзники, из-за чего война затянулась на долгие годы.

Троя, на месте которой сегодня расположено турецкое местечко Гиссарлык, была обнесена высокой каменной стеной с зубцами. Ахейцы не решались штурмовать город и не блокировали его, потому боевые действия проходили на ровном поле между городом и лагерем осаждающих, который находился на берегу Геллеспонта. Троянцы время от времени врывались в лагерь противника, пытаясь зажечь греческие корабли, вытащенные на берег.

  • Подробно перечисляя корабли ахейцев, Гомер насчитал 1186 судов, на которых было перевезено стотысячное войско. Вне всякого сомнения, число судов и воинов преувеличено. Кроме этого, следует учесть, что эти корабли были попросту большими лодками, ибо их легко можно было вытаскивать на берег и довольно быстро спускать на воду. Такое судно не мог поднять 100 человек.
  • Скорей всего, у ахейцев имелось несколько тысяч воинов. Возглавлял их Агамемнон, царь «многозлатых Микен». А во главе воинов каждого племени стоял свой вождь.
  • Ахейцев Гомер назвал «копьеборными», потому нет сомнений в том, что главным оружием греческих воинов было копье с медным наконечником. У война был медный меч и хорошее защитное вооружение: поножи, панцирь на груди, шлем с конской гривой и большой, окованный медью щит. Племенные вожди сражались на боевых колесницах или спешившись. Воины низших иерархий были вооружены хуже: они имели копья, пращи, «секиры двуострые», топоры, луки со стрелами, щиты и являлись опорой для своих вождей, которые сами вступали в единоборство с лучшими воителями Трои. Из описания Гомера возможно представить обстановку, в которой проходило единоборство.
  • Противники располагались недалеко друг от друга. Боевые колесницы выстраивали в ряд; воины снимали свои доспехи и складывали их рядом с колесницами, потом усаживались на землю и наблюдали за единоборством своих вождей. Единоборствующие вначале метали копья, потом бились на мечах (медных), которые скоро приходили в негодность. Лишившись меча, сражавшийся укрывался в рядах своего племени или же ему подавалось новое оружие для продолжения борьбы. С убитого победитель снимал доспехи и забирал его оружие.
  • Первыми в бой вступали боевые колесницы, затем «непрерывно одна за другой фаланги ахейцев двигались в бой на троянцев», «молча шагали, вождей опасаясь своих». Первые удары пехота наносила копьями, а после рубилась мечами. С боевыми колесницами пехота боролась с помощью копий. Принимали участие в бою и лучники, однако стрела не считалась надежным средством даже в руках отличного лучника.
  • Неудивительно, что в таких условиях исход борьбы решали физическая сила и искусство владения оружием, которое зачастую отказывало: медные наконечники копий гнулись, а мечи ломались. Маневр на поле боя еще не применялся, но уже начали появляться зачатки организации взаимодействие боевых колесниц и пеших воинов.
  • Такой бой длился до наступления ночи. Если ночью достигалось соглашение, то сжигались трупы. Если соглашения не было, противники выставляли стражу, организуя охрану войска, находившегося в поле, и оборонительных сооружений (крепостной стены и укреплений лагеря — рва, заостренных кольев и стены с башнями). Стража, состоявшая как правило из нескольких отрядов, находилась позади рва. Ночью высылалась разведка в стан врага с целью захвата пленных и выяснения намерений противника, проводились собрания племенных вождей, на которых решался вопрос о дальнейших действиях. Утром бой возобновлялся.
  • Приблизительно так и протекали бесконечные сражения между ахейцами и троянцами. По Гомеру, только на 10-й (!) год войны начали разворачиваться основные события.
  • Однажды троянцы, добившись успеха в ночной вылазке, отбросили противника к его укрепленному лагерю, окруженному рвом. Перебравшись через ров, троянцы стали штурмовать стену с башнями, но в скором времени были отброшены.
  • Позднее им все таки удалось разбить камнями ворота и ворваться в лагерь ахейцев. Завязался кровавый бой за корабли. Такой успех троянцев Гомер объясняет тем, что в бою не участвовал лучший воин осаждавших — непобедимый Ахилл, рассорившийся с Агамемноном.
  • Видя, что ахейцы отступают, друг Ахилла Патрокл уговорил Ахилла разрешить ему вступить в сражение и дать свои доспехи. Воодушевленные Патроклом, ахейцы сплотились, в результате чего у кораблей троянцы встретились со свежими силами противника. Это был плотный строй сомкнутых щитов «пика близ пики, щит у щита, заходя под соседний». Воины выстроились в несколько шеренг и отразили атаку троянцев, а контратакой — «ударами острых мечей и пик двуконечных» — смогли отбросить их.

Наконец, нападение было отбито. Но сам Патрокл погиб от руки Гектора, сына Приама, царя Трои. Так доспехи Ахилла достались врагу. Позднее Гефест выковал Ахиллу новые доспехи и оружие, после чего Ахилл, разъяренный гибелью друга, снова вступил в сражение. Позже он убил в поединке Гектора, привязал его тело к колеснице и помчался в свой лагерь. Троянский царь Приам с богатыми дарами пришел к Ахиллу, умолил вернуть ему тело сына и достойно похоронил его.

На этом заканчивается «Илиада» Гомера.

По более поздним мифам, позднее на помощь троянцам пришли женщины-войны амазонки во главе с Пенфисилеей и царь эфиопов Мемнон. Но в скором времени они погибли от руки Ахилла. А вскоре и сам Ахилл погиб от стрел Париса, направленных Аполлоном. Одна стрела угодила в единственное уязвимое место — пятку Ахилла, другая — в грудь. Его доспехи и оружие достались Одиссею, признанному храбрейшим из ахейцев.

После гибели Ахилла грекам было предсказано, что без лука и стрел Геракла, находившихся у Филоктета, и Неоптолема, сына Ахилла, Трою они на смогут взять. За этими героями было послано посольство, и они поспешили на помощь соотечественникам. Филоктет стрелой Геракла смертельно ранил троянского царевича Париса. Одиссей и Диомед убили спешившего на помощь троянцам фракийского царя Реса и увели его волшебных коней, которые, по пророчеству, попав в город, сделали бы его неприступным.

Дальше — больше. Одиссей и Диомед проникли в Трою и похитили из храма Афины палладий, защищавший город от врагов. Но мощные оборонительные стены Трои оставались неприступными.

И тогда хитроумный Одиссей придумал необычайную военную хитрость…

Долго, втайне от других, беседовал он с неким Эпеем, лучшим плотником в ахейском лагере. К вечеру все ахейские вожди собрались в шатре Агамемнона на военный совет, где Одиссей рассказал свой авантюрный план, по которому надо было соорудить огромного деревянного коня. В его чреве должны поместиться самые искусные и смелые воины. Все же остальное войско должно сесть на корабли, отойти от троянского берега и укрыться за островом Тендос.

Как только троянцы увидят, что ахейцы оставили побережье, они подумают, что осада Трои снята. Троянцы наверняка затащат деревянного коня в Трою. Ночью ахейские корабли вернутся, а воины, укрывшиеся в деревянном коне, выйдут из него и откроют крепостные ворота. И тогда — последний штурм ненавистного города!

В течении трех дней стучали топоры в тщательно отгороженной части корабельной стоянки, три дня кипела таинственная работа.

Утром четвертого дня троянцы с удивлением обнаружили ахейский лагерь пустым. В морской дымке таяли паруса ахейских судов, а на прибрежном песке, где только вчера пестрели шатры и палатки врага, находился огромный деревянный конь.

Ликующие троянцы вышли из города и с любопытством бродили по опустевшему берегу. Они с удивлением окружили огромного деревянного коня, возвышавшегося над кущами прибрежных ракит. Кто-то стал советовать бросить коня в море, кто-то — сжечь, но многие настаивали на том, чтобы затянуть его в город и поставить на главной площади Трои как память о кровавой битве народов.

В разгар спора к деревянному коню подошел жрец Аполлона Лаокоон с двумя своими сыновьями. «Бойтесь данайцев, дары приносящих!» — вскричал он и, выхватив из рук троянского воина острое копье, метнул его в деревянное брюхо коня. Задрожало вонзившееся копье, и послышался из конского чрева еле слышимый медный звон. Однако Лаокоона никто не послушал. Все внимание толпы было привлечено появлением юношей, ведущих пленного ахейца. Его подвели к царю Приаму, стоявшему в окружении придворной знати рядом с деревянным конем. Пленник назвался Синоном и пояснил, что сам сбежал от ахейцев, которые должны были принести его в жертву богам — это было условием благополучного возвращения домой.

Синон убедил троянцев, что конь являлся посвятительным даром Афине, которая могла обрушить свой гнев на Трою, если троянцы уничтожат коня. А если поставить его в городе перед храмом Афины, то Троя станет несокрушимой. При этом Синон подчеркнул, что потому ахейцы и построили коня таким огромным, чтобы троянцы не могли протащить его через крепостные ворота…

Как только Синон произнес эти слова, со стороны моря послышался полный ужаса крик. Из моря выползли два огромных змея и оплели жреца Лаокоона, а также двух его сыновей смертельными кольцами своих гладких и липких тел. В один миг несчастные испустили дух.

Теперь уже никто не сомневался в том, что Синон говорил правду. А потому следует поскорей установить этого деревянного коня рядом с храмом Афины.
Соорудив низкий помост на колесах, троянцы установили на него деревянного коня и повезли к городу. Чтобы конь прошел в Скейские ворота, троянцам довелось разобрать часть крепостной стены. Коня поставили на условленном месте.

Пока троянцы, опьяненные успехом, праздновали победу, ночью ахейские лазутчики тихо вышли из коня и открыли ворота. К тому времени греческое войско по сигналу Синона незаметно вернулось обратно и теперь захватило город.

В результате Троя была разграблена и уничтожена.

Но почему причиной гибели Трои стал именно конь?

Этим вопросом задавались еще в древние времена. Многие античные авторы пытались найти разумное объяснение легенде. Высказывались самые различные предположения: например, что у ахейцев была боевая башня на колесах, сделанная в форме коня и обитая конскими шкурами; или что греки смогли проникнуть в город через подземный ход, на двери которого была нарисована лошадь; или что лошадь была знаком, по которому ахейцы в темноте отличали друг друга от противника… Сейчас принято считать, что троянский конь является аллегорией какой-то военной хитрости, примененной ахейцами при взятии Трои.

Под стенами города погибают практически все герои, и ахейцы, и троянцы. А из тех, кто выжил в войне, многие погибнут по дороге домой. Кто-то, как царь Агамемнон, по возвращении домой найдет смерть от рук близких, кто-то будет изгнан и проведет жизнь в скитаниях. По сути, это конец героического века. Под стенами Трои нет победителей и нет побежденных, герои уходят в прошлое, и наступает пора обыкновенных людей.

Любопытно, но конь символически связан также с рождением и смертью. Лошадь из дерева ели, вынашивающая что-то в своем чреве, символизирует рождение нового, а троянский конь сделан как раз из еловых досок, и в его полом животе сидят вооруженные воины. Выходит, что троянский конь несет смерть для защитников крепости, но в то же время означает и рождение чего-то нового.

Результаты последних археологических экспедиций пока еще не дают возможности убедительно восстановить сценарий Троянской войны. Но их результаты не отрицают, что за троянским эпосом скрывается история греческой экспансии против крупной державы, находившейся на западном берегу Малой Азии и мешавшей грекам обрести власть над этим регионом. Остается надеяться, что подлинная история Троянской войны все же будет когда-то написана.

Источник: shtorm777.ru

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.