Бехистунская надпись

Бехистунская надпись

БЕХИСТУНСКАЯ НАДПИСЬ — самая пространная клинописная надпись времени правления Ахеменидов (539—331 до н. э.), в которой рассказывается об исторических событиях правления Камбиза (530—422 до н. э.) и первых трех лет Дария I (522—486 до н. э.). Высечена на территории Мидии у древнего караванного пути, пролегавшего от Вавилона до бактрийско-индийской границы, в 30 км к востоку от г. Керманшаха на горе Бехистун (Бисутун) в искусственном углублении на отвесной скале на высоте 105 м. Высота надписи 7,80 м, ширина —– 22 м. Б. н. составлена, как и почти все монументальные надписи Ахеменидов, на древнеперсидском, эламском и вавилонском диалектах аккадского языка. В центре высечены 5 столбцов древнеперсидского варианта (515 строк). Над персидским текстом — рельефная сцена (ок. 3 × 5,48 м) триумфа Дария I над мятежными царями. Бог Ахурамазда, парящий над всей группой, протягивает левую руку с кольцом к Дарию, совершая символический обряд вручения ему царской власти, а поднятой правой рукой благословляет его. Дарий изображен в натуральный рост (ок. 1,8 м): на голове — царская корона, правая рука поднята в молитвенном жесте к Ахурамазде, в левой — лук. Правой ногой Дарий попирает своего предшественника на персид­ском троне Гаумату, объявляя его самозванцем. За Гауматой изображены 9 мятежных самозванцев из различных стран Персидской империи, руки которых связаны за спинами.

Справа от скульптурных изображений — 4 столбца первоначального эламского варианта надписи, в значительной мере разрушенного самими строителями при расчистке места для дополнения рельефа новыми изображениями. Слева от персид­ского варианта — 3 столбца новой редакции эламского текста (650 строк). Над ними, слева от рельефа, расположен аккадский вариант (столбец в 141 строку), помещенный на двух сторонах нависшей скалы. Содержание всех трех вариантов, за исключением некоторых отклонений, идентичное. Однако в 5-м столбце персидского варианта, в отличие от эламского и аккадского, рассказывается о подавлении восстания эламитов в 519 до н. э. против персидского господства и, кроме того, о походе Дария I против сакского племени тиграхауда. По содержанию надпись представляет официальную версию событий в Персидской державе в 522—519 до н. э. и рассказывает об убийстве Дарием и его сообщниками мага Гауматы, захватившего царскую власть, выдавая себя за Бардию, сына прежнего персидского царя Кира. Далее подробно рассказывается о подавлении Дарием многочисленных мятежей, вспыхнувших при его воцарении как в самой Персии, так и в других странах (Элам, Вавилония, Мидия, Маргиана и др.).

Аккадский вариант частично запечатлен также в одной надписи на каменной глыбе, найденной в руинах цар­ского дворца в Вавилоне. Кроме того, на острове Элефантина в Египте в архиве иудейских военных колонистов, служивших в армии персидских царей, были найдены папирусы с отрывками Б. н. на арамейском языке. Эти так удаленные друг от друга находки подтверждают заявление Дария о том, что он «эту надпись послал во все страны». Такое размножение надписи легко объясняется тем, что на Бехистунской горе она высечена на большой высоте и совершенно недоступна для чтения снизу. Другими словами, в тексте на скале Дарий обращается к грядущим поколениям и к богам с рассказом о своих подвигах.

В надписи приведены точные даты сражений с указанием, где они происходили, а также число убитых и взятых в плен противников Дария, что является признаком достоверности многих его утверждений. Тем не менее, Б. н. содержит тенденциозную трактовку событий. В частности, в ней рассказывается о том, что Дарий убил или захватил в плен десятки тысяч противников, однако ничего не говорится о его собственных потерях.

Российская историческая энциклопедия. Т. 2. М., 2015, с. 566-568.

Schmitt R. The Bisitun Inscription of Darius the Great. Old Persian Text // Corpus Inscriptionum Iranicarum. V. 1. London, 1991; von Voigtlander E. N. The Bisitun Insccription of Darius the Great. Babylonian Version // Ibid. V. II, London, 1982; Malbran-Labat F. La version akkadienne de l’inscription trilingue de Darius à Behistun. Roma, 1994; Grillot-Susini F., Herrenschmidt C., Malbran-Labat F. La version Elamite de la trilingue de Behistun: une nouvelle lecture // Journal Asiatique. V. 281. 1993. P. 19—59.

Перевод на русский язык:

Дандамаев М. А. // История Древнего Востока. Тексты и документы / под. ред. В. И. Кузищина. М., 2002. С. 390—399.

Дандамаев М. А., Иран при первых Ахеменидах. М., 1963. С. 7—101; Schmitt R. Darius Inscriptions // Encyclopaedia Iranica. V. IV. P. 299—305.

ponjatija.ru

Бехистунская надпись

Надпись высечена в местности Бехистун (или Бисутун) юго-западнее Экбатан между Керманшахом и Хамаданом, на территории древней Мидии, на скале, возле которой проходил путь из Ирана в Двуречье, а в настоящее время проходит дорога из Тегерана в Багдад.

Текст состоит из столбцов 1-4, написанных на трёх языках (древнеперсидском, эламском и вавилонском) и датируемых 521-520 гг. до н.э., и столбца 5, написанного только на древнеперсидском языке и являющегося позднейшим добавлением.

К «Бехистунской» надписи относятся первое (по датировке сохранившегося оригинала) упоминание Ахура Мазды (древнеперс. Аурамазда) и самое раннее из известных изображений этого бога. Сведения о перевороте «мага Гауматы» и о свержении Гауматы Дарием I, содержащиеся в надписи, существенно дополняют рассказ Геродота об этих же событиях.

Самая важная по значению из надписей ахеменидcких царей и один из крупнейших эпиграфических памятников вообще.

Локализация топонимов, упоминаемых в надписи:

Арбела — город в северном Двуречье, совр. Эрбиль;

Асагарта — греч. Сагартия, обширная область, включающая мидийские земли и часть бывших ассирийских земель к востоку от р. Тигр;

Варкина — греч. Гиркания, область на юго-востоке Каспийского моря (авест. Вехркана);

Гайдара — древнеиндийск. Гандхара;

Зранка — греч. Дрангиана;

Мака — греч. Гедросия, область на севере Аравийского моря;

Маргу — греч. Маргиана (авест. Моуру, среднеперс. Мерв), совр. оазис Мары в Туркмении;

Нисайа — область города Рати, к северо-востоку от Экбатан;

Пишияувода — местность на юго-западе Персии;

Сака — земли сако-массагетских кочевых племён;

Сатагу — греч. Саттагидия;

Спорда — Лидия (отсюда греч. Сарды), государство в Малой Азии, покорённое Киром II:

Харайва — греч. Арея;

Харахвати — греч. Арахосия, совр. Кандагар;

rec.gerodot.ru

Бехистунская надпись

М.А. Дандамаев. «Древний мир». Сборник статей академику В.В. Струве. М., 1962 г. С. 371-376.

В тексте Бехистунской надписи Дария I, где рассказывается о смерти Камбиза, использовано очень своеобразное выражение Uvāmaršiyuš amariyatā. В.Шульце, исследуя это выражение и использовав фразеологический материал двух десятков индоевропейских языков, пришел к выводу, что выражение это значит «умер естественной смертью» и соответствует таким выражениям, как «fato suo mori», κατὰ μοῖραν (ἀπέθανεν) с тем же значением 1 . Леманн-Гаупт 2 вкладывал в это выражение такое же содержание. Однако В. Шульце, использовав очень большой материал, упустил из виду аккадские варианты ахеменидских надписей; а вавилонский коррелат указанного древнеперсидского выражения mi-tu-tu ra-man-ni-šu mi-i-ti 3 не может содержать в себе указания на естественную смерть. Для этого многократно использованы совершенно другие выражения, а именно: ina šimatišu imtut или šimatišu itallik, что буквально значит «умер по судьбе своей», «отправился к судьбе своей». Выражения эти для обозначения естественной смерти мы видим в Законах Хаммурапи, в анналах Салманасара, Синаххериба, Ашшурбанипала, Навуходоносора 4 , а также, что для нас особенно важно, и в аккадском варианте Гаремной надписи Ксеркса I. В последней надписи древнеперсидскому выражению g&#257ѳav&#257 ašiyava ‘ушел с трона’, т. е. «умер естественной смертью», в аккадском варианте соответствует: ina šimatšu itallik 5 ; mit-tu-tu ra-man-ni-šu mi-i-ti ни разу не употреблено в таком значении, как приведенные выше аккадские выражения и выражения emēdu šadašu, emēdu huršan с тем же значением. Следовательно, его древнеперсидский коррелат не мог иметь значение: «умер естественной смертью».

Следует иметь в виду также и то обстоятельство, что инфинитив mitutu в рассматриваемом выражении стоит в породе 12, которая, как справедливо отмечал Херцфельд 6 , в отличие от породы 11 этого глагола может указывать на внезапную, преждевременную, а также на насильственную смерть. И наконец, рассказ Геродота о смерти Камбиза также не позволяет думать, что последний умер естественной смертью. Геродот пишет, что Камбиз надеялся умереть в мидийских Экбатанах, достигнув старости (ἐν τοῖσιμηδικοῖσι ‘Αγβατάνοισι τελευτᾶν γηραιός), но судьбою ему было определено умереть в сирийских Экбатанах (Άγβατᾶνα Καμβυσέα ἐστί πεπρωμένον τελευτᾶν).

Большинство исследователей полагает, что выражение Uvāmaršiyuš amariyatā содержит указание на самоубийство 7 . Эти исследователи считают, что Камбиз, узнав о восстании Гауматы, в отчаянии покончил жизнь самоубийством. Некоторые стремятся примирить такое толкование рассматриваемого выражения с сообщениями Геродота и Ктесия 8 , согласно которым Камбиз умер от нечаянной раны, нанесенной самим себе. Но прежде всего уже с точки зрения данных древнеперсидского языка такое толкование невероятно.

Невозможность толкования Uvāmaršiyuš amariyatā как указания на самоубийство подтверждается материалом аккадского языка. В ассирийских надписях для указания на самоубийство употреблено другое выражение. Надписи Саргона II дают следующие выражения для обозначения самоубийства: i-na paṭru dparzillu ša ra-ma-ni-šu. lib-ba-šu is-ḫu-ul-ma napišta-šu u-ḳat-ti 9 ‘своим собственным кинжалом. пронзил он себя и окончил жизнь свою’; ina ḳâtâ ra-ma-ni-šu ina patru dparzillu šib-bi-šu na-piš-ta-šu u-ḳat-ti 10 ‘своими собственными руками своим поясным железным кинжалом окончил жизнь свою’, ina kakki ramânišu ukattâ napištuš 11 ‘своим собственным оружием окончил свою жизнь’. Все эти выражения применены для сообщения о самоубийстве урартского царя Русы. Как легко заметить, в выражении mi-tu-tu ra-man-ni-šu mi-i-ti отсутствует оборот, подобный оборотам «пронзил себя», «окончил свою жизнь». Следовательно, это выражение указания на самоубийство не содержит.

Херцфельд, считая Камбиза самоубийцей, ссылается на эламский вариант Бехистунской надписи: hal-pi-pe [. ] -e-ma hal-pi-ik. Херцфельд полагает, что здесь ни о чем другом не может быть речи, кроме самоубийства, поскольку глагол halpi 30 раз встречается в Бехистунской надписи в значении «бить», «убивать» 12 . Однако к конструкции эламского предложения Херцфельд подходит без учета специфики этого языка. Как известно, начиная с конца XIX в. многие исследователи ищут родство эламского языка с иберийско-кавказскими языками. Из лексического материала последних можно было бы привести много примеров, которые помогут понять конструкцию приведенного выше эламского предложения. Ради краткости ограничимся одним примером с глаголом одинакового значения с эламским hal-pi. Сравним следующие два примера, взятые из лакского языка: «адамина ивкьунни, адаминал адамина ивкьунни» — ‘человек умер’; ‘человек человека убил’.

Здесь один и тот же глагол ивкьунни в зависимости от синтаксической конструкции имеет значение двух русских глаголов, а именно: ‘умирать’, ‘убивать’. В лакском языке нет двух глаголов, которые, как в русском, передавали бы значения ‘умирать’ и ‘убивать’. Здесь один и тот же глагол ивкьунни передает оба эти значения. Несомненно, так же обстояло дело и в эламском языке. Это видно из следующих наблюдений. В интересующем нас месте из Бехистунской надписи в аккадском и персидском вариантах эламскому глаголу hal-pi соответствуют глаголы со значением ‘умирать’. В персидском и аккадском языках значения ‘умирать’ и ‘убивать’ выражаются различными глаголами. В оригинале стоит глагол mar ‘умирать’, а не jan — ‘убивать’. Также и в аккадском употреблен mâtu, а не dâku. Если бы в эламском языке были отдельные глаголы для обозначения смерти и убийства, переводчик выбрал бы в данном тексте глагол со значением персидского mar, как это сделал вавилонский переводчик. Поэтому неправильно понимать, как это делает Херцфельд, эламский глагол hal-pi как имеющий только одно значение ‘убивать’. Глагол этот мог иметь значение и ‘умирать’. В этом значении он и употреблен в сообщении о смерти Камбиза.

Теперь следует обратить внимание на то, что аккадский и эламский варианты дают кальку с персидского Uvāmaršiyuš amariyatā, так как в этих языках не оказалось соответствующего фразеологического выражения 13 . К тому же аккадский вариант Бехистунской надписи переведен, как полагают многие исследователи, с арамейского варианта, а не с персидского.

Кроме того, персидское предложение: (Дарий) «ушел с трона» в аккадском варианте Гаремной надписи Ксеркса передано не в буквальном переводе, а предложением «умер естественной смертью». Аккадское mi-tu-tu ra-man-ni-Šu mi-i-ti встречается один раз во всей богатой ассиро-вавилонской литературе — только в переводе Бехистунской надписи. Возникает вопрос: почему вавилонский переводчик не дал здесь ясного перевода, а прибег к кальке с соответствующего персидского выражения? Очевидно, в аккадском, как и в эламском, языке не было такого фразеологического выражения, которое по смыслу соответствовало бы персидскому Uvāmaršiyuš amariyatā. Если бы здесь древнеперсидский оригинал содержал указание на самоубийство или на естественную смерть, надо полагать, вавилонянин и эламит прибегли бы к соответствующим выражениям из своих родных языков. Разумеется, в трех языках, столь отличных друг от друга, как древнеперсидский, эламский и аккадский, не могло быть одинаковых идиоматических выражений.

Какую же смерть в таком случае имеет в виду Бехистунская надпись? По нашему мнению, выражение Uvāmaršiyuš amariyatā является глухим намеком на то, что, с точки зрения Дария, Камбиз умер своей, заслуженной им смертью, не избегнув справедливой кары за совершенные им преступления. В пользу такой интерпретации рассматриваемого выражения свидетельствует и следующий факт: глагол mar в Авесте употребляется только по отношению к «злым» существам, к дэвам, и имеет пренебрежительный оттенок, с другой стороны, в надписи Ксеркса для сообщения о смерти Дария, как мы видели выше, использован не глагол mar, а эвфемистическое выражение gāѳavā ašiyava. Это выражение Бехистунской надписи отражает неприязнь Дария к Камбизу 14 и является специфическим лексическим оборотом, который озадачил эламита и вавилонянина, не нашедших в своих языках соответствующего выражения. В этой связи интересно вспомнить, что Геродот и Трог Помпей считают, что смерть Камбиза была карой за совершённые им преступления. Геродот (III, 64) рассказывает, что меч ударил Камбиза именно в то самое место, в которое прежде он ранил Аписа. По Трогу Помпею (Justin., IX, 8), Камбиз понес наказание за братоубийство и святотатство. Правда, мотив о заслуженном возмездии часто выступает у Геродота, однако в данном случае нет никаких оснований полагать, что отрицательное отношение Геродота к Камбизу исходит исключительно из его собственного мировоззрения. Скорее всего отрицательная трактовка образа Камбиза в официальной персидской традиции оказала определенное влияние на оформление идеи возмездия у Геродота. Дело в том, что в третьей книге труда Геродота, где очень подробно рассказывается о поступках, которые, по мнению автора, показывают тяжкое умопомешательство Камбиза, ясно выступает влияние персидского источника. Согласно Геродоту (III, 80), во время обсуждения убийцами мага Смердиса вопроса о наилучшей форме правления знатный перс Отана жаловался на произвол Камбиза по отношению к знати. Он обращается к своим товарищам по убийству Смердиса со следующими словами: εἲδετε μὲν γὰρ τὴν Καμβύσεω ὕβριν έπ’ ὄσον έξῆλθε («Вы видели, до какой степени дошло бесчинство Камбиза»).

Здесь ясно видно осуждение персидской знатью действий Камбиза. Эд. Мейер полагал, что Геродот в рассказе о Камбизе следовал египетской традиции, персидская же традиция представлена Ктесием 15 . Но с первым выводом Эд. Мейера согласиться трудно. В частности, в цитированном выше отрывке не может быть и речи о египетской традиции. Академик Струве 16 справедливо видит здесь персидскую традицию, найдя в надписи Дария N-R b отражение мотивов дискуссии семи персов о наилучшем управлении государством. В. В. Струве обращает внимание на то, что Геродот отмечает, что греки, к сожалению, не верят в реальность споров семи персов о наилучшей форме правления. Отсюда В. В. Струве делает вывод, что эти сведения у Геродота исходили из персидского источника.

В другом месте Геродот (III, 89) пишет, что согласно оценке самих персов Камбиз был суров и высокомерен, за что заслужил прозвище δεσπότης в отличие от Кира, которого за доброту и благодушие к персам называли отцом. Под персами, которым так не нравился деспотизм Камбиза, у Геродота, конечно, имеется в виду знать. Как известно, Геродот получал информацию от представителя знати Зопира. У Геродота мы весьма отчетливо видим, что деспотизм Камбиза был направлен против персидской родовой знати. Если оставить рассказы Геродота о глумлении Камбиза над египетскими святынями (глумление это, если не является вымыслом тенденциозного источника, было вызвано восстанием египтян против господства персов), все остальные его «безумные» поступки были направлены против родовой знати персов.

Отрицательное отношение Дария I к Камбизу проявляется и в следующем. В Бехистунской надписи сказано, что Камбиз убил своего «единоутробного и единокровного брата» (буквально «брата от одного отца и одной матери с ним»). Особое подчеркивание родственных отношений между Камбизом и его братом Бардией в данном контексте, как это заметил акад. В. В. Струве 17 , указывает на враждебность Дария к Камбизу. Здесь мы видим официальное обвинение Камбиза в убийстве ближайшего кровного родственника. Следует иметь в виду также и то, что среди многочисленных памятников Пасаргад мы не найдем ничего, увековечивающего память Камбиза. По-видимому, все, что могло бы напомнить о Камбизе, уничтожалось, в то время как могилы и скульптурные изображения остальных персидских царей охранялись государством до конца существования державы Ахеменидов, и они сохранились до сих пор.

Враждебное отношение к Камбизу официальной персидской традиции, начиная с Дария I, имело свои социальные причины. При Кире II Персидское государство еще не освободилось от господства родоплеменных отношений, так как Персия в течение чрезвычайно короткого времени из племенного союза стала мировой державой. При таких исторических условиях персидская родовая знать продолжала сохранять свое значение. Но государство развивалось, выходило из рамок патриархально-родовых отношений, а его социальная база по-прежнему оставалась узкой. Поэтому в царствование Камбиза обнаружились противоречия между царской властью, имевшей тенденцию перерасти в независимую от привилегий родовой знати монархию, и персидской родовой знатью, стремившейся сохранить свое привилегированное положение. Камбизу пришлось вступить в беспощадную борьбу против родовой знати персов. При Гаумате борьба против родовой знати продолжалась еще ожесточеннее. Однако семь представителей знатнейших персидских родов убили Гаумату и захватили власть в свои руки. Один из его убийц, а именно Дарий, стал царем. Теперь привилегии персидской родовой знати были полностью восстановлены. Одновременно осуждались действия Камбиза, направленные против этой знати. Эта официальная персидская традиция, порицавшая Камбиза, нашла яркое отражение во всей античной литературе.

1. W. Schulze, Der Tod des Kambyses («Sitzungsberichte der königlich preussischen Akademie der Wissenschaften», Berlin, 1912), S. 690, 697.

2. W. Lehmann-Haupt, Kambyses (RE).

3. Аккадский вариант Бехистунской надписи, строка 17.

4. «Законы Хаммурапи», § 115, 162-167, 170-171 и т. д.; Fr. Delitzsch, Assyrisches Handworterbuch, 1896, S. 654; Шестигранная призма Синаххериба, V, 2; М. Streck, Assurbanipal, II, 21; J. Strassmaier, Inschriften von Nabuchodonosor, 1889, S. 283, Zeile 17.

5. E. Herzfeld, Altpersische Inschriften, 1938, S. 38; К. В. Тревер в своей работе Древнеиранский термин «раrпа» [(«Изв. АН СССР», серия истории и философии, 1947, № 1), стр. 73-74] полагает, что выражение ina šimatšu itallik в надписи Ксеркса указывает на то, что Дарий I отказался от престола, когда ему исполнилось 52 года. Однако, как известно, Ксеркс I стал царем только после смерти Дария I. Последний же умер в возрасте около 63 лет, а не 52. Предположение К. В. Тревер, что Дарий отрекся от престола в возрасте 52 лет и, следовательно, почти 11 лет не был царем, находится в противоречии со всеми источниками. Несомненно, что и здесь выражение ina šimatšu itallik служит для указания на естественную смерть.

6. Е. Herzfeld, Der Tod des Kambyses («Bulletin of the School of Oriental Studies», VIII, 1936), S 594.

7. J. Marquart, Die Assyriaka des Ktesias («Philologus», Suppl. VI, 1891), S. 622, Anm. 422; R. G. Kent, Old Persian ., New Haven, 1953, p. 159.

8. Согласию Ктесию (Pers., 29, 12), Камбиз умер в Вавилоне от случайной раны в бедро. Но Камбиз в июле 522 г. не мог находиться в Вавилоне, так как в это время вся Вавилония признавала Гаумату.

9. Н. Winckler, Die Keilschrifttexte Sargons, I, Leipzig, 1899, S. 26.

10. Ibid., S. 112, Zeile 77.- В другой надписи повторено то же самое выражение (ibid., S. 176-178, Zeilen 49-50).

11. D.G. Lyon, Keilschrifttexte Sargon’s Königs von Assyrien, Leipzig, 1883, S. 32, Z. 27.

12. E. Herzfeld, Altpersiche Inschriften, S. 216-219; Archaeological History of Iran, London, 1935, p 36; Der Tod des Kambyses, S. 589.

13. Распространено мнение, что переводы с древнеперсидского языка на другие варианты Бехистунской надписи являются буквальными и даже сохраняют синтаксис оригинала [О Rössler, Untersuchungen über die akkadische Fassung der Achamenideninschnften, Berlin, 1908, S. 11 if, И. М Дьяконов, О языках древней Передней Азии («Вопросы языкознания», 1954, № 5, стр. 58)]. В действительности же это довольно свободные переводы, хотя и точные. Вавилонские, арамейские и эламские переводчики Бехистунской надписи не только употребляют при переводах синтаксические конструкции своих языков, но нередко добавляют и то, чего нет в оригинале, и, наоборот, в некоторых случаях опускают целые выражения, а иногда даже целые разделы древнеперсидского варианта; при переводе глагольных форм часто пассивный залог заменяется активным, а иногда и наоборот. Не имея возможности подробно остановиться здесь на этом вопросе, отметим одно интересное расхождение эламского варианта с оригиналом Слова древнеперсидского варианта со значением: «вот что мною (т е. Дарием) сделано после того, как я стал царем» в эламском варианте переведены «вот что сделано мною после и перед тем, как я захватил царство». Не говоря об отличии в построении временных придаточных предложений в конце приведенных выше фраз, мы видим, что эламит дает самостоятельный перевод, в известной степени отличный по смыслу от оригинала. При этом важно отметить, что древнеперсидский вариант как бы имеет в виду деятельность Дария только после воцарения, т. е. с момента убийства им Гауматы; эламский же вариант указывает, что речь идет о событиях, предшествовавших воцарению Дария, о его деятельности до свержения Гауматы. В этом случае эламский переводчик как бы уточняет выражение оригинала.

14. Возможно, что Дарий ограничился таким выражением не только из-за своей враждебности к Камбизу, но и по другой причине. Акад. В. В. Струве («История древнего Востока», М.-Л., 1941, стр. 374) полагает, что Камбиз пал жертвой заговора в войске. Если это так, то Дарий, который был личным копьеносцем Камбиза в Египте (Her., III, 139), мог бы более ясно рассказать о характере смерти Камбиза. Геродот свидетельствует, что известие о восстании Смердиса «против Камбиза в войске последнего в Египте было встречено с сочувствием. Возможно, что знать в войске Камбиза, услышав о восстании Смердиса и полагая, что он будет вести угодную ей политику, устранила Камбиза, который боролся против привилегий родовой знати, стремясь к централизации государства. Из Бехистунской надписи, Геродота и Ктесия, а также и из общего хода событий мы видим, что не только массы персидского народа, но вначале также и сами Ахемениды и вся персидская знать единодушно перешли на сторону Гауматы. К этому времени персидская знать еще не составила себе определенного мнения о политике Гауматы, который пока был занят борьбой против Камбиза. Вряд ли сообщение Иоанна Антиохийского (Müller, FHG, IV, р. 552), что Камбиз был убит магами, основано на каком-либо достоверном источнике. Во всяком случае Бехистунская надпись, Геродот, Ктесий, Трог Помпей дают другую картину. Поэтому неправ был Юсти (см.: ZDMG, 31, 1897, S. 237), считая убийство Камбиза делом подосланных Гауматой людей.

15. Е. Meyer, Geschichte des Aitertums, III, 1937, S. 189.

16. В.В. Струве, Геродот и политические течения в Персии эпохи Дария 1 (ВДИ, 1948, № 3), стр. 12 сл.

17. В.В. Струве, Восстание в Маргиане при Дарии I (ВДИ, 1949, N° 2), стр. 19.

rec.gerodot.ru

Бехистунская надпись

Я — Дарий, царь великий, царь царей, царь в Персии, царь стран, сын Виштаспы, внук Аршамы, Ахеменид.

Говорит Дарий-царь: «Мой отец — Виштаспа, отец Виштаспы Аршама, отец Аршамы — Ариарамна, отец Ариарамны — Чишпиш, отец Чишпиша — Ахемен. Поэтому мы называемся Ахеменидами. Искони мы пользуемся почетом, искони наш род был царственным. Восемь [человек] из моего рода были до меня царями. Я — девятый. Девять нас были последовательно царями. По воле Ахурамазды я — царь. Ахурамазда дал мне царство.

Следующие страны мне достались, по воле Ахурамазды я стал над ними царем: Персия, Элам, Вавилония, Ассирия, Аравия, Египет, [страны у моря], Лидия, Иония, Мидия, Армения, Каппадокия, Парфия, Дрангиана, Арейя, Хорезм, Бактрия, Согдиана, Гайдара, Сака, Саттагидиш, Арахозия, Мака: всего 23 страны.

Эти страны мне достались. По воле Ахурамазды [они] стали мне подвластны, приносили мне дань. Все, что я им приказывал, — ночью ли, днем ли — они исполняли. В этих странах [каждого] человека, который был лучшим, я ублаготворял, [каждого] кто был враждебен, я строго наказывал. По воле Ахурамазды эти страны следовали моим законам. [Все], что я им приказывал, они исполняли. Ахурамазда дал мне это царство. Ахурамазда помог мне, чтобы я овладел этим царством. По воле Ахурамазды этим царством я владею».

Говорит Дарий-царь: «Вот, что мною сделано после того, как я стал царем.

Камбиз, сын Кира, из нашего рода, был здесь царем. У Камбиза был брат, по имени Бардия, от одной матери, одного отца с Камбизом. Камбиз убил Бардию. Когда Камбиз убил Бардию, народ не знал, что Бардия убит. Между тем Камбиз отправился в Египет. Когда Камбиз отправился в Египет, народ возмутился, и было великое зло в стране, и в Персии, и в Мидии, и в других странах.

Потом появился человек, маг 1 по имени Гаумата. Он восстал в Пишияуваде, у горы по имени Аракадриш. Это было в 14-й день месяца вияхна [март 522 г.], когда он восстал. Народ он так обманывал: «Я — Бардия, сын Кира, брат Камбиза». Тогда весь народ взбунтовался и перешел от Камбиза к нему, и Персия, и Мидия, и другие страны. Он захватил царство. Это было в 9-й день месяца уармапада [апрель 522 г.], когда он захватил царство. Вслед за тем Камбиз умер своею смертью.

Царство, которое Гаумата-маг отнял у Камбиза, принадлежало исконно нашему роду. И Гаумата-маг отнял у Камбиза и Персию, и другие страны, захватил [их], присвоил себе, стал царем. Не было человека — ни перса, ни мидянина, ни кого-либо из нашего рода — кто мог бы отнять царство у Гауматы-мага. Народ очень его боялся, что он перебьет многих, которые прежде знали Бардию, дабы никто не узнал, что он — не Бардия, сын Кира. Никто не осмеливался сказать что-либо против Гауматы-мага, пока я не прибыл. Затем я помолился Ахурамазде. Ахурамазда мне помог. Это было в 10-й день месяца багаядиш [сентябрь 522 г.], когда я с немногими людьми убил Гаумату-мага и виднейших его приверженцев в крепости, называемой Сикаяуватиш, в индийской местности Нисайя. Царство у него я отнял. По воле Ахурамазды я стал царем. Ахурамазда дал мне царство. Царство, которое было отнято у нашего рода, я вернул, восстановил его в прежнем виде. Святилища, которые Гаумата-маг разрушил, я восстановил. Я вернул народу [его] достояние: скот, домашнюю челядь, фамильные владения, которые Гаумата-маг у него отнял. Я восстановил страну в прежнем виде, и Персию, и Мидию, и другие страны. То, что было отнято, я вернул обратно. По воле Ахурамазды это я совершил. Я добился того, чтобы дом [престол] наш восстановить на прежнее место, чтобы Гаумата-маг не захватил наш престол.

Вот, что я сделал после того, как стал царем».

Говорит Дарий-царь: «Когда я убил Гаумату-мага, то один человек, по имени Ассина, сын Упадармы, восстал в Эламе. Он говорил народу: «Я — царь Элама». Тогда эламиты взбунтовались, перешли к этому Ассине; он стал царем в Эламе.

И один человек, вавилонянин, по имени Надинтабайра [Нидин-ту-Бел], сын Анири, восстал в Вавилоне. Народ он так обманывал: «Я — Навуходоносор, сын Набонида». И тогда народ вавилонский весь перешел к этому Надинтабайре. Вавилон взбунтовался, [и] он захватил власть в Вавилоне.

Тогда я послал [людей] в Элам. Тот Ассина, связанный, был приведен ко мне. Я его умертвил.

После этого я отправился в Вавилон против Надинтабайры, который называл себя Навуходоносором. Войско Надинтабайры занимало [реку] Тигр. Там оно стояло, и река была непроходима вброд (?). Тогда я посадил войско на меха, других на верблюдов и лошадей. Ахурамазда мне помог. По воле Ахурамазды мы перешли Тигр. Там разбил я наголову войско Надинтабайры. Это было в 24-й день месяца ассиядия [декабрь 522 г.], когда мы дали сражение.

После этого я направился в Вавилон. Не доходя до Вавилона — [там есть] город, называемый Зазана, на Евфрате — туда прибыл с войском тот Надинтабайра, называвший себя Навуходоносором, чтобы дать мне сражение. Затем сражение мы дали. Ахурамазда мне помог. По воле Ахурамазды я разбил наголову войско Надинтабайры. Враг был загнан в воду. Вода его увлекла. Это было во 2-й день месяца анамака [декабрь 522 г.], когда мы дали сражение. Надинтабайра с немногими всадниками бежал и прибыл в Вавилон. Тогда я направился в Вавилон. По воле Ахурамазды я взял· Вавилон и захватил Надинтабайру. Затем я этого Надинтабайру умертвил в Вавилоне.

Пока я был в Вавилоне, следующие страны от меня отложились: Персия, Элам, Мидия, Ассирия, Египет, Парфия, Маргиана, Саттагидия, Сака.

Один человек, по имени Мартия, сын Чичихриша из города Куганака в Персии, восстал в Эламе. Он говорил народу: «Я — Иманиш, царь Элама». Я был тогда близко от Элама. Эламиты меня побоялись, схватили Мартию, который стал у них главой, и убили его.

Один человек, по имени Фравартиш 2 , мидянин, восстал в Мидии. Народу он так говорил: «Я — Хшатрита, из рода Увахштры. Тогда индийское войско, которое [находилось] во дворце, отложилось от меня и перешло к Фравартишу. Он стал царем в Мидии.

Персидское и мидийское войско, которое было при мне, было незначительно. Тогда я отправил войско. Перса Видарну, моего подчиненного, я сделал над ними начальником [и] так им сказал: «Идите [и] разбейте то мидийское войско, которое не признает меня». Затем Видарна отправился с войском. Когда он прибыл в Мидию, [то] у города, называемого Маруш, там дал он сражение мидянам . Ахурамазда мне помог. По воле Ахурамазды мое войско разбило наголову мятежное войско. Это было в 27-й день месяца анамака [январь 521 г.], когда произошло сражение. После этого войско мое поджидало меня в местности, называемой Кампада, в Мидии, пока я не прибыл в Мидию.

Армянина, по имени Дадаршиш, моего подчиненного, я послал в Армению [и] так ему сказал: «Иди и разбей мятежное войско, [которое] не признает меня». После этого Дадаршиш отправился. Когда он прибыл в Армению, мятежники собрались [и] двинулись против Дадаршиша, чтобы сразиться [с ним]. У селения Зуза в Армении они дали бой. Ахурамазда мне помог. По воле Ахурамазды войско мое разбило наголову мятежное войско. Это было в 8-й день месяца туравахара [май 521 г.], когда произошло сражение. Второй раз мятежники собрались [и] двинулись против Дадаршиша, чтобы сразиться [с ним]. У крепости, называемой Тигра, в Армении, там они дали бой. Ахурамазда мне помог. По воле Ахурамазды войско мое разбило наголову мятежное войско. Это было 18-й день месяца туравахара [май 521 г.], когда произошло сражение.

В третий раз мятежники собрались [и] двинулись против Дадашиша, чтобы сразиться [с ним]. У крепости, называемой Виам в Армении, там они дали бой. Ахурамазда мне помог. По воле Ахурамазды войско мое разбило наголову мятежное войско. Это был 9-й день месяца тайгарчиш [июнь 521 г.], когда произошло сражение. Затем Дадаршиш поджидал меня в Армении, пока я не прибыл в Мидию.

Перса, по имени Ваумису, моего подчиненного, я послал в Армению [и] так ему сказал: «Иди и мятежное войско, которое не признает меня, разбей». После этого Ваумиса отправился. Когда он достиг Армении, мятежники собрались [и] двинулись против Ваумисы, чтобы сразиться [с ним]. В местности, называемой Изара, в Ассирии, — там они дали бой. Ахурамазда мне помог. По воле Ахурамазды войско мое разбило мятежное войско наголову. Это было в 15-й день месяца анамака [декабрь 522 г.], когда произошло сражение.

Второй раз мятежники собрались [и] двинулись против Ваумисы, чтобы сразиться [с ним]. В местности, называемой Аутиара, в Армении, там они дали бой. Ахурамазда мне помог. По воле Ахурамазды войско мое разбило мятежное войско наголову. Это было на исходе месяца туравахара [июнь 521 г.], когда произошло сражение. Затем Ваумиса до тех пор поджидал меня в Армении, пока я не прибыл в Мидию.

Затем я выступил из Вавилона и направился в Мидию. Когда я прибыл в Мидию, то в город, называемый Кундуруш в Мидии, — туда тот Фравартиш, который называл себя царем Мидии, двинулся с войском, чтобы сразиться со мной. Затем мы вступили в бой. Ахурамазда мне помог. По воле Ахурамазды войско Фравартиша я разбил наголову. Это было в 25-й день месяца адукапиш [осень 521 г.], когда мы дали сражение.

Фравартиш с немногими всадниками бежал и направился в местность, называемую Рага, в Мидии. Тогда я послал вслед ему войско. Фравартиш был схвачен и приведен ко мне. Я отрезал ему нос, уши и язык и выколол ему глаза. Его держали в оковах у моих ворот [и] весь народ его видел. Затем в Экбатане я посадил его на кол, и людей, которые были его виднейшими приверженцами, я распял (?) в крепости, в Экбатане.

Один человек, по имени Чиссатахма, сагартиец, восстал против меня. Он так говорил народу: «Я — царь Сагартии, из рода Увахштры». Тогда я послал персидское и мидийское войско; мидийца Тахмаспаду, моего подчиненного, сделал над ним начальником [и] так им сказал: «Идите [и] мятежное войско, которое не признает меня, разбейте». Тахмаспада с войском двинулся и вступил в бой с Чиссатахмой. Ахурамазда мне помог. По воле Ахурамазды войско мое разбило мятежное войско наголову, захватило Чиссатахму [и] привело его ко мне.

Затем я отрезал ему нос и уши и выколол ему глаза. Его держали в оковах у моих ворот [и] весь народ его видел. После этого я посадил его на кол в Арбеле.

Вот, что я совершил в Мидии».

Говорит Дарий-царь: «Парфия и Гиркания отложились от меня [и] примкнули к Фравартишу. Мой отец Виштаспа был в Парфии. Народ его покинул [и] взбунтовался. Тогда Виштаспа двинулся с войском, которое [оставалось] ему верным, [и] у города Вишпаузатиш в Парфии дал бой парфянам. Ахурамазда мне помог. По воле Ахурамазды Виштаспа разбил наголову мятежное войско, было в 22-й день месяца вияхпа [февраль 521 г.], когда произошло сражение.

Затем я послал к Виштаспе персидское войско из [местности] Рага. Когда войско прибыло к Виштаспе, то Виштаспа принял это войско [под свое начальство], двинулся [и] у города Патиграбана в Парфии дал бой мятежникам. Ахурамазда мне помог. По воле Ахурамазды Виштаспа разбил мятежное войско наголову. Это было в 1-й день месяца гарманада [апрель 521 г.], когда произошло сражение. После этого страна стала моей. Вот, что мною сделано в Парфии».

Говорит Дарий-царь: «Страна, называемая Маргианой, отложилась от меня. Один человек, по имени Фрада, маргиаш, был провозглашен ими правителем. Тогда я послал к персу Дадаршишу, моему подчиненному, сатрапу в Бактрии, [и] так ему сказал: «Иди [и] разбей войско, которое не признает меня». Дадаршиш войском двинулся [и] дал бой маргианам. Ахурамазда мне помог! По воле Ахурамазды войско мое разбило мятежное войско наголову. Это было в 23-й день месяца ассиядия [декабрь 521 г.], произошло сражение.

После этого страна стала моей.

Вот, что мною сделано в Бактрии».

Говорит Дарий-царь: «Один человек, по имени Вахиаздата, находившийся в городе Тарава в местности Иаутия, в Персии, вторым восстал в Персии. Народу он так говорил: «Я — Бардия, сын Кира». Тогда персидское войско, которое было на месте (?) изменило, стало мятежным, перешло к Вахиаздате. Он стал царем в Персии.

Затем я послал персидское и индийское войско, которое было при мне. Перса Артавардию, моего подчиненного, я сделал над ним начальником. Остальное персидское войско пошло со мной в Мидию, Артавардия с войском отправился в Персию. Когда он прибыл в Персию, к городу Раха в Персии, — туда двинулся с войском Вахиаздата, называвший себя Бардией, чтобы сразиться с Артавардией.

Затем они вступили в бой. Ахурамазда мне помог. По воле Ахурамазды войско мое разбило войско Вахиаздаты наголову. Это было в 12-й день месяца туравахара [май 521 г.], когда произошло сражение.

Вахиаздата с немногими всадниками бежал и прибыл в Пишияваду. Оттуда он взял войско [и] снова двинулся против Артавардии, чтобы сразиться [с ним]. У горы, называемой Парга, они вступили в бой. Ахурамазда мне помог. По воле Ахурамазды войско мое разбило войско Вахиаздаты наголову. Это было в 5-й день месяца гармапада [июнь 521 г], когда произошло сражение. Вахиаздату он захватил и захватил также людей, которые были его виднейшими приверженцами. Затем я Вахиаздату и людей, которые были его виднейшими приверженцами, посадил на кол в городе, называемом Увадайчайя, в Персии.

Вот, что мною совершено в Персии».

Говорит Дарий-царь: «Тот Вахиаздата, который называл себя Бардией, послал войско в Арахозию, против сатрапа Арахозии, моего подчиненного, перса Виваны, и одного человека сделал над ним [войском] начальником; так им сказал: «Идите, разбейте Вивану и то войско, которое признает [своим] царем Дария». Затем войско, посланное Вахиаздатой, двинулось против Виваны, чтобы сразиться [с ним]. Крепость, называемая Капишаканиш, — там дали бой. Ахурамазда мне помог. По воле Ахурамазды войско мое разбило мятежное войско наголову. Это было в 13-й день месяца анамака [январь 520 г.], когда произошло сражение.

Снова мятежники собрались (и) двинулись против Виваны, чтобы сразиться [с ним]. Местность, называемая Гандутава, — там они дали бой. Ахурамазда мне помог. По воле Ахурамазды войско мое разбило мятежное войско наголову. Это было в 7-й день месяца вияхна [март 520 г.], когда произошло сражение.

После этого человек, который был начальником того войска, которое Вахиаздата послал против Виваны, бежал с немногими всадниками и прибыл в крепость, называемую Аршада, в Арахозии. Тогда Вивана с войском двинулся по его следам, захватил его и его виднейших приверженцев [и] умертвил [их]. После этого страна стала моей.

Вот, что мною сделано в Арахозии».

Говорит Дарий-царь: «Пока я был в Персии и Мидии, вавилоняне второй раз отложились от меня. Один человек, по имени Арха, армянин, сын Халдита, восстал в Вавилоне, в местности, называемой Дубала.

Народ он так обманывал: «Я — Навуходоносор, сын Набонида». Тогда вавилонское войско отложилось от меня [и] перешло к тому Архе. Он захватил Вавилон. Он стал царем в Вавилоне.

После этого я послал войско в Вавилон. Перса Виндафарну, моего подчиненного, сделал над ним начальником. Так им сказал: «Идите и разбейте вавилонское войско, которое не признает меня». Виндафарна с войском двинулся в Вавилон. Ахурамазда мне помог. По воле Ахурамазды Виндафарна разбил вавилонян и захватил [их в плен]. Это было в 22-й день месяца варказана [ноябрь 521 г.], когда он захватил того Арху, который называл себя Навуходоносором, и людей, которые были его виднейшими приверженцами. Затем я распорядился, [чтобы] этот Арха и его виднейшие приверженцы были в Вавилоне посажены на кол.

Вот, что мною совершено в Вавилоне».

Говорит Дарий-царь: «Вот, что я совершил по воле Ахурамазды в течение одного года. После того, как я стал царем, я дал 19 сражений. По воле Ахурамазды я разбил [противников] и захватил в плен 9 царей:

Один был Гаумата-маг; он обманывал, говоря так: «Я — Бардия, сын Кира». Он взбунтовал Персию.

Один — Ассина, эламит; он обманывал, говоря так: «Я — царь». Он взбунтовал Элам.

Один — Надинтабайра, вавилонянин; он обманывал, говоря так: «Я — Навуходоносор, сын Набонида». Он взбунтовал Вавилон.

Один — Мартия, перс; он обманывал, говоря так: «Я — Иманг, царь Элама». Он взбунтовал Элам.

Один — Фравартиш, мидянин; он обманывал, говоря так: «Я — Хшатрита, из рода Увахштры». Он взбунтовал Мидию.

Один — Чиссатахма, сагартиец; он обманывал, говоря так: «Я царь Сагартии, из рода Увахштры». Он взбунтовал Сагартию.

Один — Фрада, маргианин; он обманывал, говоря так: «Я — царь Маргианы». Он взбунтовал Маргиану.

Один — Вахиаздата, перс; он обманывал, говоря так: «Я — Бардия, сын Кира». Он взбунтовал Персию.

Один — Арха, армянин; он обманывал, говоря так: «Я — Навуходоносор, сын Набонида». Он взбунтовал Вавилон.

Этих 9 царей я захватил в тех битвах.

Эти страны, которые стали мятежными, — ложь сделала их мятежными, потому что они [самозванцы] обманывали народ — Ахурамазда их предал в мои руки. Как мне было угодно, так я с ним поступил».

Говорит Дарий-царь: «О ты, который будешь со временем царем, крепко оберегай себя от лжи. Человека, который будет лжецом, строго наказывай, если хочешь, чтоб страна твоя была невредимой».

Говорит Дарий-царь: «Вот, что я совершил по воле Ахурамазды, совершил в течение одного года. Ты, который со временем прочтешь эту надпись, верь тому, что мною сделано, не считай [это] ложью.

Клянусь Ахурамаздой, что все это — правда, а не ложь, что мною сделано в течение одного года.

По воле Ахурамазды мною совершено еще многое другое, не написанное на этой надписи. Не написанное потому, чтобы тому, кто со временем будет читать эту надпись, не показалось, что слишком много мною сделано, [настолько], что он не поверит, сочтет за ложь.

Те, кто прежде были царями, ими не сделано столько, сколько мною сделано по воле Ахурамазды в течение одного только года.

Верь тому, что мною сделано, народу скажи, не скрывай. Если ты этот манифест не скроешь, [а] сообщишь народу, Ахурамазда да будет тебе другом, да умножится твой род, [и] да будешь долголетен.

Если этот манифест ты скроешь [и] не сообщишь народу, — да поразит тебя Ахурамазда, и да прекратится твой род».

Говорит Дарий-царь: «Вот, что я совершил в течение одного года; совершил по воле Ахурамазды, Ахурамазда мне помог и другие боги, которые есть. Потому мне помог Ахурамазда и другие боги, какие есть, что я не был злодеем, не был лжецом, не был обманщиком, ни я, ни мой род. Я следовал справедливости. Ни слабому, ни сильному я не делал зла. Человека, который старался для моего дома, я благодетельствовал, того, кто вредил, я строго наказывал».

Говорит Дарий-царь: «Ты, кто будешь со временем царем, для человека, который является лжецом, обманщиком, не будь другом, строго его наказывай».

Говорит Дарий-царь: «Ты, кто со временем увидишь эту надпись, которую я написал, или эти изображения, не разрушай их, но оберегай, пока можешь.

Если ты увидишь эту надпись и эти изображения [и] не разрушишь их, но по мере сил будешь оберегать, то Ахурамазда да будет тебе другом, и да умножится твой род, и да будешь долголетен, и что ты делаешь — Ахурамазда да возвеличит.

Если [же] ты увидишь эту надпись и эти изображения [и] разрушишь их и по мере сил не будешь оберегать, то Ахурамазда да поразит тебя, да уничтожит твой род, и то, что ты делаешь, да ниспровергнет».

Говорит Дарий-царь: «Вот те мужи, которые были при мне, когда я убил Гаумату-мага, который называл себя Бардией, тогда эти мужи действовали со мною [в качестве] моих приверженцев: Виндафарна, сын Вайаспары, перс; Утана, сын Тухры, перс; Гаубарува, сын Мардунии, перс; Видарна, сын Багабигны, перс; Бага-бухша, сын Дадухии, перс; Ардуманиш, сын Вахауки, перс 3 .

Ты, кто будешь со временем царем, оберегай потомство этих мужей».

Говорит Дарий-царь: «По воле Ахурамазды вот надпись, которую я сделал. Сверх того она была [исполнена] по-арийски (?) и на пергамене, и на коже. Кроме того, я сделал [написал] мою родословную. И [все это] было написано и зачитано передо мной. После этого я разослал эти надписи повсюду. Народ повсюду был доволен 4 .

Вот, что я совершил в тот третий (?) год после того, как я стал царем. Страна Элам взбунтовалась. Одного человека, по имени Атамайта, они сделали правителем. После этого я послал войско в Элам. Перса Гаубаруву, моего подчиненного, сделал над ним начальником. После этого Гаубарува с войском отправился в Элам (и) дал бой эламитам. Он разбил и разгромил эламитов и схватил их правителя и привел его ко мне, и я его умертвил. После этого страна стала моей».

Говорит Дарий-царь: «Те эламиты были неверные и не чтили Ахурамазду. Я (же) чтил Ахурамазду. По воле Ахурамазды я поступил с ними, как хотел».

Говорит Дарий-царь: «Кто будет чтить Ахурамазду, пока он в силах, тот будет блажен при жизни и по смерти».

Говорит Дарий-царь: «После этого я отправился с войском в страну Сака, против саков, которые носят островерхие шапки 6 . После этого, когда я подошел к реке 7 , я переправился на плотах. После этого я разбил саков наголову. Предводителя их, по имени Скунха, схватили и привели ко мне. Тогда я сделал другого над ними главой, как было мое желание. После этого страна стала моей».

Говорит Дарий-царь: «Те саки были неверными и не чтили Ахурамазду. Я [же] чтил Ахурамазду. По воле Ахурамазды я поступил с ними, как хотел».

Перевод с древнеперсидского текста сделан по изданию: Kent R. Old Persian. New Haven, 1950.

1. Маги — жрецы и члены жреческой касты в древнем Иране, играли большую роль в его социальной и политической жизни; другое значение слова «маг» — астролог, чародей, волшебник и т. п. — получило распространение в эллинистический период и к основным функциям самого иранского жречества прямого отношения не имеет.

2. Фравартиш — Фраорт у античных авторов.

3. Об этих знатных персах, участвовавших в заговоре вместе с Дарием, известно и по данным античных авторов, описывавших те же события. Наиболее точный список имен дает Геродот, хотя и он не знает Ардуманиша, называя вместо него Аспатина. Ошибка вызвана тем, что последний также занимал высокое положение при Дарии (и изображен на одном из его рельефов с надписью, дающей персидскую форму имени Аспатина: Аспачана) Остальные носят у Геродота имена: Интафрен (Виндафарна), Отана (Утана) Гобрий (Гауб[а]рува), Гидарн (Видарна), Мегабиз (Багабухша).

4. Текст этого абзаца сохранился плохо и в отдельных местах по-разному восстанавливается и понимается исследователями. Некоторые из них полагают, что тут идет речь о введении древнеперсидской письменности (клинописи); другие считают, что она существовала уже до Дария I, а в данном тексте говорится, в частности, об изложении содержания надписи также по-арамейски, алфавитным письмом на коже и иных материалах.

5. Пятый столбец надписи повествует о событиях более поздних, чем описанные в столбцах 1-4, и добавлен несколько лет спустя.

6. Имеются в виду саки Тиграхауда.

7. Считают, что это река (или вообще некое водное пространство) Амударья, или Узбой, либо (что предпочтительнее) Сырдарья.

rec.gerodot.ru

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.