Плерома

Идея Плеромы в Гностицизме

Пер. с англ. выполнил А. Мома по изданию:
GNOSIS AND GNOSTICISM. Nag Hammadi Studies, Leiden, E.J. Brill, 1981.

Слово «Плерома» в греческой литературе имеет ряд значений, связанных с идеями заполнения или наполнения. Оно означает то, что наполняет, а также полноту содержимого, или наполнителя. То есть, оно означает как бы дополнение к корабельной толпе или сумму рядов чисел. В Новом Завете оно используется для обозначения исполнения Закона, как в Рим. 13.10, а также Полноты, как в Эфес. 1.23 и Кол. 2.9, где оно относится к Божественности. Все те же значения даются в более широком сопутствующем значении, когда это слово используется гностическими авторами.

В гностицизме идея Плеромы в основном встречается в литературе, относящейся к валентинианской школе, но оно появляется и в писаниях, связанных с другими сектами. Различные значения этого слова подтверждаются использованием его в различных контекстах в антиеретических трудах Иринея, Ипполита и Климента Александрийского. Как гностический термин понятие «Плерома», пожалуй, наиболее полезно для понимания того аспекта гностического учения, который имеет дело с самопознанием. Это знание — по сути, знание о божественном происхождении человека, о его падении, в котором он утратил или забыл свой божественный статус и, в конце концов, посредством которого такое самопознание могло бы быть восстановлено во имя достижения спасения или искупления.

Понятие Плеромы как полноты применялось в гностицизме, в основном, по отношению к всеобщности не проявленных качеств Божественности, а также иногда к качествам, явленным в природе или в человеке. В современной эллинской мысли до настоящего времени существовало учение, где душевным качествам в человеческом мире приводились в параллель соответствующие качества небесного мира. В мифе о падении Софии из Плеромы гностицизм разрабатывает и систематизирует эту идею, чтобы показать, как человеческий мир и тварная вселенная утратили свою связь с божественной полнотой и стали таким образом «поврежденными». В гностицизме изъян следует рассматривать как полярно противоположный полноте Плеромы. Идея Плеромы обозначает полноту всех душевных качеств или способностей и исполнена, таким образом, великой важности для передачи понятия самости в обоих ее аспектах: как множественности и как единства. Падение из Плеромы, согласно этой гностической доктрине, происходит из состояния полноты в состояние изъяна; то есть, для человека, из состояния самопознания в состояние невежества, из сознания своего божественного происхождения и природы в бессознательность.

Плерома различается по значению от чего-то подобного гностической идее «Всего» (pthrf), в котором Плерома обычно означает больше, нежели просто всеобщность. Как полнота Плерома подразумевает упорядоченную систему, централизованную вокруг неизвестной, несказанной Божественности, обычно именуемой Отцом. Образ года, подразделяемого на 12 месяцев и 365 дней, иногда использовался для того, чтобы передать идею Плеромы как упорядоченного целого (1). Зодиакальный круг с окружностью из 360 градусов и 12 знаков, каждый по 30 градусов, суть еще один символ Плеромы (2). Подразделения Плеромы, или эонов, обычно числом 30 или 28, согласуются с числом дней солнечного или лунного месяца; им даны имена различных добродетелей и качеств. По мнению валентиниан, согласно Иринею, невидимая и духовная Плерома разделена на три части: огдоаду, декаду и додекаду эонов (3). София, или Мудрость, — последний и самый молодой эон додекады (4). Согласно Ипполиту, существует система из 28 эонов, включающая в себя три первичных диады, декаду и додекаду. Здесь также говорится о Софии как о последнем из двенадцати эонов (5). В этом случае эоны эманируют другие эоны, чтобы, в итоге, в конечном счете, достичь совершенного числа (6). Упорядоченная полнота Плеромы, таким образом, обозначает совершенство, и по контрасту с данной идеей является определением неупорядоченной вселенной после падения — изъяном, или бесформенностью (7).

Также будучи выражением порядка, Плерома обозначает и сознательное единство и идентичность своих составных частей. В Трехчастном Трактате Плерома является системой эонов, эманированных во имя одной единственной цели — воздаяния славы Отцу. Такая плероматическая конгрегация, являющаяся одновременно единством и множественностью, суть самооткровение Отца, тогда как Сам Он остается неизвестным. Порождение эонов описывается как процесс разрастания из Отца, чтобы изошедшие из Него также сделались бы подобными Ему. Об эонах говорится, что у них есть любовь и стремление к полному и совершенному открытию Отца и к их собственному полному и совершенному единению с Ним (8). Единство эонов друг с другом выражено у Ипполита как брачный союз (9).

Если Плерома сама по себе произрастает изнутри Божественного, то о видимой вселенной говорится как о результате акта отступничества одного из эонов. Гностические воззрения на творение разнятся, и в Трехчастном Трактате не София, но именно Логос является тем эонов, который отпадает в попытке постичь непостижимость Отца. Этот эон вместе с его собственной высокомерной мыслью и порождает образы Плеромы, но образы эти лишены разума и света. У них нет знания об их единственном источнике, а потому они существуют в распрях и вражде (10). Спасение же приходит к Логосу как результат откровения Отца его разуму. Логос отделяется от образов, сотворенных им, и отбрасывает их прочь от себя. Когда его разум оказывается просветленным, говорится, что начинается его Плерома. В дальнейшем он действует уже с мудростью и знанием (11).

Такие воззрения расходятся с основной линией валентинианского учения, в котором эон, разрушающий единство Плеромы — София, которая, в качестве женского аспекта души, поддалась искушению действовать без своей мужской составляющей, и, таким образом, падает в хаос, в материю, или подпадает под воздействие страстей. Отсюда она спасена снизошедшей из Плеромы мужской, «логосной» функцией души. Здесь можно лишь кратко парафразировать различные гностические взгляды, но кажется, что творение рассматривалось гностиками как занимающее три уровня, или три этапа. Во вселенной наделение формой хаотической материей — дело рук космического Логоса, или Христа. В человеческом мире человеческое спасение и создание церкви вызвано воплощением в человеческой форме Иисуса как совершенного Человека. На индивидуальном же уровне отделение души от своей вовлеченности в материальный мир, а также собирание воедино Плеромы и ее воссоздание — функция «логосного» Духа в человеке, призванного, в первую очередь, самим Спасителем. Ряд гностических текстов созданы в форме диалога между Спасителем и его учениками.

В гностическом креационистском мифе эоны Плеромы в конечном счете открываются в виде составляющих человека. Спаситель, являющийся Сыном Отца, представляет собой и содержит в себе всю Плерому. В ряде случаев это выражено как ношение Сыном всех эонов Плеромы в форме одеяния (12). Таким образом, Сын открывает природу Отца (13) и передает весть о том, что как материальная вселенная, так и человечество суть проявление божественных качеств Плеромы. Такая весть заключена в воззрениях на Сына, или Иисуса, как на плод Плеромы. Ириней, описывая валентинианские доктрины, описывает Иисуса как Совершенный Плод Плеромы (14); в описаниях же Ипполита, единственный эон, эманированный всеми тридцатью эонами как доказательство их единства, согласия и мира, назван Объединенным Плодом Плеромы (15). В Трехчастном Трактате говорится, что эоны, эманировавшие этот Плод, открывают выражение лика Отца (16).

В ряде гностических писаний Иисус лично провозглашает себя пребывающим в Плероме (17). В Письме Петра Филиппу об Иисусе сообщается в речении: «Что касается Плеромы, то это я. [. ] И говорил я с тем, кто принадлежит мне, и он внимал мне подобно вам, внимающим ныне. И я дал ему власть входить в Наследие Отцовства своего. [. ] а поскольку он был изъяном, то стал он и Плеромой» (18). В Pistis Sophia Иисус провозглашает себя Тайной Несказанного (19). О Евангелии Истины говорится как о Евангелии открытия Плеромы для ожидающих спасения (20). В прочих местах Плерома появляется как нечто восполняюще изъян, человеческое невежество относительно своей собственной природы (21). Знание Плеромы позволяет человеку самому стать Плеромой. Об учениках Иисуса говорится как о Плеромах, или участвующих в природе Плеромы, или как о Сыновьях Плеромы (22). Плерома как самопознание описывается как тайна, которую непросто поведать (23). Наполнение, или совершенство, — результат получения и понимания этого тайного знания (24).

Неведение падшего человечества, касающееся собственного божественного происхождения и природы, разнообразно описано как заточение в материи, тьме или чистилище, а также как сон или забвение. Им откровение Плеромы может являться равно и как освобождение из темницы, и как пробуждение от сна, и как воспоминание о предыдущем состоянии. В Апокрифе Иоанна тело — место заточения, и Спаситель говорит: «Я. есмь память Плеромы. Я есмь свет, пребывающий в свете. Я пришел, чтобы войти во тьму и в Гадес. и я вошел в их темницу, которая суть темница тела. И я сказал: «Тот, кто слышит, да восстанет он от сна глубокого». И он взалкал и прослезился. И он сказал: «Кто здесь призывает имя мое?»» (25). Как Толкование о Душе, так и Pistis Sophia обрисовывают освобождение женской части души от ее заточения в материи. В обоих случаях спасению предшествует покаяние. В Pistis Sophia оно принимает форму хвалебных гимнов и мольбы, адресованной Свету, взыскующей просвещения и восстановления ее в ее законное место в Плероме.

Вхождение воскрешенной души в Плерому, или восстановление Плеромы как целого выглядит как воссоздание изначального состояния единства. Это обрисовано двумя основными способами. Во-первых, что частичка человечества, которое спасено, явлено как одно тело. Духовное человечество является как члены тела Церкви, которое суть тело совершенного человека. Когда человечество было явлено в качестве «звукового тела», это и было восстановлением в Плерому (26). Собирание воедино духовного человечества в форму одного тела также уподоблено брачному чертогу, где Спаситель соединяется со своей невестой, которая суть Церковь (27). На этот случай в ряде исследований указывает бракосочетание, соединяющее формообразующий Логос с материальной Вселенной, или Софией. Так, у Иринея Первый Брачный Чертог описывается как вся Плерома, а брачная пара — как Спаситель, произошедший от всех эонов и Софии, падшего эона (28). Согласно Ипполиту, София, мать всех живых тварей, спасена именно своим брачным партнером, Воссоединенным Плодом Плеромы (29). На индивидуальном уровне спасение женской части души мужскою частью описано в Толковании о Душе (30). Женская же душа в материальном теле обрисована как проститутка, которую лишили невинности во время ее предыдущей жизни с Отцом. Ее воспоминание о собственной истинной природе и ее жажда восстановления в Плерому описываются в том месте, где она, словно невеста, предвкушает свой брачный чертог, который суть посланник Отца. Только после ее покаяния и происходит свадьба.

Состояние тех, кто был возрожден в Плерому, описано в Евангелии Истины: «Они покоятся в том, кто покоен, не стремясь и не будучи вовлеченными в поиск истины. Но сами они суть истина, и Отец — в них, и они — в Отце, будучи совершенными, будучи неделимыми в Благом, не будучи никоим образом неполны в чем-либо» (31).

Подытожим. Тема, в связи с которой идея Плеромы особенно актуальна, — это тема человеческой души и стадий ее развития. Гностицизм видит душу как сущность с бесчисленными фацетами и потенциалами, в центре которой находится неизвестная Самость, Отец. Человеческой душе, от ее божественного центра и до ее окончательного проявления в материи, идея Плеромы несет понятие единства и множественности. Противоположность полноте Плеромы — не пустота, но изъян, понятие о чем-то недостающем, которое следует восполнить во имя воссоздания Целостного. Так, идея Плеромы несет идею как человеческой личности, так и церкви человечества как неделимых целых, соотносящихся друг с другом в своем внутреннем бытии. В донаучную эпоху знание о душе включалось в религию, а самопознание в гностицизме является, по сути дела, пониманием души и трудов ее.

apokrif.fullweb.ru

ПЛЕРОМА — (греч., от plerum наполнять). 1) полнота, ожирение. 2) по учению гностиков: море света, обиталище божества, от которого все благое исходит. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов А.Н., 1910. ПЛЕРОМА греч., от plerun,… … Словарь иностранных слов русского языка

плерома — сущ., кол во синонимов: 3 • ожирение (10) • полнота (43) • слой (111) Словарь синонимов ASIS. В … Словарь синонимов

Плерома — (греч. полнота), термин ортодоксальной и особенно еретической христианской мистики, означающий либо некоторую сущность в ее неумаленном объеме, без ущерба и недостачи (напр., в тексте Нового Завета: во Христе «обитает вся П. Божества телесно»,… … Энциклопедия культурологии

Плерома — (греч. πλήρωμα, «наполнение, полнота, множество») термин в греческой философии, одно из центральных понятий в гностицизме, обозначающее божественную полноту. В Новом Завете «вся полнота Божества телесно» обитает в Христе[1]. В ряде… … Википедия

ПЛЕРОМА — (Pleroma) термин, введенный гностиками, использовался Юнгом для обозначения «места» за пределами пространственно временных представлений, в котором угасают или разрешаются все напряжения между противоположностями. В отличие от целостности или… … Словарь по аналитической психологии

Плерома — внутренний из трех принимаемых схемою Ганштейна слоев (гистогенов) первичной ткани в точках роста растений (см. Ткани растительные) … Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

Плерома — (Греч.) Полнота , гностический термин, принятый для обозначения божественного мира или Всемирной Души. Пространство, развитое и разделенное на ряд эонов. Обитель невидимых богов. Имеет три ступени. Источник: Теософский словарь … Религиозные термины

плерома — плерома, плеромы, плеромы, плером, плероме, плеромам, плерому, плеромы, плеромой, плеромою, плеромами, плероме, плеромах (Источник: «Полная акцентуированная парадигма по А. А. Зализняку») … Формы слов

плерома — согласно теории гистогенов Дж. Ганштейна (1868), внутренняя многослойная зона конуса нарастания корня или стебля, из которой образуются ткани стелы, или центрального цилиндра … Анатомия и морфология растений

плерома — плер ома, ы … Русский орфографический словарь

dic.academic.ru

ПЛЕРОМА — (греч. полнота), термин ортодоксальной и особенно еретич. христ. мистики, означающий либо некоторую сущность в её неумалённом объёме, без ущерба и недостачи (напр., в тексте Нового завета: во Христе «обитает вся П. божества телесно»,… … Философская энциклопедия

ПЛЕРОМА — (греч., от plerum наполнять). 1) полнота, ожирение. 2) по учению гностиков: море света, обиталище божества, от которого все благое исходит. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов А.Н., 1910. ПЛЕРОМА греч., от plerun,… … Словарь иностранных слов русского языка

плерома — сущ., кол во синонимов: 3 • ожирение (10) • полнота (43) • слой (111) Словарь синонимов ASIS. В … Словарь синонимов

Плерома — (греч. πλήρωμα, «наполнение, полнота, множество») термин в греческой философии, одно из центральных понятий в гностицизме, обозначающее божественную полноту. В Новом Завете «вся полнота Божества телесно» обитает в Христе[1]. В ряде… … Википедия

ПЛЕРОМА — (Pleroma) термин, введенный гностиками, использовался Юнгом для обозначения «места» за пределами пространственно временных представлений, в котором угасают или разрешаются все напряжения между противоположностями. В отличие от целостности или… … Словарь по аналитической психологии

Плерома — внутренний из трех принимаемых схемою Ганштейна слоев (гистогенов) первичной ткани в точках роста растений (см. Ткани растительные) … Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

Плерома — (Греч.) Полнота , гностический термин, принятый для обозначения божественного мира или Всемирной Души. Пространство, развитое и разделенное на ряд эонов. Обитель невидимых богов. Имеет три ступени. Источник: Теософский словарь … Религиозные термины

плерома — плерома, плеромы, плеромы, плером, плероме, плеромам, плерому, плеромы, плеромой, плеромою, плеромами, плероме, плеромах (Источник: «Полная акцентуированная парадигма по А. А. Зализняку») … Формы слов

плерома — согласно теории гистогенов Дж. Ганштейна (1868), внутренняя многослойная зона конуса нарастания корня или стебля, из которой образуются ткани стелы, или центрального цилиндра … Анатомия и морфология растений

плерома — плер ома, ы … Русский орфографический словарь

dic.academic.ru

Значение слова &laquoплерома»

  • Плеро́ма (др.-греч. πλήρωμα — «наполнение, полнота, множество») — термин в греческой философии, одно из центральных понятий в гностицизме, обозначающее божественную полноту. В Новом Завете «вся полнота Божества телесно» обитает в Христе. В ряде гностических писаний Иисус лично провозглашает себя пребывающим в Плероме (например, Евангелие Истины из библиотеки Наг-Хаммади I.3.34, 35).

Согласно учению гностиков, Плерома представляет собой совокупность небесных духовных сущностей, эонов. Иисус Христос также являлся одним из эонов, посланных на землю для того, чтобы люди смогли вернуть себе утраченное знание (гносис) и воссоединились с Плеромой.

В гностицизме идея Плеромы в основном встречается в литературе, относящейся к ученикам Валентина, но она появляется и в писаниях, связанных с другими группами гностиков.

У Валентина изложено учение о первой осмерице — восьми эонах. Согласно Валентину осмерица произошла последовательно; в начале была первая двоица: Глубина (др.-греч. Βυθός) и Молчание (др.-греч. Σιγή); от них произошла вторая двоица: Ум (др.-греч. Νοΰς) или Отец (др.-греч. Πᾰτήρ) и Истина (др.-греч. Άλήθεια). Эта четверица произвела: Слово (др.-греч. Λόγος) и Жизнь (др.-греч. Ζωή), Человека (др.-греч. Άνθρωπος) и Церковь (др.-греч. Έκκλησία). Эти четыре пары (сизигии): Глубина и Молчание, Ум и Истина, Слово и Жизнь, Человек и Церковь, составляют совершенную первую осьмерицу — огдоаду (др.-греч. ὀκτάδος), которая, не из недостатка или потребности, а по избытку внутреннего довольства и для нового прославления Первоотца, производят еще 22 эона: Слово и Жизнь производят декаду (др.-греч. δεκάδος) — 10 эонов, а Человек и Церковь производят додекаду (др.-греч. δωδεκάς, δωδεκάδος) — 12 эонов. Все вместе 30 эонов и составляют выраженную полноту абсолютного бытия — Плерому.

1. религ. филос. термин гностицизма, означающий божественную полноту, всеобщность; совокупность небесных духовных сущностей

2. ботан. внутренний гистоген (слой клеток) апекса корня, дифференцирующийся в клетки стелы

Делаем Карту слов лучше вместе

Привет! Меня зовут Лампобот, я компьютерная программа, которая помогает делать Карту слов. Я отлично умею считать, но пока плохо понимаю, как устроен ваш мир. Помоги мне разобраться!

Спасибо! Я стал чуточку лучше понимать мир эмоций.

Вопрос: поменять — это что-то нейтральное, положительное или отрицательное?

kartaslov.ru

Барбело и Эоны (Плерома).

Барбело и Эоны (Плерома).

Дух-Отец окружен «чистой [также: живой] водой Его света»; через Его отражение в этом первом неожиданном удвоении божественности порождается в результате гипостатизирования Его Мысли Изначальная Энноя, упоминавшаяся прежде. Она является также «Изначальным Человеком» (имя в дальнейшем приложимое к Самому Отцу), «изначальным духом», «мужским-женским» и называется Барбело.

С тех пор пошло поколение Плеромы. «Барбело попросила его дать ей «Первое Знание»; и он согласился: после его дара Первое Знание стало явным [воплотилось, т.е. перешло от имманентного к отдельному бытию]», и таким же образом в дальнейшем происходили Эоны — персонифицированые абстракции, которые связывают в возвышении Невидимого и Барбело — пока Плерома не завершилась, за исключением Только-Порожденного Сына (Христа), который более сексуальным образом «порожден» Энноей от «пристально» посмотревшего на нее Отца. Не находим мы здесь распространения Эонов в парах, которое как таковое стало источником дальнейшего распространения (валентинианская схема, которая благодаря Иринею также дошла до барбелотов). Но парный принцип внезапно встречается там, где он нарушен: в заблуждении Софии.

Похожие главы из других книг

Глава XV Пренепорочная и Барбело (второй экскурс в гностические доктрины)

(c) МИРЫ И ЭОНЫ

(c) МИРЫ И ЭОНЫ При таком подходе слово «мир» приходится использовать во множественном числе. Выражение «миры» обозначает длинную цепочку подобных близких сфер действия сил, разделение большей космической системы, через которую Жизнь проходит своим путем, и каждый из миров

ПЛЕРОМА ПЛЕРОМА (греч. ?Лг|рюц.а — полнота), термин ортодоксальной и особенно еретической христианской мистики, означающий либо некоторую сущность в ее неумаленном объеме, без ущерба и недостачи (напр., в тексте Нового Завета: во Христе «обитает вся П. Божества телесно»,

religion.wikireading.ru

Плерома у гностиков и у Павла

Плерома у гностиков и у Павла

Понятие плеромы, или полноты, играет очень важную роль в посланиях Колоссянам и Ефесянам.[1154] Использование этого понятия роднит Павла с гностиками, в чем некоторые усматривают свидетельство послеапостольского происхождения обоих посланий. Но, конечно, апостол не заимствовал это понятие у гностиков — он неоднократно и с небольшими вариациями использует его в других посланиях. Вероятно, это слово имело устоявшееся богословское значение, поскольку Павел использует его без пояснений. Оно не встречается в трудах Филона, который, однако, использовал в сходном значении — для обозначения полноты божественных сил — слово «Логос».

Павел говорит о плероме земли, то есть обо всем, что наполняет землю или содержится в ней (1 Кор. 10:26,28, цитата из Пс. 23:1); о плероме, то есть исполнении или выполнении, закона — которая есть любовь (Рим. 13:10[1155]); о плероме, то есть полноте или обилии «благословения благовествования Христова» (Рим. 15:29); о плероме или полноте времени (Гал. 4:4; ср. Еф. 1:10; Мк. 1:15; Лк. 21:24); о плероме язычников, подразумевая их полное число или всю массу, но не обязательно каждого отдельного человека (Рим. 11:25); о плероме Божества, то есть о полноте или обилии всех божественных свойств и энергий (Кол. 1:19; 2:9); о плероме Христа, которая есть Церковь как Тело Христово (Еф. 1:23; ср. Еф. 3:19; 4:13).

В гностических учениях, особенно в учении Валентина, плерома обозначает мир разума и духа, в том числе все божественные силы, или зоны, в отличие от кеномы, то есть вакуума, пустоты, материального мира. Это различие было основано на дуалистическом принципе вечного противоборства духа и материи. Благодаря ему более убежденные гностики склонялись к неумеренному аскетизму, а более легкомысленные — к разнузданному беззаконию. В понятие плеромы они включали непрерывный ряд эманации, исходящих от божественной бездны и выступающих в роли связующего звена между бесконечным и конечным. Гностики преуменьшали Божественность Христа, считая Его всего лишь наивысшим из этих промежуточных эонов. Рассуждения гностиков всегда сводились к одним и тем же вопросам: откуда взялся мир? откуда взялось зло? Они искали ответ в дуализме разума и материи, плеромы и кеномы; но это вовсе не ответ.

В ответ на это заблуждение Павел утверждает, с позиции чистого единобожия, что Христос есть «образ Бога невидимого» (. . . . . Кол. 1:15; ср. 2 Кор 4:4 — это выражение часто используется у Платона для описания Логоса, а в книге Премудрости Соломона применительно к олицетворенной Премудрости, Прем. 7:26); что Он является извечной и воплощенной плеромой или полнотой божественных сил и свойств; что в Нем обитает вся полнота Божества, то есть самой божественной природы,[1156] в телесном виде (. ) — подобно тому как душа обитает в человеческом теле; и что Он один является всеобщим и вседостаточным Посредником, Которым было сотворено все видимое и невидимое, Которым все стоит (или остается в единстве, . ) и через Которого Отец благоволил все примирить с Собою.

Христология Послания к колоссянам очень близка христологии Иоанна, поскольку Иоанн изображает Христа воплощенным Словом, Логосом, Который явил людям Бога, Который обитал среди нас, «полный (. ) благодати и истины», и от божественной полноты Которого (?? . . . ) мы «приняли благодать на благодать» (Ин. 1:1,14,16). Павел и Иоанн полностью единодушны в учении о предвечном существовании Христа и Его роли в творении и поддержании жизни мира (Кол. 1:15–17; Ин. 1:3). По словам Павла, Он — «первородный» из всего творения (. . . Кол. 1:15; в отличие от . «первосотворенный»), то есть Он существовал прежде всего тварного мира, от вечности, и главенствует над ним; по словам Иоанна, Он — «единородный» Сын Отца (? . . [1157] Ин. 1:14,18; ср. Ин. 3:16,18; 1 Ин. 4:9), существовавший прежде и стоящий выше всех сотворенных детей Божьих. Первый термин указывает на уникальные взаимоотношения Христа с миром, второй — на Его уникальные отношения с Отцом.

Вопрос о том, был ли Павел автором Послания к колоссянам, мы рассмотрим в следующем разделе, когда будем говорить о Послании к ефесянам.

Тема: Христос — всё во всём. Истинный гнозис и ложный гнозис. Истинный и ложный аскетизм.

Ключевые мысли: Христос «есть образ Бога невидимого, Рожденный прежде всякой твари» (Кол. 1:15). Во Христе «сокрыты все сокровища премудрости и ведения» (Кол. 2:3). «В Нем обитает вся полнота (?? . ) Божества телесно» (Кол. 2:9). «Если вы воскресли со Христом, то ищите горнего, где Христос сидит одесную Бога» (Кол. 3:1). «Когда же явится Христос, жизнь ваша, тогда и вы явитесь с Ним во славе» (Кол. 3:4). «Все и во всем Христос» (Кол. 3:11). «Более же всего облекитесь в любовь, которая есть совокупность совершенства» (Кол. 3:14). «Все, что вы делаете, словом или делом, все делайте во имя Господа Иисуса Христа» (Кол. 3:17).

history.wikireading.ru

Глава III из книги: История античной эстетики. Том 8. Итоги тысячелетнего развития. Книга первая. Часть III. Эпоха синкретизма. Падение и гибель античности.

§ 6. Валентин и его школа

2. Плерома, а) «Плерома» по-гречески значит «полнота». Она противоположна кеноме, а «кенома» значит «пустота». Учение Валентина есть изображение плеромы и кеномы, включающее в себя различные способы их объединения. Плерома, по Валентину, представляет собою картину постоянно возникающих пар противоположностей. Каждая противоположность носит у него характерное название «эона». «Эон» по-гречески значит «вечно сущее». А так как у греческих философов по причине конкретности их мышления вместо отвлеченного понятия, выраженного существительным, часто употреблялся средний род прилагательного, то эоны Валентина являются сразу и логическими категориями, то есть типами вечности, и живыми существами, то есть мифологическими персонажами. Это делает несомненно наличную здесь диалектику какой-то поэмой универсальных живых существ, причем такого рода живые существа и делают эту диалектику поэтическим произведением, и лишают ее логической ясности и точности.

б) Плерома порождается у Валентина парой противоположностей, которая именуется у него как 1) «первоначало», «первоотец», как «глубина» или «бездна» (bythos), «монада» и как 2) «молчание», «мысль» (ennoia) и «благодать» (charis). Эта первая верховная пара противоположностей Валентина, конечно, заставляет нас вспоминать и неоплатоническую и христианскую первую ипостась. Но в неоплатонизме мы имеем дело с логически отточенным понятием первоединства, а в христианстве — с теорией абсолютной личности. Тут весьма характерно для Валентина смесь язычества и христианства, благодаря которой и возникает у него своеобразная живописность предмета.

Между прочим, в изложении Ипполита в основе всей плеромы Валентина находится не та пара противоположностей, о которой мы сейчас сказали, но Отец просто. При этом все остальные категории плеромы трактуются как результат желания Отца существовать и для всего иного и быть познанным дальнейшими инобытийными существами. С виду это представляется чем-то вроде монотеизма. Но монотеизм здесь у Валентина все-таки не получается, поскольку его Отец не имеет никакой своей истории и своей собственной мифологии. То и другое возникает у Валентина только в связи с последним эоном, Софией, а до Софии священная история и мифология Отца заменяется эманационной логикой безличностного развития абстрактных категорий.

в) Далее, вторая пара противоположностей, возникающая из первой, есть 3) «единородный», «ум» или «отец» и 4) «истина». Тут тоже сразу же вспоминается неоплатонический переход от первоединства к уму. Но почему-то у Валентина здесь не говорится «сын», но говорится «отец», которого он отличает от верховного «первоотца». Эти две пары противоположностей образуют у Валентина то, что он называет первой четверицей. Но философская поэма продолжается дальше, и возникающие здесь новые категории тоже и неожиданны и интересны.

Заметим, что у Валентина противоположности вступают одна с другой в брак, который, впрочем, именуется слишком общим термином «связь» или «соединение» (sydzygia). Кроме того, вторые противоположности не во всех парах женского пола. Да и вообще, если здесь идет речь о браке, то естественно было бы ожидать более красочной характеристики, а не только отвлеченной концепции связи.

г) Из ума и истины рождается, по Валентину, третья пара противоположностей: 5) «логос» и 6) «жизнь». Между прочим, здесь не худо рисуется вторая неоплатоническая ипостась, которая, как мы знаем, является не просто неподвижным умом, но и возвещающим словом и своей собственной умопостигаемой жизнью.

Из этой третьей пары противоположностей у Валентина четвертая пара: 7) «человек» и 8) «церковь». Эта пара производит на нас не только неожиданное, но и весьма углубленное, весьма насыщенное впечатление, о чем нам еще придется говорить в дальнейшем. Но уже и сейчас испытывается настоятельная необходимость отметить, что «человек», о котором идет здесь речь, не только не земной человек, но даже и не небесный человек, и не космический, потому что никакого космоса у Валентина здесь пока нет еще и в помине. Равным образом и «церковь» мыслится здесь, очевидно, тоже сверхкосмически, то есть предвечно. Это — характеристика не космоса, но самого божества, которое здесь не только «очеловечено», но которое является также еще и человеческим коллективом, который именуется здесь как «церковь». Эта «церковь» здесь пока еще сам же бог, но только на весьма конкретной ступени своего развития.

Эти последние две пары противоположностей образуют собой у Валентина вторую четверицу, а вместе с двумя начальными парами противоположностей — восьмерицу.

д) Наконец, имеются сведения также и о том, что из пары противоположностей логоса и жизни возникает еще пять пар противоположностей: 9) «глубинный» (bytinos. которого, очевидно, нужно отличать от «глубины» в исходной паре противоположностей) и 10) «смешение», 11) «нестареющий» и 12) «единение» (henosis), 13) «самородный» и 14) «удовольствие», 15) «неподвижный» и 16) «слияние», 17) «единородный» и 18) «блаженная». Сказать, что эти категории вполне очевидны, никак нельзя. Вероятно, сам Валентин комментировал их достаточно глубоко. Но на нас вся эта десятерица производит довольно бессвязное впечатление.

Что же касается пар противоположностей из человека и церкви, то, по Валентину, из них происходят еще шесть, составляющих целую двенадцатерицу: 19) «утешитель» и 20) «вера», 21) «отчий (patricos, которого, очевидно, надо отличать и от «первоотца» в самом начале всех противоположностей, и от «отца» второй пары противоположностей) и 22) «надежда», 23) «материнский» и 24) «любовь» (agape), 25) «вечный» и 26) «разумение» (synesis),27) «церковный»и 28) «блаженство», 29) «вожделенный» и 30) «мудрость» (sophia).

Относительно всей этой двенадцатерицы Валентина тоже нужно сказать, что она производит скорее поэтически-описательное, чем логически-расчлененное впечатление. Тут ясна только общая тенденция Валентина — конкретизировать первую и почти сверхразумную пару противоположностей при помощи все более и более нарастающей жизненной картины плеромы.

Очень важна и еще одна категория для характеристики плеромы Валентина. Это — категория «предела», или «креста», с двойной функцией — отделять от «глубины» первой пары противоположностей все остальные эоны и ограничивать всю плерому от всего иного, то есть от кеномы. Заметим также, что у Ипполита первая пара противоположностей Иринея отсутствует, а вместо нее выставляется «отец», который настолько высок, что даже не есть эон. Но остающиеся 28 эонов восполняются Христом и Духом Святым (о чем дальше), которые тоже объявлены эонами.

Тем самым в плероме было восстановлено спокойствие. Но это означало также и то, что Софии пришлось расстаться со своей безумной дерзостью, которую Валентин именует Энтимесой (enthymesis, «помышление») Эта дерзкая мысль Софии оказалась отброшенной в кеному уже самим Пределом, где она потеряла всякие форму и образ и даже перестала существовать в собственном смысле слова.

mstud.org

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.