Птолемей Керавн

Птолемей Керавн

Птолемей Керавн был сыном первой жены Птолемея I — Эвридики. Незадолго до смерти Птолемей Лаг объявил своим наследником и соправителем младшего сына от Береники. Опасаясь преследований со стороны своего более удачливого брата, Птолемей бежал из Египта в Македонию к Лисимаху. Прозвище свое Керавн (Молния) Птолемей получил из-за того, что быстро и внезапно решался на смелые поступки и также стремительно претворял их в жизнь. Когда Лисимах был разбит Селевком 1, Птолемей перешел на службу к победителю. Селевк принял его как несчастного сына своего старого друга, покровительствовал ему и всюду водил с собой. Узнав, что Селевк хочет ехать в Македонию, чтобы царствовать там, Птолемей по пути убил его и сам поехал домогаться Македонского царства. При этом Птолемей старался добиться расположения народа, как сын своего отца, Птолемея Великого, имя которого пользовалось всеобщим уважением, и как мститель за смерть Лисимаха. Прежде всего, он решил привлечь на свою сторону сыновей Лисимаха и стал домогаться брака с их матерью, а своей сестрой Арсиноей. Детей он обещал усыновить, чтобы, когда он заступит место их отца, они не могли ничего предпринять против него из почтения к матери и названному отцу. Брата своего, египетского царя, он просил письмом о примирении, говоря, что забыл обиду за похищенное им у него отцовское царство. Он всячески льстил брату, чтобы к Антигону Гонату, сынуДеметрия, и Антиоху I, сыну Селевка, с которыми ему предстояло воевать, не прибавился еще третий враг (Юстин: 17; 2).

Все складывалось для Птолемея удачно. Он разбил Антигона Гоната (в 280 г. до Р.Х.) и захватил власть над всей Македонией. С Антиохом 1 был заключен мир, а еще с одним опасным соседом — эпирским царем Пирром — Птолемей породнился, выдав за него замуж свою дочь.

Избавившись от внешней опасности, Птолемей замыслил преступление против своих родичей и начал строить козни против своей сестры Арсинои с целью лишить жизни ее сыновей, а у нее самой отнять город Кассандрию. Он сначала действовал хитростью: притворившись влюбленным, стал просить сестру выйти за него замуж. Иным путем, кроме как разыгрывая из себя друга своей сестры, он не мог подобраться к ее сыновьям, царством которых завладел. Но сестра знала, что воля Птолемея всегда направлена ко злу. Поэтому Птолемей, в виду ее недоверчивости, стал ее уверять, будто хочет управлять государством совместно с ее сыновьями и будто он не потому сражался с ними, что хотел отнять у них царство, но потому, что хотел им его вернуть как дар из своих рук. Пусть, говорил он, она пошлет к нему свидетеля клятвы, которую он готов дать; в присутствии его он поклянется перед лицом отечественных богов и свяжет себя какими только захочет клятвами. Арсиноя колебалась, не зная, как ей поступить: послать — значило быть обманутой клятвопреступником, если не послать, то надо опасаться ярости ее жестокого брата. Поэтому, больше опасаясь за своих детей, чем за себя, и считая, что своим браком она обеспечит безопасность своим детям, Арсиноя послала к Птолемею одного из своих друзей — Диона. Птолемей привел его в святилище Зевса, древнейшую македонскую святыню, и, возложив руки на жертвенник, коснувшись великих изображений и священных седалищ богов, поклялся неслыханными и самыми страшными клятвами в том, что совершенно искренне просит сестриной руки, поименует ее царицей, никогда не оскорбит ее, взяв другую жену, и не будет иметь других детей, кроме ее сыновей. После этого Арсиноя исполнилась надежд и, перестав бояться, сама переговорила с братом. Выражение его лица и глаза, полные ласки, обещавшие верность, не менее чем клятвы привели к тому, что она согласилась на брак с братом, несмотря на протесты своего сына Птолемея, убеждавшего мать, что ее обманывают.

Свадьба была отпразднована с большой пышностью на радость всем. Птолемей собрал также и войско и возложил венец на голову своей сестры, наименовав ее царицей. Это наименование привело Арсиною в восторг, так как она снова получила то, чего лишилась после смерти своего первого мужа Лисимаха. Она даже пригласила своего мужа в свой город Кассандрию, из-за желания обладать которым Птолемей и подстроил весь этот обман. Прибыв в Кассандрию раньше своего мужа, она объявила праздничным днем день его прибытия, приказала украсить дома, храмы и все улицы, всюду разместила жертвенники и жертвы. Сыновьям же своим, отличавшимся замечательной красотой, — шестнадцатилетнему Лисимаху и Филиппу, который был на три года моложе, — приказала, надев венцы, выйти навстречу Птолемею. Чтобы скрыть коварный замысел, Птолемей обнял их с горячностью, превосходившей искреннее и истинное чувство, и долго осыпал их поцелуями. Когда же шествие подошло к воротам, Птолемей приказал занять крепость, а мальчиков убить. Когда они подбежали к матери, их умертвили на ее лоне, в то время как она покрывала их поцелуями и вопрошала, чем она заслужила такую чудовищную кару: своим браком или своими поступками после свадьбы. Она неоднократно подставляла свое тело под удары убийц, и, обняв своих сыновей, своим телом защищала их, стараясь принять на себя раны, которые предназначались ее детям. Но, ей даже не дали похоронить своих сыновей, а выволокли вон из города в разодранной одежде, с распущенными волосами. Сопровождаемая лишь двумя молодыми рабынями, она удалилась в изгнание в Самофракию, тем более убитая скорбью, что ей не суждено было умереть со своими сыновьями.

Между тем галлы, которым уже стало тесно в своей земле, послали 300 000 человек искать новых мест для поселения. Одни из них напали на Грецию, другие — на Македонию, сокрушая все своим оружием. Имя галлов внушало такой ужас, что даже те цари, которые еще не подверглись их нападению, покупали у них мир за громадные деньги. Один только Птолемей бестрепетно услышал весть о приближении галлов. Он вышел им навстречу с небольшим нестройным войском, с пренебрежением отнесся к предложению дарданцев предоставить помощь в 20 000 вооруженных воинов и добавил к этому еще оскорбление: дело ведь идет о Македонии, сказал он, если македонцы одни покорили весь восток, то неужели они теперь нуждаются в дарданцах для защиты земли своих предков? Когда эти слова были переданы царю дарданцев, тот сказал, что в скором времени славное Македонское царство падет из-за дерзости незрелого юнца. Предводитель галлов Белгий, желая испытать, какое настроение у македонцев, отправил к Птолемею посольство, предлагая мир, если он захочет его купить. Птолемей же среди своих приближенных хвастался, будто галлы добиваются мира, потому что боятся с ним воевать. Так же и перед послами он бахвалился не менее нагло, чем среди своих друзей. Он заявил, что не согласен даровать галлам мир, если они не выдадут ему в качестве заложников своих старейшин и не сдадут оружие. Когда послы сообщили об этом своим, галлы смеялись и говорили, что Птолемей вскоре почувствует, кому на пользу они предложили мир. Спустя несколько дней произошло сражение (в 279 г. до Р.Х.). Македонцы были побеждены и перебиты. Птолемей, покрытый многочисленными ранами, попал в плен. Ему отрубили голову, насадили ее на копье и для устрашения врагов пронесли перед всем строем (Юстин: 24; 1-5).

Все монархи мира. Греция, Рим, Византия. Константин Рыжов. Москва, 2001 г.

hrono.ru

Птолемей Керавн

»ЖИЗНЬ »УЧЕНИЕ »СОЧИНЕНИЯ »ЭПОХА »ССЫЛКИ »АВТОР САЙТА »МЕНЮ БЕЗ JAVA

сын основателя династии Птолемеев Птолемея I Сотера и Евридики , законный наследник египетского престола, родился в 319/18 г. до н.э. или несколько ранее. Свое прозвище Керавн (Молния) получил за вспыльчивость характера, а также из-за присущего ему свойства быстро и внезапно решаться на смелые поступки и столь же стремительно претворять их в жизнь. Его учителем был Деметрий Фалерский, призванный Птолемеем Сотером в Александрию, в частности, для того, дабы бывший правитель Афин привил первенцу царя (которому было уже более 20 лет) хоть какие-то начатки уважения к закону, а также навыки управления государством. По-видимому, Птолемей Керавн обучался также в Александрийском Музейоне [1] , основанном в 295 г. до н.э.

Вероятно, в 296/5 г. до н.э., в год формирования коалиции четырех диадохов против Деметрия Полиоркета был заключен династический брак между Птолемеем Керавном и одной из дочерей Лизимаха , о которой не сохранилось более никаких сведений; в этом браке родилась дочь, о которой известно только, что в 281/80 г. до н.э. она стала пятой женой Пирра Эпирского .

Хотя Деметрий Фалерский едва ли сумел оказать сколько-нибудь существенное влияние на своего великовозрастного воспитанника, он видел в Керавне человека по своему характеру более подходящего для престола, нежели его младший брат Птолемей Филадельф ; поэтому в вопросе престолонаследия ходатайствовал перед царем в его пользу, высказываясь за право первородства. Однако в 285 г. до н.э. Птолемей I Сотер объявляет своим соправителем и наследником сына любимой жены Береники Филадельфа , вскоре после чего Керавн покидает Александрию. Он направляется во Фракию к диадоху Лизимаху , женою которого являлась его сестра (по отцу) Арсиноя II . Здесь по поручению сестры, с которой, вероятно, находился в связи, Керавн убивает сына Лизимаха Агафокла ( 284 г . до н.э.). После смерти Птолемея Сотера и единоличного воцарения Птолемея Филадельфа (283/2 г. до н.э.) бежит к диадоху Селевку , который радушно принимает его и обещает содействовать возвращению Керавну подобающего только ему царства. Однако в 281 г . до н.э. после переправы через Геллеспонт Керавн злодейски убивает Селевка.

После этого Керавн провозглашает себя царем Фракии, а чуть позднее – и Македонии. В 280 г . до н.э., разбив Антигона Гоната , Птолемей Керавн захватывает власть над всей Македонией. Вслед за этим он уведомляет Птолемея Филадельфа об отказе от претензий на египетский престол и просит его дружбы. С Антиохом I он заключает мир, а с эпирским царем Пирром вступает в родственные отношения, выдав замуж за него свою дочь.

В 279 г . до н.э., чтобы еще более упрочить свое царственное положение, Керавн вступает в брак со своей сестрой Арсиноей II , якобы для того, чтобы царствовать вместе с ее детьми, законными наследниками фракийского престола. Но вскоре после свадьбы по приказу Керавна детей Арсинои II умерщвляют во дворце в присутствии матери, которая спасается бегством на священный остров Самофракию, и далее – в Египет, где в 278/7 г. до н.э. вступает в брак с другим своим братом Птолемеем Филадельфом .

Царствование Керавна, однако, не было продолжительным. В 279 г. до н.э. во время нашествия галлов в Грецию, Керавн, недооценив силы противника, терпит поражение, попадает в плен и подвергается казни.

[1] По-видимому, именно Птолемея Керавна имеет ввиду Деметрий Фалерский в своей книге «О стиле», когда в §295 говорит о похвалах «человеку раздражительному, которого вчера хвалили как раз за то, что он оказался снисходителен к прегрешениям одного из нас».

www.demetrius-f.narod.ru

Ptolemy Keraunos

Ptolemy Keraunos («thunderbolt»; †279): son of the Egyptian king Ptolemy I Soter, adventurer, briefly king of Macedonia (r.281-279).

Ptolemaic Court Intrigues

In the family of king Ptolemy of Egypt, names could be confusing. He was married at least four times, and had several sons. His third wife Eurydice, a daughter of a Macedonian nobleman named Antipater, had given birth to a boy named Ptolemy, who was his intended successor; and his fourth wife, Berenice I, was mother of another son, also called Ptolemy. The first boy was later called Keraunos, «thunderbolt»; the second son was later called Philadelphus, «the man who loves his sister».

It was always clear that Keraunos was to succeed king Ptolemy, but towards the end of his reign, he started to prefer Philadelphus. The reason that is usually given is a court intrigue in which Eurydice and Berenice played a role, and this may or may not be true. Anyhow, Philadelphus became heir apparent and is mentioned in several papyri from the years 285-283 as king Ptolemy’s co-ruler. He was crowned as pharaoh on 7 January 282.

Meanwhile, Keraunos had left Egypt and arrived at the court of Lysimachus, the king of Thrace, Macedonia and western Asia Minor. Like king Ptolemy, he had once been an officer in the army of Alexander the Great. Lysimachus was married to Arsinoe II, a half-sister of Keraunos, who offered Keraunos a warm welcome. However, there were family troubles in the house of Lysimachus as well. From an earlier marriage, Lysimachus had a son named Agathocles, who was married to Lysandra, a full sister of Keraunos. It was clear that Agathocles was to succeed his father, and this meant that Arsinoe and her three children were to become the subjects of her half-sister. She started to blacken Agathocles, and eventually, Lysimachus ordered the execution of his own son. Lysandra decided to leave court and fled to Seleucus, the king of Asia, who resided in Babylon; Keraunos accompanied his sister. He was a refugee again.

Seleucus Intervenes

When Lysandra and Keraunos arrived in Babylonia, they asked Seleucus to come to their assistance. This was an offer he could not refuse: he could now rightfully intervene in the kingdom of Lysimachus (where he could place a son of Lysandra and Agathocles on the throne) and he could also intervene in Egypt (where he could place Ptolemy Keraunos on the throne). The thought that he could also place himself on both thrones must have crossed his mind. From a recently discovered Babylonian chronicle, the «End of Seleucus Chronicle», we know that in the summer of 282, Seleucus started to muster an army.

In the winter of 282/281, he invaded Lysimachus’ Asian possessions. Seleucus was a prudent man: before he set out, he had already appointed his son Antiochus as his successor. Seleucus proceeded to the plain of Corupedium, not far from Sardes, where the army of the seventy-seven years old Seleucus met the army of Lysimachus, eighty years old. A battle was fought in February, and Lysimachus was killed in action.

Seleucus advanced to the northwest, where nothing could prevent him from adding Thrace and Macedonia to his empire. At this point, the End of Seleucus chronicle makes a tantalizing, unclear remark that certain military men «rebelled against him and . killed him». Unfortunately, we cannot identify these military men, and are also uncertain about the identities of the killer and his victim. We only know that it made a lasting impression on the author of the chronicle.

Seleucus I Nicator

In the late summer, Seleucus crossed the Hellespont and wanted to visit Thrace and Macedonia, where he wanted to be recognized as king. However, he never reached this aim, because he was stabbed to death by Keraunos, who received this surname, «thunderbolt», because of this act. According to the Babylonian King List of the Hellenistic Period, the assassination took place between 26 August and 24 September 281.

King Keraunos

We do not know Keraunos’ motives, but it is likely that Seleucus had made it too clear that he wanted to reunite the empire of Alexander the Great and did not want to give parts to Keraunos or the son of Lysandra and Agathocles. Or perhaps he had started to distrust Keraunos, just like king Ptolemy had.

However this may be, once rid of Seleucus, it was easy for Keraunos to obtain Thrace and Macedonia. He had served as an officer in the armies of both Seleucus and Lysimachus, and the soldiers accepted him as their king. As a grandson of Antipater, who had long been viceroy of Macedonia, recognition in the old kingdom was also easy. Three other candidates could challenge his claim to the throne, but none of them was really dangerous: Seleucus’ son Antiochus had to defend himself against an Egyptian attack and agreed to a peace treaty with Keraunos; king Pyrrhus of Epirus waived his claim to the Macedonian throne; and only Antigonus II Gonatas (whose father Demetrius Poliorcetes had once ruled Macedonia) put up fight. But he was defeated.

Keraunos’ next step was to ask his half-sister Arsinoe, the widow of Lysimachus, to marry him. In this way, the new king would strengthen his position. Immediately after the ceremony, his real motives became clear, because he killed Arsinoe’s children, who were, after all, potential rivals. The queen herself fled to Egypt, and married for the third time, with king Ptolemy Philadelphus, her brother. Not much later, Keraunos wrote to his half-brother, saying that he gave up his claims to the Egyptian throne and wanted to improve relations.

There was not enough time to enjoy the new harmony. In 279, a new enemy appeared in what is now northern Bulgaria: the Galatians. They belonged to the La Tène-culture, which had its heartland in eastern France and southern Germany. In the fifth and fourth centuries, it had expanded to the west into the countries where people spoke a language that modern scholars call «Celtic». Because the Greeks used the word «Celt» to describe all barbarians in the west (except for those on the British isles), twentieth-century scholars have used the word ‘Celtic’ to describe all La Tène-people, even when they did not live in the west and did not speak a Celtic language. Therefore, the Galatians are sometimes called Celts, which is factually doubtful but has the advantage that people immediately understand that the Galatians were savages.

Antigonus Gonatas

King Ptolemy Keraunos was no match for them. When the Thracian tribes asked for his help, he refused, thinking that if they were weakened by the invaders, they were less dangerous to his own kingdom. This was a big mistake, because the Thracians were now forced to join the Galatians. In the spring of 279, their leader Bolgius invaded Macedonia, and when Keraunos offered battle, he was defeated, captured, and decapitated.

This was the end of a most unscrupulous adventurer, but it was not the end of the Galatian invasion. Keraunos’ brother Meleager was made king, was replaced by a man named Antipater, who was in turn replaced by a Macedonian nobleman named Sosthenes. He was able to repel Bolgius, but another band of Galatians, commanded by Brennus («duke») proceeded to Central Greece. The Galatian storm, however, was not to last forever: Antigonus Gonatas defeated the invaders and became king of Macedonia. His dynasty, the Antigonids, was to last for more than a century.

This page was created in 2004; last modified on 27 April 2019.

www.livius.org

Молния над Македонией

Соратники Александра Македонского в дебрях дворцовых и политических интриг прорубали себе дорогу мечом и саблей. Но уже их детям коварство и жестокость дворцовых хитросплетений пришлось преодолевать другим способом. И первым из тех, кто в этой борьбе одновременно стал и палачом, и жертвой, был сын правителя Египта Птолемей Керавн…

В 323 году до нашей эры Александр Македонский приказал долго жить. В античном мире наступил период ожесточённых войн между его полководцами. Они пытались завладеть громадным наследством Искандера Великого. Ожесточённые баталии тянулись до 301 года до нашей эры, пока диадохи наконец-то не разделили между собой осиротевшую империю. Птолемею Великому, или Лагу, как его ещё называли, достался Египет — страна с великими традициями, расположенная на стыке цивилизаций.

Птолемей успешно правил около 40 лет. Постарев, он стал искать себе наследника и нашёл его в лице младшего сына — Птолемея Филадельфа. Этот выбор стал роковым для сводного брата Филадельфа — Птолемея Керавна («керавн» в переводе с греческого означает «молния» — так называли молодого человека за способность быстро принимать и осуществлять решения).

Лишённый трона

Керавн был сыном первой жены Птолемея I — Эвридики. Историки до сих пор спорят, был ли Птолемей I женат дважды, или же у него одновременно имелась ещё и вторая жена — Береника. Он её любил, поэтому неудивительно, что трон достался Филадельфу — сыну от любимой женщины. Положение Керавна стало незавидным, ведь в древнем мире конкуренты на трон, как правило, были обречены. Опасаясь преследований со стороны своего более удачливого брата, Птолемей бежал из Египта в Македонию к диадоху Лисимаху.

Женой Лисимаха, бывшего командующего конницей Александра Македонского, была Арсиноя — сестра Керавна, и он имел право воспользоваться родственными отношениями, чтобы спасти себе жизнь. Впрочем, как выяснилось позже, у Керавна были и другие планы на этот счёт.

Лисимах радушно принял египетского гостя, невзирая на то что был старым товарищем Птолемея, отца беглеца, и мог выдать Керавна назад. Но не выдал, о чем скоро сильно пожалел.

Некоторые историки утверждают, что Керавн достаточно быстро сделал всё, чтобы Арсиноя в него влюбилась. В наше время трудно понять нравы людей античности, но в тот период страстные отношения между сёстрами и братьями были вполне приемлемыми, тем более для уроженцев Египта, где кровосмешение было нормой. У Керавна созрел хитроумный план — влюбить в себя сестру, уговорить её отравить мужа и занять освободившийся трон. Однако этот замысел не удался — у Арсинои были дети от Лисимаха, и она не хотела убивать мужа. Тогда Керавн отравил Агафокла, сына Лисимаха от первого брака, и сбежал к его врагу Селевку.

Прибыв ко двору Селевка, который встретил его с распростёртыми объятиями, Керавн начал жаловаться на свою горькую судьбину. К этому времени правитель Египта уже скончался, и Керавн без обиняков заявил Селевку, что папаша коварно лишил его трона — так как он был старшим сыном, то имел все права на царскую корону. Селевк пообещал помочь ему вернуть власть, а Керавн целыми днями рассказывал о беспорядках при дворе Лисимаха. Дескать, выживший из ума монарх всячески третирует его сестру и её детей, убил сына Агафокла, и вообще собирается в ближайшее время в поход на Селевка. В течение года он кормил легковерного правителя рассказами о подлости и коварстве старого македонца, так что Селевк в конце концов не выдержал, собрал войско и пошёл войной на Лисимаха. Керавн, потирая руки, следовал вместе с ним. Лисимах, услыхав о вылазке Селевка, решил дать ему бой. В битве при Курупедионе два старых полководца (обоим было уже за семьдесят) сошлись в рукопашном бою. Селевк сокрушил обидчика Керавна и таким образом получил право занять трон царя Македонии.

Однако у Керавна были на этот счёт свои планы. По дороге в столицу Македонии на одной из переправ через Геллеспонт Керавн убил старого царя. И не просто убил, а объявил всем, что он это сделал для того, чтобы отомстить за смерть Лисимаха.

После этого он помчался в столицу Македонии, чтобы стать царём. Однако вскоре объявился ещё один претендент на трон — Антигон Гонат, сын Деметрия Полиоркета, македонского царя, считавшегося младшим диадохом. Но Керавн оказался сильнее: он сумел убедить армию и своё окружение, что законный наследник Лисимаха — это он, а злые и коварные люди хотят отобрать у него трон. И войско пошло его защищать, так что в одном из морских сражений Керавн победил Антигона. Помех больше не было, и самозванец с лёгкостью занял вожделенный трон.

Новоиспечённый царь

В первую очередь Керавн провозгласил себя __ царём Фракии, а чуть позднее — и Македонии. Казалась бы, цель достигнута — власть в его руках, можно почивать на лаврах и устраиваться на новом месте в новой роли. Но не тут-то было: Керавн привык во всем идти до конца. Он понимал, что у Лисимаха остались законные наследники — двое его сыновей, дети Арсинои. Их следовало нейтрализовать, но Арсиноя, зная коварный и подлый нрав брата, увезла их в свой город Кассандрию, куда Керавну вход был запрещён.

Но это не было для него преградой. Понимая, что сестра будет за своих детей стоять насмерть, самозванец начал обхаживать Арсиною. Воспитанные в египетских традициях, они оба смотрели на любовные связи между родственниками как на нечто естественное. Керавн клялся Арсиное в любви, предлагая ей выйти за него замуж. Его главным доводом было то, что если она станет его женой, дети будут иметь возможность занять трон на законных основаниях. Кроме того, он обещал, что будет называть Арсиною царицей, никогда её не бросит, а с головы детей не упадёт ни один волос. Арсиноя не соглашалась, и только когда любовный напор достиг высшего накала, заколебалась. Видя, что она смягчилась, Керавн пообещал, что даст клятву перед богами у самого почитаемого македонцами жертвенника. Он должен был произнести эту клятву перед свидетелем — таков был древний обычай македонцев.

Арсиноя поручила быть свидетелем своему верному другу Диону. Перед лицом богов и Диона Керавн положил руку на жертвенник и произнёс главную для каждого македонца клятву, в которой пообещал выполнить все свои заверения.

Только после этого Арсиноя поверила брату. Они сыграли пышную свадьбу, после этого она повезла любимого мужа в свой родной город, где её ждали дети — 16-летний Лисимах и 13-летний Филипп. В наивысший момент торжества люди Керавна схватили мальчиков и стали их колоть кинжалами. Брат и муж нарушил все мыслимые и немыслимые человеческие заповеди, Арсиноя бросилась им на помощь, но было поздно — дети погибли. Керавн хотел убить и сестру, но не успел — она вместе с несколькими рабынями сумела сбежать.

Последний аккорд несбывшихся надежд

Судя по всему, новоиспечённый царь строил далеко идущие планы. Так, он вскоре уведомил Птолемея Филадельфа об отказе от претензий на египетский престол и попросил того стать его другом. С Антиохом I, царём государства Селевкидов, он заключил мир, с эпирским царём Пирром вступил в родственные отношения, выдав замуж за него свою дочь. Зная его коварный нрав, можно только предполагать, что за всеми этими действиями прятался хитрый расчёт. Этот волк в овечьей шкуре вряд ли сидел бы сложа руки — слишком много претензий у него накопилось к сильным мира сего, чтобы оставить их в покое.

Но великому будущему Керавна помешали галлы. Воинственная и грозная армия завоевателей напала на Грецию, Македонию, сокрушая всех своим оружием. Впрочем, они были готовы предоставить мир местным царям за выкуп. Но не таков был Керавн: он отказался покупать мир, заявив, что македонцы завоевали весь Восток — так неужели они не разобьют галлов? Более того, получив предложение сдаться, Керавн послал напавшим встречное предложение: сдаться и выдать своих старейшин! Галлы от такой наглости рассвирепели и пообещали вырезать всех македонцев.

Решающее сражение произошло в 279 году до нашей эры. Македонцы были наголову разбиты. Птолемей, покрытый многочисленными ранами, попал в плен. Ему отрубили голову, насадили её на копьё и для устрашения врагов пронесли перед всем строем.

Человек, нарушивший божественную клятву, понёс жестокое наказание. Но главное даже не это — Птолемей II Керавн навсегда вошёл в историю как предатель, отступник и убийца самых близких людей.

Ещё интересные материалы с сайта «Загадки истории»

zagadki-istorii.ru

ПТОЛЕМЕЙ II КЕРАВН

ПТОЛЕМЕЙ II КЕРАВН

Своё прозвище Керавн («Молния») Птолемей — сын египетского царя Птолемея Лага от его первой жены Эвридики — получил за то, что быстро и внезапно решался на смелые поступки и так же стремительно претворял их в жизнь. Незадолго до смерти в 283 году до Р.Х. царь объявил своим наследником и соправителем младшего сына от другой жены — Береники. Опасаясь преследований со стороны своего более удачливого брата, Птолемей бежал из Египта в Македонию к тамошнему царю Лисимаху. Когда в 281 году до Р.Х. Лисимах был разбит сирийским царём Селевком I и пал в бою, Птолемей Керавн перешёл на службу к победителю. Селевк принял его как несчастного сына своего старого друга, покровительствовал ему и всюду водил с собой. Но эта забота не смягчила сердца честолюбивого юноши. Птолемей узнал, что Селевк хочет ехать в Македонию и присоединить её к своим владениям. Улучив момент, он внезапно напал на старого царя и убил его. После этого Птолемей сам отправился в Македонию и овладел престолом. В 280 году до Р.Х. он разбил другого претендента на Македонское царство — Антигона Гоната. С Антиохом I (сыном умерщвлённого им Селевка) был заключён мир, а ещё с одним опасным соседом — эпирским царём Пирром — Птолемей породнился, выдав за него замуж свою дочь.

Избавившись от внешней опасности, пишет Юстин, Птолемей замыслил преступления против своих родичей. Так, он начал строить козни против вдовы Лисимаха — своей единокровной сестры Арсинои. Прежде всего он хотел убить двух её сыновей, которые со временем могли стать для него опасными соперниками, а кроме того, Керавну очень хотелось отнять у бывшей царицы принадлежавший ей богатый город Кассандрию. Чтобы легче добиться желаемого, Птолемей, по своему обыкновению, решил действовать коварством: он притворился влюблённым и стал просить сестру выйти за него замуж. Иным путём, кроме как разыгрывая из себя друга сестры, он не мог подобраться к её детям, царством которых уже завладел. Но Арсиноя знала, что воля её братца всегда направлена ко злу, и потому долго не поддавалась на его ухаживания. Видя её недоверчивость, Птолемей громогласно объявил, будто хочет управлять государством совместно с её сыновьями и будто он не потому сражался с ними, что хотел отнять у них владения, но потому только, что желал вернуть Македонию потомкам Лисимаха как дар из своих рук. Пусть, говорил он, сестра пошлёт к нему свидетеля клятвы, которую он готов дать; в присутствии этого человека он поклянётся перед лицом отечественных богов и свяжет себя какими только захочет клятвами. Арсиноя колебалась, не зная, как ей поступить. Наконец, опасаясь больше за детей, чем за себя, и считая, что своим браком она обеспечит по крайней мере безопасность своим сыновьям, Арсиноя отправила к Птолемею одного из своих друзей — Диона. Птолемей привёл его в святилище Зевса, древнейшую македонскую святыню, и, возложив руки на жертвенник, коснувшись великих изображений и священных седалищ богов, поклялся неслыханными и самыми страшными клятвами в том, что совершенно искренне просит сестриной руки, что поименует её царицей и что не будет иметь других детей, кроме её сыновей. После этого Арсиноя исполнилась надежд и, отбросив опасения, сама переговорила с братом. Выражение его лица и глаза, полные ласки, обещавшие верность, не менее чем клятвы привели к тому, что она согласилась на брак с братом, несмотря на протесты своего старшего сына Птолемея, убеждавшего мать, что её обманывают.

Свадьба была отпразднована с большой пышностью на радость всем. Птолемей возложил венец на голову своей сестры и провозгласил её царицей. Это привело Арсиною в восторг, так как она снова получила то, чего лишилась после смерти своего первого мужа Лисимаха. На радостях она пригласила своего мужа в свой город Кассандрию. (Она ведь не знала, что страстное желание Керавна обладать им и заставило его подстроить весь этот обман!) Прибыв в Кассандрию раньше супруга, царица объявила день его приезда праздничным днём, приказала украсить дома, храмы и все улицы, всюду разместила жертвенники и жертвы. Своим сыновьям, отличавшимся замечательной красотой, — шестнадцатилетнему Лиси и тринадцатилетнему Филиппу — Арсиноя приказала, надев венцы, выйти навстречу отчиму и самим приветствовать его. Так исполнились все надежды злокозненного царя!

Чтобы скрыть коварный замысел, продолжает свой рассказ Юстин, Птолемей при встрече обнял обоих пасынков с горячностью, превосходившей искреннее и истинное чувство, и долго осыпал их поцелуями. Но когда праздничное шествие подошло к воротам города, Птолемей приказал занять крепость, а мальчиков немедленно зарезать. Спасаясь от убийц, они оба бросились к матери. Она, обняв несчастных, пыталась защитить их своим телом. Оба были умерщвлены на её глазах. После этого бедной матери не дали даже похоронить её детей-царевичей в разодранной одежде, с распущенными волосами выволокли вон из города и бросили неведомо где. Самой Арсиное Птолемей позволил покинуть страну, но перед этим отнял у неё всё имущество. Она удалилась в изгнание, сопровождаемая лишь двумя рабынями.

Казалось, Птолемей добился всего, чего желал. Но, увы, добытую путём стольких преступлений власть он удерживал в своих руках менее двух лет. В 279 году до Р.Х. галлы, которых не вмещала их земля, послали 300 тысяч человек искать новых мест для поселения. Имя этих диких варваров внушало такой ужас, что многие цари торопились купить у них мир за громадные деньги. Только Птолемей не придал опасности никакого значения и вышел навстречу галлам, имея под началом небольшое и нестройное войско. Соседи-дарданцы хотели прислать ему 20 тысяч вооружённых воинов, но Птолемей высокомерно отверг их помощь. «Дело ведь идёт о Македонии, — сказал он, — если македонцы, сражаясь в одиночку, сумели покорить всю Азию, то неужели они нуждаются в дарданцах для защиты земли своих предков?» Когда эти слова были переданы царю дарданцев, тот с сожалением заметил, что Македонское царство, созданное трудами стольких славных людей, в скором времени падёт из-за дерзости одного незрелого юнца.

Галлы отправили к Птолемею посольство, предлагая мир, если он захочет его купить. Птолемей собрал приближённых и хвастался перед ними, будто варвары вступили в переговоры только потому, что боятся с ним воевать. А послам царь высокомерно заявил: он согласен даровать галлам мир, но лишь тогда, когда они выдадут ему в качестве заложников своих старейшин и сдадут оружие. Так безумствовал он, не ведая в своём ослеплении, что уже стоит одной ногой в могиле! Спустя несколько дней произошло сражение. Как и следовало ожидать, македонское войско было побеждено несметными полчищами галлов и предано почти что поголовному истреблению. Сам Птолемей, покрытый многочисленными ранами, попал в плен. Ему отрубили голову, насадили её на копьё и для устрашения врагов пронесли перед всем строем.

history.wikireading.ru

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.