Гесиод

Краткая биография Гесиода (VIII век до н. э. — VII век до н. э.).

Гесиод (иногда можно встретить написание Гезиод) — древнегреческий поэт, исполнитель эпических песен, один из основателей такого литературного направления, как дидактический (и его разновидность – генеалогический) эпос. Является первым представителем древнегреческой литературы, сведения о существовании которого являются исторически достоверными. Главным источником информации о биографии Гесиода являются выдержки из сочиненных им произведений.

Родиной Гесиода была Эолида (Малая Азия), но его семейство, главой которого был обедневший купец, перебралось к подножью горы Геликон, в Беотию (внутренняя Греция). Там, обзаведясь скромным земельным участком в поселении Аскра, они занимались крестьянским трудом, поэтому все тяготы и радости жизни земледельца Гесиод познал с малых лет. Впоследствии он стал первым древнегреческим поэтом, представляющим этот социальный слой, и, возможно, был единственным его представителем.

Юному Гесиоду частенько приходилось пасти скотину, и роскошные пейзажи, представавшие его взору, вдохновляли его, пробуждали в нем желание творить. По его собственным словам, ему однажды явились Геликонские нимфы, которые призвали его к сочинительству и вещанию истины о прошлом и будущем, вдохнули в него поэтический дар и в знак этого вручили ему ветвь пышного лавра, которая служила отличительным знаком рапсодов – исполнителей эпических песен. Однако если говорить о становлении Гесиода как поэта с более реалистических позиций, то использование им гомеровского диалекта, дактилического гекзаметра дает основание предположить, что мастерству он учился у бродячих рапсодов. Гесиод стал первым среди древнегреческих поэтов, кто называл себя по имени, позиционировал себя как конкретная личность – до него певцы-гомериды предпочитали оставаться безымянными.

Став поэтом, хоть и «от сохи», Гесиод до самой смерти практически не покидал Аскру, занимался крестьянским трудом наравне с остальными. Легенды упоминают лишь о его поездке на поэтическое соревнование с Гомером, которое было объявлено в честь погибшего царя Халкиды. Оттуда он уехал победителем и обладателем бронзового треножника, пожертвованного им Геликонским музам. Однако справедливости ради стоит сказать, что победа ему досталась только благодаря воспеванию мирного труда, а не кровопролитий на войне. Известно, что соревнование это имело место на рубеже VIII-VII вв. до н. э., что служит ориентиром для определения времени жизни поэта.

Первое сочинение Гесиода из известных сегодня – это поэма «Теогония» («Родословная богов»), которая представляла собой первую попытку систематизировать представления древних греков о картине мира, многочисленные разрозненные предания о богах, создать их своеобразное генеалогическое древо. Однако наибольшую известность получила дидактическая поэма «Труды и дни». Произведение было написано как обращение к родному брату Персу, который после смерти их отца был недоволен разделением наследства и активно претендовал на имущество, оставленное Гесиоду. Поэт призывает брата честно и упорно трудиться, а не уповать на подкуп сильных мира сего. Однако содержание «Трудов и дней» выходит далеко за рамки морализаторства, в частности, предлагая читателю наставления хозяйственного характера, активно задействовав фольклор, описывая быт мореплавателей и крестьян и т.п. Другие произведения Гесиода дошли до наших дней только в виде отрывков, запечатленных на папирусах и в рукописях. В издание Меркельбаха-Уэста от 1967 г. вошло 363 фрагмента.

Умер поэт-земледелец в родной деревне, а похоронили его в Орхоменах.

www.wisdoms.one

Гесиод (8-7 вв. до н. э.), первый известный по имени древнегреческий поэт. В дидактической эпической поэме «Труды и дни» Гесиод славит крестьянский труд, грозит притеснителям крестьян гневом богов; поэма «Теогония» (т. е. родословная богов) рационалистически систематизирует греческие мифы. Гесиод противопоставляет свою поэзию героическому эпосу как трезвую «правду» красивой «лжи». О предфилософии Гесиода читайте здесь: Предфилософия Эллады. Гомер. Гесиод. Орфики. Ферекид.

Гесиод (Hesiodos) (ок. 700 г. до н.э.). Эпический поэт, один из древнейших греческих поэтов, известных нам. Его отец оставил не приносившее ему дохода дело, связанное с морскими перевозками, и уехал из Кимы в Эолиде в Аскру, деревушку, расположенную у горы Геликон в Беотии. По преданию, когда Гесиод пас овец на Геликоне, он услышал, как музы призывают его писать стихи и воспевать богов. На погребальных играх Амфидама в Халкиде Гесиод выиграл треножник, исполнив лучший гимн (возможно, это была его «Теогония»), Основными произведениями Гесиода были «Теогония» (рассказ о происхождении и генеалогии богов) и «Труды и дни» (сочинение, содержавшее советы честно трудиться на земле и одновременно практические рекомендации в области сельского хозяйства). «Щит Геракла», иногда приписываемый Гесиоду, вероятно был написан не им, а подражателем, жившим в VI в. до н.э. Ему также приписывался еще ряд поэм (ныне утерянных).

Адкинс Л., Адкинс Р. Древняя Греция. Энциклопедический справочник. М., 2008, с. 304.

Гесиод (греч. Hesiodes, ок. 700 г. до н. э.) — первый древнегреческий и европейский поэт. Для своих поэм принял форму эпического гекзаметра и язык гомеровского героического эпоса. «Теогония» («Происхождение богов») истолковывает мир мифологически и повествует о сотворении мира из хаоса. В сочинении «Труды и дни» он прославляет честный крестьянский труд. Другие произведения Гесиода сохранились частично. Противопоставлял свою поэзию героическому эпосу как трезвую «правду» красивой «лжи». Гесиод — систематизатор мифологических преданий, основатель жанра назидательных поэм, служил образцом для последующей дидактической поэзии.

Грейдина Н.Л., Мельничук А.А. Античность от А до Я. Словарь-справочник. М., 2007.

Гесиод. Первый исторически достоверный греческий поэт, возможно, живший около 700 г. до н. э. В Аскре (Беотия) у Гесиода было небольшое имение, расположенное на склонах горы Геликон. Там, по словам Гесиода, его посещали Музы, когда он пас своих овец. Отец Гесиода выходец из Ионии. Гесиод вел тяжбу со своим братом Персом по поводу отцовского наследства. Эти подробности биографии мы знаем по поэме «Труды и дни», адресованной Персу. Это — замечательное произведение полное описаний крестьянского быта, личных переживаний и тонкого юмора. В «Трудах и днях» использованы мифы о Пандоре и Золотом Веке. В «Теогонии» («Происхождение богов») Гесиод делает попытку в систематической форме представить генеалогию олимпийских богов и восстановить события, предшествующие захвату Зевсом верховной власти (см. Крон, Прометей, Титаны). «Теогония» Гесиода послужила основой для дальнейшего развития мифологии. Фрагменты из «Щита Геракла» и «Эойи» (каталог женщин — прародительниц знатных родов), приписываемые Гесиоду — позднейшего происхождения. Дидактические фрагменты вергилиевых «Георгик» написаны под непосредственным влиянием «Трудов и дней» и даже содержат прямые языковые заимствования из Гесиода. Согласно поздним легендам о соревновании между Гомером и Гесиодом, последнему был присужден победный приз.

Кто есть кто в античном мире. Справочник. Древнегреческая и древнеримская классика. Мифология. История. Искусство. Политика. Философия. Составитель Бетти Редис. Перевод с английского Михаила Умнова. М., 1993, с. 71-72.

Далее читайте:

Греция, Эллада, южная часть Балканского полуострова, одна из наиболее важных исторических стран древности.

hrono.ru

Гесиод — личность историческая. Он жил в Беотии в деревне Аскра (неподалеку от г. Фивы). Он автор двух поэм — «Труды и дни» и «Теогония». Первая поэма посвящена в большей степени морально-этическим вопросам, ибо основное содержание ее — наставление Гесиода своему непутевому брату Персу. Вторая поэма — «Теогония» — заключает в себе повествование о происхождении богов.

По сути дела, Гесиод систематизатор известных ко времени его жизни древнегреческих мифов. Не являясь их автором, Гесиод одним из первых записал мифы и придал им некую логическую стройность.

Боги, представленные в «Теогонии» живут совершенно реальной жизнью — они враждуют друг с другом, любят друга друга, ненавидят, они интригуют, борются за власть. Это мощные мифологизированные силы природы, которые в зависимости от своих желаний управляют миром.

В основе мифотворчества Гесиода лежит идея о четырех мифических первоначалах из которых происходят впоследствии и все боги, и сам мир. Хаос, Гея, Эрот и Тартар — они возникли как бы сами по себе. Хаос — это бесконечная бездна, первичное бесформенное состояние мира. От него ведут свое происхождение Эреб (Мрак) и Ночь.

Гея (Земля) — породительница Урана (Неба), в браке с которым она впоследствии рождает титанов, киклопов и гекатонхейров (сторуких). От титанов Кроноса и Реи рождается главный бог Олимпа — Зевс, который в борьбе со своими родителями занимает божественный трон.

Эрот (Любовь) — это всевластная мировая сила, способная «расслаблять члены» и богов, и людей.

Тартар — своего рода Аид для богов, «туманный» и ужасный, ибо его страшатся даже сами боги.

Рассказав о первоначалах, Гесиод раскрывает в дальнейшем уже взаимоотношения богов Олимпа.

«Теогония» Гесиода, как и поэмы Гомера, стала закономерным и важнейшим этапом в развитии мировоззрения древних греков. Не имевшие священных книг, таких как Тора у древних евреев, Библия у последующих христиан, древние греки в поэмах Гомера и Гесиода находили ответы на вопросы о том как произошел мир. Произведения Гесиода были крайне почитаемыми во всей Древней Греции, а сам Гесиод считался одним из великих мудрецов, наряду с Гомером и Орфеем.

Публикуется по: Фрагменты ранних греческих философов. Ч.1. М., 1989. С.34-36. Перевод А.В. Лебедева.

[Музы], которые некогда научили Гесиода прекрасной песне,

Когда он пас овец у подножия священного Геликона.

Вот какое слово рекли ко мне перво-наперво богини,

Олимпийские Музы, дочери Зевса Эгиоха:

«Пастухи деревенские, срамники дрянные, одно брюхо!

Мы умеем говорить много лжи, похожей на правду,

А когда захотим, умеем глаголить истину».

Так сказали сладкоречивые дочери великого Зевса,

И дали мне жезл, сорвав ветвь зеленеющего лавра,

Загляденье, и вдохнули в меня вещий глагол,

Чтобы славил я что будет и что было,

И велели мне воспевать род блаженных, вечно сущих богов,

А самих их петь всегда в начале и в конце.

Радуйтесь, чада Зевса, и даруйте вожделенную песнь,

Славьте бессмертных священный род вечносущих,

Тех, что родились от Земли и звездного Неба,

И от темной ночи, и тех, кого вскормило соленое Море.

Скажите, как родились вначале боги и земля,

И реки, и беспредельное море, бушующее волнами,

И сверкающие звезды, и широкое Небо — горе,

И как распределяли богатство, и как разделили почести,

И как впервые заняли складчатый Олимп.

Об этом скажите мне, Музы, чьи жилища на Олимпе,

С самого начала и скажите, что из них возникло первым.

— Перво-наперво возник Хаос (Бездна), а затем

Широкогрудая Гея (Земля), прочное седалище навек

Всех бессмертных, живущих на вершине снежного Олимпа,

И Тартар туманный в недрах широкодорожной Земли,

И Эрос (Любовь) — прекраснейший среди бессмертных богов,

Расслабляющий члены всех богов и всех людей

Покоряет он разум и соображение в груди.

Из Хаоса родились Эреб (Мрак) и черная Ночь,

А от Ночи произошли Эфир и Денница,

Которых она родила, зачав от Эреба в любовном совокуплении.

Земля сначала родила равное себе

Звездное Небо (Урана), чтобы оно покрыло ее повсюду,

И да будет блаженным богам прочным седалищем навек,

Родила и высокие Горы — прелестные обиталища

Богинь-Нимф, которые живут в ущелистых горах,

Еще родила бурно волнующуюся неистощимую пучину

— Море, [все это] — без вожделенной любви. А потом,

Разделив ложе с Небом, родила глубоководовертного Океана,

Кея с Крием и Гипериона с Япетом,

Тейю с Реей и Фемиду с Мнемосиной,

Златовенчанную Фебу и обворожительную Тефию. [Титанов связали и низвергли]

Столь глубоко под землю, насколько небо [отстоит] от земли:

Ибо столько же и от земли до туманного Тартара.

И впрямь, падая с неба девять дней и [девять] ночей,

Медная наковальня на десятый достигла бы земли.

Равное [расстояние] и от земли до туманного Тартара:

Падая с земли девять ночей и [девять] дней,

Медная наковальня на десятый достигла бы Тартара.

Его окружает медная ограда, а вокруг нее — ночь

В три ряда разлита вокруг шеи; сверху же —

Корни земли и неистощимого моря.

Там, под туманною мглою, сокрыты боги Титаны

По решению Зевса тучесобирателя

В месте гнилостно-затхлом, на крайних пределах чудовищной Земли.

Оттуда не выйти: Посейдон закрыл [выход] дверьми

Медными, стена сооружена с обеих сторон.

Там обитают Гиг, Котт и отважный Обриарей,

Верные стражи Зевса Эгиоха.

Там и темной Земли и туманного Тартара,

И неистощимого моря, и звездного Неба,

— Всех подряд — находятся истоки и концы

Страшные, затхло-гнилые, они внушают жуть даже богам:

Бездна великая, даже и за целый год, [падая],

Не достигнет дна тот, кто вошел в ворота,

Но страшная буря за бурей будет носить его туда и сюда,

Даже бессмертным богам страшно

Там блестящие врата и медный порог,

Непоколебимо укрепленный длинными, непрерывными корнями,

Самородный, а спереди [от них], отдельно от всех богов,

Обитают Титаны, по ту сторону темного Хаоса.

www.portal-slovo.ru

Гесиод
р. VIII век до н. э. , Кима
ум. VII век до н. э.
древнегреческий поэт, рапсод
  • «Труды и дни»
  • Труды и дни — перевод Александра Фрязиновского, 1779[1]
  • Труды и дни — перевод Павла Голенищева-Кутузова, 1807[2]
  • «Работы и дни» — перевод Г. К. Властова , 1885
  • «Работы и дни» — перевод В. В. Вересаева , 1927
  • «Теогония» — перевод В. В. Вересаева , 1929.
  • «Каталог женщин» или «Эойя»
  • «Щит Геракла»
  • «Меламподия»
  • «Свадьба Фетиды и Пелея»
  1. ↑ Исиода Аскрейскаго творения, с греческаго на российской язык преложенныя Александром Фрязиновским. — Санктпетербург, 1779
  2. ↑ Творения Гезиода, переведенныя Павлом Голенищевым-Кутузовым. — Москва, 1807. РГБ
  • Исиода Аскрейскаго творения, с греческаго на российской язык преложенныя Александром Фрязиновским. — Санктпетербург, 1779
  • Творения Гезиода, переведенныя Павлом Голенищевым-Кутузовым. — Москва, 1807 (РГБ)
Труды и Дни


Порт­рет Геси­о­да на моза­и­ке из Три­ра

(Эллин­ские поэты. М.: Гос. изд-во худож. лит-ры, 1963)

Геси­од — после Гоме­ра самый популяр­ный в Элла­де эпи­че­ский поэт — жил, все­го веро­ят­нее, в вось­мом веке до н. э. Отец его пере­се­лил­ся из эолий­ской Кимы (Малая Азия) в Бео­тию, в местеч­ко Аскру. Там Геси­од родил­ся и вырос. С ран­них лет он зани­мал­ся обра­бот­кою отцов­ско­го участ­ка. Пахота, сев, жат­ва, сбор вино­гра­да — все те же работы чере­до­ва­лись для него из года в год с одно­об­раз­ною пра­виль­но­стью и созда­ва­ли типич­ней­шую кре­стьян­скую пси­хо­ло­гию, кото­рая так харак­тер­на для Геси­о­да и так отли­ча­ет его от геро­и­че­ски настро­ен­но­го Гоме­ра.

У Геси­о­да был брат Перс, чело­век лени­вый, гуля­щий и завист­ли­вый. После смер­ти отца Перс остал­ся недо­во­лен про­из­веден­ным разде­лом наслед­ства и зате­ял про­тив Геси­о­да про­цесс перед царя­ми Фес­пий­ско­го окру­га, к кото­ро­му при­над­ле­жа­ла дере­вуш­ка Аскра. Эти семь началь­ст­вен­ных лиц сто­я­ли во гла­ве управ­ле­ния кра­ем; к ним же граж­дане обра­ща­лись со сво­и­ми рас­пря­ми, как к судьям. Цари эти были под­куп­ле­ны Пер­сом и вынес­ли при­го­вор в его поль­зу. Но Пер­су не пошло впрок его доб­ро, нажи­тое непра­вед­ным путем. Он наде­лал дол­гов, впал в бед­ность и стал вла­чить пла­чев­ную жизнь, нищен­ст­вуя с женою и детьми. Тщет­но теперь умо­лял он бра­та о помо­щи. Геси­од остал­ся бес­чув­ст­вен ко всем его моль­бам.

Это про­ис­ше­ст­вие и послу­жи­ло отправ­ной точ­кой для состав­ле­ния поэ­мы « Работы и дни » . Геси­од, пре­крас­но зна­ко­мый со всем дере­вен­ским укла­дом, рису­ет Пер­су жизнь, какую он дол­жен был бы вести, чтобы быть доб­рым зем­ледель­цем. Это дало слу­чай Геси­о­ду раз­вер­нуть свои позна­ния, кото­рые мог­ли ока­зать­ся полез­ны­ми людям, нахо­дя­щим­ся в подоб­ных же усло­ви­ях жиз­ни. Поэ­ма содер­жит сове­ты по зем­леде­лию, море­ход­ству, сведе­ния по есте­ствен­ной исто­рии и аст­ро­но­мии; она обна­ру­жи­ва­ет так­же близ­кое зна­ком­ство авто­ра со ста­рин­ны­ми мифа­ми и со все­ми при­е­ма­ми, кото­ры­ми при­об­ре­та­ет­ся бла­го­во­ле­ние богов.

Поэ­ма « Работы и дни » поль­зо­ва­лась в древ­но­сти исклю­чи­тель­ной сла­вою за оби­лие содер­жав­ших­ся в ней прак­ти­че­ских сове­тов, рели­ги­оз­ных сведе­ний и мораль­ных сен­тен­ций. Дети в шко­лах изу­ча­ли эту поэ­му. Харак­тер само­го Геси­о­да, как он выри­со­вы­ва­ет­ся в поэ­ме, фран­цуз­ский фило­лог Пьер Вальц рису­ет так: « Дея­тель­ный, прак­тич­ный, склон­ный к при­об­ре­та­тель­ству, но щепе­тиль­но чест­ный, без­жа­лост­ный в сво­ей суро­вой доб­ро­де­тель­но­сти, все­гда бод­рый и ред­ко удо­вле­тво­рен­ный, то холод­но рас­суди­тель­ный, то суе­вер­ный до пол­ней­шей бес­смыс­ли­цы, нату­ра угрю­мая и мрач­ная, у кото­рой даже улыб­ка хра­нит горь­кую склад­ку иро­нии, — Геси­од напо­ми­на­ет нам здо­ро­вое и креп­кое рас­те­ние, не имев­шее воз­мож­но­сти вполне раз­вить­ся в тяже­лом возду­хе Бео­тии, на скуд­ной поч­ве горы Гели­ко­на » . От себя при­ба­вим: в поэ­ме Геси­о­да с пора­зи­тель­ной ярко­стью отра­жа­ет­ся весь духов­ный уклад мел­ко­го зем­ледель­ца-соб­ст­вен­ни­ка, про­шед­ший неиз­мен­ным через десят­ки веков до насто­я­ще­го вре­ме­ни.

ТРУДЫ И ДНИ

(Эллин­ские поэты VII— III вв. до н. э. Эпос. Эле­гия. Ямбы. Мели­ка. М.: Ладо­мир, 1999)

Вто­рая поэ­ма Геси­о­да воз­ник­ла в рус­ле « поуче­ний » , так­же извест­ных в ближ­не­во­сточ­ной сло­вес­но­сти — тыся­че­ле­тий. Прин­ци­пи­аль­ная ее новиз­на состо­я­ла, одна­ко, в том, что гоме­ров­ский гек­са­метр, пред­на­зна­чен­ный для вос­пе­ва­ния геро­и­че­ских подви­гов эпи­че­ских геро­ев, здесь был с соот­вет­ст­ву­ю­щи­ми моди­фи­ка­ци­я­ми при­спо­соб­лен для совер­шен­но иной тема­ти­ки — вос­пе­ва­ния чест­но­го труда и настав­ле­ний по зем­леде­лию.

Соци­аль­ная обста­нов­ка в Бео­тии была в это вре­мя мрач­ной. « Луч­шие » , « цари » , то есть быв­шие пле­мен­ные вожди, кото­рые в эпо­ху меж­пле­мен­ных и вся­ких про­чих войн в самом деле долж­ны были пока­зы­вать сооте­че­ст­вен­ни­кам при­ме­ры доб­ле­сти в бою, соста­ви­ли теперь при­ви­ле­ги­ро­ван­ную про­слой­ку обще­ства и, не имея сил для набе­гов на чужие зем­ли, при­би­ра­ли к рукам иму­ще­ство сво­их сограж­дан — у кого за дол­ги, у кого по суду, у кого силой. Отсто­ять свою само­сто­я­тель­ность было в таких усло­ви­ях еще одной зада­чей Геси­о­да.

На про­тя­же­нии все­го про­шло­го века ком­по­зи­ци­он­ное един­ство « Трудов и Дней » оце­ни­ва­лось не слиш­ком высо­ко. В част­но­сти, в ст. 345— 372 виде­ли набор сен­тен­ций, мало свя­зан­ных меж­ду собой и с их окру­же­ни­ем (поэто­му Вере­са­ев печа­тал их с отбив­кой). Под подо­зре­ни­ем нахо­дил­ся и раздел « дней » (765— 828), кото­рый не все изда­те­ли при­зна­ва­ли под­лин­ным. В послед­ние деся­ти­ле­тия уси­ли­я­ми ряда иссле­до­ва­те­лей было пока­за­но, что « Труды и Дни » доста­точ­но убеди­тель­но чле­нят­ся на части, каж­дая из кото­рых вно­сит свой вклад в целое. Опре­де­лен­ную роль игра­ет и пер­во­на­чаль­ная направ­лен­ность поэ­мы, вызы­ваю­щая отступ­ле­ния в виде обра­ще­ний к Пер­су (213— 224, 274— 286, 298— 302), так­же не сво­бод­ных от назида­ний. Не сле­ду­ет недо­оце­ни­вать и ассо­ци­а­тив­ность мыш­ле­ния, и употреб­ле­ние так назы­вае­мых лейт­мо­ти­вов, когда автор, назвав одно поня­тие, раз­ви­ва­ет его в при­мы­каю­щих сти­хах (ср. 345— 349: сосед). Для удоб­ства чита­те­лей при­во­дим при­мер­ное чле­не­ние поэ­мы на разде­лы:

1— 8. Обра­ще­ние к Музам.

9— 39. При­зыв к Пер­су и выде­ле­ние двух Эрид, из кото­рых Перс выбрал худ­шую.

40— 46. Пере­ход к мифу о Про­ме­тее и Пан­до­ре.

47— 105. Миф о Пан­до­ре, объ­яс­ня­ю­щий труд­но­сти жиз­ни.

106— 201. Миф о смене веков, объ­яс­ня­ю­щий ухуд­ше­ние чело­ве­че­ско­го рода.

202— 212. Пере­ход к винов­ни­кам непра­вед­но­го суда — « царям-даро­яд­цам » . Бас­ня в назида­ние им.

213— 224. Отступ­ле­ние: обра­ще­ние к Пер­су; необ­хо­ди­мость сле­до­вать Прав­де.

225— 247. Прит­ча о двух горо­дах: пра­вед­ном и непра­вед­ном, обра­щен­ная к царям.

248— 273. Сле­ду­ет пом­нить, что Спра­вед­ли­вость (Дика) следит за поведе­ни­ем людей и сооб­ща­ет о нару­ше­нии ее запо­ведей Зев­су.

274— 292. Новое обра­ще­ние к Пер­су; при­зыв избрать вер­ную доро­гу.

293— 341. Важ­ность здра­во­го раз­мыш­ле­ния, чест­но­го труда и спра­вед­ли­во­го обо­га­ще­ния.

342— 380. Настав­ле­ния для повсе­днев­ной жиз­ни.

381— 382. Толь­ко здесь начи­на­ет­ся раздел « трудов » , то есть свод настав­ле­ний по вре­ме­нам года, спо­соб­ст­ву­ю­щих бла­го­со­сто­я­нию.

383— 404. Прак­ти­че­ским пред­пи­са­ни­ям пред­ше­ст­ву­ет еще одно назида­ние.

405— 413. Необ­хо­ди­мые усло­вия для разум­но­го хозяй­ст­во­ва­ния.

414— 457. Под­готов­ка к пахо­те и ози­мо­му севу.

493— 563. Зима. Меры пре­до­сто­рож­но­сти от холо­да и болез­ней.

609— 616. Сбор вино­гра­да и заклю­чи­тель­ный стих.

618— 694. Море­пла­ва­ние: настав­ле­ния и пре­до­сте­ре­же­ния.

706— 764. Житей­ские сове­ты. Суе­ве­рия.

765— 828. Пере­чень дней, удоб­ных и неже­ла­тель­ных для испол­не­ния раз­ных дел.

ancientrome.ru

Гесиод; Hesiodos, из Аскры в Беотии, ок 700 г. до н. э., греческий поэт. Второй после Гомера великий эпический поэт архаического периода, первая достоверно известная личность в греческой литературе.

Источником сведений о Г. являются его собственные высказывания в поэмах. Отец Г. был купцом в Киме в Малой Азии. Однако он забросил свое занятие и переехал в Грецию, где купил участок земли в беотийской деревне Аскра. Когда он умер, имение поделили между собой его сыновья Г. и Перс. Недовольный доставшейся ему частью, брат Г. втянул его в долгий и дорогостоящий судебный процесс за новый раздел имущества. Г. хотел отговорить брата от процесса и склонить его к честному труду; с этой целью он написал адресованный Персу эпос Труды и дни (Erga kai hemerai). Всю жизнь Г. провел в родной деревне, трудясь на пашне и выступая перед народом как поэт. Упоминают, однако, о его путешествии в Халкиду на Эвбее, где на поэтическом состязании он получил в награду бронзовый треножник, который пожертвовал Музам Геликона. Умер в Аскре. Был похоронен на агоре в беотийском городе Орхомены. — Г. был первым и, вероятно, единственным греческим поэтом-земледельцем. Однако он не был ни самоучкой, ни самородным талантом. Он пользовался дактилическим гекзаметром, писал на гомеровском диалекте, его поэтическая техника была заимствована у бродячих рапсодов, которые, возможно, и научили его поэтическому мастерству.

Сам Г. в начале своей Теогонии рассказывает, что однажды, когда он пас овец на склонах Геликона, он узрел сходящих к нему Муз, которые вручили ему лавровую ветвь и объявили его поэтом, чтобы он пел о том, что было, и о том, что будет. О себе Музы поведали, что они говорят много лжи, похожей на правду, он если захотят, то могут открыть истину. Это можно толковать как критику героического эпоса, содержащего прекрасный вымысел, и главную заповедь нового дидактического эпоса, который должен возглашать истину. Здесь стоит добавить, что эта встреча Г. с Музами стала образцом для всех повествований о поэтических посвящениях. Г. создал дидактический эпос и его разновидность — эпос генеалогический. Первым по времени произведением Г. считается Теогония (Theogonia), своеобразная «родословная богов», в которой Г. попытался собрать воедино и упорядочить все греческие представления о сотворении мира, богах и героях. При этом, как мы сегодня знаем, он перенял многое из мифологии Ближнего Востока, особенно миф о смене управляющих миром богов (у Г.: Уран — Крон — Зевс).

Однако он придал этому мифу иной вид, описав, как с самого начала все ведет к владычеству Зевса, которое поэт отождествляет с окончательным установлением космического порядка. Развернутое вступление к Теогонии (ст. 1-116) складывается из трех частей, предваряемых обращениями к Музам. Именно в этом вступлении находится рассказ о призвании Г. к поэтическому творчеству. Центральная часть Теогонии (ст. 117-964) — это повествование о сотворении мира из Хаоса (Хаос для Г. означает просто огромную бездну), из которого сначала родились Гея (Земля), Уран (Небо), Тартар (Подземный мир), одновременно стихии и божественные существа, а также Эрос, движущая сила всякого развития и размножения. От союза Урана и Гея родилось многочисленное поколение титанов, среди них Крон и Рея. Старое и новое поколения вступили в кровавую борьбу, которая повторилась в последующем поколении между Кроном и его сыном Зевсом. В результате этой борьбы Зевс лишил титанов власти и сам вместе с братьями принял владычество над миром. Господство Зевса было мудрым и справедливым. Впоследствии Зевс стал отцом богов и людей. У Г. боги утратили беспечность и веселость гомеровских богов, стали нравственными силами, суровыми стражами порядка и справедливости, рожденными Зевсом. Остальные стихи Теогонии, вероятно, написаны рапсодами в более позднее время и содержат так называемые Эои (Eoie) (Перечень невест, которых разные боги сделали родоначальницами великих родов).

Название происходит от формулы, начинающей повествование о каждой героине: E hoie (А еще была. ). Эои пользовались большой популярностью и считались целиком творением Г., хотя и включают не гесиодовы отрывки, добавленные позднее с целью доказать священное происхождение различных аристократических родов. Таким неаутентичным «эоем» является, например, Щит Геракла (Aspis), рассказывающий в 480 стихах о любви Зевса к Алкмене и о борьбе его сына Геракла с Кикном. От целых эоев сохранились лишь небольшие отрывки, тем не менее уже опубликованы новые фрагменты из папирусов. Труды и дни — дидактический эпос, адресованный Персу. Его свободная цепная композиция полностью отлична от стройной композиции гомеровских поэм. Изменяется и позиция автора-рассказчика: автор Илиады и Одиссеи полностью скрыт за воспеваемыми им событиями и навсегда остается для нас неуловимым образом, в то время как Г. выступает в своей поэме как человек-повествователь, который рассказывает сам о себе и стремится донести до других людей, а прежде всего до своего брата, собственные взгляды. Произведение Г. должно было убедить Перса, что для того, чтобы поправить свое материальное положение ему нужно вступить на путь честного труда на родной земле, а не вести процесс и давать взятки судейским. Этой цели служит картина мира, управляемого Зевсом, справедливым и мудрым владыкой.

С этой точки зрения Г. определяет место человека. Обязанностью которого является добросовестный труд. Все эпизоды на первый взгляд беспорядочной поэмы Г. подчинены ее главной дидактической функции: проэмий (вступление), адресованный Зевсу, стражу справедливости, повесть о двух богинях Эрис (спора, борьбы), одной -благосклонной, призывающей людей с состязанию, и другой — злобной, склоняющей к распрям; далее — миф о Прометее и ящике Пандоры, объясняющий причины нынешнего состояния вещей, и наконец, повесть о 5 эпохах человечества, исполненная глубокого пессимизма. О неправедных царях-судьях написана первая в европейской литературе басня о животных (ястреб и соловей). Она иллюстрирует жестокую власть могущественных над талантливым, но слабым поэтом, но также является предостережением: над неправедными судьями довлеет справедливость Зевса, который наказывает злых и дарит благосклонностью честных. В этом мрачном, полном насланных богами бед мире честный человек должен стремиться к добродетели, совершенству, которые находят свое выражение в труде земледельца, который приносит ему счастье. Кто долго и честно трудится, тот может добыть себе средства к существованию, не будучи обузой для общества, нищим, над которым все насмехаются, и пользуясь уважением людей и покровительством богов. Не труд позорит человека, но бездеятельность.

Таков ведущий принцип Г., названный в более поздние времена нравственным императивом труда. Эти поучения дополняет календарь земледельческих работ. Основываясь на собственном опыте, Г. перечисляет работы, устанавливая их порядок и время, когда их надо производить. Эта часть поэмы, рисующая нам образ заботливого земледельца на лоне природы, обладает высокими поэтическими достоинствами. Здесь чувствуется мощная связь с землей, природой и ритмами ее жизни. Интересны описания примитивных сельскохозяйственных орудий и способов их использования. Картина деревенской жизни представляется правдивой и пластичной, зато замечания о навигации, которые следуют за календарем, более схематичны и дышат крестьянской неприязнью к морю. В конце поэмы находится список счастливых и несчастливых дней, еще в древности признанный позднейшей вставкой. Наставления Г. типичны для крестьянина из Беотии, которая в то время была одной из самых отсталых областей Греции. Власть принадлежала родовой аристократии. Деревня была перенаселена, земельные участки подвергались все большему дроблению, поскольку Беотия не участвовала в колонизации, которая на какое-то время разрешила данную проблему. Отсюда идет характерный пессимизм Г., который видел в истории не прогресс.

Но постепенный упадок (повесть о пяти веках). Г. приписывали также произведение под названием Завещание Хирона (Cheironos hypotekai; фр.), являвшееся сборником моральных заповедей, произносимых кентавром Хироном, воспитателем Ахилла. Древние ставили Г. рядом с Гомером и считали обоих поэтов учителями эллинов, Геродот сказал, что Гомер и Г. сотворили для греков их богов. Дополнительный свет на оценку Г. проливает произведение Состязание Гомера и Гесиода (Agon Homeru kai Hesiodu), чаще цитируемое под латинским заглавием Certamen. Вариант, сохранившийся в рукописях, относится, правда, ко II в. н. э., папирусный фрагмент III в. до н. э. доказывает, что история эта была известна еще в начале эллинистической эпохи, некоторые же исследователи считают, что она родилась еще в классическую эпоху. Согласно Состязанию, Гомер и Гесиод встретились в Халкиде на Эвбее на состязании в честь павшего в так называемой лелатинской войне Амфидема (Г. действительно принимал участие в этих состязаниях, как он сам рассказывает об этом в Трудах и днях). Каждый из поэтов читал то, что полагал прекраснейшим из своих творений.

Брат умершего Амфидема Панид присудил награду Г. за описание труда земледельца, говоря, что поощрения заслуживает тот, кого влечет труд, а не тот, кто восхваляет войну и резню. Аристократическая общественность, однако, высказалась за Гомера, который представил боевую сцену из Илиады. Они подвергли критике мнение брата Амфидема, и отсюда выражение «голос Панида» стало означать глупое решение. В Спарте тоже считали Г. поэтом, который хорош лишь для илотов. Вопреки этим отдельным неблагоприятным суждениям, Г. был популярен в веках, а его цитаты мы находим у самых выдающихся греческих поэтов. Цепную композицию поэм Г. унаследовали александрийские поэты (Каллимах), на него ориентировались и авторы дидактических поэм, как например, Арат, Никандр из Колофона, Вергилий. В новейшее время Г. стал символом нового реалистического взгляда на античный мир, растущего интереса к повседневной жизни простых людей. Этот альтернативный образ античности назвали «гесиодовым аспектом древности»

www.peoples.ru

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.