Царь Михаил Фёдорович Романов

Первый из рода: как Михаил Романов оказался во главе Русского царства

Трудное детство

Будущий основатель династии российских правителей родился в 1596 году в семье московских бояр Романовых: Фёдора Никитича (впоследствии — патриарха Филарета) и его жены Ксении Ивановны. Михаил Фёдорович доводился внучатым племянником Ивану Грозному и двоюродным племянником последнему русскому царю из московской ветви династии Рюриковичей — Фёдору Ивановичу.

В Смутное время Борис Годунов рассматривал Романовых как своих главных соперников, желающих занять московский престол. Поэтому очень скоро всё семейство подверглось опале. В 1600 году Фёдор Никитич вместе с супругой насильно приняли постриг и покинули мирскую жизнь под именами Филарет и Марфа. Это лишало их права на корону.

В 1605 году к власти пришёл Лжедмитрий I. Стремясь подтвердить свою принадлежность к царскому роду, самозванец приказал вернуть из ссылки Романовых. По стечению обстоятельств освобождённый Филарет занял при Лжедмитрии главный церковный пост. Когда же самозванца сверг Василий Шуйский, Филарет с 1608 года взял на себя роль «наречённого патриарха» нового самозванца Лжедмитрия II, расположившего свой лагерь в Тушине. Однако перед неприятелями «тушинского вора» Филарет называл себя его пленником.

Спустя некоторое время Филарет наотрез отказался подписывать составленный поляками договор о передаче русского престола польскому королевичу, католику Владиславу. За непослушание поляки арестовали Филарета и освободили лишь в 1619 году, когда с Польшей было заключено перемирие.

Тем временем Михаил Романов несколько лет провёл во Владимирской области в поместье своего дяди. В Москве он оказался в разгар польско-литовской оккупации, после того как был свергнут Василий Шуйский и установилась Семибоярщина. Зимой 1612 года инокиня Марфа с сыном укрывались в своём поместье под Костромой, а затем спасались от польско-литовского преследования в Ипатьевском монастыре.

Лишь с освобождением столицы в 1613 году стало возможным возрождение российской государственности. Поэтому в начале того же года был созван первый всесословный Земский собор, в котором приняли участие как посадское население, так и сельские обыватели. Путём голосования предстояло избрать нового правителя.

«Консолидирующая фигура»

«Воцарение Михаила Фёдоровича на престоле стало возможным после очень тяжёлых испытаний Смуты, самоорганизации земских миров, образовавших первое и второе ополчения для освобождения Москвы в 1612 году. Именно Земский совет всея земли созвал собор для избрания царя, а после выборов Михаила Романова 3 марта 1613 года он получил власть от всех чинов Русского государства. Важным было первоначальное общее согласие с кандидатурой Михаила Романова как родственника последнего до Смуты легитимного царя — Фёдора Ивановича», — сказал в беседе с RT доктор исторических наук, профессор Рязанского государственного университета имени Сергея Есенина Вячеслав Козляков.

На Земском соборе было выдвинуто более десяти кандидатур, в том числе князей Дмитрия Трубецкого и Дмитрия Пожарского. «Иностранных принцев» в качестве претендентов на русский престол уже не рассматривали.

«Михаил Фёдорович оказался консолидирующей фигурой для многих. После Смутного времени, когда ополчения освобождали Москву, царь Фёдор Иванович воспринимался как последний законный царь, после чего появлялись цари избранные, не имевшие прямого отношения к этой традиции, самозванцы. Михаил же был ближайшим родственником последнего законного московского царя из династии Рюриковичей», — рассказал в интервью RT заведующий кафедрой вспомогательных и специальных исторических дисциплин Историко-архивного института РГГУ Евгений Пчелов.

Эксперт также подчеркнул, что Михаил Фёдорович всё время находился вне политической борьбы, которая развернулась во времена Смуты, он лично не заявлял о притязаниях на престол, не принимал участия в заседаниях Собора. Но именно его фигура символизировала преемственность власти.

Тяжёлое «наследство»

«После выборов царя сразу началось восстановление власти, сводившееся к порядку «как при прежних государях бывало». Никто никому не мстил, бояре, сидевшие в Москве во время её осады земскими ополчениями, остались у власти и снова вошли в Боярскую думу. И тем не менее первые годы правления царя Михаила Фёдоровича оказались очень трудными, но в это время были грамотно расставлены приоритеты: восстановление государства, усмирение бунтовавших казаков, возвращение утраченных территорий», — говорит Козляков.

После заключения с Польшей перемирия поляки в 1619 году освободили из плена Филарета. Распространено мнение, что вплоть до кончины патриарха в 1633 году вся власть фактически находилась именно в его руках.

«Несмотря на большую роль Филарета, Михаил Фёдорович был вполне самостоятельным государем, но он неизбежно должен был опираться на чью-то поддержку и помощь в течение нескольких лет первого периода своего царствования. Земский собор оказывал большую поддержку Михаилу Фёдоровичу», — считает Пчелов.

Эксперты говорят, что первые годы царствования Михаила Фёдоровича, когда новый государь оказался в окружении родственного круга бояр Романовых, князей Черкасских, Шереметевых и Салтыковых (родственников матери царя), вроде бы дают основание утверждать, что царь был слабым и безвольным правителем.

«В то же время основные проблемы царства, связанные с войной или сбором чрезвычайных налогов, по-прежнему решались с помощью Земских соборов. При преобладании в Думе родственников царя там оставались и представители других родов княжеской аристократии. И никто в «романовской» партии не мог бы усилиться настолько, чтобы заменить собою царя. Даже с возвращением царского отца, будущего московского патриарха Филарета, в 1619 году понятия о первенстве царской власти не поменялись», — объяснил Козляков.

По словам эксперта, историки могут долго рассуждать о своеобразном «двоевластии великих государей» — царя и патриарха. Но роль Михаила Фёдоровича и Боярской думы во всех делах оставалась определяющей. Поддерживал его в этом и патриарх Филарет, после возвращения которого прекратили созываться Земские соборы. Царь Михаил Романов шёл на компромиссы, чтобы учесть мнение отца, но в основе этого были не безволие и страх, а тёплые отношения между отцом и сыном, о которых свидетельствует сохранившаяся переписка царя и патриарха.

После кончины Филарета Михаил на протяжении 12 лет правил самостоятельно. И народ его запомнил как праведного и честного государя. Михаил Фёдорович не был сторонником строгих правил. К примеру, для руководства городами он внедрил институт воевод, однако после прошений горожан ему не составило труда заменить их выборными представителями земской знати. Молодой правитель регламентировал взимание податей. Единицей обложения стали доля земли и специальные предприятия (хлебопекарни, мельницы, ремесленные лавки). Для достоверного учёта были оформлены писцовые книги, что сдерживало самоуправство налоговых сборщиков.

При Михаиле Фёдоровиче начались работы по поиску природных богатств, строились чугуноплавильные, оружейные, кирпичные и многие другие заводы. Именно он основал Немецкую слободу в Москве — места поселения заграничных инженеров и военных, которые в эпоху Петра I сыграют большую роль.

«Будь царь Михаил Фёдорович таким слабым правителем, не случилось бы преображения во второй части его царствования (после ухода из жизни его родителей) в 1630—1640-е годы. Не смогла бы утвердиться и династия Романовых», — подчёркивает Козляков.

Но самое важное, что удалось сделать Михаилу Фёдоровичу, — это вывести страну из глубочайшего кризиса, в который её повергла Смута.

«Расцвет Московского царства времён Алексея Михайловича, его сына, был заложен ещё при Михаиле Фёдоровиче. Была закончена война с Речью Посполитой, был заключён мирный договор со Швецией. Конечно, Смоленская война 1630-х годов была не очень удачной. Тем не менее страна восстановилась после Смуты и стала уверенно двигаться вперёд», — заключил Пчелов.

russian.rt.com

МИХАИЛ ФЁДОРОВИЧ

Михаил Фёдорович Романов.

Русский царь, первый из династии Романовых.

Родился, как считает большинство историков, исходя из возраста на момент кончины и празднования его именин в день память преподобного Михаила Малеина, 12 (22) июля 1596 года. Некоторые ученые предлагают другие даты не только числа и месяца, но и года рождения, например, 1598. Избран на царство 21 февраля (3 марта) 1613 года. Умер в ночь на с 12 на 13 (22-23) июля 1645 года в Москве.

Родословная

Принадлежал к знатной московской семье потомков Андрея Ивановича Кобылы, служившего в XIV веке великому князю Симеону Гордому. По прозвищам и именам своих известных представителей в разное время эта семья называлась Кошкиными, Захарьиными, Юрьевыми. В конце XVI века за ней утвердилось родовое прозвище Романовых по имени прадеда будущего царя — Романа Юрьевича Захарьина-Кошкина (ум. 1543).

Отец – боярин Фёдор Никитич Романов, впоследствии патриарх Филарет (1554 или 1555 – 1633). Мать Ксения Ивановна, после пострижения – инокиня Марфа (1560 – 1631), происходила из богатого дворянского рода Шестовых, бывшего в родстве со знатными московскими семьями Морозовых, Салтыковых, Шеиных. Их четыре сына, кроме Михаила, умерли во младенчестве, а старшая дочь Татьяна (в замужестве княгиня Катырева-Ростовская), скончалась также молодой в 1611 году.

Детство, юность

Являлся двоюродным племянником царя Фёдора Иоанновича, мать которого — Анастасия Романова (1530 или 1532 – 1560) — была первой женой Ивана IV Грозного и приходилась родной или сводной сестрой деду Михаила — боярину Никите Романовичу Юрьеву (ок. 1522 – 1585 или 1586). Не совсем близкое родство, тем не менее, служило основанием для претензий Романовых на трон после царя Фёдора, умершего бездетным в 1598 году, что вызывало опасения у занявшего престол Бориса Годунова. Как и другие члены рода, родители Михаила были отправлены в ссылку (1601) и пострижены в монахи, что лишило их права на царский венец. Мальчик остался на попечении тетки Марфы Никитичны, княгини Черкасской, жил в стесненных условиях сначала на Белоозере, затем в своей вотчине Клины под г. Юрьевом-Польским. В 1605 году после прихода к власти Лжедимитрий I вернул своих «родственников» Романовых из ссылки, Филарет стал ростовским митрополитом. В царствование Василия Шуйского Михаил десяти лет от роду был записан в 1606/1607 году в службу в чине спальника, которую по малолетству нес, согласно обычаю, при отце. В октябре 1608 года Ростов был захвачен войсками Лжедмитрия II, а митрополит Филарет увезен «неволею» в ставку самозванца Тушино под Москвой, где был наречен патриархом в противовес Ермогену, поставленному на патриаршую должность при поддержке Василия Шуйского. После свержения этого царя в 1610 году Филарет был отправлен на переговоры по поводу приглашения на русский престол польского королевича Владислава. Не согласившись на условия польской стороны, Филарет был арестован по приказу короля Сигизмунда III и находился в плену до 1619 года. Его жена и сын Михаил пребывали в Москве все время польской оккупации столицы и смогли покинуть её только после освобождения войсками народного ополчения в октябре 1612 года.

Поездка в родовую Домнинскую вотчину под Костромой, доставшуюся в приданное матери, и дальнейшее пребывание в Костромском крае зимой 1612-1613 годов стали самой драматической и судьбоносной страницей в биографии Михаила Романова. Для женщины, оставшейся с сыном-подростком без защиты мужа, попытка укрыться в дальней волости среди заволжских лесов выглядела вполне естественной в условиях разрушенного правопорядка и повсеместных разбоев. Однако расчеты на безопасность не оправдались, и на Домнино с окрестностями было совершенно нападение польско-литовским отрядом, разыскивавшим Михаила Романова, который считался одним из претендентов на русский престол. Староста этой вотчины Иван Сусанин ценой собственной жизни помог своему юному хозяину скрыться, направив врагов по ложному пути и приняв от них мученическую смерть.

Избрание на царство

После нападения на романовскую вотчину Михаил Федорович с матерью обосновались то ли в своем «осадном дворе», который семья имела в Костроме, то ли в Ипатьевском монастыре под городом. Большинство историков и краеведов поддерживает вариант с пребыванием в монастыре, хотя выбор такого убежища кажется неожиданным, поскольку эта обитель поднялась и процвела под покровительством их старинного врага Бориса Годунова. В любом случае именно в монастыре Романовы получили известие о решении Земского собора 21 февраля 1613 года. На нём Михаил Фёдорович был избран новым русским царем. 2 марта делегация из Москвы отправилась в Кострому добиваться согласия Михаила на принятие монаршего венца, поскольку выборы происходили без личного присутствия претендента на престол, его родителей и представителей. Получение этого согласия было делом далеко не формальным. Юному Романову и его окружению, состоявшему в основном из женщин, следовало всё тщательно взвесить, в том числе решить, не приведет ли принятие царского венца к расправе над остававшимся в польском плену отцом. Было также не ясно, достаточно ли сил у новой власти обеспечить безопасность Михаилу и его близким, ведь четыре предыдущих правителя и претендента на престол (Фёдор Годунов, Василий Шуйский, Лжедмитрий I и Лжедмитрий II) оказались убитыми или умершими под арестом. После шести часов колебаний и переговоров 14 марта соборное посольство через увещевания духовных лиц получило согласие как матери, так и сына занять трон.

В историографии высказываются разные суждения о причинах выбора, сделанного Земским собором в 1613 году. Разные исследователи отводят ведущую роль в избрании то боярам, то дворянству, то казачеству. Однако надо иметь в виду достигнутый на Соборе полный консенсус собравшихся представителей всех сословий. С церковной точки зрения в этом видится божественное предопределение, с рациональной – сочетание нескольких причин. Это избрание довершало воссоздание государственности после изгнания интервентов из столицы, встретив поддержку не только участников Собора, но и основной массы населения страны, хотя внутреннее нестроение в России и иностранное вмешательство на этом еще не закончились. Легитимация верховной власти четко обозначила перевес сил, боровшихся за национальную независимость, правопорядок, нормальные условия существования и хозяйственной жизни. Михаил Федорович, совсем молодой человек, который совершенно не участвовал до того в государственной деятельности, в сложившихся условиях оказался единственно возможной кандидатурой, которая смогла объединить различные слои и группировки, вовлеченные в Смуту и представленные на Земском соборе. Молодость и отсутствие опыта административного и военного служения не рассматривались как препятствие к избранию на трон. Они давали даже определенные преимущества, поскольку никто не мог сказать, что он служил в одном чине с будущим царем, или тем паче, что тот был у кого-нибудь из подданных под началом. Михаил не был сторонником ни одного из неудавшихся и утерявших престиж претендентов на трон, но и не боролся против кого-либо из них, что испугало бы их прежних сторонников. Все противоборствующие группировки могли питать надежду на то, что они смогут влиять на юного и неискушенного правителя, это тоже способствовало достижению компромисса. Народ надеялся, что молодой царь станет фундаментом, на котором предстоит воссоздать государство. Для русских людей того времени без избрания царя не было державы, начатое дело национального освобождения и возрождения представлялось незавершенным, собранные с трудом силы нации были бы истрачены втуне. Незапятнанный кровью, не замешанный в интригах, не причастный к братоубийству Смуты юный и богобоязненный царь – таким представал облик Михаила Романова перед измученной, но возрождающейся страной. Выехав с крестным ходом из Костромы 19 марта, новый царь по последнему санному пути 21 марта прибыл в Ярославль, где ожидал конца весенней распутицы. С 16 апреля по 2 мая 1613 года царский поезд проехал через Ростов, Переславль-Залесский, Троице-Сергиев монастырь до Москвы. В ходе этого путешествия царь успел создать верный круг правительственных лиц, установить необходимые отношения с Собором, боярами, другими органами власти. Быстрому прибытию в столицу мешали также разорение государственной казны, плачевное состояние дворцовых построек и запасов, разбои на дорогах, неопределенность в деле борьбы с внешней угрозой. Однако, несмотря ни на что, 11 (21) июля состоялось венчание Михаила на царство в Успенском соборе Московского кремля. Переходный период передачи власти новому царю заканчивался.

Правление (1613-1645)

В исторической науке бытует предание, согласно которому власть царя Михаила изначально была ограничена особым соглашением между царем и боярством, а возможно и земством. Полагают, что за кулисами земского собора состоялась негласная сделка, направленная к обеспечению личной безопасности бояр от царского произвола. Никаких документальных материалов, отражающих наличие данного соглашения, не существует. Возможно, такая сделка была заключена в устной форме. Выдвигаются различные предположения о том, какие ограничения накладывались на власть царя. Есть мнение, что права нового монарха не распространялись на решение вопросов войны и мира, распоряжение вотчинами, введение новых налогов. Есть также предположение, что всё это были самоограничения, взятые Михаилом на себя добровольно из нравственных и религиозных побуждений. Однако даже если эти ограничения первоначально существовали, они не помешали первому царю из Романовых принять титул самодержца и постепенно привести свою власть в соответствие с ним. На правление первого Романова оказали влияние последствия Смуты и интервенции. С одной стороны, они тяжело отразились на состоянии экономики, войска и государственного управления. С другой стороны, преодоление негативных факторов способствовало консолидации общества, служило началом формирования политической нации в России. Вопреки иногда высказываемым представлениям о безвольном и зависимом правителе Михаил демонстрировал четкое понимание собственных прав и обязанностей. Обращаясь к боярам, требуя помощи в пополнении государственной казны или пытаясь прекратить беспорядки в стране, он напоминал Земскому собору о том, что сам не напрашивался в цари, но требует соответствующего отношения к своему званию. Управлять страной в годы после Смутного времени в одиночку было невозможно. В правление Михаила Романова многие решения принимались коллегиально. Большое влияние на сына оказывал Филарет, возведенный после возвращения из плена уже официально в сан патриарха с титулом «великого государя». Однако и сам царь заметно влиял на политику страны. Так, при его участии формировалось правительство, которое состояло из ближайших товарищей или родственников монарха: Ф.И. Шереметьева, Б.М. Лыкова-Оболенского, И.Ф. Троекурова, И.М. Катырева-Ростовского. В 1613 году был создан приказ Большого дворца, ставший важным государственным учреждением и укрепивший позиции царя. Важным мероприятием Михаила было введение воеводского правления, которое позволило снизить злоупотребления на местах и централизовать управление. Правительство Михаила проводило и другие реформы, нацеленные на укрепление порядка и дисциплины в стране. Был издан указ, вводивший в качестве наказания за «бесчестие» высокий денежный штраф. Запрещалось курение, часто становившееся причиной пожаров. Восстановление системы государственных финансов и налоговых сборов шло в основном по пути введения государственной монополии на целый ряд товаров, расширения системы откупов, взыскания таможенных и торговых пошлин. Хотя после Смутного времени в российском обществе снова оказались востребованными древний идеал «тишины» и стремление к устойчивому миропорядку, но на деле Михаил Романов и его правительство под знаменем верности «старине» запустили механизм модернизационных изменений, который станет характерным для всего правления Романовых. Как всегда, это было особенно заметно в военном деле. Так, при первом Романове в России стали набирать полки из иностранцев, появились новые войсковые части, выученные «иностранному строю», в частности, конные рейтары и драгуны. В 1632 году Андрей Виниус с разрешения царя основал первые чугуноплавильные, железоделательные и оружейные заводы близ Тулы. Главным результатом в области внешней политики стало прекращение войн со Швецией (1617 год – Столбовский мир) и Речью Посполитой (1618 год – Деулинское перемирие, 1634 год – Поляновский мир). Несмотря на территориальные потери Балтийского побережья, Смоленской и Черниговской земель, Россия добилась устранения династических проблем и поводов для иностранного вмешательства в свои дела. Она восстановила свой государственный престиж в отношениях со странами Европы. В отношениях с Турцией главной проблемой стал захват казаками крепости Азов в 1637 году и их предложение отдать её под власть русского царя. Несмотря на желание закрепиться у морских берегов, царь и Земский собор не смогли найти средств на ведение войны за Азов, и крепость была в 1642 году возвращена туркам. В 1614 году была предотвращена попытка втянуть в антироссийские действия Персию. Благодаря своевременному разгрому на Нижней Волге и Яике выступления Ивана Заруцкого и Марины Мнишек, жены обоих известных самозванцев Лжедмитриев, был устранен повод для вмешательства восточных держав в русскую Смуту и подавлен один из последних опасных её очагов. Заруцкий и малолетний сын Марины были казнены, а сама она умерла или была тайно убита в заключении. Защита южных рубежей от набегов крымских татар и других кочевников, охрана торговых путей привела к строительству городов-крепостей Пензы, Симбирска, Козлова, Верхнего и Нижнего Ломова, Тамбова и других, а также к восстановлению разрешенных в годы Смуты (Саратова, Царицына и проч.).

Личная жизнь

Семейная жизнь Михаила налаживалась непросто. В 1616 году, когда ему исполнилось двадцать лет, собрали, по обычаю, девиц из боярских и дворянских фамилий, чтобы царь мог выбрать себе невесту. Выбор царя пал на небогатую дворянку Марию Ивановну Хлопову. Однако мать и приближенные воспротивились браку и расстроили его, хотя Михаил очень привязался к невесте. Закончились неудачей сватовства к датской и шведской принцессам. Мать нашла сыну новую родовитую невесту – княжну Марию Владимировну Долгорукую. Свадьба состоялась 18 сентября 1624 году, но через несколько дней молодая царица заболела и через пять месяцев скончалась. Через год устроили новые смотрины. Никто из приехавших невест царю не понравился, но он обратил внимание на состоявшую наперсницей при дочери Григория Волконского племянницу того Евдокию Лукьяновну Стрешневу, происходившую из небогатой дворянской семьи. Попытки отговорить царя на этот раз оказались безуспешными, он настоял на своем выборе, родители дали благословение и 5 февраля 1626 года состоялась свадьба. В этом браке родились три сына и семь дочерей, из которых выжил один мальчик – будущий царь Алексей Михайлович и три его сестры Ирина, Анна и Татьяна. Из последних ни одна не вышла замуж, хотя Ирина Михайловна (1627-1679) была помолвлена с сыном датского короля Вольдемаром, но тот отказался принимать православие, а потому брак не состоялся.

Как и других русских царей, Михаила Федоровича после смерти погребли в Архангельском соборе Московского Кремля.

w.histrf.ru

Свадебные незадачи царя Михаила Федоровича

Основатель царской династии Романовых Михаил Федорович готовился к своей первой женитьбе, когда его возраст приближался к двадцати годам. Сколько лет было царской невесте Марии Ивановне Хлоповой — неизвестно. Михаил Федорович, старавшийся во всем не уступать от того, «как при прежних прирожденных государях бывало», при заключении собственного брака отступил от традиции. Сведений о смотре царских невест, как это делалось при Иване Грозном, в источниках не сохранилось.

Историки лишь предполагают, что была невеста хороша собой и молода. Замуж в первой половине XVII века выходили рано — в 16-17 лет, а то и ранее. А вот в чем причина привязанности царя к этой девушке не берутся ответить даже самые въедливые ученые. Слишком деликатна область чувств, а сведений в этом случае, как назло, практически нет. Одни предположения. Возможно, будущий самодержец знал свою избранницу с детства.

«Известно, что Хлоповы принадлежали к рядовому дворянству, — пишет в биографии Михаила Федоровича историк Вячеслав Козляков. — Следовательно, царь действовал как частный человек, не имея в виду какие-либо политические расчеты. В противном случае он остановил бы свой выбор на дочери какого-нибудь князя или боярина, не говоря уже об иностранке, что редко, но бывало в практике московских государей».

Нет сомнения, что Мария Ивановна Хлопова была наречена царской невестой и взята в царский дворец в 1616 году. В царских палатах ей дали новое имя — Анастасия. В честь первой русской царицы и первой жены Ивана Грозного, двоюродной бабки государя Анастасии Романовны. Она была сестрой деда Михаила Федоровича. Родственников невесты назначили придворными, а ее саму начали упоминать на церковных службах. Вместе с женихом она посетила Троице-Сергиев монастырь. Тем не менее свадьба так и не состоялась.

Поводом, как выяснило проведенное по приказу патриарха Филарета (отца царя Михаила Федоровича) следствие, послужил один малозначимый случай. Происшествие имело место в Оружейной палате, которую царь Михаил Федорович, как и его предшественники, любил показывать своим гостям. Монарху поднесли турецкую саблю и присутствующие в один голос стали нахваливать качество иноземной работы, а царь спросил у двоюродного брата своей матери Михаила Салтыкова могут ли русские оружейники сделать такое же великолепное оружие.

Оружничий Михаил Михайлович, на правах руководителя Оружейной палаты, ответил: «Вот невидаль, и на Москве государевы мастера такую саблю сделают». Дядя невесты Гаврила Васильевич Хлопов, не искушенный в дворцовой дипломатии, когда царь с таким же вопросом обратился и к нему, ляпнул: «Сделать-то сделают, но не такую». Оскорбленный Салтыков вырвал саблю из рук Хлопова, обвинив его в незнании холодного оружия. Оба крупно поссорились или, как тогда писали, «поговорили гораздо в разговор».

Вскоре после прибытия Марии-Анастасии в Кремлевский дворец, у нее начались приступы тошноты и рвота. Михаил с братом Борисом Салтыковым, возглавлявшим Аптекарский приказ и, следовательно, отвечавшим за здоровье царской невесты, заявили, что ее болезнь неизлечима. Для решения сложного вопроса созвали Земский собор, удаливший невесту со двора. Недуг быстро прошел, но Марию Хлопову из списка царских невест вычеркнули безповоротно. Спустя семь лет доктор Валентин Бильц и лекарь Балцер озвучили причину ее недомогания — простое желудочное расстройство. По словам Гаврилы Хлопова, племянница объелась невиданными ранее сладостями.

Патриарх Филарет добился высылки из Москвы в дальние города братьев Салтыковых. К проживавшей в Нижнем Новгороде Марии Хлоповой отрядили комиссию для освидетельствования состояния ее здоровья. Девушку признали совершенно здоровой и пригодной к деторождению, тем не менее, в 1623 году ей официально отказали в звании царской невесты. Подозревают, что на таком решении настояла мать Михаила Федоровича, желавшая видеть рядом с сыном жену из знатного рода.

В 1621 году ко двору короля Дании Христиана отправили послов князя Львова и дьяка Шипова. У королевского величества были девицы на выданье, родные племянницы. Однако дело не заладилось. Там помнили, как отправили в Московию «королевича Егана» (Иоанна), чтобы тот взял в супруги Ксению Борисовну Годунову, но по прибытии в Россию тот неожиданно заболел и умер. Смущало датчан и непременное требование смены веры невестой.

Искали невесту и в Скандинавии. Сватовство к Екатерине, сестре бранденбургского курфюрста Георга Вильгельма и одновременно сестре жены шведского короля Густава-Адольфа, натолкнулось в 1623 г. на непреодолимое препятствие — смену вероисповедания невесты-протестантки.

Со своим выбором царь определился, когда ему стукнуло 28 лет. Дочь боярина князя Владимира Тимофеевича Долгорукова, одного из представителей младшей ветви князей Оболенских, звали Марьей. Особых заслуг за князем Долгоруковым не числилось. Скорее наоборот. Он несколько раз попадал в плен к врагам. Самой большой неудачей Владимира Тимофеевича стала потеря Марины Мнишек, которую тушинский отряд отбил у него и увез к Лжедмитрию II, создав проблему существовавшую еще в начале царствования Михаила Федоровича.

18 сентября 1624 года состоялась свадьба. Она не заладилась с самого начала, когда вышел местнический спор между боярами. В первую ночь новобрачная плохо себя почувствовала, а с утра занемогла. Свадебный пир отменили. Отравили ли царицу или извели каким-то другим способом не ясно, но через три с половиной месяца она преставилась «в самое Крещенье», 7 января 1625 года. После года траура по почившей супруге, царь, наконец-то, устроил смотрины невест.

Среди 60 кандидаток, девушек знатных родов, Михаил Федорович выбрал не изначально предназначенную его матерью дочь окольничего Григория Волконского, а ее 18-летнюю прислужницу Евдокию Лукьяновну Стрешневу. Отец царицы Лукьян Степанович Стрешнев и его предки происходили из рядового провинциального дворянства.

Свадебные торжества начались в воскресенье 5 февраля 1626 г. Отец царя патриарх Филарет благословил молодых образом Корсунской Божьей Матери, а мать инокиня Марфа Ивановна даровала им «образ Спасов» и образ Пречистыя Богородицы Одегитрия. Обряд венчания в Успенском соборе проводил благовещенский протопоп Максим Максимов.

22 апреля 1627 г. Евдокия Лукьяновна родила первенца — дочь Ирину, почти ровно через год, 20 апреля 1628 года, дочь Пелагею, которая умерла, когда мать ждала третьего ребенка. Им стал наследник престола царевич Алексей Михайлович, родившийся 17 марта 1629 года.

www.pravda.ru

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.